Земство

17 сентября 2015 г. в 02:08

Москва. Конец 1993 или начало 1994 года.
Вторая часть (записи первой части нет).
Отекстовка: Сергей Пилипенко, сентябрь 2015.

Добрый вечер, дорогие друзья мои! Я продолжаю разговор о соборных и земских традициях России. Прошлый раз мы говорили о земской традиции домонгольской Руси и удельных веков. О ней можно прочитать и в работах Ключевского «Боярская дума древней Руси» и «История сословий в России». Изучить земские и соборные традиции можно также в очень хорошей работе академика Черепнина «Земские соборы». А я только что выпустил статью, посвященную нашей национальной политической традиции, в номерах 3 и 4 журнала «Воскресенье. Новая Россия» (журнал издавался с 1992 по 2010 годы, 4 номера в год). А в начинающемся году (1994) я выпущу специальную статью о земских соборах в журнале «Москва».

Сегодняшняя тема касается уже единого русского государства, государства XV-XVII веков. Итак, с XV века, с царствования первого нашего государя, великого создателя нашей державы Иоанна Третьего начинается история единой России. Когда Иоанн Третий создал державу, она управлялась государем (монархом) совместно с боярской думой (аристократией). Земская традиция (низовая демократия) сохранялась на местах, в городе, сотнях и слободах, а в сельской местности — в традициях местного схода.

И тут выяснилось, что для огромной державы, которая состоит из бывших удельных княжеств, это слишком узкая база. И вот почему. Все политические системы хорошо работают до тех пор, пока сограждане лично знают политика. Очень малое государство, размером с небольшой город, может управляться одним монархом. Он почти со всеми знаком, а все знакомы с ним. Государство чуть побольше может управляться аристократией. Аристократия, представители родовой знати, тесно, патриархально связаны со своими подданными. Аристократическая традиция всегда очень высоко ценилась русским народом. Неслучайно народное название представителя знати «барин» происходит отнюдь не от слова «дворянин» времен дворянской России, а от древнего слова «боярин». Наконец, вечевая республика (то есть демократия) тоже может управляться непосредственно. Но на вечевой площади могут собраться 8-10 тысяч человек, а десятки тысяч уже никак не могут. Потому, если невозможна прямая демократия, то чрезвычайно важно, чтобы избиратели лично знали того, кого они избирают. Ежели этот принцип личного знакомства нарушается, то между депутатом и избирателем протискивается либо бюрократ, либо ловкая шайка, называемая «политической партией», и демократический принцип нарушается. Кстати, по-русски депутат называется «гласным», то есть имеющим голос.

Так вот, Россия Иоанна Третьего — это очень большая страна. И царь стал дальше от своих подданных, и даже боярин в Москве отдалился от своих сограждан, например, в Суздале или Твери. И в середине века, в 40-е годы проходит огромная земская реформа, по всей Русской земле устанавливается единообразное земское самоуправление. Сограждане, владельцы домов, самостоятельные домохозяева, главы семейств избирают одного из местных дворян «земским старостой» и нескольких крепких, всем известных зажиточных крестьян «земскими целовальниками», его помощниками. Они и управляют всеми местными делами. А дела полицейские и уголовные так же точно доверяются «губному старосте» и «губным целовальникам». Вот она — русская демократия.

В 1550 году созывается первый полноправный земский собор (общенациональная демократия), куда входят выборные от городов и волостей Русской земли. Земские соборы играли огромную роль в русской политической жизни XVI и XVII веков. Конечно, был перерыв на тяжелую Ливонскую войну и страшную тиранию Ивана Четвертого. Но после смерти тирана в 1584 году немедленно созвали собор.

Чем занимались соборы? Во-первых, они утверждали на престоле каждого царя. Думаю, все мои слушатели знают, что был избран на престол не только Михаил Федорович, первый царь династии Романовых, но и Борис Федорович, первый в династии Годуновых. Однако, вероятно, не все знают, что уже Федор Иоаннович, законный сын и прямой наследник Ивана Четвертого, был тоже избран на престол в 1584 году. Тиран умер, и сословия тут же проявили определенную ревность о государственных делах, заявили некоторое право на соучастие, ибо второй тирании никто не хотел, притом что царь Федор был всем известного доброго нрава, в высшей степени достойным человеком и государем. Итак, начиная с царя Федора Иоанновича и кончая царем Петром Алексеевичем, будущим Петром Первым, все русские цари утверждались земскими соборами.

Во-вторых, земские соборы решали вопрос о принятии в подданство. Например, в 1653 году земский собор в царствование Алексея Михайловича согласился принять в подданство, по многочисленным и долговременным просьбам, малороссов во главе с гетманом Богданом.

В-третьих, земские соборы принимали важнейшие законы. Так, в 1648-49 году проходил знаменитый Уложенный собор, на котором принимался свод законов Русского государства — Соборное уложение.

В-четвертых, земские соборы решали вопрос о ведении войн и много других вопросов. В частности, в периоды беспорядков земские соборы созывались для общенационального примирения. Царь мог не созывать земский собор, но созывал, предпочитал работать с земским собором.

И боярская дума, аристократический совет, аристократическая палата Московского государства тоже считала, что гораздо спокойнее, хотя и менее удобно работать с земским собором. То есть, мы снова стали государством с монархией, аристократией и демократией, но уже единым государством.

Кого избирали в состав земских соборов? Кто их составлял? Собор состоял как бы из двух палат, они иногда и заседали врозь. Верхнюю палату не выбирали. Это боярская дума в полном составе и «освященный собор». Освященный собор — это по русской традиции не только все епископы, но и архимандриты с игуменами наиболее уважаемых монастырей. Бывали и представители приходского духовенства, наиболее влиятельные протоиереи. По крайней мере Благовещенский протопоп, духовник царя, присутствовал на любом соборе. А вторая как бы палата земского собора избиралась от провинциальных дворян и городского (посадского) населения. Например, в Уложенном соборе Рязанское дворянство давало двух представителей, а Рязанский посад — одного. Всего, однако, за счет крупных городов число городских представителей, купеческих и посадских выборных приближалось к числу провинциальных дворян. Крестьяне в земских соборах, как правило, не участвовали. Но в период Смуты в состав собора «Совет всея земли», который управлял с 1611 по 1613 год, входили и крестьяне. Вот наша старинная традиция.

К сожаленью, вторая тирания в русской истории изломала нашу национальную традицию. С Петра Первого не только не созывается земский собор, но и земское самоуправление разрушено и заменено бюрократией. Оттуда большая часть бед Русской земли. Заметим, однако, что реформы царя-освободителя Александра Второго восстановили земское самоуправление. И мы стояли на пороге возврата к традиции земского собора. Но преступные бомбы народовольцев оборвали жизнь великого государя-реформатора, который, как мы можем сейчас видеть, вопреки тому, что об том говорят, не переносил западные институты на русскую почву, а восстанавливал русскую традицию солидарности, сотрудничества монархии, аристократии и демократии, чего я и нам всем желаю в самом ближайшем будущем.

Хочу отметить важную для православных слушателей деталь. Наша соборная традиция — явление очень сложное. Как и во всей Вселенской церкви, у нас, естественно, были и церковные соборы. Но на русской почве наши поместные церковные соборы во все времена включали много мирян. Мы можем видеть это в 1311 году на примере Переславского собора по поводу обвинений, возведенных на святителя Петра, митрополита Киевского, можем видеть это и в других церковных соборах.

А соборы чисто политические, земские, которые собирались все чаще, и, вероятно, превратились бы в постоянно действующие, всегда обязательно включали епископат и освященный собор наиболее авторитетных представителей духовенства. То есть, у нас, нету четкой грани между земским собором и церковным. Это, пожалуй, особенность России. Нигде, пожалуй, жизнь поместной церкви не была так близка к политической демократии. Это очень важная деталь.

И еще одна интересная деталь. А что было низшей ячейкой в нашей земской демократической традиции? Что было самым низшим звеном нашей демократии? Всегда, по крайней мере со времен окончательного крещения Руси, превращения Руси в христианскую страну низшей ячейкой демократии был церковный приход. В сельской местности церковный приход — это просто сельский сход. В городах церковные приходы — это основа городского административного деления. Церковный приход — это и есть первое объединение демократии. Потому на пути к восстановлению земства, на пути к восстановлению демократии нам необходимо восстановить приход. А в настоящем приходе, о чем мы обязательно не раз еще будем говорить, не только прихожане батюшку знают, а батюшка прихожан, но и друг друга все знают, и семьями дружат, и детей друг друга как-то опекают. У настоящего прихода есть своя общинная жизнь. Вот это наипервейшая задача нашего времени.

Итак, демократия есть термин не ругательный, демократия — это старинная русская политическая традиция и форма правления, не противоречащая монархии и русскому монархизму. И для восстановления демократии необходимо восстановить церковный приход, изучать традиции нашего земства и земских соборов, и понять, что демократия возможна только тогда, когда четко определенно, кто же есть полноправный гражданин. А если полноправными гражданами под предлогом сохранения «прав человека» объявляют все население, то есть уклонившихся от воинской службы, пьяниц, умственно неполноценных, то никакой демократии у вас нет и никогда не будет.

Вот основы нашей соборной традиции.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532