О чехах и адмирале Александре Колчаке

14 апреля в 23:04

Радио «Радонеж», Москва. 1999.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2017.

Ведущий Виктор Саулкин: Дорогие братья и сестры, у нас в студии историк Владимир Леонидович Махнач.

Махнач: Добрый вечер!

Саулкин: Владимир Леонидович, последнее время многие наши деятели культуры, искусства, творческой интеллигенции говорят о необходимости покаяния перед народами Европы за то, что происходило в России, и прежде всего перед народом Чехословакии. Мы были даже свидетелями некого шоу, по многим каналам телевидения и радио говорили о страшных событиях 1968 года, нагнетались ужасы всякие, как будто какую-то мирную страну раздавили танки, устроили геноцид народа, и вообще постоянно говорили о «русских танках».

Махнач: Да, конечно, Виктор Александрович, я прекрасно помню замечательное сравнение одного нашего зарубежного соотечественника, вынужденно зарубежного, о том, как используют прилагательные в западной прессе: «русские танки в Праге», но «успехи советского балета».

Саулкин: И некоторые деятели искусства и культуры говорили о том, что им стыдно перед чехами за русскую историю, за то, что сотворила Россия с маленькой Чехословакией. А ведь мы знаем, что чехи всегда относились к России с любовью. И то, что произошло, конечно, больно для всех, это разрыв отношений с братьями славянами. Но ведь история отношений России и Чехословакии в XX веке не исчерпывается только 1968 годом.

Махнач: История отношений Советского Союза и Чехословакии включает, вообще-то говоря, и Вторую мировую войну, где конечно сражалась чехословацкая дивизия неполного состава, с трудом набранная у нас для интернационального участия в боевых действиях. Но прямо скажем, большого вклада она внести не сумела, и в общем-то Чехословакию освобождали русские, ну или советские, если угодно.

Чехословакия безболезненно и моментально капитулировала в отличие от отчаянно сопротивлявшейся Польши. Чехословакия довольно уютно жила во время гитлеровской оккупации в отличие от ряда других стран. И чехи не могут похвастаться тем, что они сражались так же, как сражались хотя бы те же поляки в конце войны и в войсках союзников, и в советских войсках. У нас было 600 тысяч поляков. Не знаю, было ли у нас хотя бы 10 тысяч чехословаков.

Саулкин: Трудно что-то сказать о чехословацком корпусе генерала Людвига Слободы. Были также партизаны, в основном словацкие партизаны. Но все же никто не будет оспаривать тот факт, что злату Прагу действительно спасли русские солдаты.

Махнач: Злату Прагу действительно спасли русские солдаты, причем первой была дивизия РОА генерала Власова, дивизия генерала Буняченко. За то американцы и выдали их на убой в сталинские лагеря. Впрочем, многие другие города Чехии и Словакии были освобождены и советской армией.

Саулкин: Владимир Леонидович, от нас требуют покаяния за 1968 год.

Махнач: Видите ли, в чем дело. От нас вообще все время требуют покаяния. Мне доводилось об этом выступать на нашей радиостанции. Даже Господь, как учит церковь, не столько требует, сколько призывает нас к покаянию, то есть к внутреннему переустройству в соответствии с Его замыслом, Его образом и подобием, которые сохраняет человек. Всемогущий Бог может и повелевать, но вместе с тем долго и терпеливо призывает. Наши советчики в Западной Европе более императивно требуют нашего покаяния, причем заметьте, национального. Но российской нации не существует, советской нации тоже никогда не существовало. Существует русская нация, однако русская нация не имеет своей государственности по крайней мере с окончания гражданской войны, имеет только интернациональную, советскую государственность. Россия с окончания гражданской войны до относительно недавнего времени (не могу провести точную границу, историки потом решат — до 1991 года, 1993 или даже 2000 года) была оккупирована интернациональным коммунистическим режимом. Этот режим не только не был связан с русской культурой, русскими традициями, православным вероисповеданием, религией большинства русских, он не был связан даже с традицией русской государственности, он все это ломал. Конечно, и в Чехословакии в 1968 году тоже правил коммунистический режим. И чехи и словаки вправе говорить, что они были порабощены коммунистами. Но они не вправе говорить, что они были порабощены русскими, ибо процент коммунистов среди чехов был просто выше, чем процент коммунистов среди русских, и в мировом коммунистическом движении русские тоже не составляли большинства. И Чехословакия коммунистическим сговором, то есть Варшавским договором, СЭВом (Советом экономической взаимопомощи) была поставлена в намного более выгодное хотя бы экономическое положение. Там жили в 1968 году так хорошо, как нам с вами и не снилось.

Потому мне правда жаль, что произошло в Чехословакии в 1968 году. Мне также жаль, что эти события окончательно испортили отношение чехов к русским. Ну так это ведь не мы сделали, это коммунистический «междусобойчик» решал, это коммунисты в своем кругу, простите, говоря по современному, разборку учинили. И в этой разборке также участвовали коммунисты Восточной Германии, коммунисты Польши, Венгрии, Болгарии, и пять оккупационных корпусов были введены на территорию Чехии и Словакии.

Притом ни в коем случае не думайте, что я хочу разделить вину со всеми. И не считаю, что немцы должны каяться за эти деяния. При Гитлере у немцев была все-таки своя, немецкая власть, им есть в чем каяться. А в 1968 году у них тоже правил интернациональный коммунистический режим. А вот коммунистам, в том числе американским, итальянским, французским и всем прочим коммунистам надо каяться перед чехами и словаками за события 1968 года.

Саулкин: Владимир Леонидович, но призывают каяться не только перед чехами, западные учителя призывают нас каяться перед Прибалтикой. А ведь если мы вспомним годы революции, то в ЧК (в Чрезвычайной комиссии), то есть в органе, который проводил геноцид русского народа, причем геноцид всех его слоев, прежде всего лучших людей (дворянства, священников, купцов, крестьянства), было много и прибалтов — знаменитые латышские стрелки, а в гражданской войне и чехи участвовали.

Махнач: Совершенно верно, но мы переходить на прибалтийский материал не будем. Я только не могу удержаться от одного, простите мне, ехидного замечания. Когда в 1917 году проводились выборы в Учредительное собрание, большевички победили только на одной территории — только на территории будущей Латвии. Так что скорее всего мы должны призывать к национальному покаянию латышей. Они-то как раз единственные среди народов Российской Империи оказались прокоммунистическими уже в конце 1917 года. Не русские, не удмурты, не татары, безусловно не мусульмане вообще, а именно латыши. Ну, да оставим их.

Да, чехи участвовали в гражданской войне, и участвовали, прямо скажем, некрасиво. Напомню, что чехословацкий корпус был сформирован из добровольцев-военнопленных, разумеется, военнопленных австрийской армии. Славянское движение перед Первой мировой войной было, видимо, последний раз в истории. Славянское движение было направлено против немцев Германии и Австро-Венгрии, и против мадьяр. Оно было очень сильным тогда, оно объединяло не только православных славян, но и славян-протестантов (их было немного), и славян-римо-католиков, которых большинство в Чехии, кстати. В годы Первой мировой войны даже хорваты, нынешние гонители и мучители православия, перебегали на русскую сторону, чтобы сражаться против тевтонов. Мне знакомы примеры и знакомы имена. Этот добровольческий чехословацкий корпус имел такое же право на существование, как и польские или чехословацкие корпуса в Красной армии в годы Второй мировой.

Этот корпус сформировали на Волге. Он сыграл определенную роль в гражданской войне, сначала, поддержав Учредительное собрание, а потом, как бы поддержав Белую армию на востоке, на Урале и в Сибири, но только как бы. Все рвение с падением исторической России у чехов и словаков прошло. Когда же державы центральной Европы — Германия и Австро-Венгрия капитулировали, чехи и словаки стремились только домой. Я их понимаю, я им не судья. Все бы стремились только домой. Но какой ценой они покупали этот отъезд домой? Ценой чудовищного предательства. Известны имена. Чешского генерала, командующего чехословацким корпусом, звали Иван Сыровой (Ян Сыровый). Известно имя коменданта железнодорожной станции «Зима», совершившего омерзительный сговор с красными об аресте и выдаче на расправу верховного правителя России, адмирала Александра Васильевича Колчака. Имя этого предателя чеха — полковник Ваня. Пишется так же, как по-русски имя Ваня. Именно чехами было совершенно это мерзостное деяние.

Благодаря этому предательскому сговору адмирал был арестован в Иркутске, уже на станции «Зима» чехи впустили красный патруль в эшелон, в котором следовал адмирал, его премьер-министр господин Пепеляев, позднее с ним расстрелянный, и их свита. Этот мрачный день — 15 января 1920 года. Акт Иудин произошел в 10 часов 15 минут вечера по местному Иркутскому времени.

Притом я хочу заметить, что если у русских в 1968 году национального правительства не было и к тому же можно не сомневаться, что в войсках, введенных на территорию Чехословакии, несомненно, присутствовали в том числе представители ныне суверенных государств «ближнего зарубежья»: эстонцы, латыши, чеченцы (никого же не отбраковывали), то корпус генерала Сырового был национальным.

Правительство Чехословакии в 1968 году не было вполне законным. И вообще ни одно коммунистическое правительство не было законным. Они все были нелегитимны, они все не были созданы волеизъявлением народа, не были созданы даже в итоге общенародной присяги (как создается легитимность монарха). Они все были незаконны, как и наш коммунистической режим. Повторяю, была коммунистическая разборка между незаконным коммунистическим режимом Советского Союза и незаконными режимами Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши. Так вот, в отличие от всех коммунистических правительств Александр Васильевич Колчак был последним законным (легитимным) правителем России. Такой легитимностью не обладал с тех пор никто, включая нынешних правителей РФ, Украины, Казахстана и других государств на территории исторической России.

Александр Васильевич был легитимным в силу того, что, во-первых, был избран частью депутатов Учредительного собрания, во-вторых легитимизирован актами всех белых движений в России и всех казачьих войск. Главнокомандующие, как-то Антон Иванович Деникин и другие атаманы — Сибирский Анненков, Оренбургский Дутов и так далее заявили о его признании. То есть, он был косвенно легитимизирован.

Более того, братья и сестры, вы не знаете одной презабавнейшей вещи. А надо бы знать, что должность «верховный правитель России» не была выдумана ни Колчаком, ни для Колчака. Она была предусмотрена Основными законами Российской Империи для такого исторического момента, когда почему-то на троне нету монарха. Потому в отличие от «генеральных секретарей», «председателей президиумов» и даже «президентов» верховный правитель адмирал Колчак был законнее, несомненно законнее.

То есть, мы-то были втянуты в коммунистическую аферу, а чехи как национальное объединение, как национальный корпус участвовали в захвате, в аресте, пособничали гибели последнего законного правителя исторической России. Кому же тогда надо каяться, братья и сестры? Почему молчит об этом наша свободная пресса? И еще более свободные средства электронной массовой информации? Во что интересно!

Есть еще одно сравнение, чисто эмоциональное. Во время ввода войск в Чехословакию в 1968 году произошел трагический эпизод. Тамошние демократические коммунисты, свободолюбцы «с человеческим лицом» перегородили горную дорогу линией женщин с детьми, и первый шедший по дороге советский танк, выворачивая, дабы не раздавить женщин, сорвался в обрыв, экипаж погиб. Танк не успел затормозить. Все пятеро членов экипажа были русскими, но сейчас это не имеет значения. А в 1920 году чехословаки вели себя в Сибири конечно не как оккупанты, для того кишка у них была тонка, а просто как мелкие бандиты. Об этом тоже уместно сегодня вспомнить. Мы имеем право напоминать чехам о событиях 1920 года, и не им указывать на нас пальцем. Ну да ладно! Кто старое помянет!

Что же касается Александра Васильевича Колчака, Виктор Александрович, то ведь этот год юбилейный — сто двадцать пять лет со дня рождения великого полярного исследователя, выдающегося флотоводца, честного русского офицера и последнего верховного правителя России. И я не сомневаюсь, что мы этой осенью и зимой не раз обратимся к юбилейной дате памяти адмирала Колчака. В Москве, кстати, готовится вечер его памяти, о чем мы надеемся вам сообщить.

Саулкин: Спасибо, Владимир Леонидович! Хотелось бы завершить нашу передачу словами о том, что, конечно же, Господь призывает русский народ к покаянию, но покаяние должно быть связано с трезвым, осмысленным взглядом на свою историю, а не с тем взглядом, который нам старательно навязывают из-за рубежа и который с правдой истории не имеет ничего общего.

Махнач: Правда, думается, состоит и в том, что нас связывает славянский язык, сильное взаимное влияние литератур и многовековое тяготение друг к другу, в общем и православное прошлое тоже связывает, потому что хотя православных чехов почти не осталось, мы не можем забыть, что Моравия была первым православным государством в славянском мире. Это дорогого стоит. Правда в том, что мы можем молить Господа, чтобы он вразумил всех, и по его милосердию восстановилось доброе отношение и наше к чехам и чехов к нам, и всех других славян друг к другу.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: Александр Колчак 1
:: Специальные предложения для друзей ::