Иго лжеумствования

2 января в 22:55

Статья 2001 года.

Есть ли сегодня опасность сепаратизма в Татарстане? Иные политики и политологи пугают: дай хотя бы чуть-чуть «лишней» воли тем же чеченцам — и Россия начнет разваливаться, и в первую очередь по «татарской линии». Уверен, это ложные страхи.

«Татары» — враги татар

Русские и татары… Здесь есть крайне интересная проблема, созданная всего лишь невольным употреблением слова историками XVIII века, когда еще не только этнологии, но и этнографии просто не было. Кто такие татары? Древние татары — это один из народов, которые были втянуты монголами Чингисхана в свой грандиозный поход. От них уже ничего не осталось. Однако ирония истории заключается в том, что их имя случайно «прилипло» к разным народам. Есть волжские татары и сибирские, видимо, это разные субэтносы одного народа, ветви которого разошлись весьма далеко. Есть татары крымские — это совсем другой народ с совсем другим языком. Кстати, азербайджанцев до революции и в первые послереволюционные годы тоже называли татарами — кавказскими. То есть, слово «татарин», по сути, применялось просто к тюркам вообще, не ко всем, впрочем, но ко многим. Отсюда полная нелепость — сохранять до сих в наших учебниках словосочетание «татаро-монголы» или «монголо-татары». Тюрки, извините, монголам совсем не близкая родня.

Что за отношения были у русских с татарами на протяжении истории? Зададимся этим вопросом потому, что он по-своему стал актуален сегодня, в том смысле, что интеллектуальная элита волжских татар во многом воспринимает себя как многовековых потомков тюркской традиции. В самом деле, попытка обращения к истории, к национальной идентификации, когда она предвзята и малограмотна, способна вызвать самые разные диковатые умонастроения и действия, что мы от отдельных представителей нынешнего Татарстана время от времени и получаем. А как хотелось бы побольше исторической грамотности!

Итак, еще раз подчеркнем, что тех древних татар, которые дали имя татарам нынешним, уже много веков не существует. Это, кстати, никого не должно изумлять, ибо история с именами народов проделывает самые прелюбопытные вещи. Например, китайцы в русском языке носят имя своих злейших врагов — киданей. Была такая Киданьская или Каракитайская империя, на короткое время завоевавшая Северный Китай. Китайцы называют себя «хань», а мы их — именем племен монгольской группы. Но китайцы на то не обижаются, как и немцы, которые для нас — немые, не умеющие говорить по-русски люди, а отнюдь не германцы. Не в названии, в конце концов, дело: главное — понять «who is who», рассуждая о народах, не подменять одного другим, не дай Бог.

Как же все-таки развивались наши отношения? Что связывало народы? Как произошло, что сначала один народ как бы поработил другой, а потом все произошло ровно наоборот? Кто и что под этими самыми «порабощениями» понимает?

В XIII веке сложилось могущественное прото-имперское государство великого Чингисхана. Последний, надо заметить, обладал не только огромной волей и желанием захватывать территории, но и большим умом. Это позволило Чингисхану, в частности, создать замечательный закон, из которого следовало: если твой брат, следуя впереди в строю, уронил стрелу, а ты ее не поднял (или брата не окликнул), то тебя выпорют, а могут и казнить. Жестоко? В общем, конечно, да, но то требовала от Чингисхана «сверхуплотненная» ситуация — завоевателей было намного меньше, чем завоеванных. Имелись и менее строгие наказания, например, ссылка в Сибирь, где степняку жить оказывалось крайне тяжело (вот откуда корни нашей примечательной традиции). Между прочим, тот же закон требовал, чтобы человека за преступление непременно судили (пусть хотя бы начальник в поле), убить «просто так» не представлялось возможным. Европа тогда до того, заметим, еще не дозрела. Тот же закон требовал, чтобы аристократа покоренного народа судил хан. А кем был хан? И в тюркских, и в монгольских языках хан — это выборный военный правитель, тот, кто обладает огромнейшей властью во время войны, однако совсем мало имеет ее в мирные дни. При Чингисхане съезд вождей и свободных полноправных воинов выбирал хана, потому недостойному трудно было удержаться в «высоком седле». В науке такая система управления называется «народ-войско». Система жесткая, но очень честная.

Было в законе Чингисхана еще одно хорошее правило: он требовал оказывать покровительство любой религии и ее жрецам, а не просто терпеть или допускать! Сами монголы были последними митраистами: они верили в светлое и черное начала, которые постоянно противоборствуют. В той же Орде имелись христиане кереиты и найманы, буддисты среди уйгур. А вот мусульман было чуть-чуть. Именно потому, когда монголы (которых самих было мало, зато много было племен, ведомых ими) пришли в Восточную Европу, первым досталось татарам. Одной сотой того разорения, которому подвергся Волжский Булгар (прародина нынешних казанских татар), не подверглись ни русские, ни армяне, ни осетины, ни грузины, никакие другие христианские народы. Завоеватели устроили резню, исходя из сущности военного похода на очень богатый город. Потому кое-кому сегодня стоит напомнить: те «татары», которые были Ордой, тех татар, которые были настоящими предками татар нынешних, резали и избивали так, как, например, русских не резали и не избивали даже в Козельске.

А что хотели ордынцы от Руси?

Поскребите татарина — и обнаружите русского

Ордынцы хотели, чтобы Русь дала им степь. Русь к тому времени уже слабела: славяне и русы заканчивали свою историю. Мы, русские, сегодня уже совершенно другой народ. Грандиозная конфедерация княжеств и земель стать федерацией не смогла, несмотря на все попытки святого Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. В XIII веке народы Руси были готовы, чтобы их завоевали. Вот ордынцы и сделали это.

Ордынцы не умели жить в лесах и лесостепи. Интересен факт, что в раскопанных селищах русов нету скоплений органики, то есть серьезных следов тел людей и животных. Что это значит? То, что крестьянин успевал, завидев ордынца, угнать свою скотину в ближайший лес или даже рощу. Доблестный нукер (дружинник), столь славный в битве в чистом поле, оказывался там беспомощным. В ордынском вторжении пострадали в основном горожане — бояре, дворяне, купцы, ремесленники.

Вообще общепринятая точка зрения о «постоянных набегах» кочевников на беспомощных селян в корне неверна. Ну, представьте себе: живет мирное племя, и вдруг на него налетает стая ордынцев, убивает мужчин, насилует женщин, все съедает и … снова исчезает. А куда исчезает? Да, конь способен развить скорость до 40 км/ч (очень хороший и один раз в день), лошадь в походе — 10-12 км/ч, а телега с кибиткой может двигаться со скоростью только 5 км/ч. А зимой вообще не кочуют. А значит, «недорезанные» земледельцы, воспылав естественным желанием отомстить, легко могли собраться в ответный поход, притом с хорошо кормлеными конями и куда лучшим, чем у кочевников, вооружением, они просто должны были собираться в «контрпоходы»! Однако мы о таковых ничего не знаем. Следовательно, и перманентное разорение со стороны ордынцев не более чем миф.

Повторим, не русские были ордынцам нужны, а причерноморские степи, да проживавшие в них племена (к примеру, половцы), причем, не как рабы, но члены Орды. Именно потому Черниговские земли, издавна дружившие с половцами, пострадали от ордынцев более всего, били по ним, подчиняя половцев. Почему казанского татарина трудно отличить от русского? Да потому, что он чаще всего классический европеоид. Кто-то сказал: «Поскребите русского — и обнаружите татарина». Что ж, пусть так. Но совершенно справедливо и обратное: «Поколупайте татарина — и найдете русского».

История развивалась. Русские признали в монголах своих повелителей на правах вассалов. Что это значило? Вассалитет — норма Средневековья, отнюдь не унизительная для вассала. Вассал не раб сеньора, но его дружинник, уважаемый слуга! Английский король на протяжении трех веков тоже был вассалом Французского короля, что, кстати, плохо кончилось для … Франции. А наш вассалитет закончился трагично для Орды.

Кто-то скажет: но все же ордынцы устраивали набеги, убивали русских князей… Да, было такое. И набеги, и убийства. Но, например, за что убили святого Михаила Черниговского? Да за то, что он ездил в Европу сколачивать антиордынский блок. Если для русских Михаил Черниговский — святой мученик, то для ордынцев он, по естественной логике, политический преступник. Михаил Черниговский отказался от унизительных для христианина обрядов? Так. Но Александр Невский тоже ездил в Орду, однако его не заставляли предпринимать ничего подобного (чего он, конечно же, не сделал бы), ибо его отношения с Ордой были вовсе другого свойства.

Ордынцы были предсказуемыми политиками, они были честными. «Нельзя лгать доверившемуся» — гласило одно из их правил, пусть и суровое. Потому русские мудро (в отличие, например, от грузин) и выстраивали с ними вполне терпимые отношения.

Русь сцепилась с Золотой Ордой в одну гигантскую систему. Культурно, религиозно мы были связаны с Византией, были восточными христианами, а вот геополитически оказались привязанными к Золотой Орде, вписались в ее систему. И став ведущим народом восточной Евразии, мы стали ответственными за нее!

Как известно, Орда была разрушена царем Иоанном III Васильевичем в 1480 году. Произошло то вследствие того, что к тому времени Золотая Орда совершенно выродилась, превратившись в бюрократическое образование, государство взяточников, способное разве что получать дань от того, кто платить ее соглашался. Дикие честные степняки оказались развращенными комфортом, исходившим от ислама: яства, бассейны, танцы живота… Мурза малый «тянул» с мурзы большого, мурза большой — с беглярбека, беглярбек — с темника, темник — с хана… И хан знал, что, если он не будет «отстегивать», то его зарежут. Ордынцы превратились в иждивенцев не только русских, но и народов Кавказа, прежде всего, христиан. Ордынцев, которых все более «замещали» тюрки, погубили излишки, к которым ислам привык за тысячелетие (как нас сегодня губят дорвавшиеся до «высот цивилизации» так называемые «новые русские», новые чиновники, всякого рода братки, сбившиеся в современную орду у рычагов управления обществом). При российской монархии многие из сегодняшних нуворишей, возможно, дослужились бы до степеней известных, но вот закупать на корню шикарные кабаки с голыми девками явно не смогли бы. Ну, не принято тогда это было: сие не только не по средствам, но и неприлично! Когда мало культуры, но очень много цивилизации, — это очень печально…

Другая, не менее существенная причина гибели Золотой Орды — конфессиональная. Тюрки вытесняли монголов, и Орда начала посягать на православную веру. Мамай пригрозил православным, и потому был побит. Вскоре, впрочем, и мы были побиты Тохтамышем, тюрком по воспитанию. Битву вер уже было не остановить. Проиграть должен был слабейший, Русь оказалась сильнее.

Она, впрочем, не смогла крестить Орду. На то сил и средств уже не хватило. Но многие ордынцы становились православными. Их потомки и сейчас рассеяны по всему миру, например, фамилии Аксаковых, Баскаковых, Кутузовых, Тютчевых… Русские стали наследниками Золотой Орды, заполнив чингизидово пространство.

Все знают, что на реке Угре мы победили противника Стоянием. Менее известно, что великому царю Иоанну III даже «надоело» ждать каких-либо действий со стороны врага, и он вернулся в Москву. Так вот, там ему никак невозможно было высунуться из Кремля: народ на площадях клеймил его как дезертира, называл «бегуном». Вот вам и «русские рабы», извечная рабская Россия! Впрочем, царь Иоанн III был мудр: настали холода, Ахмат ушел, а после был убит своими же. Русь была свободна, а война выиграна практически без единого выстрела. Я бы назвал эту победу самым блестящим сражением России.

Орда распалась, но осколки оказались разными. Что делать дальше? Взять Казань? Это легко. Но долгое время Москва на то не идет, надеясь на то, что в Казани сохранится прорусская Касимовская династия. Зачем тогда лишние военные хлопоты? Однако к власти прорвалась династия Крымская. А османских агентов на обозримых просторах Русь потерпеть не могла. Вот и взяли в 1552 году Казань, а через четыре года, в 1556 году взяли Астрахань. В те времена Москва и думать не могла вести себя с позиции слабости.

«Завоеватели» и «порабощенные»

Итак, татар завоевывать русские не хотели, но были вынуждены, как уже было сказано выше, это сделать. Однако, взяв Казань, русские повели себя по отношению к татарам весьма осмотрительно.

В Казань сразу же был назначен епископ, им стал святой Гурий, притом, что на Руси был один митрополит (в Москве) и два архиепископа (в Новгороде и Ростове). Земский Собор особо отметил, что приводить к святой вере должно только увещаниями, но не насилием.

Ханство было ликвидировано, но вся татарская знать получила статус служивых российских дворян. Посреди Казани стоит башня Сююмбике. Есть красивая легенда: с этой башни в 1552 году бросилась и разбилась ханша. Башня обследована с предельной тщательностью — в ней нету ни одного татарского кирпича, это дозорная и сигнальная башня русского Кремля. Ханша вообще не бросалась ни с какой башни, напротив, ее почетно препроводили в Касимов и выдали замуж за касимовского хана.

А вот далее в стране началась Смута — первая гражданская война в России. Происходит нечто парадоксальное. Есть же золотое правило: враг моего врага — мой друг. Однако вопреки этому правилу в 1610 году выносится Казанский земский приговор … об участии в ополчении Минина и Пожарского. Почему подписал этот документ архиепископ Исайя, понятно. Отчего поставили свои подписи немногочисленные в Казани русские дворяне, тоже ясно. Все по сердцу, по совести. Черемисы подписали, можно предположить, потому что они предпочитали русских татарам. Но приговор подписали сами татарские мурзы! Они не ударили русским в спину, но поехали освобождать Москву от поляков. О чем это говорит? О том, как вели себя русские «завоеватели» по отношению к «порабощенным» татарам.

Есть все же одна вещь, за которую русским должно быть стыдно перед татарами. В XVIII веке стало отчего-то неприлично вспоминать об одном человеке как о татарине. Этот человек — великий герой борьбы со Смутой, земский староста Нижнего Новгорода Кузьма Захарович Минин, он крещеный татарин Кириша Минибаев! Этот факт особенно красноречив на фоне попыток неких интеллигентов из Казани, ныне вдруг ставших туркофилами, опорочить исторические взаимоотношения русских и татар. За этими господами лишь домыслы, подогреваемые не менее пустыми надеждами подкормиться от Турции, а вот за тем же автором этих строк, их оппонентом, сам Минин. (Во всех прочих лекциях Махнач того не утверждает и называет сведения, что Минин был из крещеных татар, спорными и принципиального значения не имеющими. — прим. С.П.)

Татары весьма хорошо служили в русской армии. Кроме того, они считались главными интеллектуалами по части ислама. Большинство мулл были из татар. Мулла, известный писатель и просветитель Казани Каюм Насыри вообще произнес фразу, которую никому, кроме как самому мулле, и произнести было бы никак невозможно:

«Русский лучше всех знает, что нужно мусульманину».

Своим ордынским происхождением страшно гордился Куприн. Он считал, что самое большое его достоинство то, что он русский офицер, затем то, что он потомок ордынского мурзы, а уж писательский талант — дело десятое.

Именно потому до 1917 года не случилось ни одного татарского восстания против русских, ни одного сколько-нибудь серьезного социального неудовольствия. Вообще до советского периода пантюркистов на Волге замечено не было.

Тем не менее коммунистическая власть немедленно произвела на свет татарскую республику. Так большевикам было удобнее порабощать тех, кто не желал принять их власть, а для тюрок эта власть как безбожная вообще была неприемлема, это вам не веротерпимый русский православный царь. Истинным своим поработителям татары сопротивлялись, как могли. Татарские кавалерийские отряды существовали в армии Александра Васильевича Колчака. Они боролись за Российскую Империю до конца — боролись героически. А татары-кряшены (крещеные из язычества татары) упорнее других оберегали христианскую веру и при победившем большевизме. В эпоху господствующего атеизма они преуспели в этом даже более православных русских и татар-мусульман.

Сила хитрости и правота силы

Есть ли сегодня опасность сепаратизма в Татарстане? Иные политики и политологи пугают: дай хотя бы чуть-чуть «лишней» воли тем же чеченцам — и Россия начнет разваливаться, и в первую очередь по «татарской линии». Уверен, это ложные страхи. Ну, не получается у татар сепаратизм, сколько бы ни старалась раздуть его кучка интеллигентов-пантюркистов, даже вошедших во властные кабинеты. Татарский народ, общая история русских и татар против них категорически. Пара сотен «пламенных» простамбульских семей ничто по сравнению с подавляющим большинством татар, не мыслящих себя вне России.

Хотя соблазны были и остаются. Прежде всего, соблазняет нефть. Хотя в случае с татарами это, пожалуй, напротив, «игра в поддавки». Есть один неоспоримый, хотя и тщательно оберегаемый от гласности факт: наша нефть в целом не имеет реальной цены. Мы пускаем тюменскую нефть по одной трубе с башкирской и татарской, которые на 1/5 дешевле, поскольку хуже тюменской. И в итоге мы теряем в цене, выравнивая по нижней. Зачем это надо? До каких пор это будут терпеть сибирские нефтяники? Это серьезные вопросы, и тут уж татарам не до сепаратистских настроений. Неужели татарские пантюркисты не понимают, что отключить Татарстан от нефтяной трубы для Москвы — элементарное дело?

Шаймиев и его окружение попугивают Кремль туркизацией, время от времени, когда есть причина выторговать что-либо. Для любого политика хорошо иметь какое-то серьезное оружие, даже если он никогда не собирается его использовать или оно по какой-то причине неисправно. Руководство Татарстана вроде бы во всем «за» Москву, «за» общую единую Россию, и потому «за» умеренный ислам. Но вот мечети почему-то строятся османского типа. Это, казалось бы, не сверхвеликий знак, однако, он опять-таки с намеком: мы, татары, если что, можем и к Турции повернуться… Наивно? Разумеется, но ведь в политике работают еще какие-то мифические рычаги.

Общеизвестно, что ласковый телок двух маток сосет. Можно уважать татарское руководство за его действия с позиции силы и при отсутствии оной. Нашим русским политикам не помешало бы поучиться у татар такой, без сомнения, славной манере поведения, особенно при отстаивании интересов собственно русского населения. Пораженцы, вечно боящиеся обидеть везде и всюду то братские народы, то мировое общественное мнение и путающие притом шовинизм с разумной силой, основанной на правоте позиции, более чем надоели.

Иго лжеумствования надо скидывать, в политике сохранения целостности России в том числе.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: орда 7 сепаратизм 9 татары 24