К отделению церкви от государства

14 декабря 2016 г. в 20:47

Каждое европейское государство оберегает историческую религию или исторические вероисповедания в силу того, что на них опирается культура в данной стране, опирается нравственность.

Хотя государство РФ принципиально признается светским, и в его отношениях действует принцип отделения Церкви от государства, один из вопросов, часто встречающийся на страницах прессы, иногда самых, казалось бы, далеких от этой проблематики, — вопрос об отношениях Церкви и государства. Казалось бы, если существует такое разделение, то какие могут быть отношения? Но Церковь, отделенная от государства, не отделена от общества и с обществом взаимодействует. В действительности светское государство находится в некоторых правовых и политических отношениях с Церковью.

Исторически Церковь государственную власть уважала. Это отношение коренится в Писании, в словах Спасителя Иисуса Христа в известном вопросе о динарии кесаря. А также в посланиях, прежде всего в посланиях апостола Павла, где сформулированы несколько принципов: начальник не напрасно носит меч; существующая власть от Бога установлена; и так далее. Заметим, что Церковь тогда действительно была отделена от государства, ибо то государство было языческим.

Предпочитает ли Церковь подобные отношения? Надо полагать, что исторически это не так. Вспомним гонения на Церковь. На протяжении первых трех веков существования христианства в Римской Империи таковых гонений было 11. Из этого следует, что они отнюдь не были постоянными, а Церковь не существовала в подполье все три века в языческом окружении, но гонения тем не менее были. Почему были? Рим тогда уже в течение длительного времени был имперским, он приобрел имперскую универсальность. Это не претензия на всемирное господство. Ни одна империя на таковое господство не претендовала, а претендовали как раз те правители, у которых империя не получилась (Александр Македонский, чье государство развалилось через 4 года после его смерти, или, например, Тамерлан). Римское государство не претендовало на всемирное владычество, но претендовало на всемирное первенство, на положение государства-арбитра. Рим к этому привык, и потому с появлением христианства универсальная империя столкнулась с универсальной Вселенской Церковью, которая как раз претендовала на всемирный характер (хотя и немного другой). И примирить неизбежное столкновение их ценностей можно было только таким путем, каким это и произошло при императоре Константине Великом.

Император сначала признал полноту прав Церкви, а затем и сам стал христианином. Таким образом, сложились уже другие отношения — отношения Церкви и христианского государства. Принципы этих отношений были разработаны в начале V века святителем Иоанном Златоустом в его толкованиях Посланий апостола Павла. Это принцип взаимной поддержки Церкви и государства. В VI веке, при императоре Юстиниане Великом это было юридически оформлено, и появился термин «симфония» — дословно «созвучие» Церкви и государства.

Принцип симфонии принимался, признавался, сохранялся нетленным дольше, чем тысячелетие, а в России — вплоть до начала XX века. Если государство христианское, то в отношениях симфонии государство и Церковь поддерживают друг друга, находятся в отношениях любви, естественных для христианского вероучения, но сохраняют свои сферы деятельности. В частности, существует ряд канонических правил, запрещающих священнослужителям занимать государственные должности. То есть, сферу государственной жизни, государственного управления Церковь оставляет государю, ибо христианское государство персонифицируется монархом. Отношения симфонии могут нормально, полноценно существовать только с государством монархическим.

Кстати, монархическое государство не исключает наличие демократии или аристократии. Но дело в том, что Церковь не может совершить для республиканского правителя, избираемого на несколько лет, полностью чин царского венчания, чин коронации, ведь это сопряжено с совершением таинства, совершать миропомазание раз в 4 года было бы вероятно кощунством. Это все же совершенно не исключает самых добрых, близких к симфоническим отношений Церкви с республиканским государством, но в более упрощенном виде.

Итак, на протяжении истории Церковь предпочитала иметь дело с христианским государством, хотя готова была иметь дело с любым, что доказывает многовековое существование христианских общин в государствах исламских, существующих и в наше время.

Есть иллюстрирующий отношения симфонии принцип «двух мечей», который у православных и у латинян прочитывается по-разному. С римско-католической точки зрения, два меча, символы духовной силы и светской, находятся в руках папы Римского. И, таким образом, в полной мере легитимным государем будет только тот, кто признает главенство Рима. Это довольно трудновыполнимо в наше время, но такова была трактовка симфонии.

С православной точки зрения Церковь действительно обладает по праву обоими мечами в силу того, что глава Церкви Сам Христос. Оставляя в своих руках меч духовной власти, Церковь вручает меч светской власти государю, и далее не вмешивается в его дела, однако сохраняет право нравственного суждения по любому поводу, по любому действию, совершенному государством, ибо она сама этот меч государю и государству вручила. Таким образом, мы имеем многовековую традицию и многовековую позицию Церкви.

Не следует полагать, что подобное вытекает из некоего церковного властолюбия. Дело все в том, что Церковь стремится освятить этот мир. Например, на великое водосвятие все воды, текущие в мире, освящены, Церковь стремится освятить все. И если Церковь признает необходимость существования государства, то Церковь естественно стремится освятить и государство.

В настоящее время в Российской Федерации и в других государствах, находящихся на территории исторической России, то есть на территории СССР, действует другой принцип церковно-государственных отношений. Эти государства декларировали себя светскими, и в их конституциях заявлен принцип отделения Церкви от государства. Но принцип этот воспринимается только односторонним — Церковь не имеет влияния на ход государственной жизни, Церковь отделена от государства, но государство отделяться от Церкви вовсе не собирается, зачастую нагло и репрессивно вторгаясь во внутрицерковную жизнь. Заметим что, ельцинская конституция 1993 года считается действующей только номинально, судя по всему, она не была принята на выборах. Однако все же признаем, что большинство граждан РФ считают эту Конституцию действующей. Кроме того, принцип этот трактуется по-американски.

То есть, все действующие вероисповедания совершенно равноправны и равномощны. Но в Соединенных Штатах Америки законы о религиозных объединениях иначе, видимо, нельзя было построить. Американцы — нация иммигрантов. История США насчитывает всего 300 лет. Причем достаточно многолюдной Северная Америка — белая Северная Америка — стала только во второй половине XIX века. Все они были выходцами из разных стран, государств и религиозных общин.

Отдельные штаты Северной Америки были созданы группами религиозных иммигрантов единоверцев. Такой была римско-католическая Вирджиния, носящая имя Пресвятой Богородицы. Штат Нью-Джерси изначально был пуританским, кальвинистским, а штат Юта, как известно, — это мормонское объединение. Конечно, в современной Америке все перемешалось. Но складывалось это так.

Потому в Соединенных Штатах можно зарегистрировать любую религиозную общину, в том числе общину откровенных сатанистов. Они будут существовать на законных основаниях до тех пор, пока суд не докажет, что они принесли человека в жертву. Нигде в Европе такого нету.

Заметим, сейчас на планете существует довольно много религиозных, конфессиональных государств. Государство Израиль — иудейское. И, кстати сказать, миссионерство на территории этого государство запрещено. Христианина, который вздумает обращать иудея в христианство, в этом государстве просто арестуют и выставят.

Религиозны многие мусульманские государства, это даже содержится в их официальном названии. Например, Исламская Республика Мавритания или Иорданское Хашимитское Королевство, что не исключает признания полноправными местных христиан. Таиланд тоже религиозное государство, официально — буддистское королевство. В Таиланде достигший совершеннолетия юноша должен 3 месяца провести в буддистском монастыре. Как нам кажется, это очень симпатичное законоположение.

Но в Европе к настоящему времени все государства светские за единственным исключением государства Ватикан. Оно очень невелико, это один квартал в Риме, и специфичность его не нуждается в обосновании. Однако в каждом европейском государстве либо конституция, либо специальный подзаконный акт о религиозных объединениях признает существование либо государственной Церкви (может быть, ни одной, а нескольких), либо Церкви, религии с полным правовым статусом, либо официально покровительствуемой Церкви, также, может быть, не одной. Это можно установить по законам всех европейских государств за исключением бывших коммунистических.

Среди бывших республик Советского Союза (исторической России) такое законодательство установлено в Литве. Финляндия пользуется в своих законах термином «государственная Церковь». Там их две: первая и вторая. Первая государственная Церковь — лютеране, вторая — православная. В Финляндии это исторически оправдано. Что это значит на практике? На практике это означает, что вы можете быть римо-католиком или стать римо-католиком, изменив свое вероисповедание. Вы можете, оставаясь финским гражданином, быть иудеем или мусульманином. Но в этих случаях вы не получите полного освобождения от налогов на недвижимость вашего религиозного объединения, на ваше церковное здание. Вы не получите бесплатного времени на государственном радио и телевидении, которое соответственно лютеранам и православным положено по закону. Во всем остальном, вы можете быть свободным в выборе вашего вероисповедания.

То есть, отделение Церкви от государства значит только одно: вы можете выбирать, вы вправе поменять свое вероисповедание, вы не будете за то (как бывало в религиозных государствах) подвергнуты ни уголовному, ни административному преследованию, ни ограничению в имущественных правах. Больше это ничего не значит.

Это может касаться не всех граждан. Так, в Великобритании каждый подданный Соединенного Королевства может изменить свое вероисповедание. Не может только один человек – ее Величество королева. Она обязана быть англиканкой. Если английская королева или король покинет Англиканскую Церковь, в ту же секунду он лишится трона.

Подобное же положение было в имперской России. Каждый русский монарх приносил во время коронации, помимо того, что она совершалась Церковью в соединении с церковными таинствами, еще присягу. Он читал православный Символ Веры. И хотя были русские монархи, которые симпатизировали более лютеранству (Петр Первый, Екатерина Вторая), никто из них и не помыслил изменить вероисповедание, поскольку знали, чем это в России закончится.

Вот еще несколько европейских примеров. В Федеративной Республике Германия, стране несомненно светской, демократической и правовой, по достижении совершеннолетия вы должны заполнить анкету налогоплательщика, где в частности содержится вопрос о вашей конфессиональной принадлежности, вашем вероисповедании. Если вы напишите в анкете, что вы лютеранин, государство будет брать с вас налог в пользу лютеранской епархии, а если вы римский католик, то государство на основании Конкордата (соглашения с Римско-католической Церковью) будет брать с вас налог в пользу римско-католической епархии.

Конечно, вы можете написать, что вы атеист или по крайней мере агностик, то есть человек, не определившийся в своем вероисповедании. Но немцы так практически никогда не пишут. Во-первых, это абсолютно неприлично. Во-вторых, немец, один раз в жизни обозначивший себя таким в анкете налогоплательщика, лишится навсегда возможности поступления на государственную службу. В полицию не возьмут. Учителем в школе не будешь. Причем, разумеется, никто при том не скажет, что в приеме на службу отказывают именно по этой причине, по причине безбожия. Скажут, что вы не подходите, и все.

Нужно отметить, что Франция, несомненно, самая воинствующая безбожная европейская страна конца XIX и начала XX века, в настоящее время очень серьезно относится вопросу вероисповедания и первая вводит в законодательство юридическое обоснование термина «секта» и юридические признаки сектантства. К сожалению, в российском законодательстве подобной категории, подобного юридического определения не существует. Потому сектанты постоянно возбуждают судебные иски против православных, которые пользуются термином «секта». Правда, притом все суды они проигрывают.

Существуют и другие ограничения. Вспомним еще раз Германию. В Германии запрещена регистрация религиозных объединений, объект поклонения в которых ныне живой человек. На том основании, в отличие от России, в Германии не может действовать так называемая «Церковь объединения» — секта американского миллиардера, корейца Муна. Муниты не могут там действовать, поскольку Мун жив.

Безусловно, православная страна — Греция, там значительно больше 90% православного населения. Даже будучи православным королевством в 60-е и более поздние годы нашего века, Греция тоже была светским государством с принципом отделения Церкви. Однако публичная уличная проповедь в Греции разрешена только представителям православного большинства. И если какой-нибудь мормон вздумает в Афинах на перекрестке вести свою мормонскую проповедь, и то, предположим, заметит какой-нибудь священник, то священник зайдет в полицейский участок и объяснит полицейскому сержанту, что вообще-то в нескольких шагах от его прихода на перекрестке проповедует мормон. Козырнув, сержант пройдет на перекресток, возьмет оного мормона за шиворот и, уволакивая, вежливо объяснит, что Греция — страна свободная и что оный мормон может арендовать спортивный зал, повесить объявление, что в этом спортивном зале состоится в такое-то время мормонская проповедь, и проповедовать. А вот на улице нельзя, никогда.

Таким образом, мы видим некоторую определенную тенденцию общего характера для европейских государств, и она объяснима. Дело в том, что каждое европейское государство оберегает исторические вероисповедания в силу того, что на них опирается культура в данной стране, опирается нравственность, в том числе общественная нравственность, имеющая, безусловно, только религиозные корни, и зачастую на них опирается даже сама государственность.

Дальше можно посмотреть на геральдику. Гербы европейских государств содержат христианскую символику повсеместно. А иногда не только гербы. Известны флаги, единственная эмблема которых — крест. Таковы все флаги скандинавских стран. Таков с двойным крестом флаг Великобритании, таков флаг Швейцарии. Каждое государство заинтересовано в сохранении своих исторических корней, всей социальной нравственности, в охране исторических религий.

Какие религии историчны в Российской Федерации? Очень немногие. Предложим два принципа. Прежде всего, это те религиозные направления и системы, которые существовали до 2 марта 1917 года. Это единственная строгая дата, после которой российская государственность вполне легитимной считаться не может, ибо началась революция.

Безусловно, Православие — историческая религия. Таково также старообрядчество как поповского, так и беспоповского толка, хотя в царской России они подвергались некоторым ограничениям. Безусловно, оба основных направления ислама: и суннизм, и шиизм — исторические религии в России. Согласно этому принципу евангельские христиане-баптисты — историческая религия, хотя они могли бы и не иметь покровительства на территории России, а вот иеговисты не историчны, их просто не было. Не говоря уже о мунитах, «Белом братстве», «Богородичном центре» так далее.

Это один, временной подход. Но возможен и другой — территориальный.

Историческая ли религия римское католичество? Помню, что когда изменили закон о религиозных организациях РФ и появился в законе термин «историческая религия», папа Римский обратился к тогдашнему президенту Ельцину с протестом, выражая некоторое опасение, что неисторической религией может быть признано римское католичество в Российской Федерации. Дело в том, что Римский папа не объяснил, что он полагает исторической Россией. Если историческая Россия — это Советский Союз или почти вся его территория, тогда римское католичество — историческая религия. А если Россия — это Российская Федерация, усеченная со всех сторон, то без Украины, Белоруссии и Литвы римское католичество становится неисторической религией, и в настоящей Российской Федерации это религия иностранцев. Совершенно в таком же положении (опять-таки без территории Украины и Белоруссии) неисторической религией становится талмудический иудаизм.

Таким образом, в настоящий момент в России действует не европейский принцип отделения Церкви от государства, а принцип, подобающий государству дикарей.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: церковь 131