Великое арийское переселение. Хетты

18 декабря 2015 г. в 23:59

История мировых культур. Культуры древности. Лекция 9. 1997 год.

Великое арийское переселение

Материал этой главы связан с переселением народов, которое не имеет устойчивого названия, а я склонен называть его «Великим арийским переселением». Сейчас это переселение уже можно локализовать во времени и определить этнологические процессы, которые привели к нему. В последние десятилетия представление о первоначальной арийской общности и прародине древних ариев приобрело научный облик, тогда как раньше в нем было гораздо больше легендарного, даже научно-мифологического.

История знает три массовых переселения народов. Общепринятым термином «Великое переселение народов» называют переселение в IV-VII веках н. э. Однако до него во II тысячелетии до н. э. имело место Великое арийское переселение. А еще раньше — в конце IV и в начале III тысячелетия до Р.Х. — было совсем трудноразличимое «Переселение дравидских народов».

Дравиды переселялись из первоначального региона своего расселения — Северной Индии, где потомки дравидов живут и поныне и говорят на дравидских языках. Они шли на восток до Австралии (на что потребовались века), а может, и на запад через южную часть Иранского нагорья до Месопотамии (до Шумера), если верна гипотеза, что шумеры — родственники дравидов. Однако Переселение дравидов описать на сегодняшний день не представляется возможным.

До недавнего времени было затруднительно описать и Великое арийское переселение. Хронологические рамки его сдвигались, и до сих пор в литературе встречаются версии, уже явно несостоятельные, о переселении первоначальных индоевропейцев еще в III тысячелетии до н. э.

Блуждала по Евразии самым причудливым образом и прародина древних арийцев. Не так давно еще бытовала красивая легенда (конечно, лингвистического происхождения) о том, что прародина арийцев — предгорья Гималаев, чего никогда не было. Более или менее научная литература до последнего времени помещала изначальный индоевропейский субстрат к северу от Каспия или к северу от Черного моря. Данная версия, укрепившаяся в науке, очень правдоподобна, ибо это относительно локальный лесостепной регион, к тому же однообразный климатически, а этносы, как известно, тяготеют к своему вмещающему ландшафту и без крайней необходимости его не меняют. Новые археологические данные позволяют эту версию корректировать. Именно к северу от Каспия на Южном Урале уже в послевоенные десятилетия была найдена цепь городищ, связанных с древними арийцами.

Первоначальное самоназвание арийцев неизвестно, потому сам термин «древнейшие или первоначальные арийцы» условен. Его старались избегать после Второй мировой войны из-за злоупотребления термином «арийцы» в расовой теории германского нацизма. Однако ныне уже нелепо его стесняться. Так же глупо стесняться чего-то, чем злоупотребляли гунны или монголы Чингиз-хана. Стеснительность привела к тому, что в трехтомной «Истории Древнего мира» написано, что термин «ария» (арья) со значением «благородный» широко использовали древнейшие иранцы и индийцы или, иначе, иранцы и индоарии, и только они одни. Но если корень «ар» со значением «благородный» за пределами индоиранского мира, т. е. восточной группы арийцев никому не известен, то откуда взялось множество древнегреческих имен с этим корнем и с тем же значением (например, Аристон, Аристион, Аристогетон, Ариадна, Аристотель) и, наконец, само слово «аристократ»?! Кстати, корень «ар», судя по всему, попал через старославянский и в русский язык. Сильно видоизменившись, он превратился в корень «яр» в словах «ярость», «ярый».

Итак, мы говорим о народе под условным названием «арийцы» (хотя, возможно, они так себя и называли), проживавшем к северу от Каспия, что не исключает еще до Великого переселения их распространения на запад — к Северному Причерноморью. Из обнаруженных на Южном Урале городищ обследовано одно (археологические данные подробно не публиковались). По урочищу и протекающей там речке оно сохранило до наших дней весьма многозначительное имя Аркаим — с тем же корнем «ар»! Это весьма заметный город, имеющий символическую планировку в виде свастики.

Надо сказать, что свастика — древнейший знак, означающий солнце, свет, чистоту, правду. В этом качестве он был чрезвычайно распространен у неиндоевропейских народов (например, свастика — светлый символ северного буддизма). В этом качестве он также использовался тысячелетиями всеми индоевропейцами и, в частности, попал в древнегреческую орнаментику. Так, сплошной ленточный орнамент меандр, который неоднократно встречается в росписях христианских храмов, — это свастика, развернутая в ленту. Можно видеть свастики и меандры и в древнерусских мозаиках работы византийских мастеров в Киевской Софии (середина XI века). Очень многие богословы полагают, что так же, как и древнеегипетский иероглиф «Анх», означающий «жизнь», свастика представляет собой предъизображение Креста Господня, орудия и символа победы над смертью (ведь крест первично — это крест, и лишь вторично он отождествляется с распятием). Таким образом, по всем параметрам свастика — знак светлый. Потому жители Аркаима считали необходимым и город свой спланировать в виде свастики.

В городе на рубеже III-II тысячелетий до н. э. была очень распространена бронзовая металлургия, там встречается множество небольших медеплавильных печей. Вместе с тем город открыт в пейзаж, он тесно связан с окружающей сельской местностью. И вряд ли то могло быть иначе, ибо древние арийцы — прежде всего скотоводы, причем великие скотоводы. Именно они одомашнили лошадь, и скорее всего они же одомашнили корову, а ведь предок лошади — дикая лошадь Пржевальского, а коровы — тур, т. е. животные очень серьезные! До Великого арийского переселения остальные народы, о которых нам что-то известно, в качестве тяглой и вьючной силы использовали только мелких видов (ослов, онагров), и крупного рогатого скота, видимо, не знали. Рядом с древнейшими арийцами можно поставить лишь древнейших арабов, которые значительно позже одомашнили верблюда — столь же серьезное животное.

Скотоводство (исконное занятие арийцев), а также раннее овладение ими металлом обусловили их религиозные представления и культуру. Они — один из первых народов, перешедших к металлическим орудиям. По наблюдению поэта и переводчика В. Б. Микушевича, почти все великие религиозные системы созданы скотоводами. Микушевич даже добавил, что в среде земледельца загадочным образом скрыто нечто порочное, во всяком случае вряд ли случайно Авель был скотоводом, а Каин — земледельцем. Скотоводы более соотнесены с дикой природой. Они, конечно, тоже разрушают ландшафт (например, Сахара была саванной, но домашний скот съел растительность, и уже многие сотни лет она — пустыня), но все-таки скотоводы разрушают его гораздо меньше и гораздо медленнее, чем земледельцы. Наконец, скотоводы гораздо независимее земледельцев и обладают более развитым чувством собственного достоинства, а следовательно, менее последних поддаются угнетению, менее подчиняются жестоким политическим системам. Можно сказать, что общие предки индоевропейцев — люди религиозно одаренные, любящие природу и свободолюбивые.

О начальных религиозных представлениях арийцев известно очень мало. Их мифов нету. Они до нас не дошли и дойти не могли. Мы до недавнего времени даже не представляли, когда и где обитал этот народ! Нас отделяет от него не менее трех витков этногенеза по любой линии наследования, сменилось уже по нескольку народов. Однако именно удаленность во времени помогает видеть глубокие совпадения в мифологических системах потомков арийцев. Если, несмотря на несколько витков этногенеза, сходные мифологические образы создаются у этносов, живущих столь далеко друг от друга, что прямой культурный контакт между ними исключен, значит, с высокой степенью вероятности можно говорить о сохранении первоначальных мифологических представлений. Что же общее сохраняет мифология индийцев, иранцев, германцев, древних греков и римлян?

Во-первых, сохраняется общее представление о двух родах совершенных существ — прародителей человечества, т. е. о двух родах добрых богов и об их борьбе. Следует отметить, что исходно это не борьба добра со злом, не борьба светлых духов с демоническими существами, а соседство и борьба двух родов богов. Это олимпийцы и титаны — у эллинов, асы и ваны — у германцев, асуры и дэвы — в индийской мифологии и почти так же в иранской — ахуры и дэвы.

Во-вторых, везде сохраняется, постепенно эволюционируя в ходе религиозных реформ, очень важное представление о первоначальных четырех чистых стихиях и о долге человека относиться к ним уважительно и ни в коем случае не осквернять.

Так, все последующие после ведической религиозные системы Индии сохранили представления о четырех священных стихиях: воде, земле, воздухе и огне. С последней стихией связан обряд погребального костра, т. е. обряд предания усопшего огню или, как менее поэтично пишут археологи, «обряд трупосожжения». Германцы, пока не стали христианами, для погребения пользовались исключительно огнем. Эллины долго сохраняли погребальный огонь. Долго его держались и римляне, почитавшие, кстати, выше других богов молнию (Юпитер первоначально — не бородатый бог, кидающий молнии, а сама молния).

У иранцев же, которые прошли через великие религиозные реформы Заратуштры, стремление к чистоте и к неоскорблению чистых стихий привело к тому, что они отказались от погребального костра, дабы не осквернять отжившей плотью чистую стихию огня, и начали строить башни безмолвия — каменные сооружения без кровли, но с обязательным каменным полом, куда опускали своих покойников, дабы уберечь и чистую стихию земли от соприкосновения с ними. Можно, конечно, поиронизировать над зороастрийцами, что чистую стихию воздуха от соприкосновения с трупом они уберечь никак не могли. Однако с другой стороны, предоставление тел умерших птицам-стервятникам, несомненно, — высокоэкологичный способ погребения. Сейчас почти все зороастрийцы живут в Индии, эмигрировав из Ирана в периоды гонений со стороны мусульман. Лишь в горных районах Ирана еще остались их небольшие группы. Современные зороастрийцы Индии башни безмолвия уже не строят, но хоронят своих умерших в каменных ящиках (возможно, в бетонных), тем самым изолируя их от земли.

В-третьих, у всех этих народов прослеживаются также глубокие пласты скотоводческой этики. В частности, великий римский историк Тацит в своей работе «Германия» пишет, что главной ценностью германца были быки. Как и все скотоводы, германцы не знали собственности на землю. Драгоценной собственностью для них были животные. Не случайно германцы Тацита жили в так называемых «длинных домах», торцевую часть которых занимала семья, а дальше жила скотина. Историческая эволюция «длинного дома» станет очевидна, если сравнить его с северорусским домом, к торцу которого тоже обычно пристроен крытый двор, а так на Русском Севере строили даже в первой половине XX века.

У эллинов (наверное, самого художественно одаренного народа в мировой истории) было столько фантазии, что первоначальный миф обнаружить довольно трудно. И все-таки у них тоже встречаются причудливые моменты. Например, высшая похвала красивой девице еще в эллинистические времена, т. е. в последние столетия перед Рождеством Христовым, выражалась эпитетом «стобыковая» (иными словами, такая красавица, за которую жениху и сто быков ее родителям уплатить не жалко). Этот обычай давно ушел, а эпитет сохранился!

В гатах (проповедях) великого Заратуштры, помимо постоянных требований от порядочного иранца никогда зря не обижать животных, содержится и весьма памятное проклятье человеку, посмевшему обидеть «маленькую пугливую собачку с острым носиком, которая сворачивается клубком» (т. е. ежика). Причем персы-зороастрийцы вегетарианцами вовсе не были. Они были воинами, скотоводами и охотниками, мясо они ели. Но тут мы видим именно скотоводческое требование — не обижать животное зря.

В индуизме требование сохранить стихии чистыми приобрело еще более гипертрофированный вид. Индусы пришли, в конце концов, к тому, что корова — животное священное, а посему — неприкосновенное. Потому по Индии бродят толпами тощие, голодные коровы-пенсионерки, и ездить там очень трудно, ибо не дай Бог, случайно ее сбить (хотя, правда, молока в Индии много).

Из сказанного ясно, что представления разных индоевропейских народов отличаются друг от друга, но корень их представлений общий, что указывает на единого народа-прапредка.

Этот мир еще до своего распада на новые этносы (до Великого арийского переселения) был сословным. Отметим, что сословность не есть итог разложения первобытнообщинного строя, не есть нечто, родившееся в процессе классообразования, потому что сословия существуют и в родоплеменных системах, которые следует признать в крайнем случае последними фазами первобытнообщинной системы.

Необходимо все-таки окончательно и бесповоротно отказаться от понятия «общественно-экономическая формация» и признать его одной из самых неудачных находок даже не марксизма, а французской исторической школы XIX века (идея формаций, сменяющих друг друга, — домарксистская). Никаких общественно-исторических формаций никогда не было. Это не значит, что не было, скажем, феодализма в истории. Феодализм был. Однако феодализм — не формация, а феномен истории, экономическое явление. Можно показать примеры проявления феодализма в античном мире точно так же, как и капитализма.

Этот мир был довольно воинственным, культивировал воинственность как одно из проявлений доблести. Но он не представлял собой военизированное общество с деспотической монархией, не представлял собой народ-войско (как, например, в Ассирии или в Орде), ибо война была преимущественно делом воинского сословия. Именно его наличие в ранних арийских обществах приводит к тому, что все эти общества вырабатывают аристократическую традицию и воспроизводят ее не только через исторические эпохи, но и через витки этногенеза, передавая ее новому этносу как один из этнокультурных стереотипов.

Степень сохранности первоначальной сословной структуры у разных народов различна. У западных потомков первоначальных арийцев сословная структура будет все же национальной с местным отличием, в то время как восточные потомки арийцев воспроизводили в течение длительного времени трехсословную систему — сословие жрецов, сословие воинов и сословие остальных свободных благородных людей, к которому уже принадлежали вместе ремесленники и скотоводы, а позднее и свободнорожденные земледельцы и торговцы.

Предположительно, первоначальные арийцы, жившие на Южном Урале, уже имели государственность. Можно представить себе государство без единого города (например, государство кочевников). Но невозможно представить себе город вне государственности, потому что, если иного надгородского государства нету, тогда город и есть государство. Скорее всего, подобные города-государства были типичными у первоначальных арийцев. Впоследствии их потомки эллины создадут полис — город-государство и вместе с ним специфическую среду обитания эллина (эллин всегда жил в полисной системе и к другой был не приспособлен). Менее выраженная система городов-государств видна у латинов (ранних римлян) и этрусков.

Небольшое государство может не иметь крупного городского центра. Некоторые потомки арийцев создали именно такие общества с неразвитой городской составляющей. Например, Древняя (арийская) Индия в I тысячелетии до Р.Х. состояла из небольших «царств» с правителями (раджами) во главе. И хотя правильнее было бы называть эти царства княжествами, мы уже привыкли переводить слово «раджа», как «царь».* А среди западных индоевропейских народов так устраивали свое государство кельты.

Устойчивое представление, что все три сословия не равны, но благородны, обусловило формирование в этих обществах демократии в виде народного собрания, а также во многих из них сословных советов при тех или иных монархах (т.е. аристократии). Для потомков арийцев более прочих характерно разнообразие политических систем и очень сложное общество, которое неоднократно в истории совершало эволюцию от сословного общества к обществу гражданскому.

Этот мир начал распадаться в процессе Великого арийского переселения в первых двух или в крайнем случае трех веках II тысячелетия до н. э. Древнейшее арийское государство в западной части Древнего мира — государство хеттов на севере Малой Азии — возникает в самом начале XVIII века до н. э. Значит, хетты попали в Малую Азию не позднее XIX века до н. э. А если учесть путь их продвижения (он установим), то начать движение они должны были еще в XX веке до н. э. Предки греков ахейцы оказываются в Элладе (в материковой части Греции) в XVI веке до н. э., а на Балканах, как утверждает современная археологическая наука, уже в XVIII веке до н. э. Следовательно, они пришли вслед за хеттами, скорее всего тем же путем, и их движение должно было начаться не позднее XIX века до н. э. В XVI веке до н. э. Иранское нагорье было, в основном, уже заселено иранцами, т. е. арийцами восточной ветви, и, видимо, тогда же приобрело имя «Ариана» или «Страна ариев». Кстати, слово «Иран» — это современное произношение первоначальной Арианы. Но опять-таки продвижение иранцев должно было начаться раньше.

Переселения народов обычно объясняют демографическим фактором (перенаселенностью старого ландшафта), а иногда воздействием природы. Конечно, происходящее время от времени усыхание Великой степи могло стать побудительным фактором. Однако, если бы переселение XX-XIX веков до н. э. приходилось на одно из периодических усыханий (аридизаций) ландшафта Северного Прикаспия, древние арийцы двигались бы на север, северо-запад, но никак не на юг. Что же касается демографического фактора, то демографические скачки заметны прежде всего в начальных фазах этногенеза — фазах этнического подъема. Кроме того, чтобы решиться на значительное переселение, нужно обладать высокой пассионарностью. Иными словами, у нас есть самые серьезные основания полагать, что в XX веке до н. э. к северу от Прикаспия и, вероятно, к северу от Черного моря находились зоны пассионарного толчка или этнического старта. Пассионарный подъем проявился в виде переселения. А много этносов в итоге переселения сложилось благодаря тому, что переселенцы еще в фазе пассионарного подъема оказывались в различных вмещающих ландшафтах, а следовательно, по-разному формировались.

Великое арийское переселение должно было вызвать весьма значительные подвижки, потому что многие из зон, куда попали арийцы, были и до них достаточно населены. Населено было Иранское нагорье, да и Северная Индия тоже, хотя долина Ганга, куда арийцы пришли сначала, населена была значительно меньше, нежели долина реки Инд. Немалое население было и в Восточной Европе, по крайней мере на Балканах.

Древние арийцы первыми встали на боевые колесницы. 4000 лет тому назад это означало, что они фактически обзавелись «танковыми войсками», чего остальной мир еще не знал. Таким образом, конкурентов у них не было. Археологами найдено курганное захоронение, в котором воин (видимо, вождь) покоится вместе с боевой колесницей. В наше время танкиста не хоронят вместе с танком, а тогда хоронили! Как уже говорилось, ассирийцы первыми переняли разведение коней и колесничий бой у индоевропейцев, что сделало ассирийское войско непобедимым. Позднее, во время переселения чжоуцев в иньский Китай последние тоже уже имели колесницы и тоже были победоносны.

Существующее мнение, что люди сначала научились ездить на повозках, включая колесницы, и только потом уже верхом, доказательно опровергает отечественная исследовательница В. Б. Ковалевская. Она пишет, что пасти лошадей на колеснице невозможно (у колесницы не та маневренность), а разведение лошадей на огражденных участках местности резко снижает их поголовье. Потому, чтобы стать коневодом, нужно сесть на лошадь верхом. Древние арийцы конца III тысячелетия до н. э., несомненно, верхом уже ездили (дома при своих стадах), но еще не умели верхом сражаться. На войне, действительно, сначала появляется колесница, а потом уже, много позже — всадник. Ведь на колеснице может стоять два воина, а может и три. Управлением колесницей целиком занят только возница, а у другого воина или воинов руки свободны, и они могут вести бой. Но воин-всадник не может обеими руками управлять лошадью, иначе ему нечем будет сражаться.

Итак, каков же путь Великого арийского переселения? Казалось бы, древние арийцы, не имея конкурентов в вооружении, могли победоносно двигаться в любом направлении. Однако на самом деле так не получалось. Как поется в старой солдатской песне: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить»! Арийцы не бежали от врага, а направлялись заселять новые земли и вели за собой табуны и стада. Потому им годились только те пути, где было достаточно травы и источников воды. И они двинулись из Северного Прикаспия и Северного Причерноморья в двух основных направлениях — на юг и на запад.

Одна часть древних арийцев пошла на юг — к Иранскому нагорью и далее в Индостан. Но они не могли двигаться вокруг залива Кара-Богаз-Гол, пустынного и тогда, т. е. восточное побережье Каспия им не годилось. Не годилось им и восточное побережье Черного моря, гористое и местами слишком узкое. Арийцы могли двигаться к Иранскому нагорью лишь двумя путями. Один пролегал вдоль западного берега Каспийского моря. Однако тут возможно было движение лишь небольшими группами сквозь Железные ворота на месте Дербента. На преодоление такого игольного ушка столькими людьми ушли бы века, в силу чего этот путь стал вспомогательным. А основной путь пролегал по долине туркменской реки Теджен (она же в Афганистане носит имя Герируд). По нему из десятилетия в десятилетие с перерывами, позволяющими восстановить травяной покров, и прошли массы скотоводов. Кстати, именно на Тедженском пути находилось значительно позже государство Арьошайана, где проповедовал религиозный реформатор арийского мира I тысячелетия до н. э. великий Заратуштра.

Авторы «Истории Древнего мира» предположили, что первыми по Тедженскому пути прошли индоарии и заселили Ариану, а вслед за ними по тому же пути пришли в Ариану иранцы, и тогда индоарии продвинулись в Индию. Однако их предположение не выдерживает критики, ибо иранцы, судя по тому, что они отправились позднее, должны были бы быть менее пассионарны, нежели индоарии, а в таком случае они никак не могли бы вытеснить из Арианы более энергичных индоариев.

Я полагаю, процесс переселения древних арийцев в этом направлении шел иначе. Роды и племена будущих иранцев и будущих индоариев переселились вместе, постепенно заняв Ариану. А когда Ариана заполнилась, когда стал иранским будущий Иран, наиболее энергичные из переселенцев, т. е. особи, пребывающие не в фазе подъема, а уже в фазе пассионарного перегрева (может, в самом конце перегрева), не успокоившись, бросились в новую эмиграцию и достигли Индии.

Как уже говорилось, индская (хараппская) культура не соприкасается с индийской. Прежде полагали, что арийцы разрушили индскую культуру. Сейчас все более или менее соглашаются, что она угасла окончательно если не к XVIII, то к XVI веку до н. э. Арийцы же в Индии появились не ранее XV века до н. э. Кроме того, основные центры индской культуры (что точно передает ее научное название) находились в долине Инда, арийцы же сначала заняли в Индии долину Ганга, который до сих пор считается священной рекой ариев. Итак, индоарии пришли в Индию из Арианы (Иранского нагорья) в XV веке до н. э., а значительным, численно господствующим в Индии арийское население стало еще позже — примерно к XI веку до н. э.

Очевидно, что Великое арийское переселение — очень длительный процесс. Оно полностью занимает фазы этнического подъема и этнического перегрева большинства переселяющихся народов, а у некоторых — у индоариев — еще и фазу надлома (фазу ослабления внутриэтнической солидарности) и длится 800, а то и 900 лет.

Другая часть древних арийцев двинулась на запад. В отличие от крупных горных массивов (Гиндукуш, Памир) на южном направлении миграции, на западе горы старые, невысокие, в них есть проходы.

Основной путь арийцев на запад лежал вокруг Черного моря — путь Циркумпонтийский. На первый взгляд, это не самый удобный путь, но дело в том, что там был наиболее привычный ландшафт — лесостепь с сочными травами, с достаточным количеством воды, иногда с широколиственными лесами (как в предгорьях Карпат). Это прекрасная климатическая зона, довольно удобная для пастушьей миграции.

Как раз этим путем первыми, вероятно, прошли хетты. Они обошли Черное море и попали в Малую Азию (на территорию современной Турции) отнюдь не с востока, не из Ирана, а с запада через Босфор или Пропонтиду (Мраморное море и Дарданеллы), которые можно преодолеть не только на лодках, но и на плотах. А стада и табуны также можно было переправить или на плотах, или на наплавном мосту из оных.

Вслед за хеттами, видимо, тем же путем в Малую Азию проникли те арийцы, которые составят позднее господствующее сословие в неарийском (хурритском) государстве Митанни, одно время очень могущественном, но совсем недолго жившем. Тем же путем пройдут и дарданы (иное название троянцев) — жертвы будущей Троянской войны. Где-то на севере Балкан они расстанутся со своими близкими родичами и в будущем победителями — ахейцами, которые не пойдут через Пропонтиду, а задержатся на Балканах, чтобы потом перевалить их и заселить будущую Элладу. Так на Северных Балканах из одной точки разойдутся пути предков будущих греков и предков будущих римлян (если верна гипотеза Вергилия, изложенная в поэме Энеида) — двух великих народов античного мира. На втором витке этногенеза эти народы столкнутся снова: ахейцы разрушат Трою и рассеют троянцев, но зато потомки троянцев — римляне победят и подчинят себе эллинов — потомков ахейцев.

Второй путь, которым двинулись на запад древние арийцы — скорее всего предки этрусков и даже, возможно, кельтов — лежал севернее Балкан прямо в Центральную Европу.

По этому пути не пошли древние арийцы — предки славян, балтов (предков нынешних латышей и литовцев) и германцев. Предки славян продвинулись от Северного Прикаспия на запад и немного на север — таков был третий путь Великого арийского переселения. Заметим, что первоначальные арийцы жили в нашей стране, протославяне жили в нашей стране, этногенез славян начинался в нашей стране, и, наконец, русские тоже живут в нашей стране. Мы удивительно устойчивы в привязанности к этой стране! В свете картины Великого арийского переселения очевидно, что те арийцы, которые стали предками будущих славян, были наименее энергичны, а потому наименее легки на подъем. Потому же они дольше своих более энергичных соплеменников сохранили энергию, что позволило им сильно вгрызться во вмещающий ландшафт.

А вот судьба предков балтов и германцев была печальна. Предки славян, мигрируя, оттеснили небольшую группу древнейших балтов и загнали их в леса, где они надолго и остались. Как сказано в «Слове о погибели Русской земли»: «А Литва из болот своих не показывалась». Ту же услугу древнейшим германцам оказали кельты, оттеснившие их на север в Скандзу — будущую Скандинавию. Там древнейшие германцы как небольшой арийский реликт продержались примерно до I века до н. э., пока следующий виток этногенеза не вызвал их к жизни, сделав их грозными победителями Рима и грозными участниками следующего Великого переселения народов.

Всем этносам арийского происхождения присуща общая черта — положительное отношение к миграции. В процессе Великого арийского переселения древние арийцы распространились по колоссальной территории — от долины Ганга до Ирландии. В Великом переселении народов (IV-VII века н. э.) тоже участвовали лишь потомки арийцев — индоевропейцы, родившиеся на следующем витке этногенеза (единственное исключение — гунны). Более далекие потомки индоевропейцев совершали все экспедиции в эпоху Великих географических открытий. В итоге, хотя в последующих витках этногенеза потомки арийцев рождали новые народы, смешиваясь с неарийцами, до сих пор и наибольшее число людей на планете, и наибольшее число народов говорят на индоевропейских языках. Кроме того, только на индоевропейских языках говорят на всех континентах. Вспомним также, что и русские продвинулись до Тихого океана. Таким образом, великие переселенцы не потеряли «охоты к перемене мест» вплоть до XX века.

Хетты

Можно сказать, что государство хеттов было найдено случайно. Оно возникло из небытия. Хетты несколько раз упоминаются в Библии под разными именами — и как «хетты», и как «сыновья Хеттовы». Долгое время ученые, скептически относившиеся к библейскому тексту, вообще считали этот народ вымышленным, а большинство ученых, доверявших тексту Библии, искали хеттов в Палестине и искали там зря. И потому неожиданная находка хеттов ошеломила всех. В 1906 году немецкий востоковед Гуго Винклер провел первые археологические раскопки в турецком селении Богазкёй примерно в 150 км к востоку от Анкары и затем продолжил их в течение еще шести полевых сезонов. Его изумлению, а потом изумлению его коллег по всему миру не было границ, когда выяснилось, что Богазкёй стоит на месте первоклассного города, явно бывшего столицей мощной державы.

Однако некоторое время никак не удавалось прочесть найденные тексты, хотя составлены они были известной аккадской клинописью, а небольшая часть их была непосредственно на аккадском. И вот что значит смелая гипотеза в науке! В 1915 году чешский лингвист Бедржих Грозный предположил, что язык этот индоевропейский, а не семитский. Индоевропейская лингвистика тогда уже была весьма развита: санскрит, готский и прочие языки хорошо знали, и с таким допущением таблички начали легко читаться. Язык, действительно, оказался арийским. Этот народ пришел, видимо, в Малую Азию (иначе — Анатолию) без письменного языка и позаимствовал аккадскую клинопись, которой и стал записывать свой язык. Кстати, сегодня уже переведено столько текстов, что даже выходят в художественном переводе памятники хеттской литературы, и очень неплохие.

Из найденных в Богазкёе текстов следовало, что в этом месте когда-то располагалось Хеттское государство — первое крупное государство, основанное индоевропейцами. А возникло оно на основе небольшого государства Куссара где-то на юге или юго-востоке Центральной Анатолии и вначале не имело выхода к побережью Черного моря. Первые правители Куссары известны по именам: Питхана (вероятно, основатель Куссары) и его сын Анитта, который был уже сильным царем. Анитта правил примерно между 1790-1750 годами до н. э. Значит, скорее всего, Питхана был предводителем, пришедшим в те края с первыми хеттами. В XVIII веке до н. э. Куссара — незначительное государство, но в середине XVII века до н. э. оно занимает уже большую часть Малой Азии, и начинается, собственно, древнехеттский период или период Древнего Хеттского царства. Деление на периоды условно, но в науке оно существует:

— Древнее Хеттское царство (1650-1500 гг. до н. э.);
— Среднее Хеттское царство (1500-1400 гг. до н. э.);
— Новое Хеттское царство (1400-1200 гг. до н. э.).

Древнее и Новое Хеттские царства различают только потому, что в промежутке — в Среднее Хеттское царство — наблюдается некий упадок державы, и сведений становится мало. На самом же деле это одно и то же государство. Столица его (все огласовки условны, ибо язык мертвый), на месте которой расположено селение Богазкёй, называется в научной литературе сейчас Хаттуса, а прежде Хаттушаш.

Ученым известно название царства — Хатти, название столицы — Хаттуса, но неизвестно, как называл себя народ, пришедший в Малую Азию и основавший свое царство, и тут не помогает даже найденная огромная библиотека. Дело в том, что пришедшие арийцы приняли более раннее имя страны, в которую пришли: она и до них называлась Хатти, и при них называлась Хатти. До них там жил некий малоазийский народ, называвший себя «хатти». Народ этот был безусловно не индоевропейский и не семитский, а по всей вероятности хурритский, но, кто такие хурриты, мы точно не знаем. Чтобы как-то отличить завоеванное население от завоевателей, ученые пытались сначала тех, кто там жил до прихода арийцев, звать «протохетты», а пришедших арийцев — «хетты». Однако при таком наименовании протохетты должны были бы быть предками хеттов (например, протославяне — это предки славян), а протохетты — никак не предки хеттов, они — те, кого хетты завоевали! Тогда было решено тех, кто жил там до арийцев, условно именовать «хатты», а пришедших арийцев — «хетты», хотя вообще-то это одно и то же слово**.

До прихода арийцев хатты в государстве Хатти составляли большинство населения. Когда государство пало, на престоле не то чтобы утвердилась пришлая арийская династия (как это произошло в государстве Митанни), а скорее арийцы составили господствующее сословие, оттеснив хаттское население в более низкие социальные слои. Тем не менее хатты оставались свободными, их не превратили в рабов. Рабами в Хеттской державе были военнопленные — подданные других государств.

Захватив огромную страну с населением, жившим, конечно, на периферии месопотамского мира, но все-таки цивилизованным, хетты заимствовали у него очень многое и прежде всего мифологию (верное свидетельство, что они были в меньшинстве). Например, встречается горделивое упоминание о том, что Хеттскому государству покровительствует целая тысяча богов хатти. Ученым неизвестна тысяча имен их богов, но известно довольно много имен, среди которых встречаются и семитские, заимствованные из Месопотамии, и явно местные хурритские, и индоевропейские. То есть, пришельцы создали дико смешанный пантеон богов.

Хеттская держава, управлявшаяся царями, была очень мощной. Достаточно вспомнить два крупных события хеттской истории. В 1595 году до н. э. в древнехеттский период хетты захватили и разграбили Вавилон. А в новохеттский период хетты бросили вызов самому Египту, причем в правление фараона Рамзеса II — известного воителя, правившего долго, крепко и оставившего след в истории! В битве при Кадеше они хотя и не разгромили египетское войско, но поставили его на грань гибели, и Рамзес II вынужден был начать переговоры и пойти на значительные уступки хеттам. Правда, фараон оставил об этой битве такие записи, что ученые долго думали, что в битве победил Рамзес, и лишь со временем выяснилось обратное.

Хеттское законодательство сохранилось в больших фрагментах. Из того, что этот мир почти не знал смертной казни, можно сделать вывод о его мягком и человеколюбивом уголовном законе. Очень о многом говорит социальная структура государства Хатти. В нем было три основных категории населения:

— собственно люди;
— слуги царя;
— рабы.

Хеттское общество — чрезвычайно ранний образец гражданского общества (с некоторыми оговорками). По своему социальному статусу высокопоставленные чиновники царской администрации были ниже подчиненного им свободного населения, ибо были слугами, пусть и царевыми, находились на службе и были зависимы, а свободные люди не находились на службе, и следовательно, были независимы. Второе место слуг царя в социальной иерархии было закреплено, несмотря на то, что их реальное благосостояние, да и политическое влияние могло быть куда значительней, чем у полноправных свободных граждан, занимавших в ней первое место.

Кстати, подобные образцы встречаются впоследствии в целом ряде индоевропейских обществ. Например, в обществе Домонгольской Руси земледелец-смерд был вполне свободным, тогда как младший дружинник князя (отрок) — не вполне. Слово «отрок» возникло как раз в те времена и обозначало человека, не имеющего права говорить свободно.

Унаследовав от хаттов довольно высокую цивилизацию, включая умение строить города и письменность, хетты привнесли в нее также развитое скотоводство, колесничный бой и бронзовую металлургию высокого уровня, присущую всем индоевропейцам. Держава была активна в своей внешней политике не только в упомянутых захватах и завоеваниях, но и в дипломатической деятельности (в египетских источниках неоднократно упоминаются переговоры с хеттскими послами). Союзниками или подданными хеттов, очень вероятно, были дарданы (или троянцы). Судя по хеттским документам, хетты до поры не враждовали и с народом «аххиява» (у египтян — ахайваша), т. е. с ахейцами (ахеянами), будущими победителями Трои. Однако, несмотря на все свои достоинства, на всю свою мощь, около 1200 года до н. э. Хеттское государство погибает, не выдержав переселения «народов моря».

«Народы моря» — не этническая группа, а, видимо, результат крупных межэтнических столкновений предшествующего периода, конец акматических фаз этногенеза скорее всего нескольких народов. Сейчас можно не сомневаться, что некоторые представители «народов моря» (некоторые этнические группы) были индоевропейцами, а другие не были. Такое иногда случается. Л. Н. Гумилев указывает, что нормальный конец акматической фазы порождает категорию «солдат-бродяг». Вероятно, подобный весьма разноплеменный состав «бродячих солдат» и представлял собою «народы моря». То были группы разноплеменного сброда, искавшего новые земли, своеобразные флибустьеры XIII-XII веков до н. э. (классические флибустьеры тоже были разноплеменным сбродом). Покуда предполагалось, что «народы моря» были индоевропейцы, возникал странный вопрос: почему же разрушенными оказались индоевропейские государства? Скорее всего, сперва пало государство Хатти, после чего ахейцам была открыта дорога на Трою, а троянцы оказались без союзников. Но почему же все-таки так легко была разрушена сама Хеттская держава?

Наиболее вероятно, что хетты были слишком малочисленны в Малой Азии, и потому им не хватило пассионарности, чтобы создать новый монолитный народ. Они постепенно ассимилировались среди неэнергичных потомков древнего населения Хатти, а следовательно, быстро ослабели. Можно даже предположить (хотя для такого предположения пока недостаточно сведений), что энергии у хеттов было мало, в изоляции они долго жить не смогли и образовали с населением, жившим там до их прихода, химеру, которая, как известно, долго не живет. Такому предположению не противоречит ничто из вышесказанного и прежде всего тысяча богов хатти. А до империи хетты просто не «дотянули». Время гибели Хеттской державы показывает, что хетты — народ, не миновавший фазы этнического надлома. В надломе они и закончили свою историю.

- Артамонов М. И. Киммерийцы и скифы. — Л., 1974

- Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. — М., 1995

- Герни О. Хетты. — М., 1987

- Ковалевская В. Б. Конь и всадник. — М., 1977

__________

* Прим. С.П.: Как и в случае многих древних «царей». Например: Одиссей, Соломон, Филипп, Ирод и т.д.

** Прим. С.П.: Как и слова «ашшурцы» и «ассирийцы», «русы» и «русские», например.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

:: Специальные предложения для друзей ::