Реформа в армии

10 мая в 13:30

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, май 2017.

Наверное, вы обратили внимание, братья и сестры, на возобновившиеся разговоры о незамедлительном проведении военной реформы, реформы вооруженных сил. Эти разговоры возобновляются примерно раз каждые два года. Пока вся реформа шла по одному и тому же направлению — сокращение численности вооруженных сил. Да, прежние вооруженные силы нам, безусловно, не по карману, да и количество призывников, прямо скажем, не растет, особенно благодаря усилиям пропаганды, следы которой можно видеть, например, в московском метрополитене, где безнаказанно расклеиваются листовки, призывающие отказываться от призыва на военную службу. Во всех отношениях это идет как-то в разрез и с православной, и с русской традицией, но все не так просто, все не так однозначно.

У нынешних военных реформаторов появились и критики, указывающие на то, что наиболее мобильная и эффективная часть вооруженных сил, а именно ВДВ уже подверглись своеобразному погрому, их эффективность снижена благодаря тому, что они не имеют своего управления. За последние годы число воздушно-десантных дивизий, повторяю, лучших наших дивизий, тихо и незаметно сократилось с 7 до 4. Пока они, слава Богу, еще отличаются высоким боевым качеством. Но это вы можете видеть даже на экране телевизора или в газетах. А нам представляется важным затронуть несколько иной аспект.

Итак, у нас нету денег на значительные вооруженные силы. Притом предполагают, особенно наши демократы, в частности Григорий Явлинский, что у нас откуда-то возьмутся деньги для переведения вооруженных сил полностью на профессиональную, контрактную основу. Контрактникам надо платить, и довольно много. Иначе служить, естественно, не будут. Контрактник стоит неизмеримо дороже призывника, отбывающего действительную военную службу, но все-таки делают такое предположение. И тут нам хочется посмотреть на несколько аспектов, о которых умалчивают и наши средства массовой информации, и наши так называемые демократические политики.

Итак, первая экономия. До сих пор число генералов на каждую солдатскую душу у нас значительно превосходит удельный вес генералов в высокопрофессиональных, квалифицированных армиях Запада. Если мне не изменяет память, у нас в полтора раза больше генералов на данное количество солдат, чем в США. Если учесть, что у нас денег нету, что мы беднее, что к тому же наш солдат, несомненно, значительно культурнее, просто призывник культурнее, нежели американский, то у нас должно быть, наоборот, значительно меньше генералов, и генеральские ставки должны в целях экономии подвергнуться самому резкому сокращению. Я думаю, что мы с вами об этом забывать не будем, и даже рекомендую вам напоминать об этом при каждом удобном случае. Итак, первая экономия — сократить значительное количество генералов.

Вторая экономия. Насколько я понимаю, думаю, и вы подозреваете, что так оно и есть, мы избавились от коммунистического режима. Для того мы даже разрушили государство, избавились вместе с коммунистическим режимом от огромных исконно русских земель, прежде всего на территории неисторических государств Украина, Белоруссия и Казахстан. Но хотя бы какая-то польза от происшедшего должна же быть. И вот мы более не живем при коммунистическом режиме. Тогда позволим себе задать вопрос нашим военным реформаторам: а почему же сохраняется должность «политкомиссара»? Это же чисто большевицкое изобретение. Да, конечно, он больше не комиссар, он даже не «замполит», он офицер-воспитатель. Однако (не знаю, заметили ли вы, дорогие слушатели) тихой сапой, незаметно этому офицеру вернули функции заместителя командира. Как мы собственно должны к этому относиться?

Большевицкая функция «политрука» для русского оскорбительна, а для православного неприемлема! В русском полку при государе императоре функцию воспитателя исполняли два человека — полковой поп и полковой дьякон. Притом иногда полного штата не было, дьякона могло при полку и не быть. Тогда священнику помогал солдат-причник, на полставки, потому что он выполнял и другие, чисто солдатские функции. Вроде бы справлялись. Но вопрос не просто в экономии. Мы все, а прежде всего православные семьи не можем допускать, чтобы нехристь или, может быть, формально даже не враг православия, но человек нецерковный воспитывал солдата-христианина. Это просто совершенно недопустимое посягательство на наше вероисповедание, на нашу нравственность, на все вытекающие оттуда культурные традиции.

Если бы у нас действительно существовал комитет солдатских матерей, а не только «комитет дезертирских матерей», матери уже давно должны были бы истребовать от президента, от военного министра, от начальника генерального штаба ответа, по какому праву кто-то занимается воспитанием их мальчиков, которые давно уже воспитаны, воспитаны в семье. Между прочим, православные не уклоняются подобно некоторым сектантам от призыва на военную службу. Пока нашим терпением злоупотребляют, и если призван православный христианин, взамен мы по крайней мере давно вправе потребовать ликвидации этих комиссаров.

Я сам был на действительной службе в конце 1960-х годов. Армия была здоровее, чем сейчас, никаких внеуставных издевательств и избиений в помине не было. Но помню прекрасно, что и тогда офицеры «политруки», мягко говоря, не пользовались большим уважением и своих коллег офицеров, и солдат. Ну, конечно, солдаты помалкивали, солдат обязан послушанием. Но послушание послушанием, отдание чести отданием чести, присутствовали на «политзанятиях» (куда же денешься), а все равно ведь не уважали даже тогда.

Теперь у нас коммунистического режима нету, и мы вправе требовать ликвидации этих дармоедов и дармоедских штатных единиц. Кстати, заметьте, пламенный демократ Явлинский, требующий тотального введения контрактной службы, почему-то не обеспокоен сохранением этих комиссарских, «политручьих» должностей. Почему же, если он такой демократ?

Третья экономия. Она, пожалуй, самая важная. У нас нету средств на содержание многолюдных вооруженных сил? Великолепно! Нам есть, что упразднить. Мы получим экономию сразу сотен тысяч боевых единиц, сотни тысяч, как раньше говорили, штыков. Мы должны требовать ликвидации так называемых «внутренних войск». Не только ни в одной демократической стране, а вообще ни в одной свободной стране (либеральными бывают и монархии) не может быть внутренних войск. Наличие внутренних войск — это всегда посягательство на свободу, независимость и благосостояние гражданина! Братья и сестры, нам пора быть хозяевами в своей стране. Это наша страна. А все, кто занимается реформами, вообще-то говоря, находятся у нас на службе, они наш обслуживающий персонал. И говорить об этом надо везде и почаще. В самом деле, а для чего нужны внутренние войска? Внешними проблемами, то есть защитой отечества они не занимаются. Защитой отечества занимаются армия, авиация, флот. Но, может быть, внутренние войска защищают нас от преступников? А вот и нет. От преступников нас защищает полиция, которую почему-то продолжают неграмотно именовать «милицией». Во всяком случае, это служба профессиональная, она нужна любой стране, любому народу. Ее так и называют — правоохранительными органами, она занимается защитой от преступников. Если не от врагов и не от преступников, тогда от кого же должны защищать внутренние войска? Возникает серьезное подозрение, что они направлены против граждан. Но если это так и кто-нибудь в этом признается, то внутренние войска просто преступная организация!

Из этого всего: из того, что у нас нету денег, из необходимости профессионализировать вооруженные силы, из вопроса о внутренних войсках вытекает очень простое заключение (еще одна экономия). Вы хотите еще больше сократить вооруженные силы и сделать их профессиональными? А почему собственно нет? В XIV, XV, XVI веках наши вооруженные силы в основном из профессионалов и состояли — из дворян и стрельцов. Причем большинство были дворяне — военные профессионалы того времени. И в XVIII веке у нас тоже была профессиональная армия. Но искомого количества контрактников сейчас не набирается. Ну, предположим, мы можем составить из контрактников силы быстрого реагирования, воздушно-десантные, вертолетные. Мы можем набирать контрактные контингенты для горячих точек. Мы можем профессионалами укомплектовать стратегические ракетные войска и даже попытаться укомплектовать флот. Вероятно, этого мало. Выход простой — мы должны создать территориальные войска, то есть ополчения граждан. Во-первых, мы на то имеем право. Мы терпели, и наше правительство терпело странные, незаконные ополчения чеченцев. По какому же праву русским отказывают в этом? Во-вторых, служить в ополчениях, то есть в своих регионах призывники будут с гораздо большим удовольствием, с большей готовностью. В-третьих, Соединенные Штаты, кажется, не только свободное государство, но и демократическое. Думаю, в этом убежден Явлинский вместе с Гайдаром и прочими «кириенками», убеждены и господствующие средства массовой информации. Восхитительно! Когда в Соединенных Штатах возникают серьезные проблемы в связи с расовым или межэтническим конфликтом, в связи со стихийным бедствием или массовыми беспорядками в мегаполисе, что происходит в Соединенных Штатах? Призывается национальная гвардия. Национальная гвардия в переводе на русский язык — это и есть территориальное ополчение граждан (буквально: гражданская оборона — прим. С.П.). Если можно американцам, то можно и нужно нам, тем более, что это дешевле. Вот на что я хотел обратить ваше внимание.

Это не только моя точка зрения, известного вам автора, старого обозревателя нашей радиостанции, но и точка зрения Союза православных граждан, то есть позиция самых широких кругов православной общественности, во всяком случае, в отношении к странным воинским контингентам — к внутренним войскам министерства внутренних дел. Потому искренне призываю вас эту линию поддерживать и повсеместно пропагандировать. Глядишь, наши доблестные вооруженные силы, наши настоящие вооруженные силы, и прежде всего наш многострадальный флот почувствуют нашу защиту и будут благоденствовать более, нежели то удается им в настоящий момент.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: армия 170