Антисистемы. Беседа 1/5

11 ноября 2017 г. в 01:30

«Народное радио», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, ноябрь 2017.

Беседа 1/5. 2 сентября 2008 года.

Ведущий: В эфире «Народного радио» программа «Религия и общество». Добрый день, дорогие радиослушатели. Сегодня в гостях у программы «Религия и общество» вновь историк Владимир Леонидович Махнач. Мы решили все-таки (может быть, не очень хорошее слово, но оно, на мой взгляд, бьет в точку) «поиспользовать» Владимира Леонидовича в том аспекте его реализации жизненной, в которой он действительно мастер своего дела, потому что последнее время мы в основном проводили беседы на какие-то сиюминутные темы, связанные с проходящей современностью, с проходящей исторической ситуацией, какими-то событиями. А между тем Владимир Леонидович — историк и, на мой взгляд, сейчас один из лучших историков в России, в Москве. И нам хотелось бы даже сделать ряд передач, если получится, конечно, с каким-то интервалом, может быть, две недели, которые будут посвящены фундаментальным, глобальным историческим проблемам, которые актуальны для любого времени истории.

И вот первый цикл, который мы решили сделать, который, наверное, не знаком слушателям «Народного радио», будет посвящен так называемым «антисистемам», тому, что такое антисистема, что это за понятие, главным примерам антисистем в истории. Об этом сегодня расскажет Владимир Леонидович Махнач. Телефон в студии 629-08-73 или 780-52-55. Пожалуйста, звоните, задавайте вопросы Владимиру Леонидовичу.

Дайте тогда небольшой исторический экскурс. Можно даже начать с происхождения самого термина, да? Пожалуйста, Владимир Леонидович!

Махнач: День добрый! Термин «антисистема» в гуманитарном знании, а теперь и в политике, и в публицистике довольно новый. Его создал наш великий соотечественник и современник большинства наших слушателей, хотя его 13 лет уже как нет в живых. Тем не менее он современник для большинства. Он создан Львом Николаевичем Гумилевым, замечательным историком, замечательным и географом, создателем теории этногенеза. Она единственная в мире, никаких других теорий этногенеза пока нету. Фактически он создатель науки этнологии, хотя его противники еще около двадцати лет назад, в «перестроечку» лихо переименовали Институт этнографии в Институт этнологии РАН. Сейчас это Институт этнологии и антропологии, прямо скажем, не из удачных институтов в огромном сонме блестящих научных институтов нашей Академии наук.

Достаточно сказать, что выпускники, сотрудники, стажеры, аспиранты этого института были по своей чудовищной безграмотности повинны в некоторых конфликтах с немалым кровопролитием на территории еще существовавшего Советского Союза, а также после 1991 года. Например, уж точно на совести бывших сотрудников Института этнологии была страшная резня в Сумгаите и Баку.

Другой теории этногенеза не существует. Есть только гипотезы, есть концепции. Не будем говорить, что этим занимался только Гумилев. Но только Гумилев построил законченную, стройную теорию. Теория выше концепции, а концепция выше гипотезы. Других теорий нету, потому к ней надо относиться серьезно. Я рекомендовал бы познакомиться с ее основами каждому преподавателю, даже не гуманитарию, а уж гуманитарию обязательно, каждому священнослужителю, каждому родителю, который еще занимается воспитанием детей или внуков. В теории Гумилева вы найдете и категорию антисистем. К счастью, достать Гумилева нетрудно. Целостное изложение термина «антисистема» встречается в его основном трактате «Этногенез и биосфера земли», рассчитанном на коллег, на ученых, и в его популярной версии, в замечательной книжечке «Конец и вновь начало». Она издавалась уже не один раз и, кажется, сейчас есть в продаже.

Я пошел немножко дальше. Конечно, в данном случае я полностью завишу от светлой памяти Льва Николаевича. И уже мне принадлежит категория «неклассическая антисистема». Я сегодня успею сказать, какие антисистемы классические и какие неклассические, хотя конечно рассказ о чертах антисистем придется отложить на пару недель. Но что-то мы сегодня все-таки успеем. Почему это важно? Дело в том, что антисистемы нас окружают, они есть, они существуют. К сожалению, они есть и в нашем отечестве, причем их номенклатурочка довольно богата. И в настоящий момент, чего не было сто лет назад, мы можем видеть на Русской земле как классические, так и неклассические антисистемы. Я уже не говорю о США, которые просто забиты антисистемами. И даже у власти они встречаются. Потому они оказывают серьезное воздействие на происходящее с нами. С ними надо бороться, сами они никуда не денутся, если только злобность антисистемы не реализуется настолько, что приводит ее к самоубийству, к саморазрушению. Такие случаи бывали в истории. Пафос антисистемы — смерть. Потому идеальная антисистема должна заканчиваться групповым самоубийством, массовым самоубийством. Но, увы, чаще всего того не происходит или происходит не сразу. Еще раз назову обе книги Гумилева, запишите: «Этногенез и биосфера земли» и «Конец и вновь начало». Вторую читать легче, старшеклассник уже может спокойно читать.

Что же касается вашего покорного слуги, то я много раз издавал различные версии «Антисистем в России», я ввел категорию «неклассических антисистем». Это можно найти в моем сборнике 2000-го года «Очерки православной традиции», в коллективном сборнике «Россия — последняя крепость», а также в интернете. Если вы пользуетесь интернетом, то посмотрите у Махнача работу «Диагноз», работу о происхождении революции, о предпосылках революции. Почти половина работы посвящена антисистемам в России. Вы получите о них определенное представление и даже сможете рассказывать окружающим. Мы все должны владеть этим материалом, повторяю, для того чтобы подавить, истребить, рассеять любым способом встретившиеся, наличествующие у нас антисистемы.

Итак, что это такое? Классическая антисистема, по Гумилеву, это такая религиозно-идеологическая, можно сказать, религиозно-философская, религиозно-политическая конструкция (религиозный подтекст там всегда есть), которая способствует деструкции, то есть разложению, как минимум повреждению общества. И если она достаточно мощна, она способствует даже сокращению жизни этноса (народа).

Этносы смертны. Этносы сменяют друг друга. Притом они все же живут достаточно долго, по Гумилеву, 12-13 веков. А иногда остатки народа превращаются в реликт и живут еще много веков, но только уже совершенно пассивно. Нам с вами пока бояться нечего. Русские, сменившие славян, — этнос XIII века, второй половины XIII века. Потому нетрудно видеть, что впереди у нас во всяком случае четыреста лет, а может быть, если повезет, и пятьсот лет. Так что спокойно размножайтесь, дорогие слушатели. Можете заводить детей, внуков, правнуков. На их век России хватит. Кроме того, подобно тому, как русские сменили домонгольских, доордынских славян, Богу может быть угодно дать нам новый виток этногенеза, и родится преемник русского народа, значит, будет еще 12-13 веков. В конце концов, человечество тоже не бессмертно, оно тоже когда-нибудь кончится. Пока же все неплохо. И все было бы совсем неплохо, если бы не наличие антисистем. Антисистема может сокращать продолжительность жизни этноса. То самое страшное, что она делает.

Кроме того, Лев Николаевич определил антисистему как систему с негативным мировосприятием, с отрицательным знаком. Это все тоже гумилевское, я вам здесь только рассказываю.

Классические антисистемы отличались тем, что ненавидели мироздание, ненавидели мир Божий. Религиозных систем очень много, все системы разные. Но хотя для последовательного буддиста окружающий мир есть «майя», то есть иллюзия, мир же только внутри него, все равно мир ему нравится, все равно творение Божие ему нравится. Я уже не говорю о мусульманине, я уже совсем не говорю о христианине. Для христианина мир прекрасен, потому что он весь творение Божие. Да, он, конечно, поврежден, был поврежден еще грехопадением ангелов. Присутствие сатаны и другой окружающей его нечисти в мире конечно ощущается. Иначе бы антисистем не было, они порождение нечистого. Но по преимуществу мир реален, никакая не иллюзия. Мир христианину все равно нравится, даже современному христианину, который от церкви отбился и образован плохо.

Чтобы представить себе классического антисистемщика, который ненавидит мироздание, ненавидит Божий мир, ненавидит Творение, представьте себе такого человека. Он вышел на крыльцо. Перед ним цветущий июньский сад. Только что прошел дождь. На еще не просохших листьях, на травке бриллиантами блестят капли. Естественно, все умопомрачительно благоухает. Дождь прошел, и птички поют. Этакий кратковременный рай на земле, и солнышко уже засияло. И вот этот человек выходит, это все видит, чувствует, и единственное, что ему приходит в голову: «Во, лужа!» Вот это мировоззрение человека, готового войти в антисистему. Сам по себе он, конечно, не может образовать антисистему, один человек еще не система, но он уже готовенький, у него антисистемное мировосприятие.

Или представьте себе мужчину, который видит прекраснейшую женщину в своей жизни. Не буду раздражать ваши нервы и описывать, как именно она прекрасна. И вот он видит ее, и его реакция такая: «Баба! А внутри у нее кишки. А в кишках…» Ну, понятно, да? Дальше не будем.

Так вот, это как раз проявление антисистемности. Вы думаете, что таких нету? Есть.

В древней Месопотамии была очень сложная, во многом темная, во многом мрачная религия. Там были разные школы, разные верования. Великая культура Месопотамии существовала много веков. Потому многое менялось, от темного они даже немного сдвигались к светлому. Ответвлением той религии, изначально ответвления религии шумеров, была религия Финикии. И потому неслучайно Финикию так не любит Библия. Вот обратите внимание. Библия не любит и Вавилон, вполне прилично относится к Египту, а Вавилон не любит, но вот этих не любит совсем. Религия финикиян, а следовательно карфагенян, которые были финикийцами, — была верой только во зло. Есть ли добро, еще вопрос, этого никто не знает. А вот зло уж точно существует. Зло надо ублажить, иначе зло тебя съест. Финикийцы постоянно совершали не просто человеческие жертвоприношения, они приносили в жертву детей, причем своих детей. Это археологически подтверждено. Когда в конце XIX века начали всерьез копать Карфаген (сейчас это окраина города Туниса в Северной Африке), нашли то, что с ужасом ожидали найти, — кучи обгорелых детских костей. Их сжигали в печке, приносили в жертву Ваалу, то есть своему господину.

Ведущий: Не хочется, честно говоря, вас прерывать, но у нас все-таки прямой эфир. Давайте ответим на первый вопрос, который к нам поступил, а потом продолжим беседу. Пожалуйста, вы в эфире, мы вас слушаем.

Слушательница: Добрый день. Владимир Леонидович, вы меня простите, может быть, это совсем не по теме, но хотелось бы вернуться ко времени Великой Отечественной войны, к тому, как она ныне освещается, и почему-то авторами немецкими. Причем их книги пестрят предводителями немецкой армии. Как это допустимо? Разве это вообще объективное освещение войны?

Махнач: Еще в послевоенные годы мы издавали немецких генералов — «предводителей немецкой армии». Это делать надо. Войну надо изучать со всех позиций. Позднее мы издавали также авторов английских, участников войны, американских авторов, более, конечно, о войне на море. Потому конечно хорошо, что издали Типпельскирха, немецкого генерала, издали другого еще более знаменитого генерала Хайнца Гудериана, которого весь мир знает, его знаменитейшую работу «Танки — вперед!» Он был крупнейшим танковым специалистом Германии. Естественно, их точка зрения несколько отличается от нашей, тем более что они все же еще и побитые. Но чаще всего они пишут о своем противнике, о нас уважительно. Я не припоминаю, чтобы они писали о нас хамски. Хамство есть не у участников войны, не у «предводителей», хамство есть у современных авторов Запада. Это есть. Хамство заключается в том, что выясняется, что мы вообще были где-то сбоку-припеку, а немцев отлупили англосаксы совместными усилиями. Вот это — гнусное искажение реальности.

Ведущий: Я позволю себе немножко вмешаться. Видимо, автор вопроса еще имеет в виду вот что, Владимир Леонидович. Добро бы еще, если бы то писалось и преподавалось англосаксонским ученикам. Плохо то, что это вводят в программы русских учеников, на территории России. Вот в чем заключается антисистемность.

Махнач: Безусловно. И совершенно понятно почему. Это антисистема еще предреволюционного происхождения, это неклассическая антисистема (мы до них еще не дошли). Это не просто люди с негативным мировосприятием, они же бывают и министрами, они бывают и главами департамента образования.

Могу вам точно сказать, что существует вполне приличная литература, в том числе научно-популярная, доступная литература по той же войне, вообще по послереволюционному периоду, и наша, русская, здешняя, кстати, и переводная. Чего стоит только одна книга американского профессора, достойнейшего человека Энтони Саттона «Уолл-стрит и большевицкая революция». Если вам попадется, весьма рекомендую. Есть книги, но учебников нет. У нас по XIX веку только один хороший учебник и то экспериментальный, и то у него тираж не массовый, не настоящий. Это учебник по отечественной истории конца XIX – начала XX века (дооктябрьский период) профессора Боханова. Он может считаться хорошим учебником, но большинство же все равно не по нему учится. Большинство учится по плохим учебникам. А начиная с 1917 года, у нас в распоряжении несчастных школьников нету ни одного не только хорошего, а даже допустимого учебника. О детях надо заботиться самим. Нету такого учебника, который можно было бы без брезгливости в руки взять.

Ведущий: То есть, это вопрос, который должен быть безотлагательно решен и закреплен на законодательном уровне. Эту омерзительную похабщину, что русские были на подхвате в этой войне, должно уголовно преследовать, на мой взгляд.

Махнач: Разумеется! Что вы хотите, Сергей Николаевич! Сменилось правительство. Но министром образования оказался тот, кто ненавистен всем, уж православным просто поголовно, потому что он откровенный враг православия. Это министр Фурсенко. Вместо того чтобы ему «министерить» где-нибудь на Таймыре, где, говорят, климат хороший, он сидит в министерстве. Дорогие мои соотечественники, надо оказывать постоянное давление на власть. Вот, например, власти почувствовали давление общества, и нынешний кавказский кризис разрешился так, как он разрешился. А я не уверен, что мы поддержали бы и защитили, несмотря на все их просьбы, абхазов и осетин, если бы того не хотел народ.

Ведущий: Может быть, еще немного об антисистемах? У нас мало времени.

Махнач: Давайте ответим на еще один звонок, а потом поговорим о неклассических антисистемах.

Ведущий: Хорошо, еще вопрос. Слушаем вас внимательно.

Слушательница: Добрый день! Прежде чем задам вопрос, маленькая реплика по поводу хамства Запада. А что вы хотите, это естественный, извечный для них способ, это комплексы Запада, поскольку этот принцип извечен — возвеличивать себя за счет унижения других, поскольку ничем другим возвеличить себя не могут, только за счет унижения нас. Но это реплика, теперь вопрос. Скажите, пожалуйста, можно ли считать иудаизм первой антисистемой? Его идеологию, религиозное мировоззрение. И еще вопрос. Коль скоро принцип жизни на земле есть борьба, и без борьбы идет просто гниение и смерть, является ли наличие антисистемы естественным процессом жизни нашего общества? Спасибо.

Махнач: Нет, это, безусловно, противоестественный процесс. И вот почему. Борьба действительно идет, и само рождение новых народов — это тоже противодействие разрушению, потому что второе начало термодинамики касается также информации. То есть, если вначале было правильное вероисповедание, оно будет обязательно портиться. Это — убывание информации. Лев Николаевич Гумилев вообще считал, что энтропия (то, чего касается второе начало термодинамики, убывание энергии, убывание тепла, убывание энергии народа, убывание информации) — это дьявол.

Это, кстати, близко к тому, как воспринимают сатану, то есть Иблиса мусульмане. Они воспринимают его четко как некую «черную дыру», которая постоянно что-то пожирает, — свет пожирает, тепло пожирает, доброту пожирает, и информацию в том числе.

Потому мы так или иначе все равно боремся с энтропией. Рождение новых народов противодействует энтропии. Всякий народ старится, но по воле Божией рождается новый народ.

Теперь о вашем вопросе об иудаизме. Во-первых, надо понимать одну вещь. Наши энциклопедии впитали в себя послехристианскую иудейскую точку зрения. В наших энциклопедиях иудаизм как начинается с Моисея, а то даже с Авраама, так и сейчас продолжается. Это принципиальная ложь. Ветхозаветная вера — это другая религия. Ее давно нет, ее нет уже примерно 18-19 веков. Ее не осталось, она закончилась. С христианской точки зрения наследники ветхозаветных иудеев — это не современные, талмудические иудеи, а современные христиане. Если хотите на пальцах, можно сказать так:

Ветхозаветные евреи — это христиане до Христа, а современные иудеи — это антихристиане, начиная со времен Христа.

Понимаете? Евреи и современные талмудические иудеи — это нечто совершенно противоположное друг другу. Невозможно разорвать современный иудаизм и Талмуд, послехристианский комментарий к Ветхому Завету. Но талмудический иудаизм не антисистема, потому что антихристианство Талмуда — это откровенное антихристианство. Вот если бы они делали вид, как и современные антисистемы, что они относятся к христианам хотя бы нейтрально, а тайно старались бы христианство развалить, тогда в этом поведении была бы антисистемность. Но так как на самом деле талмудические иудеи христиан не любят откровенно, по крайней мере христианскую религию, то талмудизм не есть антисистема, что впрочем не исключает того, что из него, в силу антихристианства, выходит много антисистемщиков. Это закономерно. Ну, антисистемщики много откуда выходят.

Но вернемся к антисистемам, времени мало. Давайте сразу обратимся к неклассическим антисистемам, забежим немножко вперед паровоза. Неклассические антисистемы Гумилев не описывал. Их описал я. Я их обнаружил. Так что вам все равно следует почитать «Антисистемы в России», почитать и работу «Диагноз». В своей первой статье я назвал неклассические антисистемы «антисистемами нового времени». Потом я понял, что то была ошибка, потому что обнаружил подобную антисистему еще на рубеже XIII-XIV века. Она была вмонтирована в рыцарский монашеский Орден тамплиеров (или храмовников). Притом это не значит, что все рыцари были охвачены антисистемой. Это не так. Я думаю, что большинство братьев рыцарей самого мощного, влиятельного и богатого ордена, хронологически второго среди монашеских орденов, ничего об этом не знали. А уж братья сержанты, то есть молодые люди простого происхождения на службе ордена наверняка все того не знали.

Антисистема внедрилась в орден, она воспользовалась определенной замкнутостью ордена. Вот как, например, возникли масонские ложи? Ложи были действительно корпорациями каменщиков, плотников, строительных рабочих, мастеров-строителей. Они обладали замкнутостью, потому что у них были некие свои профессиональные секреты. Эти ложи оказались очень подходящей средой, и в них начали внедряться люди, которые не были ни каменщиками, ни плотниками, ни кузнецами. Так возникли масонские ложи, под прикрытием чужого, совершенно профессионального существования. Вот так же в Орден тамплиеров заползла вот эта гадина и там расположилась, постепенно занимая ведущие, руководящие орденские должности, в том числе гроссмейстера, великого магистра, великого командора, великого маршала. В XIV веке с помощью Римского папы Французский король Филипп Четвертый Красивый прихлопнул эту гадость, но она все же была.

Так вот, что отличает тамплиеров от классических антисистем? Вместо тотальной ненависти к мирозданию, к миру Божьему, неклассические антисистемы ненавидят культуру, объект их ненависти — культура, и обязательно своя. Пышным цветом неклассические антисистемы расцветут только в XVIII веке. Таковая наблюдается весь XVIII век во Франции и кончается революцией, кончается чудовищным людоедством. Такая революционная антисистема наблюдается почти весь XIX век, начиная уже со времени Николая Первого, со второй четверти XIX века в России.

Это не значит, что антисистема делает революцию. У революции всегда сложный комплекс причин. В революции всегда в той или иной степени повинна сама власть. Но антисистема ускоряет процесс. Она облегчает приход к революции.

В чем заключалась антисистема у нас? Она выращивалась в кружках, в научных обществах, в среде интеллигенции, а до революции интеллигент — это деклассированный элемент, интеллигенция была разночинной в отличие от дворянства, то есть деклассированной. В отличие от дворян, от мещан, от крестьян, от купцов, от духовенства, то есть от совершенно здоровых сословий русского общества низшие чиновники в основном были деклассированными элементами, были внесословными людишками. Вот они были готовой почвой для выращивания неклассической антисистемы.

Появляются люди, которые выдумывают Россию — Россию, которая никогда не существовала. Великий наш соотечественник Достоевский напишет в заметке о Герцене в дневнике писателя за 1874 год (я не цитирую), что была категория русских бар (от слова барин), которые до умопомрачения любили мужика, но не реального мужика, который был рядом, а того, который почему-то напоминал им парижского санкюлота, то есть бесштанника, с голым органом усидчивости. Кстати, примерно то же самое значит и слово «пролетарий», отнюдь не рабочий, а голодранец, босяк в переводе с латыни. Так вот, чем больше они любили этого несуществующего мужика, тем больше они ненавидели реального мужика. Чем больше они любили выдуманную ими Россию, которая никогда не существовала, тем больше они ненавидели Россию реальную, в которой и за счет которой они жили. И неплохо жили, Александр Герцен была весьма и весьма состоятельным человеком, уехал на Запад «колоколить», а денежки ведь получал со своих имений в России, по крайней мере некоторое время.

Очень долго Бог и сам русский народ хранили Россию. В Средние века было множество антисистем по Европе, от Армении аж до южной Франции, до Прованса. Были антисистемы в мусульманском мире. А в России не было. Первая, неклассическая антисистема в России появляется около конца XV века. Она известна в литературе, вы можете много о ней прочитать. Она тогда получила название «ересь жидовствующих», то есть иудействующих. На самом деле это название не точное. Прежде всего, это не ересь. Некоторое иудейство у них наблюдалось, но то тоже не значит, что они были тайными иудеями.

Ведущий: У нас наблюдается истекание времени, Владимир Леонидович. Пошла последняя минута. Я должен сообщить нашим радиослушателям, что мы встретимся в этом эфире, если на то будет воля Господня, через неделю, и продолжим обзор антисистем как в России, так и в мире, начав с ереси жидовствующих. Спасибо вам за очень интересную передачу. Надеюсь, нам удастся по крайней мере этот цикл закончить. Большое спасибо! Всего доброго! Напомню, в студии был историк Владимир Махнач.

Беседа 2/5
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/d5a4896cdb9748f4a13d97c43e40648d

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: антисистемы 9 секты 11