Сирия, Палестина, Карфаген

5 апреля 2016 г. в 08:30

Институт Иоанна Богослова, Москва. 2005.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2016.

Беседа перед лекцией

У меня одно объявление. Поскольку сейчас выборы, стояние в защиту Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи окончательно перенесено, утверждено и состоится 11 декабря, в воскресенье в 2 часа дня у Кирилла и Мефодия. Я приду обязательно, если жив буду. Передайте эту новость знакомым. И радио «Радонеж», естественно, сообщит об этом.

Слушательница: Извините, пожалуйста. Вчера была передача «К барьеру», и там редактор «Радонежа» сказал, что снова собирают информацию о частной жизни людей, вводят некий реестр. Как к этому относиться?

Махнач: Резко негативно! Во-первых, это нарушение всех правовых и демократических традиций, а кроме того, это антиконституционно, это посягательство на вашу частную жизнь. Я отзывался об этом публично.

Недавно вот ходили шустрые молодые люди и оставляли лифтершам или старшим в подъездах опросные листки «Придете ли вы на выборы?» Но придете вы или нет, это ваше личное дело. Я, правда, хожу всегда. Но даже если вы во время выборов будете в Сочи, вы все равно должны ответить, что придете, дабы не было соблазна использовать ваш бюллетень.

Я до сих пор не понимаю всего про послезавтрашний день. Потому сегодня я даже воздержался от еще одной радиопередачи, потому что совершенно неясно, будет в бюллетене «Родина» или нет. Кассационная жалоба в верховный суд уже подана. Я достаточно юридически грамотен, чтобы сказать, что это значит. Если кассация подана в следующую инстанцию в течение недели, то верховный суд может утвердить решение городского суда, отменить или даже назначить еще одни слушания в том же городском суде, дабы не было процессуальных нарушений. И поскольку кассация подана в установленный срок, то решение нижестоящей инстанции приостановлено, и пока не будет решения верховного суда, оно не действует и «Родина» должна быть в списке. Жириновский со своим доносом опоздал, он слишком затянул написание доноса

Кроме того, нас еще лишили самого популярного кандидата в депутаты, причем только в Москве. Ну, как это кто? Это кандидат по фамилии «Против Всех», разумеется. Он собирает больше всех голосов из года в год.

Я пойду на свой участок, посмотрю, какие там бюллетени. Если кандидата «Против Всех» не будет, то у меня, у вас, у всех всегда есть выход — испортить бюллетень, просто поставить две галочки вместо одной. И всё! Вы зарегистрировались, вы участвовали в выборах, а бюллетень недействительный. Бюллетени пронумерованы. Можно также унести бюллетень с собой, но тогда могут подумать, что ты его кому-нибудь отдашь, чтобы его кто-то другой использовал. Потому лучше испортить бюллетень. Это то же самое, что проголосовать против всех. А ходить на выборы все равно надо, потому что вообще не ходить нельзя. Иначе вы просто провоцируете использовать ваш бюллетень, тогда вы просто отдаете свой голос на усмотрение начальства. А что усмотрит начальство, понятно.

Слушатель: Неужели не за кого голосовать?

Махнач: В моем, центральном округе никого нету. Но во всей Москве есть же самовыдвиженцы. Я даже присмотрел одного одномандатника — хирурга-травматолога из Боткиной больницы. Фирма хорошая, профессия хорошая. Главное не пропустить кандидатку из «Единой России». Нельзя же голосовать за тех, кто вас грабит. А если вы голосуете за них, тогда не жалуйтесь.

Слушатель: А говорят, что такие кандидаты все «заминированы». Как только их выберут, их начнут «взрывать», выживать по разным придуманным причинам.

Махнач: Нет, ничего взрываться не будет. Иначе шум будет такой, что их придется отдавать под следствие, если не под суд. Сейчас уже не 1995 год, а 2005, настроения в обществе совершенно другие. Я посмотрел оценки даже в абсолютно не нашей прессе, даже не отказал себе в удовольствии посмотреть оценки перспектив в газете, простите за грубое слово, «Московский комсомолец» и в «АиФ». Они не патриотического и тем более не православного круга. Они все утверждают одно и то же. Уверенно побеждает партия власти, второй, если не снимут, проходит партия «Родина». Шансы есть у КПРФ на 2-3 депутата и у партии «Жизнь». У «ЛДПР» шансов практически нет. А других партий вообще не существует, они не реальны. Да, да, я уже приводил шутку расолога Владимира Авдеева в 1997 году. Иногда, правда, его заносит в его расологии и он чушь порет, но не всегда. Он написал об эпохах, когда, так сказать, дела делались, когда принимались решения, очень хорошо написал: «Мне трудно представить себе Александра Македонского, который разрешает сложные противоречия законодательной и исполнительной власти в регионах от Македонии до Индии, и так же трудно представить себе партии, например, «Женщины Египта» или «Союз ветеранов Пунических войн».

Сирия

Буквально несколько слов о Сирии. Сирия лежит в области Благодатного полумесяца. Она очень выгодно граничит с Иранским нагорьем, с государством Элам, близкородственным Шумерскому государству, у которого многие потом многому учились, даже ранние иранцы. Сирия граничит с Месопотамией, с Палестиной, имеет чрезвычайно близкие, незатруднительные морские связи с Египтом, с Критом, то есть с эгейской культурой и Кипром, конечно.

Уже в третьем тысячелетии до РХ в Сирии были заметные города, в том числе город-государство Эбла. Его поздно раскопали. Он настолько значительный, что англо-американцы, падкие на термин «цивилизация», даже ввели в обиход словосочетание «цивилизация Эблы».

Сирия обладает очень различными, контрастными природными зонами. То могут быть полупустыни, даже лавовые поля, а могут быть обширные цветущие оазисы. А вся приморская зона Сирии имеет воду, чудную растительность, прекрасное сельское хозяйство. Такое положение Сирии обеспечило ей странную судьбу. Казалось бы, как удобно! Всюду можно торговать: на север, на юг, направо, налево! И сельское хозяйство возможно. И камень имеется в отличие от Месопотамии, значит и каменное зодчество возможно.

Но не тут-то было. Быть всеобщим перекрестком — плохо! Сирия действительно была высококультурной и высокоцивилизованной, но всегда была синкретична, всегда испытывала влияние различных религиозных систем, была местом передачи различных религиозных систем. Вот классический пример. Упрощенное ответвление иранского зороастризма, которое мы знаем как митраизм, почитание Митры, укрепляется именно в Сирии и через Сирию попадает и широко распространяется в Римской империи вплоть до Британии.

Сирия — древняя христианская земля, одна из первых. Именно из Сирии христианство распространялось в Месопотамию, в Иран и на Кавказ. И, кстати сказать, именно в Сирии отмечен первый правитель христианин в мировой истории. Это Авгарий. С ним связано сказание о Первоиконе, то есть о Спасе Нерукотворном. Именно ему Спаситель послал плат с Нерукотворным Образом. А вслед за тем на земле Сирии возникло первое христианское государство. Армяне очень любят хвастаться, что Армения — первое христианское государство, что у них христианство стало государственной религией раньше, чем в Риме. Второе — правда, а первое — ложь. Первым христианским государством было княжество Эдесса, небольшое, но вполне независимое. А чем пользуются армяне? Эдесса позднее потеряла независимость и была включена в состав Римской империи. И потому армяне делают вид, что ее не было, они ее не замечают.

Есть вечные споры между некогда братскими народами — армянами и грузинами. Наиболее агрессивны в них армяне, они считают, что все древнейшие памятники архитектуры в Грузии построили армяне, потому что грузины ничего построить не могли бы. И в Грузии, и в Армении все строительство, дошедшее до нас, начинается с начала V века. Их самые знаменитые храмы очень близки типологически, в частности, Церковь святой Рипсиме (близ Еревана) и Мцхетская церковь Джвари (близ Тбилиси), то есть церковь Креста Господня. А вся недолга-то знаете в чем? Ни в V, ни в VI веке, ни даже в VII веке не было ни грузинской, ни армянской архитектурной школы, а была сирийская. Мы в X-XI веке, например, принадлежали к византийской архитектурной школе, но быстро ушли в свою сторону. А они тогда принадлежали сирийской школе. К ним христианство пришло из Сирии. У них шрифты, между прочим, очень близки по графике и оба сирийского происхождения.

Из самых крупных христианских городов восточного Средиземноморья, например, в VI веке, один находится в Египте — это Александрия, один во Фракии, почти в Греции — это Константинополь, а Дамаск и Антиохия находятся в Сирии. В Нисибине в иранской Сирии находилась мощная духовная академия, если хотите, настоящий университет своего времени. И в крупнейших городах тоже были знаменитые учебные заведения. Затем Антиохия попала в Турцию. Турки умудрились ее оттяпать. Они не только христиан грабили, они и мусульман грабили. Сейчас это юг Турции, называется «Антакья», и ничего христианского там нету.

Мы также знаем имена сирийских преподобных. Их не так уж и мало. Некоторые всеми признаны отцами церкви. Например, преподобный Ефрем Сирин (то есть Сирийский, что характерно), и преподобный Исаак Сирин. Их значение столь высоко, что все христиане, и мы, и римо-католики, почитают и читают, изучают Исаака Сирина, и считают его отцом церкви, невзирая на то, что он формально вообще-то был еретиком! Нет, в его книгах ничего такого нету. Но он был епископом несторианского поставления, он принадлежал к несторианскому кругу. Видимо, именно потому он не святитель, а преподобный.

Существует недоказуемая версия, что Иоанн Златоуст тоже сириец. Его звали сирийцем. Но то, правда, уже ни для кого ничего не значит, потому что он был из Антиохии, у него было эллинистическое образование, проповедовал и писал он по-гречески, а не на сиро-арамейском языке.

Сирия сильно повлияла на бурно исламизирующихся арабов. Видимо, сирийский монах, имени которого мы не знаем, предсказал Мухаммеду его будущую роль Вестника Всевышнего. Почему-то считается, что то был несторианский монах, хотя он мог быть и монофизитским, и православным монахом тоже. Там же тогда были все ветви христианства, в том числе и еретические. И в наше время там есть и монофизиты, и православные. Несториан, по-моему, уже точно не осталось. Их на планете всего тысяч пять. Их патриарх, хотя и носит обязательное для всех патриархов-несториан имя Симеон и титул «патриарх Вавилона», живет в США.

Замечание слушателя: Ну, правильно, «Новый Вавилон» же. (все смеются)

Сирия едва ли не первой попала, еще при халифе Омаре завоевателе, в состав халифата. Но ислам был терпим, и сами арабы учились у сирийцев больше, чем у кого бы то ни было.

После грекоязычного населения Римской империя сирийцы были крупнейшим христианским народом. Христианство в Сирии существует и сейчас. Даже без Ливана, который в XX веке был отрезан от Сирии (французами) и может считаться ее частью, где христиан вообще большинство, в Сирии все-таки 20% христиан. Но язык они утратили. И богослужение православные антиохийского патриархата совершают на арабском. Арамейский язык почти повсеместно вышел из употребления. А когда-то он имел большое значение. Во всяком случае, знаменитый филолог XX века Мещерский доказал, что помимо переводов с греческого, что естественно, и некоторого объема перевода с латыни в еще домонгольскую русскую литературу попали переводы на славянский с сиро-арамейского и грузинского языков. То были для нас значительные контакты. Но повторю, Сирия всегда оставалась перекрестком.

Палестина

Восточные семиты двинулись в западном направлении в незапамятные времена несколькими волнами. Они продолжали заполнять вмещающий ландшафт, причем довольно свободно. Трансиордания, соседская с Палестиной земля, не имеет естественной природной границы с Аравией, она в нее прямо вытекает. Со стороны Аравии Трансиордания, Палестина и Сирия открыты. Но тогда происходило движение не из Аравии, а, наоборот, в сторону Аравии. Ландшафт менялся. Потому, будучи оседлыми людьми, общие предки древних евреев и древних арабов, по мере продвижения в сторону Аравии и усыхания климата, приобретали кочевнические навыки. Чистыми кочевниками они не были. Этот вопрос хорошо изучен. Его, кстати, очень легко изучать и по Библии, все, что касается праведного Авраама и ближайших потомков его. Жили они в кожаных шатрах. Во времена Авраама они жили жизнью отгонных скотоводов. Засевали поле, а сами откочевывали в Аравию скот кормить, пока там еще травка свежа. Когда время подходило, когда всю травку поели, кочевали назад, а дома уже все зелененькое и скоро надо собирать урожай.

Повторяю, они были общими предками западных семитов. Меньше всего мы можем полагать Авраама евреем, тем более что арабы тоже считают его своим предком. И Библия дает к этому серьезные основания, прямой рассказ. Но, безусловно, он был предком народов, которые пришли с востока и стали крайними западными семитами. Мы тоже имеем основания праведного Авраама или Ибрагима (по-арабски) считать своим предком. Так полагал святой благоверный князь Дмитрий Донской, когда он узнал, что его союзники, старшие Ольгердовичи, следуют из Литвы с войсками ему на помощь на Куликово поле в 1380 году. Он в послании так их и приветствовал: «Вижу, что вы поистине сыны Авраама». И никто тем словам не удивился. Я использовал это однажды в своей старой работе. Она неоднократно перепечатывалась и звучала в радиопередаче. Это «Праздник Всех святых, в земле Русской просиявших». Редчайший случай у меня, когда я писал на основе богослужебного текста. Вообще-то это не мое дело, это должен делать кто-то другой.

Из, так сказать, областей более пустынных, чем сама Палестина, предки древних евреев проникают в Египет с волной завоевателей, кочевников гиксосов. В истории Египта было две или три династии гиксосов, но то не значит, что они сменяли друг друга. Египет был во временном упадке, был разорван гиксосами, они правили одновременно. Во всяком случае предки евреев пришли туда со своими, гиксосы были семиты. Если не ошибаюсь, сэр Арнольд Тойнби иронично заметил: «Я собственно не сомневаюсь, что Иосиф реально был вторым человеком при фараоне, но фараон-то был гиксос». Мы все еще говорим только об этническом субстрате, который послужил основанием для рождения древнееврейского этноса.

А дальше благодаря Библии история древних евреев настолько хорошо описана, настолько детально, что мы совершенно спокойно выстраиваем картину их этногенеза. Скрытая или инкубационная фаза прошла в Египте. Осознание себя новым и самостоятельным народом, естественно, начинается Моисеем. Это явный этнический подъем, это исход из Египта. Перегрев ушел на то, чтобы создать весьма могущественное, но совсем, совсем не долгое, просуществовавшее менее ста лет единое Израильское царство. Было же всего три царя — Саул, Давид и Соломон. И всё! И царство распадается, хотя при Соломоне оно выглядело убедительно, и стояло, надо полагать, в первом ряду.

Далее следует фаза надлома. Помните, мы прошлый раз говорили о политике «несаху»? Сначала «несаху» ассирийцы проделали с израильтянами, а потом Нововавилонский царь Навуходоносор то же самое проделал с подданными Иудейского царства. Но иудеев вернут, у них будет достаточно длинная инерция и даже регенерация. Помните, что это? Это общенациональный подъем, который продлевает фазу инерции. Это редчайший случай положительного влияния культуры на этногенез. Обычно мы чаще встречаем отрицательные влияния культуры на этногенез. Регенерацию они прошли при Маккавеях, разумеется. Времена Спасителя — это уже обскурация древних евреев. А восстание Бар-Кохбы, самозваного мессии в начале II века, в царствование Элия Адриана, которое сопровождалось чудовищным кровопролитием, когда особенно старательно резали, конечно же, христиан — это сигнал о подъеме уже следующего иудейского этноса. История древних евреев закончилась. Их больше не стало. Кстати, смена иудейского этноса привела и к резкому изменению религии, если не сказать, к смене религии.

Грубейшая ошибка, которую христианин никогда не должен позволять ни себе, ни окружающим — это отождествлять ветхозаветную веру и современный талмудический иудаизм, тех евреев и нынешних. Это не один народ, и это не одна религия. Это тяжелая ситуация, потому что такое рассмотрение (истории евреев, их предков и современных этносов, исповедующих талмудизм) от Моисея, если не от Авраама, прямо до наших дней проникло в энциклопедические словари. А это — довольно зловредное явление, потому что когда вы читаете статью, хотя бы даже мою, которая вам нравится, вы все равно принимаете ее критически, а когда вы открываете словарь, вы же за справкой туда лезете, а не полемизировать с автором словарной статьи.

Слушательница: В Америке напечатано несколько историй иудейского народа как единого народа да нашего времени.

Махнач: Да, да. Я рекомендую, во-первых, «Библейскую историю Ветхого Завета» под редакцией Лопухина. Исторические сведения последовательно содержатся не только в Книге Судей и потом в четырех Книгах Царств, исторические сведения содержатся и в пророческих книгах, они рассеяны там. Этот великолепный труд наших библеистов XIX века под руководством более чем знаменитого библеиста просто вытянул эти сведения в хронологическом порядке, дополнив то, что идет по хроникам Ветхого Завета, теми сведениями, которые разбросаны прежде всего по пророческим книгам.

А что касается изменения вероисповедания, тут я предложу вам две книги. Один из авторов евреев не любил, а другой сам был знаменитым иерусалимским профессором. Так что они друг друга прекрасно дополняют. Дуглас Рид, «Спор о Сионе». И Гершом Шолем, «Иудейская мистика» (Основные течения в еврейской мистике). Шолем, повторяю, был иерусалимским профессором, считался крупнейшим знатоком этого вопроса. Он недавно жил. Обе книги переведены.

Шолем писал очень последовательно. Я там обнаружил поразительные моменты. Вот вам два примера. Есть там такое иносказание о божественном «Эйн-соф». Я не хочу сказать, что это имя божие, но это такое иносказание. Оно распространено прежде всего в мистических, преимущественно кабалистических текстах. Его все знатоки знают. «Эйн-соф» обычно переводят на европейские языки как «Неведомый» (Неведомый Бог). Но профессор пишет, что правильнее переводить его как «Неведомое». «Неведомый» удовлетворяет и христиан, потому как это перекликается со знаменитым рассказом в Книге деяний апостольских о полемике Павла в афинском ареопаге. Помните? «Вижу по всему, что вы, афиняне, очень набожны, я нашел у вас много алтарей, в том числе алтарь Неведомому богу. Сего-то Неведомого я вам и проповедую». Чудесное место! На главном портале Успенского (большого) собора Троице-Сергиевой лавры есть даже огромная надпись золотом «Ведомому Богу». Понятно, что это парафраз, перекличка с Деяниями апостольскими. Так вот, «Неведомый» — это также непостижимый, есть и такой оттенок значения. Тут все нормально. А вот «Неведомое» — это гностический подход, это значит неличное, а мы же исповедуем личного Бога. За такое «Неведомое» во времена Спасителя иерусалимские иудеи камушками побили бы.

Теперь другое место. Что же созерцает еврейский мистик, задается вопросом Шолем. Я был уже готов к этому месту. Понятно, что он не может созерцать Богородицу, святых отцов, ангелов. Это не получается у него категорически, потому что никак не может быть зрительного контакта. Это скрывать надо, это не положено. Я читаю и думаю, что сейчас Шолем, естественно, напишет мне, что иудейский мистик созерцает Божественный свет, и я соглашусь. У нас это тоже есть. Так нет же, Шолем пишет, что он созерцает божественный мрак! А вот за это уж точно камушками побили бы!

Так что, как видите, этнически и религиозно евреи и их потомки — это не одно и то же. Потомки древних евреев — это кто угодно. Их значительная часть стала христианами. Следовательно, и мы тоже можем быть их потомками. А вот потомки тех вторых евреев, евреев II века христианской эры — это сейчас реликт. Есть такой народ — сефарды, выходцы из Испании и юга Франции. Они самые уважаемые люди в государстве Израиль, у них есть даже свой, особый главный раввин. В Израиле есть главный раввин для ашкенази и отдельно главный раввин для сефардов. Они уже реликт, гомеостаз. Я интересовался, читал их биографии. Государству Израиль уже 60 лет, уже можно судить. Среди сколько-нибудь заметных его создателей и деятелей нету ни одного сефарда! Неэнергичные люди. Всё, реликт. Все только ашкенази, восточноевропейские иудеи. Они примерно наши ровесники, XIII-XIV века.

Так что нынешние «евреи» — это не этнос. Этносы — это сефарды, ашкенази. Есть также таты (горские евреи на Кавказе). Они тоже иудеи талмудические, язык у них тюркский, что характерно. Есть, наконец, фалаша, абсолютно чернокожие евреи из Эфиопии, которые, кажется, все уехали в Израиль, к ужасу всех израильцев, хотя все эти фалаша совершенно ортодоксальные иудеи.

Слушательница (самая умная): Они их вывезли на самолетах, когда в Эфиопии был голод. Была операция «Моисей». Они их спасли.

Махнач: Ага, ясно. Я видел в старом Иерусалима двух явных фалаша. Их мало, но они встречаются.

Та же слушательница: Они там занимают низшую ступень в обществе.

Махнач: Да, конечно.

Говорить об исключительном значении Библии должен не я. Это другая работа. Это должен делать либо богослов, надо читать Ветхий Завет, либо это должен делать литературовед, рассмотрев другое — влияние Библии на мировую литературу, на мировое искусство. Встречаемость библейских сюжетов, включая Новый Завет, конечно, подавляет все остальное. Посмотрите хотя бы на европейскую живопись. Но я говорить об этом не буду. Затрону только один важный момент, который другие преподаватели в этом учебном заведении могут упустить. Хочу рассказать один исторический анекдот о Библии.

В 1970-ые годы начали увлекаться изучением общественного мнения, социологией, опросами, анкетами и тому подобным. И, конечно, впереди планеты всей был комсомол, как всегда. И вот эти дурашки провели одно анкетирование, опрос о культурных предпочтениях среди московских комсомольцев. Напечатать результаты этой анкеты было невозможно, потому что в ней был такой вопрос: «Вы попадаете на необитаемый остров и можете захватить с собой только одну книгу. Какую возьмете?» И никогда не читавшие Библию комсомольцы все равно ответили: «Библию». (Все смеются).

Насколько существенно значение этой книги, которая и называется-то просто «Книги», вы можете сами понять, задав себе другой вопрос: «Вы можете взять на необитаемый остров две книги. Какую вторую возьмете?» Вот тут вы поломаете голову над тем, какую же вторую взять. Вот такая ситуация.

Что же оставили евреи человечеству? Библия — это культурный фактор мировой истории №1. Она определяющий фактор влияния на христиан, мусульман, современных иудеев. Она влияет на некоторые очень замысловатые течения, как караимы или самаритяне, которые еще, кажется, живут в двух крошечных деревеньках в Израиле. Караимы, конечно, хазарского происхождения, они отвергают Талмуд, они принимают только Ветхий Завет. А самаритяне, которые упоминаются в Писании (Христос и самарянка, Добрый самаритянин), отличаются тем, что они принимают только Закон — первые пять книг Ветхого Завета, до Второзакония включительно. Все остальное для них не Писание. С них и того достаточно.

Но и на другие народы, которые, казалось бы, внеавраамического круга, Библия все равно влияла. Ее читают в Индии, в дальневосточной культуре, китайцы, японцы. Корейцев христиан сейчас уже стало больше половины, постепенно, незаметно для окружающих. Но они все протестанты, конечно. Может быть, хотя бы собак есть перестанут.

Слушательница: Лидер православных храмов в северной Корее приезжал к нам, ему понравилось.

Другая слушательница: Корейские протестанты снимают в Москве детские дома по воскресеньям, когда детей нет, и проповедуют.

Махнач: Все это так. А что еще? Кроме Библии у нас нету другой древнееврейской литературы. Она вся в этой Книге. Живописи у них быть не могло. Не знаю, откуда это взялось. Это для меня загадка, откуда возникло перешедшее потом к мусульманам и пытавшееся прорваться в христианский мир иконоборчество — запрещение изображения живых существ, во всяком случае строжайшее запрещение изображения одушевленных существ.

Почему это меня изумляет? Возьмите Книгу Левит, посмотрите описание Ковчега Завета. Оно детальное. Имя мастера известно — Веселеил. Он сделал литые золотые изображения серафимов. Извините, это иконы или нет? Я полагаю, что это иконы. Это изображение одушевленного существа? Да. Это не первоначальный запрет. Но они отказались от изображений, и потому среди них никаких заметных художников никогда не было и быть не могло, а в Новое время заметные художники иудеи хоть и были, но они принадлежали европейским школам, и ничего специфически еврейского вы у них не обнаружите. Один меня поражает до сих пор. Я имею виду Исаака Ильича Левитана. Вроде бы он был евреем, не очень религиозным, но евреем. Как он мог до такой степени обрусеть, чтобы писать такие пейзажи, я не знаю. Евреи вообще пейзажи не чувствуют. У них пейзажное чувство отбито. Да, есть еще Модильяни. Я могу его не любить, но он конечно очень крупный художник, он сефард. Когда я сказал о Левитане с искренней любовью и восхищением, я имел в виду именно то, что он пейзажист.

Их архитектура неоригинальна, она вся неоригинальна, включая второй храм. Первый храм Соломона мы знаем довольно плохо. Мы его знаем по описанию, Соломонов храм описан, даже с размерами, но не по архитектурным формам. На его месте стал второй храм Ездры. Эта архитектура неоригинальна, она обще-ближневосточная. А то, что строилось во времена Спасителя (поздний маккавейский Иерусалим описан же хорошо) — это простая провинциальная античная архитектура с некоторыми местными особенностями. Так что в искусствах ничего особенного не найдем. О музыке не знаю. Я, конечно, очень хотел бы услышать, как звучали те инструменты, которые использовались в храмовом богослужении, которые упомянуты на псалмах. Там даже органы указаны. Конечно, не современные органы, а что-то вроде современной фисгармонии. Может быть, и попроще.

Слушательница: У нас переводят как «арфа».

Махнач: Нет, арфа — это арфа, а орган — это орган. Мы же вообще никакой музыки не знаем до появления строчной нотации. А строчная нотация появилась в конце XV века. А по крюкам особенно не помузицируешь, потому что темп не указан. Потому наша достоверная русская музыка начинается с XVII века. Западноевропейская лет на полтораста раньше. А все, что живет в устной традиции, что не зафиксировано, обязательно будет изменяться. Все менялось, и цыганские песни тоже менялись. Все, что живет только в устной традиции, эволюционирует.

Однажды по телевизору показывали одну толстую даму, которую назвали «востоковедом». Это было лет 20 тому назад. Я наугад ткнул кнопку в телевизоре. Что за передача шла, не знаю. Сидит ведущий и с ним толстая накрашенная дама, которую он почтительно именует «востоковедом». Она притащила с собой двух ученых индусов, которые ни бум-бум не только по-русски, но вроде бы даже по-английски. Во всяком случае, они помалкивают. Симпатичные такие, невозмутимые. Она просит их спеть ведический гимн. Они поют ведический гимн, красиво поют. А толстая дама восклицает: «Вот! И представьте себе, эти гимны две тысячи лет существовали только в устном предании! И притом ни один звук, ни одна буква не изменились!» А я смотрю на экран телевизора, как на вошь, и думаю: дура же ты толстая, ты же востоковед, ты же знаешь, что с каждым поколением изменяется любой незаписанный текст, потому что сам язык эволюционирует.

Слушательница: Совсем недавно мы тут слушали речь, что наиболее сохраняются изустные тексты, которые постоянно поются.

Махнач: Нет, не может этого быть. Это так же точно, как не существует всемирной эзотерики. Эзотерика существует, но совершенно необязательно ставить знак равенства между эзотерическими знаниями, оккультизмом и исторической традицией. Экзотерика основана на писаном тексте, а эзотерика — на устном. И есть всякая эзотерика: христианская, православная, чисто монашеская. Но стержень-то есть, Писание же существует.

Слушатель: А как же быть с православным преданием? Оно же тоже было сначала только устным.

Махнач: Священное Предание не имеет таких четких границ, как Писание, и иметь не может. Вообще к Священному Преданию относятся постановления вселенских и ряда поместных соборов и творения отцов и учителей церкви. С этим согласны и мы, и римо-католики, и даже англикане согласны, и армяно-григориане согласны. Но границы Предания оказались у всех разными. Они пересекаются, где-то совпадают, а где-то не совпадают. Для нас литургия Иоанна Златоуста — часть Священного Предания, а литургия Григория Просветителя Великой Армении не часть Священного Предания, хотя Григорий — вселенский святой, и в нашем календаре вы его найдете. И литургия у него, между прочим, византийского типа, а не сирийского. То есть, литургии очень похожи. Я бывал на богослужениях в армянском храме. Мне было понятно все, что происходит, хотя ни армянского, ни древнеармянского языка (грабарь) я не знаю, но структурно она построена, как и литургия Златоуста.

И все же еще одно важнейшее наследие евреев осталось. Это культ, совершавшийся в единственном Соломоновом храме, а потом, после восстановления, в храме Ездры, во втором Иерусалимском храме. Храм должен был быть только один. Однако доказано, что на самом деле это не было выполнено. Дело в том, что Иерусалим достался иудейскому царю вместе с храмом и с Ковчегом Завета, который занимал Святая Святых этого храма, то есть его алтарную часть. Израильский царь был этим крайне недоволен, потому что его поданные ходили в соседнее царство помолиться в Иерусалимском храме. Потому он построил-таки храм, несмотря на то, что второго храма быть не должно.

Более того, в XX веке, уже после войны обнаружили еще один храм, который тоже находился в пределах израильского царства. То есть, было все же несколько храмов. Затем израильтяне были в основном рассеяны. Еще позднее, после восстановления храма, он действительно был один, был только храм в Иерусалиме. Ковчег Завета был тогда уже утрачен, и Святая Святых пустовала. Он был утрачен во время вавилонского плена.

Структурно Иерусалимский храм является прообразом храма христианского. У него три основные структурные части:

Двор иудеев, куда язычники не допускались. Он соответствует притвору христианского храма. В классическом Средневековье всегда был притвор. Но затем притвор христианского храма перестали строить. Он предназначался для оглашенных, то есть для готовящихся к принятию крещения или для кающихся. Как видите, Господь смягчил ограничения.

Собственно храм, где находился жертвенник всесожжения, соответствует наосу, собственно храму христианской церкви. Мы совершаем жуткие нарушения, когда пускаем некрещеных в наши храмы дальше притвора. Старообрядцы, особенно в провинции, или мусульмане ведут себя куда последовательней. А мы распустились, и вокруг себя всех распускаем. И то не прибавляет уважения к нам. Однако в нашем храме на совершенно законном основании может пребывать любой крещеный обоего пола.

И наконец, Святая Святых соответствует алтарной части христианского храма, куда может входить любой священнослужитель или церковнослужитель, а также любой мирянин мужского пола с разрешения священнослужителя. Когда входит женщина, это очень большое нарушение

Слушатель: А если она служит при храме?

Махнач: Женщина не должна служить в алтаре. Убирать в алтаре должен мужчина.

Слушательница: А вот в женских монастырях монахини помогают батюшке в алтаре.

Махнач: А я не говорю, что этого нету. Я говорю, что это неправильно. Это приобретение советского времени, этого никогда не было.

Слушательница: А почему так было в советское время?

Махнач: А потому что некому было, просто некому. На клирос можно подниматься, хотя клирос — это уже часть алтаря.

Слушатель спросил что-то о диакониссах во II-III веках.

Махнач: Да, и даже дольше, но дьяконы тогда больше занимались внешней деятельностью, а не алтарной службой. А диакониссы, я читал, даже разносили больным святые дары. И причащение раньше было функцией дьякона, а не священника. Их делом было посетить того, кто не может, и преподать святые дары, помочь кому-то. И катехизация тоже дьяконская работа.

Все это связано с ветхозаветным запретом, который никто не отменял. Женщина не допускается к алтарю не потому, что она более греховна или она существо второго сорта, а потому, что у нее, простите, месячные бывают. Это связано с кровью. Священник не имеет права проливать кровь. Если пролил кровь, ранил кого-нибудь, навеки служить не можешь. Это связано с бескровной жертвой. Вот вам происхождение всех этих ограничений.

А ведь прежде в Святая Святых Иерусалимского храма входил только первосвященник иудейский и только раз в году. Но не только это важно. Обратите внимание, что собой представлял жертвенник всесожжения. Это был квадрат 20х20 локтей (10х10 метров) ревущего пламени, которое никакая непогода не могла погасить. Число приносимых в жертву животных описано — 160 тысяч на открытии храма. Представляете? То есть, священники и помогающие им левиты в самом буквальном смысле слова ходили по щиколотку в крови. А еще представьте себе рев жертвенных животных, который наверняка перекрывал уже упомянутые музыкальные инструменты. Думаю, что в запрете не иудею приближаться было снисходительное отношение. Надо быть крепкой веры, чтобы выдержать такое зрелище.

Кровь отводилась в поток Кедрон и удобряла Иосафатову долину. Я там был. Она и сейчас плодородна до невозможности, потому что в нее столетиями кровь отводилась.

Так вот, обращаю ваше внимание на то, что культ остался тот же самый, но заместительный. Мы уже говорили о замещении жертвы. Господу было угодно заменить кровавую жертву бескровной.

Слушательница: А как Богу вообще могла быть угодна такая жертва?

Махнач: Этот вопрос лучше к пастырю, а не ко мне. А я вам расскажу один замечательный фольклорный анекдот иудейского происхождения:

Моисей шел по пустыне. Приближалась ночь. Он зашел в палатку к еврею скотоводу. Тот был рад, что такой великий человек пришел к нему в дом, устроил Моисею ложе, угощения. И Моисей увидел, что тот налил в чашечку сливочек и поставил у порога. «А зачем ты поставил сливочки?» — спросил Моисей. «Богу» — ответил еврей. «Ну что же ты! Наш Бог ведь бестелесный дух огненный! Ему же не нужны сливки». «Нет, Моисей — вдруг заспорил еврей. — Я каждый вечер ставлю лучшие сливочки в чашечке, а утром чашка пуста». «Ну, давай посмотрим» — сказал Моисей и они засели в засаде. Прошло какое-то время, прибежала лисичка и выпила сливочки. Простой еврей страшно огорчился, расстроился. А Моисей с чувством собственного достоинства и выполненного долга пошел дальше. И тут его остановил глас Небесный: «Ты был не прав, Моисей, я действительно чистый дух и не пью сливки. Но мне приятна любовь этого человека, потому я разрешил лисичке пить сливочки. И ей хорошо, и мне хорошо с его любви. Потому ты вернись, Моисей, и предпиши ему и дальше наливать мне сливки».

Вообще-то это полагается читать священникам. Ну, вроде бы мне прямого запрета нету. В конце книги Служебник есть известие учительное. Там описано, как надлежит жить в тяжелых случаях, как действовать священнослужителю в том случае, если паук или какое другое мерзкое животное попадет в Святая Святых, и страшно будет иерею употребить силу. Кстати, вы видели опахало архиерейского богослужения? Сейчас оно символизирует наитие Святого Духа, а появились они давно, чтобы отгонять насекомых от чаши. Да, там хватало насекомых.

Но в Служебнике упомянуты и поразительные случаи. Предполагается, вероятно, что у священников стальные нервы. Не знаю, что со многими произошло бы, случись такое. Упомянуты случаи, когда святые дары чаши приобретали вид и запах крови.

Таким образом, это еще один значительный момент ветхозаветного наследия. Это не только Книги, не только Писания, но также культ, продолжающийся и поныне.

Карфаген

Финикия — это Ханаан. Всем авторам Библии, всем евреям он был люто неприятен, в наивысшей степени. И я понимаю почему. Когда-то, еще в 1970-е годы вышел переводной сборник статей разных авторов «Мифологии древнего мира». Сначала руки не доходили, а потом я все-таки прочел мифологию Ханаана. Она богоборческая. Автор — американец по фамилии Гордон. Я даже не знаю, ка его зовут, между прочим. Там только инициал стоит, «С», кажется. Он позитивист, он не вдумался в то, что указывает, что он разбирает, но все равно спасибо ему, он меня просветил. Он разбирает тексты ханаанейские. Их немного дошло. Так вот, в них главный мотив — победа нового бога Баала над старым богом Элом. Баала мы уже встречали, это Бел — господин. А вот Эл — это просто бог во всех семитских языках. Например, все ангельские имена, дошедшие до нас, заканчиваются на «-ел» или «-ил» (в нашем языке): Михаил, Гавриил, Уриил.

То есть, некий господин ханаанец победил Бога! Ну, знаете, мне тут мерещится претензия на какую-то сатанократию. Потомками ханаанейцев были финикийцы, которые владели горным Ливаном. Вообще финикийские города стоят ниже на берегу, а за ними горный Ливан, который давал драгоценное дерево, одну из самых прекрасных пород, которые существуют на планете — ливанский кедр. Мы знаем о присылке Тирским правителем Соломону стволов кедра для строительства храма, видимо, для установления добрых отношений. Но это постольку-поскольку.

Финикийцы уже тогда жили в городах. Это очень интересный момент. Видимо, это первый пример, уходящий аж в III тысячелетие до нашей эры, когда этнос избрал себе в качестве вмещающего ландшафта городскую среду. Это не последний такой народ. Сефарды имели вмещающим ландшафтом городскую среду, ашкенази тоже. Сейчас они пытаются, но только в одном месте, в государстве Израиль, расширить вмещающий ландшафт, строят сельские поселения, а в общем-то тяготели к городской среде. Но древние евреи ни в коем случае не были чисто городским народом. А финикийцы были. Они хотели всегда жить в городе или находиться на палубе судна, но палуба судна — это все-таки не вмещающий ландшафт.

Сравните две колонизации — финикийскую и греческую. И те и другие основывают колонии, в том числе за пределами Средиземноморья. Но какая огромная разница! Греки никогда не основывали колонию там, где нельзя выращивать два любимых продукта, совершенно необходимых каждому порядочному эллину — виноград и оливки. Коз можно пасти где угодно. А если есть сыр, вино и оливки, то уже можно жить. Хлеб в крайнем случае можно привезти. Греческая колония быстро превращалась в полис и таким образом обязательно имеет свою хору, то есть сельскую местность, принадлежащую данному полису. Известен только один греческий полис, не имевший хоры, чисто городское поселение — Навкратис, но он был в Египте. Фараон мог просто не дать земли на хору, а только на торговую факторию. Все остальные полисы хору имели. А вот финикийцы в этом совершенно не нуждались. Им нужен был город, тесный, хорошо укрепленный. А все население занималось торговлей, банковскими операциями, мореплаванием и ремеслами, связанными с мореплаванием.

Вот скучный, но отменно добротный материал, книга Юлия Циркина «Карфаген и его культура», Наука, Москва, 1987 год. Очень крупный специалист. Давайте посмотрим на хронологию. По храмовой традиции город Тир, метрополия Карфагена, был основан в XXVIII веке до нашей эры, но достоверно получается XII век, это бегство сидонцев в Тир в 1195-1194 годах, это новая эра Тира. По крайней мере про это мы что-то знаем. Вроде бы Гебал (Библ) был метрополией Сидона, Сидон — Тира, Тир — Карфагена, Карфаген — Нового Карфагена в Испании. И так далее. И все они более или менее были замкнуты (независимы). Пройдет довольно много времени и предположительно в 823 году до нашей эры будет основан Карфаген. По Тимею (греческому историку), правда, в 814 году. Первоначально Карфаген был царским городом, потому возможно, что в 814 году была основана Карфагенская республики. Впрочем, 9 лет для нас значения не имеют. Карфаген был основан ненамного раньше, чем Рим в 753 году (традиционная дата). Финикийцы тогда молодым народом, конечно, не были, но были грозным народом. Да, конечно, финикийцы были семиты.

Во главе Карфагенской республики стояли два сменяемых суфета (или шуфета), что значит судья. И по-еврейски Книга Судей в Библии — Шофетим. Карфаген был замкнут в своих стенах. Это укрепленная гавань, место крупного судостроения. Сельского населения не было. Ближайшие к стенам города земли обрабатывались рабами, а те, которые подальше — местным коренным африканским населением, обложенным соответствующей данью грозным Карфагеном. Карфагенцев не любили. Между прочим, ко грекам местное население чаще всего относилось терпимо. Конфликты бывали, но местному населению греки были выгодны, в их полисы приходили суда. И местные князья и старейшины с греками ладили, а финикийцев не любили, потому что финикийцы старались все забрать себе, всю торговлю, все мореплавание. А все остальные могут ковыряться в земле, делать горшки, это их нормальная работа.

У Карфагена не было своих войск. Они всегда нанимали воинов. Единственным подразделением карфагенской армии, местным, пуническим была Священная дружина, довольно большой кавалерийский отряд, который также служил в военной академии, готовил офицеров для всего карфагенского войска. Их лучшими солдатами были ливийцы из северной Африки. Легкая конница была тоже из северной Африки, из Магриба, то были нумидийцы. А нанимали они кого угодно: галлов, испанцев, берберов, балеарских пращников.

Почему Рим все-таки победил Карфаген, хотя великий Ганнибал однажды Рим чуть не взял? Римляне никогда не предавали своих союзников. А Карфаген мог пообещать лучшим своим солдатам ливийцам гражданство, а когда угроза миновала, показать им неканоническое перстосложение. Римляне были очень жестокими сеньорами. Быть другом или союзником римского народа было не очень приятным занятием, но римляне были безусловно надежны. Даже в самых тяжелых ситуациях Рим никогда не предавал своих младшеньких.

Ганнибал уговаривал карфагенскую знать, чистую, замкнутую олигархию как-то вести себя более благоразумно, то есть одним больше почестей оказать, подарки сделать, а другим гражданство дать. Ганнибал проиграл битву при Заме, Карфаген проиграл. Его растянувшаяся потом история была по сути дела агонией. Ганнибала подозревали в том, что он хочет захватить царскую власть. Может быть, это и правда, но он же дело говорил. А в битве при Заме он увидел противниками как раз тех самых нумидийцев, которые неоднократно приносили ему огромную помощь в победе.

Я вам очень советую книгу «Вечный человек» Гилберта Честертона, это самый известный его трактат. Он по крайней мере дважды издан. Недавно, лет 6-7 тому назад вышло 8-томное собрание сочинений. А до того, в 1991 году большим тиражом вышел его 4-томник под названием по самой большой книжке «Вечный человек». Тогда тиражи были большие, не меньше 50 тысяч. Гилберт Кит Честертон отмечает, что финикийцы были народом, который всерьез верил во зло. Все вероисповедание, вся этика, все поведение финикийцев свидетельствует о том. Логика их поведения такова: есть добро или нет — это еще неизвестно, а вот зло-то точно есть, оно реально.

Когда археологи начали копать Карфаген на окраине современного города Туниса (он хорошо раскопан), они нашли то, что ожидали найти. Все надеялись, что римляне вместе с греками напраслину возводят на финикийцев, что это вранье. В истории же бывает вранье, оно пропагандой называется. Они нашли обгорелые детские кости, следы страшных жертвоприношений Баалу Мелькарту — господину Карфагена.

Юлий Циркин — щедрый человек, он пишет о карфагенской культуре, а ведь культуры-то практически нету. Есть деловые документы. Есть умение плавать по морю, но это тоже деловая необходимость. Что же было величайшим изобретением Финикии?

Слушательница (самая умная): Стекло.

Махнач: Да ну!

Та же слушательница: Алфавит.

Махнач: Конечно. Алфавитное письмо. А ведь это тоже техническая необходимость, просто чтобы быстрее писать. Алфавит обладает меньшими информационными возможностями, чем иероглифическое письмо. Но его легче выучить, не надо быть ученым, не надо быть жрецом. Любой матрас может научиться кое-как. Вот и все. Это, по сути дела, их единственное наследие.

Забью последний гвоздик в финикийский гроб. Город этот был приотвратным. Дворцы знати там конечно были. В целом же там были 5-6-этажные дома. Описание взятия Карфагена есть. Улицы были настолько узкими (это то, к чему сейчас стремится товарищ Лужков), что римские солдаты перебрасывали с крыши на крышу доски и перебегали во время уличных боев. Ну, конечно для того надо быть римлянином, чтобы в доспехе, со щитом, с пилумами топать на 5-этажной высоте по доске. Но сверхдлинных досок не бывает, потому то свидетельствует о характере застройки. Противным был их мир. Чуть-чуть не дочитал, но все же дал вам характеристику карфагенского мира. В следующий раз Египет.

Все поют «Достойно есть».

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532