Вавилон и Ассирия

18 августа в 16:35

Москва. 2002 год.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, август 2018.

(в записи нету начала лекции)

Впрочем, у нас совсем не та же самая ситуация сейчас. Азербайджанцы не моложе нас и не пассионарнее нас. И не низкое качество русского народа виновно в том, что происходит у нас, а низкое качество москвичей.

Я сейчас проведу еще одну параллель. Халдеи энергично учились, энергично предпринимательствовали. Для того в торгово-ремесленном (прежде всего торговом) и даже банковском городе была прекрасная возможность. Они энергично служили (прислуга всегда нужна) и оттесняли амореев. А в небольших городах Вавилонской области, то есть в средней Месопотамии просто захватывали положение, и во главе городов оказывались халдеи. Амореи были неспособны поставить их на место. «Пошел на свое халдейское место!» Хорошо звучит, правда? Или «Халдейская твоя рожа!» Амореи ябедничали, притом преимущественно самому сильному и самому влиятельному, то есть ассирийскому царю. В конце концов, ассирийский царь решил, что его время пришло. И был он абсолютно прав, на мой взгляд. «Хорошо, — сказал он, — я призову к порядку халдеев, и сам у вас буду править». И стал править. Надо сказать, что ассирийцы, народ жесткий и почти всегда жестокий, к Вавилону относились уважительно. Вавилон приобрел значение религиозного центра номер один. Они сажали в Вавилоне царем подчиненного ассирийскому царю одного из его сыновей, и тот принимал вавилонское имя. Там была совершенно другая традиция построения имен. А царское имя должно звучать.

Махнач опоздавшему студенту Павлу: Нельзя прерывать меня стуком и вопросом с извинением.

Сравните звучание ассирийского царского имени Синаххериб и вавилонского Мардук-алла-иддин. В Вавилоне была другая система построения имени. Ассирийский царевич получал вавилонское тронное имя, и вавилоняне нисколько не обижались. Если же ассирийский царь сам становился царем Вавилона, он все равно сохранял уважительное отношение и тоже в Вавилоне короновался вавилонским именем. То есть, в Ассирии он был царем царей под ассирийским именем, а в Вавилоне был царем под вавилонским именем.

Вавилон был включен в число четырех царских городов. Что то значило? Освобождение от налогов, это щедрый дар, подати не брали с Вавилона. Он стоял в одном ряду с Ашшуром, древней столицей Ассирии, аристократическим городом и религиозным центром, и Ниневией, упомянутой в Библии, в книге пророка Ионы, новой имперской столицей. Ашшур был для них подобен Киеву — матери городов русских. Я, правда, не помню, чтобы они говорили «Ашшур — мать городов ассирийских», но значение города было такое же. А Ниневия была Санкт-Петербургом, имперской столицей. Так вот, Вавилон получил статус царского города, и ни один царь Ассирии не стремился его отнять.

Но вавилонянам все было мало. Они интриговали, они портили отношения вавилонского царя с его отцом, ассирийским царем. Они соглашались быть под ассирийским царем, потому что в Вавилоне своего не наблюдалось, но хотели быть первыми, не одними среди первых, а первыми. Когда ассирийскому царю то надоело, последовал грозный окрик, а Вавилон нанял кучу войск (из тех же халдеев прежде всего) и устроил восстание. То было уже слишком. И грозный царь, прекрасный полководец, образованный человек, Синаххериб осадил Вавилон. С негодными вавилонскими средствами надо было сдаваться на милость. Может быть, ради величия Вавилона с вавилонян не стали бы живьем драть кожу, а только снесли бы двести-триста голов, подумаешь, ерунда какая, и все было бы в порядке. Вавилон был практически неприступен, на то и понадеялись. Но ассирийцы сами были высококультурным народом, прирожденные военные, они перенимали все военные, в том числе военно-инженерные достижения. И ассирийские инженеры просто изменили течение Евфрата и смыли Вавилон. Город был проклят на 70 лет. То есть, 70 лет на его месте никто не должен был жить. Вавилона не стало. Но произошло совершенно поразительное. В 689 году Синаххерибу еще оставалось время пожить, он скончался в 680 году. Но все последние годы жизни он не воюет, не совершает никаких походов. Он понял, что официальное проклятие — это одно, но вся Месопотамия, вся Передняя Азия тихо, молча, в страхе проклинает его — Синаххериба, в том числе его окружение, ибо он совершил неслыханное кощунство. Он сидит в своем дворце и не совершает никаких политических акций. В конце концов, за Вавилон отомстили, в итоге заговора Синаххериба убили два его старших сына. Ассирийцы не поняли убийства своего царя. Сыновья бежали в Ванское (протоармянское) царство, получили там поддержку, но были разбиты третьим сыном Асархаддоном. Он отомстил за отца, стал следующим царем и первым делом повелел восстановить Вавилон.

Что собою представлял этот новый Вавилон — Вавилон среднеассирийского периода, а главное, новоассирийского периода и последовавшего затем, не очень продолжительного (VII-VI века) нововавилонского, когда все-таки удалось разрушить и разорить Ассирию? То был поистине великий город. Во-первых, он стоял на двух берегах Евфрата. Это очень серьезно, очень. Например, Рим стоял на одном берегу Тибра до самого конца. Правда, на правом берегу был один квартал, но там всякая шушара селилась. Москва конечно древнее своей официальной даты основания — 1147 года. Москва, безусловно, существовала в X веке. Так вот, Москва только в конце XVI века переехала в Замоскворечье, после основания там стрелецких слобод. Псков даже сейчас выглядит городом, стоящим на одном берегу. Раньше все города стояли на одном берегу большой реки, речки не в счет. Евфрат более чем полноводная река, особенно в те времена. Замечательные трехъярусные плантации были на обоих берегах. Оросительные каналы, которыми питались эти плантации, тоже были на обоих берегах. И сам Вавилон тоже стоял на двух берегах Евфрата.

По тем временам он был действительно неприступен, по крайней мере для любых нормальных войск. Его окружала тройная стена со многими башнями, обеспечивающими прострел вдоль стены. Стены стояли довольно близко, и то разумно, не так близко, чтобы перекинуть мостик, но так близко, чтобы было удобно метать копья. Притом следующая стена была выше предыдущей. Потому, если вы изволили забраться на стену, то извольте получить мои камешки, мои копья со следующей, более высокой стены.

Но еще поразительнее было то, что через Евфрат был переброшен постоянный каменный мост. Мосты (не мостики) были в древности нечто священное, их почти не было. Обратите внимание, что в древнем Риме титул верховного жреца был «понтифекс максимус» — «наилучший строитель мостов» в переводе. Этот языческий титул унаследовал на всякий случай Римский папа. Это один из его титулов. Вы встречали наверняка, например, словосочетание «понтификат Пия XII-го», то есть время его пребывания на кафедре. Вот это титул языческого происхождения. Мосты были преимущественно деревянными. Среди деревянных, где дерева хватало, тысячелетия преобладали наплавные мосты, то есть лента плотов. В Москве наплавные мосты были единственными, их приходилось разбирать перед ледоставом и собирать после ледохода. Так было до середины XVII века, до строительства Всехсвятского моста, который иначе назывался Каменным. Очень долгое время он оставался единственным прочным мостом. А Москворецкий, с другой стороны Кремля, который вел в район торга на Красной площади, был наплавным и в XVIII веке. Даже римляне чаще строили деревянные мосты на каменных быках, хотя умели строить и каменные мосты. При императоре Ульпии Траяне они построили даже мост через Дунай. Но то было намного позже описываемых событий, Ульпий Траян — это уже II век христианской эры, через 900 лет. Прежде того почти никто не умел. Мы же говорим о начале VII века до Р.Х. На Вавилонском мосту уже тогда торговали. Наверное, там и началась эта традиция — торговля на всех крупных мостах. Когда был построен каменный мост через реку Неглинную в XVIII веке, архитектор князь Ухтомский сделал в каждом конце моста с двух сторон специальные площадки и каменные лавки на них, чтобы шалашики не громоздили. С такими вещами спорить бесполезно, никакая полиция не справится. И потому чтобы не было шалашиков, сделали каменные лавки у въезда и выезда с моста.

Через этот мост вела главная магистраль, имевшая также сакральное значение, ибо на правом берегу Евфрата она приводила к священным Воротам богини Иштар. Их реконструкцию вы все видели. Она находится в Берлине и всегда воспроизводится в нашем школьном учебнике истории древнего мира. Ворота целиком облицованы блестящими, глазурованными, синими изразцами с фигурами священных крылатых быков шеду, свиты бога-покровителя Вавилона Бела Мардука. «Бел» значит Господин, в смысле Господь. У финикийцев — «Бал».

Главных улиц было восемь. Они пересекались под прямым углом, были вымощены каменными плитами на всем протяжении. В Вавилоне ездили, не только повозки с товаром, с продовольствием, но и просто каждый состоятельный человек подпрыгивал на колеснице на этих плитах. Заметьте, в Афинах ходили пешком. В Риме и в имперское время ходили пешком. В Риме было вообще не положено ездить. Состоятельного человека носили в носилках рабы. Но пока римляне не развратились, в республике и в начале империи было совершенно неприличным, чтобы тебя носили рабы, если ты молод или средних лет, сколь бы ты ни был богат. Даже император со своей свитой ходил ножками. Вот когда полководец удостаивался триумфа, когда перед ним гнали пленных, несли трофеи, шли войска, тогда он в золотом венке ехал на колеснице. Вот Гней Помпей Магн был удостоен в своей жизни трех триумфов, три раза покатался по Риму. А по Вавилону ездили запросто.

Остальные улицы не мостились. Но Месопотамия не только страна финиковой пальмы, трехъярусных плантаций, Месопотамия — это еще и страна керамики, еще со времен культуры Убейда, то есть древнейшей культуры шумеров. Дело в том, что там с деревом плохо. Плодовые деревья бесценны. Лесов нет. Древесина была почти вся привозная. То было дорого. Потому устраивались, как могли. Камни, заметьте, в верхней Месопотамии еще есть, там же рядом Иранское нагорье. А в средней и нижней Месопотамии строительный камень — редкость. Потому тут культура керамическая — кирпич, горшок. Керамики производилось великое множество, на потоке, она была жутко дешевой. Потому если трескалась тарелочка или горшок, его немедленно выкидывали, прямо на улицу, но каждый хозяин обязан был поддерживать порядок — трамбовать улицу перед своим домом. А всякие небольшие растительные остатки, сухие листья, веточки в смеси с утрамбованной керамикой до сих пор у дорожников называются «идеальной смесью». Улицы и переулки были утрамбованы, потому их было очень легко подметать. Чистенько было в Вавилоне. На улицы выходили бесконечной протяженности глинобитные заборы, ограждения. В старых городах Средней Азии еще можно видеть сплошные глинобитные дувалы с обеих сторон улицы. Идешь по ним, как в коридоре, а сверху свисают ветки деревьев во дворах. На улице же совершенно ничего. В Вавилоне было красивее. Стены были расчленены лопатками, пилястрами. И чем состоятельнее был хозяин, тем он красивее устраивал въезд на свою территорию. А в общем все было только внутри. С улицы видны деревья, естественно, свешиваются кроны пальм, смоковниц. Может быть виден с улицы второй этаж. Вавилон практически одноэтажный город, почти не умели еще строить во много этажей. И конечно в городской тесноте везде были вторые этажи, но второй этаж был легким навесом, дающим скорее тень, чем фундаментальный этаж. Фундаментальными, кирпичными были обычно первые этажи. И не сильно отличался в этом и царский дворец, и комплекс храма Эсагила, главного храма Вавилона. Это огромный храмовый комплекс из многих, в основном невысоких построек.

Главная улица Иштар рассекала главный храм Вавилона. Это тоже производило очень сильное впечатление. Вы проезжаете, и с одной стороны видите комплекс храма Мардука Эсагила, а с другой стороны, с левой, если едете с правобережной, менее почетной части города, высится Этеменанки — Вавилонская башня, семиступенчатый зиккурат. Этеменанки реконструирована прекрасно. Ее высота была 96-98 метров, погрешность ничтожна. То есть, сейчас это тридцатиэтажная постройка. Правда, для нормального города, не коммунистического города, как сейчас у нас, а для нормального, конечно, нельзя считать по три метра на этаж, но все равно получается немало — 25-этажное здание. Притом каждый ярус был выкрашен своим цветом. Верхний храмик, где уже никого и ничего не сжигали, был ослепительно белым и сиял в лучах солнца.

Я говорил вам уже, что в Месопотамии не было такого родственного пантеона, как у древних греков, где у всех более или менее прослеживаются семейные связи, хотя все-таки не всегда ясно, кто от кого произошел, бывают разночтения в происхождении не основных, а второстепенных божеств. Ничего такого в Вавилоне не было. Там были боги-покровители мест, откуда, как вы помните, начались храмовые хозяйства. Потом появились покровители крупных городов. Если город возвышается, то возвышается его бог, что и значит возвышение города. В Вавилоне особенно почиталось возвышение Бела Мардука — огромная башня, парящая над городом, зиккурат Этеменанки. А кроме того, в городе было около четырех сотен храмов и более полутора сотен уличных алтарей. С одной стороны то возвышало над всеми Мардука, следовательно, и Вавилон, а с другой стороны, и то было разумно, кто бы ни приезжал в Вавилон, находил свой храмик или хотя бы свой уличный жертвенник. То есть, в некотором смысле, в религиозном, а также в банковском и торговом Вавилон оказывался вселенским городом.

Вавилон никогда не стремился основать империи. «Вавилония» — условное название аморейских городов, тесно связанных с Вавилоном. Это Борсиппа, древний, очень древний Ур, откуда и сбежал праведный Авраам, Урук, еще некоторые города. Но это все не государства, там мыслили по-прежнему, как и во времена храмовых хозяйств, в категории «город и окружающий его мир». Вавилон стремился все за всех решать, он стремился обеспечить себе наибольшую выгоду в торговле и банковском деле. Вавилонские ростовщики были, пожалуй, первые в мире. Не только евреям, но даже финикийцам еще не снилась ростовщическая карьера, когда Вавилон с успехом занимал эту нишу. И вот именно это должны были обеспечивать вавилонские войска. Да, конечно, как и Штаты сейчас.

Город такого типа — в сущности протополис, предшественник греческих полисов. Город такого типа эгоистичен, и уже в силу своего крайнего эгоизма империи основать не может. Перед городами подобного типа могут испытывать страх и даже благоговение, но их не любят все, как никто не любит США, даже Канада.

Это наложило очень серьезный отпечаток на уклад жизни Вавилона. Это был город развитой правовой системы. Это лишнее доказательство тому, что развитая правовая система — это, конечно, благо, но совсем небесспорное, не лучшим государствам присущее. Во всяком случае, это не самоценность.

И когда какой-нибудь Борис Немцов утверждает с экрана телевизора, что демократия — это диктатура закона, то, говоря мягко, он социально опасен. А если говорить жестко, он просто враг русского народа.

Но конечно, то хорошо, то свидетельствует о высоком уровне цивилизации. Обратите внимание на некоторые интересные моменты. В Вавилоне довольно легко было развестись. В Вавилоне женщина имела право обладать имуществом, отличным от имущества мужа, могла его отчуждать, завещать или получать по наследству. В Вавилоне существовали даже брачные контракты, которые то обеспечивали. Такой-то сочетается с такой-то. Притом то-то и то-то — его приданое, а то-то и то-то за ней остается. Более того, в Вавилоне раб имел право на договорные отношения с господином, и раб имел право иметь имущество, которым его господин никак не распоряжался. Так, вообще говоря, и выкупались, делали предпринимательскую карьеру, так появлялись вольноотпущенники. То была очень развитая система. И для того Вавилон располагал достаточным количеством квалифицированных юристов. Естественно, была также обратная сторона любой правовой системы, это порождало грандиозные махинации. Глина хорошо сохраняется, потому благодаря сохранности керамической дощечки оттуда получишь документы, которых даже из Египта не получишь. До нас дошло потрясающее дело о том, как юношу из хорошей, состоятельной семьи опутывала с далеко идущими целями девица легкого поведения с помощью своих братьев. И почти преуспела, но кто-то из его родственников заметил это и подал в суд. Суд страшно возмутился тем, что в сущности проститутка хочет получить не только законный брак, но еще залезть в имущество. И ее с братьями предупредили, чтобы парня оставили в покое, под угрозой по суду продажи в рабство. Заметьте, именно по суду.

В Вавилоне формально правила неограниченная монархия, на самом же деле — олигархия (власть немногих), власть патрициата, богатейших фамилий со старыми деньгами, то есть не совсем аристократия все-таки, потому что олигархи были разного происхождения. Царь беседовал с богами, царь значил очень много, ему воздавались почести, но каждый год его полномочия подтверждались в очень милом, старом обряде. Я вскользь его уже упоминал. В главный весенний праздник была свадьба Бела Мардука. Его торжественно выносили их храма Эсагила, проносили через Ворота Иштар, окольным путем религиозной процессией спускали к Евфрату, помещали в особое судно, наверняка невероятно украшенное. И он плыл на встречу со своей невестой. А невесту, тоже идола, понятное дело, покровительницу Борсиппы, везли ему навстречу из Борсиппы. Главную жреческую функцию притом должен был исполнять царь, что указывает на то… Впрочем, не буду вам читать политологию. Если вы хотите посмотреть типологию монархий, она есть в моем курсе «Историко-культурное введение в политологию». В Вавилоне, несмотря на весь капиталистической характер города, несомненно, правила монархия сакрального типа, где царь был жреческого происхождения, не сам лично, а царская власть была жреческого происхождения, как и в основном было в Месопотамии, кстати сказать. Так вот, главные жреческие функции притом исполнял царь. Для того он должен был пройти посвящение, то самое, связанное с обычаем царской жертвы. Царь являлся в храм, верховный жрец его почтительно встречал, приветствовал и влеплял ему пощечину. Наверное, они все были тренированы. Если царь плакал, то значило, что год будет плодородным. Наверняка, в цивилизованном обществе жрец умел давать пощечину не больно, а царь заранее тренировался гнать из себя слезу, чтобы подданные были спокойны. Это все понятно. Но дело все в том, что верховный жрец мог дать пощечину, а мог и не дать. А жреческая должность была выборной и олигархической, верховные жрецы выходили только из богатейших фамилий. Таким образом, они могли подтвердить, а могли и не подтвердить полномочия царя. От него можно было избавиться. Формально власть была неограниченной, а реально была очень ограниченной.

Вавилон характеризует наличие интеллигенции. Это тоже понятно, иначе было бы странно. В документах других стран их обычно называют «халдеями», но не в этническом смысле, из-за чего часто бывает путаница. Халдеи — это народ. Но вавилонских образованных людей почему-то тоже иногда называли «халдеями», например, египтяне их так называли. То есть, это слово обозначает профессию, корпоративную принадлежность. Доступ в халдеи в этом смысле был абсолютно свободен. В принципе халдеем мог стать даже раб. Но для того чтобы быть вавилонским интеллектуалом, надо было прежде всего знать помимо давно уже мертвых шумерского и аккадского языков еще и аморейский, и новоассирийский, и халдейский, плюс необходимые познания в астрономии, геометрии, ритуале.

Жрецы олигархи не были достаточно профессиональными, чтобы исполнять все сложнейшие ритуалы Эсагилы и других храмов. Их консультировали интеллигенты халдеи, а те только принимали торжественную позу. Нужен был колоссальный объем знаний. Судя по косвенным сведениям, там была очень неплохая медицина. Плюс искусство строительства, возведения крепостей, обороны и осады крепостей. Учились, как в Египте на писца. В Вавилоне был, пожалуй, просто шире профиль. И можно было достичь определенных высот. В правящую олигархию, конечно, не войдешь, но будешь принадлежать к влиятельным, хорошо оплачиваемым кругам.

Что касается военного искусства, тут вопрос особый. Как только Вавилон стал могущественным, не при Хаммурапи, конечно, а в конце 2-го тысячелетия до нашей эры, стал первым, стал вечным, он предпочитал воевать чужими руками. Это тоже обычное свойство торгового города. Были бы деньги. Вот что было уничтожено ассирийцами в начале VII века дохристианской эры.

Ассирия — страна северной Месопотамии, близ Иранского нагорья. Ее основная река в коренной части — Тигр. Это немножко другие земли, они посуровее. Там конечно тоже все в порядке с сельским хозяйством, и с животноводством очень неплохо, но только в верховьях Тигра финики уже не вызревают. Длины теплого времени года им уже не хватает. Те земли находятся за пределом зоны финиковой пальмы.

Когда мы говорим об ассирийцах, мы, несомненно, имеем в виду два народа. Один народ, воинственный, перенял культуру у Элама, небольшого, соседнего государства в южной части Иранского нагорья. На территории Элама находятся верховья Тигра. А Элам очень древний, современник еще шумерского мира. Может быть, древнейшие эламиты — родня шумеров. Так что, там было, у кого подпитываться. Уже в третьем тысячелетии до нашей эры, во второй половине третьего народ этот, несомненно, закончил свое существование. То были «первые ассирийцы» или, как некоторые говорят, чтобы их отличить, «ашшурцы» (по древней столице Ашшур), хотя на самом деле Ашшур и Ассирия — это одно и то же слово. В русском языке можно по-разному сказать. Название древней столицы — Ашшур, и страна была Ашшур. Их история закончилась где-то в первой половине второго тысячелетия до нашей эры. Они превратились в реликт.

И где-то в XV веке начинается история «вторых ассирийцев». И вот уже их история делится на Среднеассирийское царство и Новоассирийское царство. Первые ассирийцы и вторые ассирийцы — два разных народа, этнос-предок и этнос-преемник, точно так же, как первые египтяне и вторые египтяне в материале моей прошлой лекции. Я стараюсь давать пересечения с другими лекциями, потому что среди вас появляются новые лица, к которым я не привык. А лица, к которым я привык, уже вторую лекцию не вижу. Я очень неудобный человек, у меня близкая к феноменальной память на лица. К тому моменту, когда вы мне будете что-нибудь как-нибудь сдавать, я все равно буду знать, не зная ни одного имени, ни одной фамилии, кто ходил на лекции, а кто нет. Ну, слава Богу, вы все записываете, и на столе куча диктофонов стоит, потому я надеюсь, что все будет в порядке. Я очень хочу быть вам полезным. Отец Игорь меня очень настропалял. Я считаю, что это все нужно. Дай Бог!

Информации о Древнеассирийском царстве, об Ашшуре, очень мало, она обрывочна. Среднеассирийское царство — это XV-XI века. А с IX века начинается Новоассирийское царство. Нетрудно видеть достаточно нормальные фазы этногенеза. Совершенно очевидно, что с XV по VII век вторые ассирийцы всех фаз пройти не сумели. Вся их история насчитывает около 8 веков вместо 13 положенных. Отсюда мы делаем вывод, что кратковременный спад в XI веке — это межфазовый переход, что ассирийцы в государственной истории не вышли из фазы надлома, и Ассирия в VII веке была уничтожена. Этнос прожил 8 веков.

Ассирийцы всегда были воинственны. Древний Ашшур представлял собой, несомненно, народ войско, типичную военную или иначе деспотическую монархию. Ассирийская царская власть никакого отношения к жречеству не имела. То были светские правители. Если в сакральной монархии государь по происхождению жрец, то здесь царь — генерал, полководец. Это обычно для деспотических монархий.

Слушатель: То есть хунта, одним словом.

Махнач: Нет, хунта — это всегда группа, не правда ли?

Здесь мы видим общеассирийское ополчение. Оно существует очень долго, существует и в Среднеассирийском царстве. Оттуда народные собрания. В литературе это называется военной демократией. Этот термин существовал и в советское время, он должен был вам попадаться. Но ассирийцы имели и старинную аристократическую традицию. Аристократия, преимущественно древняя, даже в новоассирийские времена была связана с Ашшуром, древним культовым центром, местом рождения, богами-покровителями всех ассирийцев, и местом, в котором она если не жила, то к которому по крайней мере тяготела, куда она приезжала. Цари, когда стали завоевывать весь мир, Ашшур недолюбливали. Но когда уже упомянутый мною Тиглатпаласар набрался окаянства и замыслил лишить Ашшур статуса царского города, то есть на древнюю столицу, на древнюю святыню подати наложить, аристократы свои ряды так сомкнули, что царь понял, что будет ему худо, потому что демократические круги против родовой знати не пойдут, скорее, предадут своего царя. И больше никто не смел посягать на святыню. Учиться у них надо! А как иначе? Что вы хотите? Вот я к мусульманам отношусь настолько прекрасно, что у меня даже есть друзья мусульмане. Но когда возникает вопрос о том, что всерьез собираются поставить мечеть в Сергиевом Посаде, а Путин не боится, что за то православные загрызут его зубами вместе с бронированным лимузином, значит, мы плохие православные, просто плохие!

Народ этот был суровый, воинственный, имел массу собственных военных достижений и моментально перехватывал военные приобретения других. Они изобрели булатную сталь, впервые в мире. А булатная сталь — это серьезно. Дело в том, что бронзовое оружие было всегда лучше железного. За железо схватились просто потому, что оно везде есть, оно дешевое, его легко производить. Но римляне сражались вот такими короткими пехотными мечами (гладиусами) не только потому, что это удобно в тесной рукопашной схватке, а потому что если его сделать вот таким длинным, он просто сломается. А вот стальной клинок может иногда и бронзовый перерубить, а доморощенный железный перерубит запросто, не надо обладать нечеловеческой силой. А потом в тех же местах через много веков еще раз уже арабы восстановили это утраченное искусство ассирийцев. И вооружены ассирийцы были хорошо, и выносливы, и не хуже греков умели быстро маршировать в полном доспехе.

Но появились арийцы (арии), ставшие на колесницы. Ассирийцы моментально, первыми из переднеазиатских народов переняли искусство коневодство и стали на колесницы. Причем их колесницы были лучше египетских. На египетской колеснице Нового царства стояли боец и колесничий, а на ассирийской стояли три человека. Один управлял, от колесницы не оторвешься, тем более, четыре коня, руки заняты, возница сражаться не может. Второй стрелял из лука. А третий прикрывал обоих, махал щитом над стрелком, возницей и самим собой. Вот такой был страшненький танк. Соседи арийцы сели верхом на коня. Ассирийцы тоже начали садиться на коня. Ассирийцы были великолепными лучниками, соперничали с потрясающими египетскими лучниками. Но для того чтобы стрелять с седла, надо быть прирожденным конником. Вспомните тех же монголов, которые стреляли из лука с седла. Но для того надо отпустить поводья и управлять конем только коленями. А то очень высокое искусство. Для стрельбы из лука обязательно нужны обе руки, хоть тресни. Так вот, ассирийцы тому научились, но покуда они тому учились (в среднеассирийский период они того еще не умели), они изобрели свою тактику. Каждого конного стрелка сопровождал слуга. Перед началом стрельбы стрелок бросал тому поводья, и тот вел двух коней. Они находили невероятные выходы из разных вещей. Одному только не научились. Они были не морским народом, были далеко от моря. И когда потребовался флот (Саргону Второму, Синаххерибу, Асархаддону), они просто наняли финикийцев. Деваться было некуда, те были морским народом. Ассирийцы только строили корабли и оплачивали финикийские экипажи, потому что были слишком не моряки.

Военная обязанность охватывала все мужское свободное ассирийское население с 15 до 60 лет. То не значит, что они все время сражались или что они гнали в бой 15-летних мальчишек или 60-летних стариков. Военнообязанный должен был сначала учиться.

Они прекрасно воевали, но умели не только воевать. Конечно, Ниневия была не на уровне Вавилона, но все-таки была удивительно красивым городом. Была набережная, только на одном берегу Тигра, Ниневия стояла на одном берегу, до Вавилона она конечно не дотягивала. Набережная Тигра была в ряд застроена дворцами ниневийской знати, в том числе царским дворцом. Там же стоял и зиккурат. Их 2-3-этажные дворцы были облицованы керамикой, изразцами не хуже вавилонских. Все утопало в зелени. Там не такое пекло, там похолоднее, чем в Вавилоне. Климат был помягче, умеренно-жаркий. О том, что они были великолепными мастерами по металлу, я уже говорил. Они делали скульптуры, украшали ими свои ворота, иногда страшно украшали. В том всех превзошел Саргон. Это и погубило Ассирию – жестокость к покоренным народам. При Саргоне Ниневия была, конечно, хороша, но у главных ворот в клетках на собачьих цепях сидели пленные цари и толкли в каменных ступках кости своих предков. Вероятно, способ заставить толочь был известен. А ворота были обтянуты кожей, содранной с побежденных.

Ассирийцы пошли по правильному пути, они формировали имперскую знать, то есть аристократов покорившихся народов включали в общеимперскую аристократию, не в ашшурскую старую знать, а в новую, имперскую, ниневийскую знать. Это первый известный мне в истории пример. И все империи пойдут по тому же пути. Каждая империя формирует имперскую аристократию, не уничтожает аристократию покоренного народа, а включает ее в общеимперскую знать. Так вели себя иранцы, у которых империя впервые получилась. Так вели себя потом и римляне. И так далее, вплоть до Российской империи. То было правильным почерком. Суровость в бою тоже правильный почерк для империи. Но жестокость к побежденным — это неправильный почерк. Чрезмерная ассирийская жестокость привела к тому, что очень многие были готовы объединиться, чтобы Ассирии не стало.

Занимались они еще политикой «несаху». Люди называются «несаху» и методика называется «несаху». Это выселение народа целиком со своих мест и переселение в совсем другие места, где он оторван от корней, где кругом все чужие. Там он становится безопасным, потому что перемещенный, часто лишенный своей знати, что очень важно, он уже не народ, он толпа, быдло. Одними из первых испытали на себе политику несаху израильтяне, то есть жители одного из двух древнееврейских царств — Израильского. Впрочем, иудеи далеко не уехали. Несколько позже Ассирии не стало, но нововавилонский царь Навуходоносор Второй проделал такое же «несаху» уже с жителями Иудеи.

Слушатель: А Сталин? Он тоже переселял народы.

Махнач: Куда ему! Поздно спохватился. И времени не хватило, Хрущев все «исправил». Но образец для подражания у него был.

Ассирия была предана забвению. Ее руины — холм над Ниневией. Если бы в них не нашли в основном уцелевшую, грандиозную царскую библиотеку, мы знали бы об Ассирии очень мало, о древних ашшурцах очень мало. В Библии мало. У отца истории Геродота почти ничего. Там то, что мы знаем, новейшие исследования. А общество то было интересным, своеобразным, очень суровым, но явно свободолюбивым. Как я уже говорил, воинское общество не бывают обществом бесправных. Военизация общества — одна из гарантий того, что общество будет состоять из свободных людей. Ассириец в отличие от вавилонянина не может быть рабом. Не многие древние общества проводили жестко подобную политику. Прирожденный ассириец рабом не бывает.

Формы зависимости все равно существовали. Это естественно, имущественное расслоение все равно происходит в любом обществе. Как позднее произошло с римлянами, в продолжительных войнах беднейшие ассирийцы разорялись на войне. Уже Саргону пришлось комплектовать армию частично пленными эламитами, жителями Элама. Ассирийцы в сравнении с покоренными народами были малочисленными. Уже не получалось чисто ассирийское войско. Вместе с тем и традиция, и демократическое, так сказать, общественное мнение, и цари стремились любой ценой уберечь ассирийцев от скатывания до положения раба. Потому получил распространение обычай так называемого «оживления». Видимо, он поощрялся правительством. Если семья не могла прокормить своих детей, то она могла просить состоятельного ассирийца забрать часть детей. Желающие, судя по всему, находились. Такой «ожививший» становился как бы опекуном мальчика или девочки. Но уже только он, а не природные родители могли распоряжаться, например, выданьем девочки замуж. Она оставалась свободной ассирийкой, могла свободно выходить замуж, но родительская власть уходила к «оживившим». Наследства от природных родителей у нее не было. Имела ли она наследство от «ожививших» родителей, не знаю. К сожалению, имущественное законодательство полностью не сохранилось. Сохранилось не все, сохранилось семейно-брачное законодательство. Оно отменно суровое. Приведу некоторые выдержки.

Свободная ассирийка не могла оказаться на улице с непокрытой головой. Рабыня не имела права оказаться на улице с покрытой головой. Каждый свободно рожденный ассириец, обнаруживший свободную женщину в неприличном виде, должен был ее немедленно препроводить к ближайшему магистрату, где ее наказывали 50 ударами палкой. Это сурово. Если рабыня вела себя неподобающим образом, ей полагалось 100 ударов палкой. Если было известно, что свободный ассириец видел и не выполнил своего долга, ему полагалось 50 палок.

Как мы говорили, в Вавилоне был возможен развод. В Ассирии развод по инициативе мужа был возможен, но был жутко предосудителен. Бросивший жену считался неприличным человеком. Что же касается инициативы жены, то закон повелевает немедленное средство. Как только женщина высказала пожелание покинуть мужа, ее следует утопить. Они все прекрасно понимали, на ком в первую очередь держится семья. Да, наверное, топили. Народ такой был. Женщина не могла владеть имуществом за единственным исключением. Если она оставалась вдовой с несовершеннолетними детьми, она полностью распоряжалась имуществом до достижения ими совершеннолетия.

Им было весьма присуще чувство справедливости. Вот пример. Так как имуществом распоряжается муж, то следует такой закон. Если раб или рабыня приняли что-либо из рук жены человека, то и рабу и рабыне должны отрезать нос и ухо. Украденное ими должны восполнить. Человек может отрезать ухо своей жене. А если он освободил свою жену и не отрезал ей ухо, то рабу или рабыне также не должно отрезать, и краденное они не обязаны восполнить. А почему же ухо? Это такая мера наказания. Заметьте, тут есть какая-то общесемитская сакральность. Если в юбилейный год иудей освобождал раба, вспомните Писание, а тот не хотел уходить, то ему надо было шилом приколоть ухо к двери, совершить обряд, то есть показать, что он сам желает остаться рабом. С ухом что-то там есть в традициях столь древнее, что я недостаточно компетентен ответить.

Должен вам сказать, что ассирийцы имели свою литературу, в том числе историческую, и она вошла в общемировую, довольно серьезно вошла. И очень давно в еще древней, то есть домонгольской Руси попала в русскую литературу, через греческую. Это «Повесть об Ахикаре» или «Книга Ахикара». Насколько известно из книги, Ахикар был аристократ времен Синаххериба. И сейчас из афоризмов Ахикара вы просто что-то узнаете. Это четкий перевод на современный русский язык. Вы все это слыхали в другой форме, но не знали, что это сирийская книга:

«Говори спокойно, не повышай голоса. Ибо если бы дом можно было воздвигнуть при помощи крика, осел ежедневно строил бы два дома».

«Лучше с мудрым человеком носить камни, чем с глупым пить вино».

А вот, что я очень люблю:

«Не будь без меры сладок, чтобы тебя не проглотили. Не будь без меры горек, чтобы тебя не выплюнули».

«Не позволяй наступать себе на ноги, — пишет явный аристократ, — дабы потом не дерзнули наступить на шею».

И наконец узнаваемое в ту же секунду:

«Один воробей в твоей руке лучше, чем тысяча птиц порхающих в воздухе».

Ассирия была по-своему хороша, по-своему плоха. Как я сказал, была чрезмерно жестока, хотя далеко не так подла, как Вавилон. И Вавилон, восстановленный Асархаддоном, отплатил лютой неблагодарностью. Вавилон спровоцировал восстание в ассирийских провинциях и сколотил армию, в которой кроме Вавилона участвовали мидяне и скифы. Сильно подозреваю, что в основном сражались арийцы, то есть мидяне и скифы, а Вавилон денежки платил, он дал инженерное обеспечение. Так или иначе в 612 году Ниневия была разрушена тем же способом. Вавилон отомстил так же, как при Синаххерибе. Воды Тигра смыли Ниневию. Разница, правда, в том, что ассирийцы восстановили Вавилон, Ниневию же не восстановили никогда. Ассирийцы рассеялись среди других народов, а народы те были арамео-язычные, то есть, они были предками сирийцев, говорившие на очень дальней ветви той же группы семитских языков. И хотя современные ассирийцы, которых не так мало в Москве, считают себя потомками именно ассирийцев, уже много сот лет говорят не на ассирийском, а на сирийском языке. Потому и я не могу сказать, кто они — ассирийцы или арамеи. Но они вот утверждают, что они ассирийцы. Есть у меня двое знакомых.

А что Вавилон? А Вавилон постигла кара в свою очередь, хотя и не сразу. Победителем Ассирии и поработителем последних древних евреев был Навуходоносор Второй, известный нововавилонский царь. Его имя — нарицательное для христианина, его имя все помнят. Он был халдей. Халдеи, конечно, не амореи. Нововавилонская династия была халдейской, и окружала ее халдейская знать. Став могущественным, Навуходоносор женился на египетской царевне. Той хотелось сделать мужу что-нибудь приятное. Судя по всему, он тоже старался делать ей приятное, всяко обновлял знаменитые висячие сады, которые связаны с именем Шаммурамат, на самом же деле это не так, это сады Навуходоносора. Но не важно. Во всяком случае, он был весьма пленен своей египетской принцессой. Она очень старалась этому соответствовать и сказала нечто следующее, в любом случае инициатива исходила от нее. Представить себе их разговор довольно легко: «О, милый мой царь, прикажи прорыть еще один канал там, где сейчас не растут финиковые пальмы. У нас станет еще больше замечательных садов, а мои египетские инженеры все это построят». «О, моя дорогая», — наверное, ответил Навуходоносор. Сделали. Огромный новый обводной канал забрал еще столько воды, что течение воды в Евфрате почти остановилось, оно замедлилось до предела. А Евфрат не Нил. Евфрат несет с Иранского нагорья твердые частицы, по крайней мере весной, когда становится более полноводным. Они оседали в канале и приносили с собой соль, совсем немного, но приносили. И уже при нововавилонских царях началось засоление почвы. Еще в начале III века Александр Великий хотел перенести в Вавилон столицу. Александр был еще пленен величием Вавилона. А из Вавилона уже бежали, он становился безлюдным. Сейчас там безжизненная пустыня. Там не растет ничего, там засолено навсегда. Кстати, амореи знали, что нельзя строить канал. Но царь был халдей, советники царя были евреи, а инженеры — египтяне. Все, кто принимал решения, были чужие. И Вавилона не стало, если окончательно, до полного конца, то через три века.

Я постараюсь до Нового года доставить вам всю библиографию, а сейчас запишите две книжки, которые сразу и очень рекомендую. Белявский В. А., «Вавилон легендарный и Вавилон исторический». К сожалению, единственное издание, Москва, 1971 год. Это небольшая научно-популярная книжка, но стоит десятка монографий. И вот эта прекрасная книжка. Садаев Д. Ч., Давид Челябович, «История древней Ассирии». Он сам ассириец. Основным для всего, что я читаю, все же остается трехтомный текст «История древнего мира», трижды издававшийся университетский учебник. Лучше пока ничего не сделали. На сегодня все.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: ассирия 3 вавилон 6