Рим

3 июня 2018 г. в 15:24

Москва. 27 января 2003.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, январь 2019.

У нас сегодня римская культура. Но прежде чем обратиться к римлянам, несколько слов об их культурных предшественниках, о тех, кто их всему научил и дал им первый импульс. У греков, как вы, надеюсь, не забыли, было сложнее. У них был прямой этнический предшественник — ахейцы (у Гомера), а культурный и цивилизационный импульс они получила от народа совершенно неродственного, от минойцев, о которых они уже плохо помнили. Римляне же прекрасно помнили своих учителей, которые долго жили уже под римлянами, когда римляне подчинили себе всю Италию. Это естественно этруски. Народ совершенно загадочный. Текстов мало, и они убедительно не расшифрованы до сих пор. Как мы с вами подчеркнули, когда культура основана только на материальных памятниках, а текстов нету, мы понимаем мало или ничего не понимаем. Об этрусках рассказывали и греки, и римляне. Большинство современных ученых соглашаются с древними в том, что этруски — пришельцы в Италии. Откуда-то с востока. Некоторые современные ученые в этом сомневаются, но большинство придерживаются традиционной точки зрения. Можно даже представить, когда они пришли в Италию. Они появились в Италии в IX веке до Р.Х., причем ближе к концу IX века, то есть, примерно тогда же, когда и греки в самом начале своей колонизации начали основывать колонии на юге Италии, на Сицилии. Можно сказать, что до этрусков в Италии вообще не было цивилизации. Была, правда, одна культура, она имеет условное археологическое название «культура Вилланова» (по названию поселка), но она очень примитивненька. Считать этрусков прямыми потомками виллановцев нету ни малейших оснований: слишком большой культурный скачок, сразу появляются города и прекрасное искусство. А далее начинаются непонятки.

Греки пришли в Италию в самом начале своей этнической истории. Они ровесники римлян. Они родились в IX веке, как и римляне. А когда родились этруски, можно только гадать, потому что нет убедительных следов их пребывания где-нибудь кроме Италии, то есть там, откуда они пришли. Конечно, можно представить себе их этнический подъем. Размахнулись, раз, и в Италии, а уж культуру создавали там. Но против этого говорят два фактора. Во-первых, почему они так быстро ослабли, почему римляне их покорили, почему римляне их победили? Во-вторых, если они пришли на невысоком культурном уровне, а для подъема это нормально, то почему первый период этрусской культуры, этрусского искусства носит устойчивое название «ориентальный период», то есть с востока происходящий? А второй период уже «эллинизирующий», то есть, они нахватались у греков, с которыми жили рядом, в одной Италии. Был культурный обмен, это понятно. Эти два фактора противоречат идее, что они ровесники римлян и греков. Можно конечно предположить, что они несколько старше, что переселение было сбросом избыточной пассионарности, вспомните прошлую лекцию. Тогда они могут быть на 2-3 века старше, могут опережать римлян на фазу, то есть, они переселились в перегреве. Обычно пытаются разыскивать следы этрусков в прибрежной части Малой Азии. Они же народ морской, значит, они должны были жить на берегу моря. И действительно, там есть следы некой культуры, напоминающей этрусскую ориентальную, но их слишком мало.

Можно предположить еще более хитрый вариант, совсем хитрый, и тогда с этрусками все будет более или менее в порядке. Можно предположить, что они еще старше и что они дважды переселенцы. Вот это запишите, это вы не везде найдете. Дело в том, что есть следы некой культуры, напоминающей этрусскую, на западном побережье Черного моря, то есть в землях нынешних Болгарии и Румынии, немножко совсем. Может быть, и не этруски, но что-то есть. Получается вот такой мигрирующий этнос. Правдоподобно. Они могли частично, по той или иной причине переселиться с Балкан, из Болгарии в Малую Азию. Просто земля понравилась. Но XII век — это «народы моря», это грандиозное переселение. Тогда оно затронуло Палестину, Египет, Сирию, была населена Сардиния, Сицилия, причем до сих пор эти два больших острова сохранили имена народов, которые переселились туда в числе народов моря. Мы о них ничего не знаем. Один из них назывался «шакелеша» (оттуда Сицилия), а другой «шардана» (оттуда Сардиния).

К периоду переселения народов моря относится взятие Трои и разрушение Хеттской державы. В Малой Азии стало очень неуютно на некоторое время. И тогда наиболее энергичные этруски, оказавшиеся, видимо, в меньшинстве, не желая ни в коем случае быть чьими-то рабами или хотя бы податным населением, переселились в Италию, не все, кто-то остался в Малой Азии, где остались следы их культуры. Так бывало.

Есть аналогии в мировой истории. Хунны, например, значительно позднее, были грозным народом, даже Китай завоевали. Но когда ослабели, китайцы начали скручивать хуннов в бараний рог. Тогда энергичные, пассионарные хунны бросили тех своих сородичей, которые соглашались быть китайскими рабами, и двинулись на запад, превратившись в гуннов, которые потрясли всю Европу, чтобы вскоре исчезнуть со сцены. Для них тогда уже была глубокая старость. Так что возможны три версии возраста этрусков, а для меня только две: версию, что этруски начинают свою историю примерно тогда же, когда и римляне, я отвергаю.

Кстати, отметим, что предки всех латинов (римляне — одно из латинских племен) тоже пришли из Малой Азии, если римляне сами про себя писали правду, если Вергилий написал свое величайшее произведение «Энеида» на исторической базе. Тогда предки римлян (не сами римляне) — это троянцы, это последние, уцелевшие троянцы, которые после разрушения Трои опять-таки не погибли, в рабы не попали, а эмигрировали во главе с Энеем. Похоже, что правда. И были они незаметны до тех пор, пока не произошел новый этнический старт и потомки Энея не породили римлян, точнее, латинов. Может быть, они даже вместе переселялись, вряд ли в одной теплой компании с командой Энея, но примерно в одно время. А тогда наиболее убедительный век — это XII век до Р.Х. Через три века, когда жизнь этрусков будет еще продолжаться, начнется жизнь римлян.

Этруски много чего умели. Они умели строить, и построили довольно много городов, каждый из которых имел своего царя, видимо, правившего наряду с аристократией, безусловно, но возможно и с демократией, с собранием свободных граждан. Это распространенная арийская система. Города объединялись в союзы, но в основном ради добрых отношений друг с другом или ради войны. А в общем, как и эллины, этруски оказались неспособны создать некое единое государство «Этрурия». То было чуждо их представлениям.

Рим первоначальный, судя по всему, тоже этруски для римлян построили, для своих младших союзников и вассалов тогда. Построили этрусские инженеры, ведущие этрусские мастера. Тип этрусского храма перейдет к римлянам. Вот план, один глубокий портик (колонны) со стороны входа, часто очень глубокий. Может быть два ряда колонн, у римлян три ряда. Но римляне не строили периптеров, как греки, то есть храмов, окруженных по периметру колоннами. Был только один глубокий портик. Сбоку он будет выглядеть вот так. Вот еще один ряд колон, и вот фасадная стена. Там двухскатная кровля, естественно. Этрусский храм и тосканский храм — это одно и то же, Тоскана и есть Этрурия, на месте Флоренции некогда был этрусский город. Витрувий, великий римский архитектор и автор теоретического трактата, просто описывает и рисует тосканский храм, обычно его изучают по описаниям Витрувия. Этруски оставили свой ордер, единственный этрусский ордер в архитектуре античной, потом в архитектуре Возрождения, потом в архитектуре классицизма. Все остальные ордера греческого происхождения, а тосканский — этрусского. Он похож на греческий дорический ордер, но дорическая колонна всегда канилирована, то есть имеет желобки на стволе, а тосканская — гладкая. Дорическая колонна стоит прямо на подиуме без базы, а у тосканской есть базочка. Она не редкость в русской архитектуре XIX века.

К этрускам римляне обращались всегда, и позже, когда этруски стали подданными Рима, как к морякам, ибо сами римляне были великими воинами, но совершенно тупыми мореходами, не морской народ римляне. Они обращались к критянам, к грекам, но прежде всего к этрускам, те же рядом. А этруски были хорошими моряками, хорошими судостроителями и, естественно, как водится в те времена, хорошими торговцами и пиратами. В античном мире невозможно строго разделить три профессии — военного моряка, торгового моряка и пирата. Все было по обстоятельствам. Сегодня у нас выгодный фрахт, и мы перевозим бочки с оливками, а на обратном пути мы лихие пираты, и захватываем кораблик. Хорошее прошло плавание! Это запросто. Есть хорошая трилогия об этом. Я все время забываю дать вам библиографию, надо как-то выбрать время для того. Правда, в компьютере нашей библиотеки она есть в одном курсе, но разбросана по главам, по лекциям, тем более античная, она огромная. Так вот, есть хорошая трилогия. Это лучшее, что написали о мореплавании и пиратстве. Автор — Снисаренко, первая его наиболее интересная книга, посвященная древности, называется «Эвпатриды удачи». Эвпатрид значит благородный (благородных отцов потомок). Если евпатрид при власти, то он аристократ, а если не у власти, тогда просто эвпатрид. Вторая часть, о Средневековье, называется соответственно «Рыцари удачи», а третья часть, понятно, «Джентльмены удачи». Ясно, что автор спародировал в названии третьей части. Очень удачная работа. Первые две книги вышли при советской власти, потому имеют хороший тираж. У первой, кажется, тираж — 100 тысяч. А «Джентльмены» вышли в 90-е годы тиражом в 5 тысяч, потому ее достать труднее всего, но по классическим карибским пиратам литературы вообще очень много. Снисаренко — петербургский автор, очень сильный.

Итак, этруски были строителями и мореходами. Они оставили интереснейшее искусство. Есть даже специальная книжка одного из моих учителей Глеба Ивановича Соколова «Искусство этрусков», популярная, но вполне основательная. Их семейный культ был стянут к заупокойному культу, погребениям. Они уделяли очень много внимания тризнам, потому оставили после себя много интересных надгробий, скульптурных надгробий с возлежащими фигурами, каменные, но больше терракотовые (из обожженной глины). Так вот, интересно, что в этом они тоже учителя римлян. Именно они, а не греки, дали им первый импульс в овладении искусством скульптуры, первый шаг к созданию скульптурного портрета. Это уже почти портрет. Эллины, как вы помните, не делали портрета, они делали идеальную статую.

С их мрачноватой религией и заупокойным культом связано еще одно приобретение римлян у этрусков — гладиаторские бои. Это часть тризны, кровавой тризны. У этрусков был только парный бой двух бойцов. У римлян на протяжении веков был тоже бой только двух бойцов как часть заупокойной церемонии, реже были два бойца против двух, то есть парный бой. А все остальное, чисто зрелищные гладиаторские бои появились в самом конце республики. Мы их знаем обычно по имперскому периоду. Там уже все зависело от размаха того, кто заплатил. Хоть сотню бойцов выстави, хоть морской бой устрой. Наверное, у этрусков гладиаторы тоже были рабами. То было частью погребальной церемонии, поединок совершался на поминках. Римляне долго соблюдали этрусский обычай. Потом это все эволюционировало в театральную, зрелищную сторону.

Римляне позаимствовали у этрусков одно божество. Мы не знаем полного пантеона этрусков. Потому трудно сказать, верховное ли то божество. Вряд ли, но наиболее почитаемое. Они были моряки. Потому наиболее почитаемым у этрусков был Нетун, который превратился в Нептуна, а уже потом он был отождествлен с греческим Посейдоном. Своего морского бога у римлян и быть-то не могло, пока они не переняли этрусского Нетуна.

Характер их искусства мрачноват. В нем огромный вес заупокойного культа, да еще кровавого. Религия была мрачновата, но мы почти ничего не знаем.

И еще вопрос, а кто же были этруски этнически? Чья они родня? Почти никто не сомневается, что этруски — арийский народ. Когда надписей мало, переводы всегда плохи. А их мало. Опыты перевода вроде бы в пользу того, что народ они странный, но индоевропейский. Отечественный исследователь Гриневич утверждает, что они просто наша ближайшая родня, что их язык близок к древнеславянскому. Но Гриневич не филолог, его не признают. Потому опираться на него я не могу.

Первым предположил, что они наша родня или даже наши предки, Алексей Степанович Хомяков в своих «Записках о всемирной истории». Вся западническая шатия тут же подняла Хомякова на смех: «Ну, конечно же, этруски — это русские!» А смеялись зря, потому что греки называли их «тиррены», оттуда до сих пор Тирренское море. Римляне называли их «этруски» или «туски». Оттуда Тоскана. А сами они себя называли «расены», что любопытно. Но из этого ни в коем случае не может вытекать, что они близкая родня или предки славян. Они могут быть только предками русов. А русы славянами не были. О том, кто были русы, спорят до сих пор. В Восточной Европе их называли русами, они оставили нам имя Русь. В центральной Европе их называли «ругами». Оттуда в Германии остров Рюген. Но все равно Русь основали славяне и русы. Следовательно, и славяне, и более древние русы — предки русских. Так что родня, хоть и отдаленная.

И наконец заметим еще одну вещь, я чуть ее не пропустил. Римляне до основания Рима жили в Альбе-Лонге, в Длинной Альбе. Потом был основан Рим, и, как надеюсь, все тут помнят, начался царский период. Тогда в Риме было влиятельное, хоть и слабое народное собрание, был сенат, но был и царь. Нам известно 7 римских царей. Трех последних и римская традиция считала этрусками, этрусской династии, до Тарквиния Гордого. Но в написанном лет двадцать назад сочинении о царском периоде Рима, тоже одна из моих учительниц, профессор Маяк, убедительно показала, что про Ромула мы не знаем ничего, а все остальные 6 царей были безусловно этруски. То есть, если Ромул и потомок Энея (то есть римлянин), то остальные римские цари были этрусской династии.

Слушатель: Может быть, цыганские имена Ромул или Роман оттуда?

Махнач: Вполне возможно, если не ложная омонимия, ведь у цыган язык тоже индоевропейский.

Сегодня я уже сказал, кто возможный, непосредственный предшественник римлян. Тогда сами они коренное аборигенное население, но потомки переселившейся дружины Энея, потомки троянцев. Один мой коллега обратил мое внимание на то, что если сравнить характер двух главных героев Троянской войны, то становится еще интереснее, потому что Ахилл, несомненно, ахейский бандит, полный бандит с совершенно ахейским характером, а Гектор очень похож на римлянина. Гектор руководствуется не инстинктом, не экстазом, а чувством долга. Это вообще римская черта.

Фазы этногенеза римлян я рассказал вам в прошлый раз, одновременно с греками, подчеркнул неторопливость прохождения ими основных фаз этногенеза. Был длительный подъем.

Что это был за народ? Во-первых, у них была религия, совершенно непохожая на религию соседних индоевропейцев, может быть, похожая только на религию ранних индоевропейцев, древних ариев. Только потом, когда они как губка впитали все греческое, что только успели, их боги стали как две капли воды похожи на греческих, были с ними отождествлены. На самом же деле изначально римляне почитали стихии. А среди всех языческих систем язычество, почитающее стихии, наименее темное, наименее демонизированное. То есть, Юпитер — это не бог-громовержец, не бог, метающий молнии, а сама молния. И только потом, отождествившись с Зевсом, он превратился в бородатого мужика, мечущего молнии. Точно так же, как Перун у славян, Таркунас у балтов — это, вообще говоря, прежде всего сама молния. И в славянском языке она так и может быть названа. Римляне заимствовали все, что им нравилось. Даже у кельтов, хотя кельты не античный народ, они позаимствовали одну богиню Эпону, лошадиную богиню, покровительницу лошадей. О Нетуне я уже сказал. Но было и чисто римское божество, и то тоже очень интересно, потому что оно чистая абстракция. Ни у кого не было аналога. Это Янус, это бог начал и концов. Полагалось, что во время войны двери храма Януса на Капитолии никогда не закрываются, а во время мира никогда не открываются. Тит Ливий указывает, что за первые четыре века истории Рима двери храма Януса были закрыты только 14 лет. Именно потому его изображают двуликим, потому что он начало и конец. Этот образ не придумали, его действительно так изображали. Его изображения сохранились — лик вперед и лик назад.

Если греки относились к олимпийским богам не очень уважительно, но с опаской, то римляне к своим относились почти коммерчески, но, уточняю, в категориях римского чувства долга. Совершенно представима картина, как римлянин, например, получив поручение сената отправиться куда-то с какой-то миссией, например, послом, долго и старательно укладывает свою тогу, чтобы складки были красивы. А укладывать тогу — это высокое искусство. Это жутко неудобная одежда, но римляне за нее держались, ее носили, а римские императоры то поддерживали и поощряли, потому что тога сразу выделяла римского гражданина, так больше никто не одевался. В более поздние, более распущенные времена большие щеголи даже гиречки особые внутри, под тогу пришивали, чтобы складочки хорошо лежали. Так вот, римлянин старательно укладывает свою тогу и медленно идет к храму Юпитера Капитолийского, медленно, дабы ноги, сандалии не запылить. Зайдя в храм, он краем тоги прикрывает голову, как и положено на молитве, произносит уставную фразу и приносит жертву. В жертву обычно приносили плоды и вино, позднее благовония (в царский и раннереспубликанский период такого быть не могло), надо было просто сжечь щепотку благовония. И поправив тогу, римлянин с сознанием исполненного долга, величественно спускается с Капитолийского холма: вот я для тебя, Юпитер, сделал то, что я должен, а теперь ты должен мне, обеспечь мне успешную поездку. Вот и все их отношения, очень официальные отношения с божествами.

Но у римлян была и совершенно искренняя религиозность, было почитание домашних божеств: пенатов — хранителей очага и ларов — хранителей кладовых, то есть имущества фамилии, в сущности, почитание домовых, конечно. И те и другие — типичные домовые. Очень искреннее почитание. Оттуда понятна знаменитая крылатая латинская фраза во всех языках: вернуться к родным пенатам. Современные безграмотные журналисты, как я часто слышу, говорят «вернуться в родные пенаты», то есть залезть в собственного домового и в нем сидеть. В более поздние времена их уже не различали, путали ларов и пенатов. Еще почитали манов, это предки, это души предков. Обычная надпись на римском надгробии: манам такого-то. У них была ежегодная праздничная трапеза, за которой садились все члены большой римской фамилии: pater familias (глава семейства), рядом с ним матрона, затем дети, затем клиенты (связанные личными обязательствами, преданностью бедные граждане), вольноотпущенники и наконец рабы (младшие члены фамилии). Они садились за один стол, вместе выпивали, и представляли себе, что стол уходит в бесконечность, и за ним сидят маны, маны, маны… Я же говорю, что римляне были способны к абстракции. Вот это у них было искренней религиозностью.

В любом и в самом бедном римском доме было главное, официальное помещение. Это атрий или атриум (латинские слова, как и греческие, транслитерируют иногда без суффикса, иногда с ним), обычно с бассейном в середине и открытым небом над бассейном, кровля с четырех сторон на опорах, а в центре всегда находился алтарь, на котором совершалось жертвоприношение предкам и домовым. А вся усадьба (вилла) или просто дом, все принадлежащее фамилии имущество называлось «домусом». И по положению жрецом в пределах домуса был «патер фамилиас» (глава семьи), то была его неотъемлемая функция. Это очень важно для рассмотрения склада римского характера. Патер фамилиас был и магистратом, то есть, в пределах домуса он был римское должностное лицо, управляющий и судья, не только глава семьи, но и римский магистрат. Его возможности были колоссальны — наказание и даже казнь домочадцев. Отцовское право древнего Рима позволяло главе семейства не признать новорожденного младенца, выкинуть его на помойку, убить не только младенца, но и сына. Так же естественно, не почему-нибудь, а по праву главы семьи он мог убить и такого младшего члена семьи, как раб.

Но не представляйте себе римскую историю кровавой. Литература довольна большая. Случаев применения отцовского права почти нету. Римляне имели право убивать детей, но не убивали, потому что высочайшей ценностью римлянина была его семья, не Рим, не боги капитолийские, а фамилия. Притом брак в Риме не был священным. Он был уважаемым, но никакой сакральности в нем не было. Должностное лицо фиксирует договор, законность брака, делает пометку на табличке, это все. В силу того развестись в Риме было тоже легко. Если верить Титу Ливию, первые четыреста лет римской истории римляне ни разу не совершили развод. Им было легко разводиться, но они не разводились. Они и позднее не очень разводились. Это не могло не сказаться на римском характере и на характере их культуры. Прежде всего в этом характере — почитание домашних богов, предков. И такое особенное отношение к семейным ценностям сделало римское поведение, если хотите, римскую идеологию, очень партикулярным, очень частным. Вполне естественно, что именно у римлян появилось искусство портрета, именно скульптурного портрета. Римскую живопись мы знаем благодаря Помпеям и другим раскопкам, там портрета нет. А скульптурный портрет сначала был погребальным, потом он становится всяким, в том числе официальным. Это настоящий портрет, настоящий психологический портрет с установкой предельно точно передать черты человека.

Например, хорошо известен и часто репродуцируется портрет императора Нервы, очень хорошего императора, который после тирании Домициана был избран сенатом. Это был уважаемый старый сенатор, который сумел за два отведенных ему года навести в Риме порядок, удачно назначил соправителем талантливого полководца Ульпия Траяна, который в свою очередь окажется настолько удачным императором, что единственный в истории получит титул «Наилучший». Так вот, Кокцей Нерва был древний старик. Его портрет — парадный. Он сидит в позе Юпитера. Юпитер должен выглядеть как Юпитер. Потому Нерва опирается на жезл, сидит в несколько вальяжной форме олимпийского бога. Он задрапирован, одно плечо и часть мускулистой груди обнажены, а из могучих атлетических плеч вырастает старческая шея и старое лицо реального Кокцея Нервы. Облик искажать нельзя, это же все равно портрет.

Что же касается скульптуры чисто развлекательной, скульптуры для украшений, а ее в богатом Риме было очень много, то, как правило, то были копии греческих статуй. Я говорил об эллинистических копиях, а римских сохранилось еще больше. Они же знали, что все равно красивее, чем греки никто не делает, и пускали их в тираж.

В еще большей степени, чем римский портрет следствием религиозности семейного уклада стало Римское право — Corpus iuris civilis (Корпус гражданского права). Почему? Для чего потребовались многочисленные труды римских юристов, в том числе теоретические? В единый корпус они были сведены в VI веке новой эры при Юстиниане Великом. Можно считать, что это сделали уже византийцы. Впрочем, сам Юстиниан считал себя римским императором. Юридические школы были повсеместно, эти труды знали, их изучали, чтобы оградить права и интересы семьи, фамилии.

Кстати, Римское право — один из величайших памятников мировой культуры. Я позволю себе даже сказать, что это второй памятник после Библии, просто по влиянию на разные народы. Римское право наложило отпечаток на право любого современного народа, любого государства. Оно имеет вселенский характер. К Римскому праву величайшие отцы церкви относились всерьез, совсем всерьез. Они его даже сакрализовали в некоторых местах. В Книге Правил есть довольно много правил, просто перенесенных из Римского права. Например, одно правило Василия Великого (не помню, которое из четырех) запрещает брак двух родных братьев на двух родных сестрах. Почему? Какой в этом смысл с точки зрения Ветхого и Нового Завета? Смысла нету никакого. Кровосмешения нет. А Василий Великий просто узаконил норму Римского права, в котором этот запрет был связан со сложностью наследования имущества.

Оттуда уважительное отношение к профессии юриста. И тут еще одна интересная римская традиция. В классической Римской системе римлянин должен был кормиться со своей земли. Совершенно не имело значения, сам он с домочадцами ходит за скотиной, разводит гусей, пашет землю и постригает свой виноградник или он настолько богат, что то делают только его рабы, хотя считалось хорошим тоном самому заниматься сельским хозяйством, даже если у тебя много рабов. То не имело значения, но кормиться надо со своей земли. В общем, получать заработную плату было не вполне прилично, хотя избежать этого было невозможно и, конечно, были римляне ремесленники.

Так вот, когда еще при республике появилось довольно много римлян интеллектуалов, которые должны были получать плату за свой интеллектуальный труд, прежде всего юристы, архитекторы, например, то римляне придумали хитрый обход. Они придумали термин, широко распространенный и в наше время, — honorarium (гонорар) — почетное вознаграждение. То есть, полагали, что юрист оказывает вам услуга бесплатно как гражданин гражданину, а вы из уважения подносите ему гонорар, что это не плата.

А вот еще место, где сразу заметно, какое значение имела семья. Это римские имена. Классические патрицианские рода имели тройное составное имя: личное имя — nomen, родовое — praenomen и семейное (фамильное) — cognomen. Например, Гай Юлий Цезарь, Марк Тулий Цицерон. Постепенно «преноменами» обзавелась и плебейская знать. Была тенденция иметь тройное имя. Притом, само собой разумеется, самым существенным было конечно родовое имя, praenomen. Цезарь звучало громко, но Цезарей было много, а вот Юлиев или Корнелия все знали. А личные имена у них, кстати, были очень однообразны, их было мало, около десяти, жутко повторявшихся из-за того. Причем большинство были односложны, в крайнем случае, двусложны, Луций, например, а обычно: Гай, Марк, Тит. Что? Юлий есть принадлежность к роду, это большой род, а Цезарь — это небольшая фамилия. А у женщин вообще личных имен не было. Дочерей в семье звали просто: Прима, Секунда, Терция — Первая, Вторая, Третья (все смеются). Сперва она носила родовое имя отца, а выйдя замуж, носила родовое имя мужа. А мы эти имена принимаем как имена личные, и многие из этих имен стали личными женскими именами и находятся у нас в Святцах — Клавдия, Валерия, хотя на самом деле они значат: из рода Клавдия, из рода Валерия. Что? А Мария, извините, древнее еврейское имя. Личное имя (praenomen) надо было, чтобы окликнуть можно было. Род же продолжается по мужской линии. Какое имеет значение, звали маму Прима или Секунда? Кроме того, к ней обращались по родовому имени: Эмилия, Валерия. У нас полно таких имен, но так как наши «ученые в рясах» никак не могут договориться, как писать имена, то некоторые имена не удается найти с первого захода. Например, недавно меня спросили: «А как вашу девочку назвали?» — «Эмилия». — «А разве есть такое православное имя?» — «Конечно, есть, — говорю, — например, праведная Эмилия, мать Василия Великого». Но только у нас в календаре вы ее не найдете, потому что мы упорно пишем: «Емелия». Это безусловно римское имя.

Я вас как людей солидных и моих коллег, вообще говоря, уберегаю от потрясений, но если у студента случается мобильник, если он не выключен перед лекцией, то студент вылетает за дверь пробкой и неучтиво…

Безусловно, с этим, с вышесказанным связано также отношение к военной службе. Что такое служение в легионе? Это по сути дела формально добровольное объединение отцов семейств для совместной защиты своих семейств. Все были обязаны служить. За дезертирство смерть без разговоров, правда, такое редко бывало. Римского гражданина нельзя было телесно наказывать ни при каких обстоятельствах. Только центуриону можно было, он даже трость для того носил как символ власти, когда обучал солдат, потому что те добровольно разрешали ему пороть их, дабы овладеть военным искусством. Кроме того, на центуриона переносилось отношение к патеру, потому что обычно он был уже пожилой воин, он же был всегда из солдат. А вне строя ни в коем случае нельзя, ни при каких обстоятельствах. Почетно казнить можно было, а бить нельзя. Почетно — это мечом. Обратите внимание, что всех апостолов распяли (точнее, их кончины богословам не известны, они все легенды), а Павла усекли мечом. Почему? Потому что он был римский гражданин, распинать было нельзя.

Вот я вам уже говорил: только у арийцев, только у греков. Так вот, только у римлян могла родиться чисто римская добродетель — дисциплина. Мы в советское время совсем разучились понимать слово «дисциплина», а уж вам педагогам это особенно надо. То ли чинопочитание (субординация), то ли послушание. Разучились понимать, потому что совок вообще всем мозги перевернул. А у Суворова в «Науке побеждать» добродетели названы через запятую: субординация, экзерциция (то есть воинское обучение), послушание, дисциплина. Это все разные понятия. Причем с моей точки зрения (только я за то отвечаю) дисциплина — добродетель более высокого порядка, нежели послушание. Несомненно, послушание — это высокая христианская добродетель, но если вы проявите послушание по отношению к недругу церкви, то будет уже не послушание, а отступничество. А дисциплину вы не можете так использовать, вообще не можете, потому что дисциплина — это понимание! От глагола discere — понимаю. Оттуда термин «учебная дисциплина». Вот я читаю вам дисциплину история культур. То есть, иными словами римский легионер понимал, что маршировать утомительно. А легионеры Цезаря, между прочим, делали до 50 миль в сутки, если было очень нужно. Маршировать в панцире, в шлеме, при щите было тем более утомительно. Тащить свои два пилума (копья), да еще колья для устройства лагеря еще более утомительно. Но я понимаю, что если эти колья не принести и не устроить на ночь укрепленный лагерь (римляне не ночевали, не укрепившись), то из леса ночью повылазят какие-нибудь кимвры или тевтоны и всех нас вырежут. Потому, хотя мне очень тяжело, я марширую. И так они завоевали мир.

Кельты были не менее храбры и не менее воинственны, и оружием владели не хуже римлян. Читайте Цезаря «Записки о Галльской войне». Там он точно все описал. Только вот в чем дело, они собирали союз, ополчение, бросались на римлян. Римляне укрывались в лагере и сидели там. Туда-сюда летели копья, летели камушки из пращи, стрелы из луков. Укрепленный лагерь так просто не берется. Галлы ждали день, ждали другой, на третий день им это надоедало, и они расходились по домам. И тогда римляне выходили из лагеря… И так они завоевали мир.

Еще они завоевали мир высоким звучанием римского гражданства, умелым манипулированием различными степенями гражданства. Их было три. Низшее, италийское гражданство — право на самоуправление в своем городе, то есть чисто полисное. Затем следовало латинское гражданство, которое давало права в союзных городах и право обращаться в римский суд. И наконец на вершине было римское гражданство. Их все даровали. В одной своей статье я отметил, что самниты, между прочим, вели Самнитские войны вовсе не для того, чтобы защитить свою независимость от Рима, а потому что римляне затягивали предоставление самнитам прав латинского гражданства. Вот так оно ценилось.

Еще в древности республиканской, в ранние Этрусские войны царь Порсена направился воевать Рим и схватил римлянина Муция, который вел дозор, шпионил за Порсеной, и принялся допрашивать, где и что расположено, откуда и как двигаются римские войска. «Да пошел ты куда подальше!» — ответил ему Муций. «Я буду тебя пытать», — сказал Порсена. «Меня, римского гражданина?» — спросил Муций и положил руку в жаровню с углями, и держал ее там, пока она не сгорела. Его потомки носили потом из поколения в поколение почетную фамилию Сцевола, то есть Левша. А Порсена так испугался этих полоумных, что немедленно ушел восвояси.

На чем была основана империя римлян? На чем основано римское наследие? Первой удачной империей была империя Кира Великого, Иранская (Персидская) империя, и она была основана на принципе общего блага. Римская империя тоже была основана на принципе общего блага людей и народов, но она приобрела и принцип универсальности, вселенской державы. Не в том смысле, что Рим собирался править на территории всей планеты, такого в помыслах у них не было, а в том смысле, что она первенствующая. Римское имперское наследие не умерло до сих пор. Это помимо Римского права Второй Рим (Византийская империя) и Третий Рим (наша империя Российская), это и череда западных империй, начиная с Карла Великого и кончая Австрией XIX века. Это, вообще-то говоря, и папизм, который взялся не из ниоткуда, и ни в коем случае не из властолюбия римских пап, ибо римские папы, как и все прочие люди, бывают очень разными. Это просто народная память о том, что в Риме должен быть император. Но с 476 по 800 год, до коронации Карла Великого императора не было. А кто там есть в Риме? Из Галлии же не видать. Ну, раз нет императора, есть же Римский епископ. Вот и отлично, и на него переносили отношение к императору. Конечно, папы потом потрудились, чтобы как-то оформить настоящее папство. Но вообще это тоже римское наследие, причудливо трансформированное.

Университет — это тоже римское наследие, это вместилище универсального права. Потому, когда мы говорим о гонениях на христиан, надо понимать, в чем было дело. Универсальность Римской империи столкнулась с универсальностью вселенской Церкви. Если мы не даем себе в этом отчет, мы не поймем, почему лучшие императоры преследовали христиан, а худшие часто не преследовали. Лучшие императоры просто исполняли свой долг. Потому при Траяне гонения были, не очень въедливые, правда. В основном гонения провоцировали иудейские общины, они доносы писали. Ну, что было, то было. И примирить эти две универсальности можно было только одним способом. Император должен был стать христианином. В конце концов это и произошло. Об этом вы должны прочитать в моей статье «Империи в мировой истории». Она абсолютно доступна. Она издавалась много раз. Все издания есть в библиотеке, есть по крайней мере на двух сайтах, давно, с 1997 года. Написана статья еще раньше. «Империи в мировой истории», как и «Антисистемы» или «Антисистемы в России» читать обязательно. Вам могут быть полезны и другие мои статьи. Статью «Тирания» можете читать, можете не читать. Можете статью «Демос и его кратия» или статью «Полибиева схема» читать или не читать. А «Империи в мировой истории» и «Антисистемы» вы просто обязаны прочитать. На экзамене буду обращать на то внимание без рассуждений.

И в заключение. Какое замечательное качество сделало римлян такими успешными империалистами? Оно очень современно, и сейчас его можно применить к нашей чеченской проблеме. Это одно качество в двух составляющих. Римляне никогда не предавали союзников. Разумеется, быть римским союзником не значит быть равноправным, союзники бывают только младшими. Но как бы тяжело ни приходилось римлянам, в самых тяжелых ситуациях римляне никогда не предавали союзников. А сколько раз враг стоял у ворот самого Рима! Притом страшный враг, тот тоже Ганнибал. Так вот, Карфагеняне, как народ торговый и хитрый, предавали запросто. Обещали лучшим своим солдатам ливийцам дать карфагенское гражданство, а когда отпадала нужда, ничего не дали. Римляне так себя не вели. Это первое.

И второе. Римляне никогда не прощали предателей. Был старый римский союзник — богатый город Сиракузы на Сицилии. А у римлян плохо шли дела с господствующим на море Карфагеном. И сиракузяне решили: а ну их, римлян, неудачники они, давайте лучше, пока не поздно, в союзники Карфагена. Римляне взяли Сиракузы, несмотря на все хитроумные военные машины, которые по преданию построил Архимед. Римляне взяли Сиракузы, и всех, кто почему-нибудь не был убит, поголовно продали в рабство. Не стало Сиракуз. Архимед погиб. Есть даже легенда Лаэрция о том, как это было. Вот так. Это все.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: рим 27 римляне 2 этруски 4