Он не знал, что победил

30 марта 2013 г. в 16:19

Радио «Радонеж», Москва. 27 ноября 1993. И статья не позднее 1999 года. Другое название: Он победил.

14 ноября 1263 года, то есть сегодня, в Городце на Волге умирал великий князь Александр Ярославич. Сорока трех лет отроду уходил тот, кто в четырнадцать лет был наместником своего отца в Великом Новгороде, а в шестнадцать — князем, тот, кто двадцати лет лихим кавалерийским наскоком смел с русских берегов одно из первых посягательств «мира цивилизованного» на Святую Русь (еще будущую!) и мальчишкой получил славное имя — Невский, тот, кто двумя годами позже как зрелый полководец наголову разгромил самого страшного врага своего времени — орденских немецких крестоносцев, положив предел их продвижению в прибалтийские русские земли. Покидал мир тонкий дипломат, чьими партнерами в большой евразийской политике были ханы Батый и Берке, князья Товтивил Полоцкий и Миндовг Литовский, великий хан Мунке и василевс Михаил Палеолог, князь Даниил Галицкий и папа Иннокентий IV. Заканчивал свой земной путь верный вассал Орды, принуждавший своих платить дань, но открывший православную епархию в Сарае, добившийся для русских людей права не проливать кровь в ордынских войсках, но получавший ордынскую военную помощь. Уходил властитель, заложивший основу той политики, что привлекала к России народы Евразии еще и в XX столетии. Уходил из жизни правитель, закрепивший за Владимиром место стольного града, воплотивший безнадежную идею своего предка святого Андрея Боголюбского, повернувший погибающую Русь к созиданию славной России. Представал перед Царем Небесным великий князь Владимирский, князь Киевский и Великого Новгорода, побратим хана Сартака, отец, дядя и прапрадед святых князей наших, крестный баскака Амирхана, чьим правнуком станет преподобный Пафнутий Боровский, патрон ордена святого Александра Невского Российской Империи и ордена Александра Невского Великой Отечественной, небесный покровитель Лавры в Санкт-Петербурге и собора в Софии, памятника всемирного единства православных людей, юнкерского училища и многих монастырей, любимейший русский князь...

«Когда-то была светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская... богатая реками и источниками местночтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями... храмами Божьими и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими..., — говорят летописцы XIII века. — И правда, именем Владимира Мономаха половцы своих малых детей пугали, а литовцы из болот своих не показывались, а венгры укрепляли каменные стены своих городов..., а немцы радовались, что они далеко живут — за Синим морем».

Но сгинуло все. В чем же надежду полагал великий князь Александр Ярославич? А в том, что «не в силе Бог, но в правде».

Дважды Невский спасал Новгород, и дважды новгородцы изгоняли его. И сын его Андрей уже наводил ордынцев на родную землю, воюя с братом родным Дмитрием. И родной внук его, прохвост Юрий Московский (сын и внук святых!) погубил в Орде святого великого князя Михаила Тверского. И хан Узбек ценою отравления законного властителя и чудовищной резни вельмож уничтожил великое дело крещения Орды... Так ошибся ли великий князь Александр Ярославич?

Как ни странно, щедрость и благородство до сих пор в цене у русских людей. На то и покупаемся! Как приятно повторять, тем более за Карамзиным, Пушкиным..., что историческая заслуга Руси в том, что она, истекая кровью, заслонила собой цивилизованную Европу от жадных кочевников! То есть, истекая кровью, Россия якобы спасала монахов, которые нас проклинали, рыцарей, которые нас грабили, купцов, которые торговали русскими пленными... Но с не меньшим успехом можно видеть историческую заслугу Руси в том, что она, истекая кровью, заслонила свободолюбивые народы Азии от жадных западных агрессоров!

Александр Невский совершил культурный выбор, сравнимый по значению с выбором веры при святом Владимире. Орда тогда не принадлежала ни к одной великой культуре и, следовательно, ничем не угрожала нашей великой культуре восточного христианства, Восточной Европы. А Запад? Да, несомненно, мы могли победить Орду в союзе с ним. Но только ценою окатоличивания, ценою крепостничества, расчленения феодальными властителями, ценою превращения в окровавленный щит западного мира.

Задумаемся на мгновение. В XII столетии не только наша блистательная культура, но и цивилизация была намного выше западной. Что же осталось и где? Нам известно примерно триста каменных зданий времен домонгольской Руси, две трети из них — на Западе, на нынешней Украине и в Белоруссии. Сохранилось три десятка, остальные находятся в земле, то есть остались только фундаменты. Так вот, две трети из сохранившихся находятся, наоборот, на Востоке, в Великороссии, там, где признавали власть Орды. И только на Востоке дошли до нас все три десятка икон времени до Александра Невского. Единственная древнерусская икона византийского письма в западных областях — Божия Матерь Ченстоховская, и та украдена поляками! И ни одной древней книги. Вот она — цена порабощения Западом.

Выбор Александра Невского означал больше, чем верность «общечеловеческим ценностям» или, впрочем, национальному эгоизму. Великий князь завещал нам верность Православной Церкви и восточнохристианской культуре, завещал сознание того, что единственная стоящая ценность — это люди: книжники, бояре, пахари, купцы. Уже младший сын Александра — первый московский князь святой Даниил — стремится собрать на службу потомков Гаврилы Алексича, Ратши, чьи отцы совершили великие подвиги вместе с любимым князем русского народа. И случайно ли, что Российскую державу создали единственные прямые потомки Невского героя — Московские князья и их бояре, потомки его сподвижников? Россия снова стала «светло светлой и прекрасно украшенной», богатой «бесчисленными городами великими, селениями славными, садами монастырскими». Россия стала Третьим Римом, защитницей славян и грузин, греков и молдаван, апологетом чести и справедливости во внешних делах своих. Россия стала и чутким другом самых разных евразийских народов: неслучайно волжские татары устремились в ополчение Минина и Пожарского, а в 1814 году башкиры и калмыки победно проехались по Парижу.

Он не знал, что победил. Он был почти одинок. Он спасал Русь, которая тогда вовсе не желала, чтобы ее спасали! Кончина в сорок три... Он просто надорвался под тяжестью неимоверных трудов. Человек не знает итогов жизни своей. Не знали и современники. Может быть, величайший из них, митрополит Кирилл (плохо мы знаем своих великих!) над гробом Александра произнес бессмертные слова: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской!» Люди же все восклицали: «Уже погибаем!»

Но мы знаем, он победил, ибо не в силе Бог, но в правде!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532