Три даты в октябре, их связь с царствованием Алексея Михайловича  
24 марта 2016 г. в 00:47

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

В эти дни, дорогие братья и сестры, можно вспомнить три даты, связанные с царствованием самого выдающегося нашего государя XVII века Алексея Михайловича. 11 октября (28 сентября нашего православного календаря) память его помазания на царство, бывшего в Успенском соборе в 1645 году. Тремя днями позже, 14 октября юбилей посольства гетмана Богдана Хмельницкого и всех малороссиян с просьбой о принятии гетманских малороссийских земель в российское подданство. Это было в 1653 году. Еще пару дней, и 16 октября нового стиля память обнародования Уложения царя Алексея Михайловича, то есть полного свода законов Российского царства XVII века.

Это чрезвычайно существенные даты. Ну, начнем с самого государя. Алексей Михайлович жил в чрезвычайно сложную эпоху. Мы с вами живем в ничуть не более сложную эпоху, конечно, в более противную, много менее благочестивую, но, пожалуй, не более сложную эпоху, ведь XVII век неслучайно был назван Бунташным.

Если принимать теорию нашего великого современника Льва Гумилева, то тот период, который русские проходили в XVII веке, называется перегревом — избытком энергичных людей в обществе. Разумеется, это никак не сказывается на нравственности. Энергичный человек может быть героем, может быть подвижником, может быть аскетом, а может быть и бандитом, само собой разумеется, «татем», пользуясь русским языком времени Алексея Михайловича. Вообще большое количество энергичных, пылких людей усложняет правление любому правителю, тем более такому, как Алексей Михайлович.

Государь Алексей избыточно энергичным и пылким человеком не был. Он наоборот был человеком спокойным и чрезвычайно благорасположенным к людям, с которыми общался, то есть в основном к своим подданным, был человеком колоссальной общей культуры. Именно с него начинается подмостковый театр в России — с Придворного театра царя Алексея.

Он был человеком, настроенным чрезвычайно реформистски. Всевозможные сомнительные реформы так обрушиваются на нас с вами бедных, что мы начинаем подозрительно относиться к самому слову «реформы». Это несправедливо, реформы — это нормальное состояние общества и государства до тех пор, пока они его не ломают, пока они не приносят вред. Вот один штрих. Любимым имением царя Алексея Михайловича было Измайловское. Сохранилось описание Измайлова того времени. Сложнейшее прудовое хозяйство, плотина, водоподъемные машины, прочая гидравлика, регулярные сады на голландский манер, но в русском исполнении — с фонтанами (мы тогда называли их водометами) и сложнейшее животноводческое хозяйство. Удивляет количество племенных быков. В самом деле, зачем на одно стадо такое количество быков, которое превосходило в Измайлово количество молочных коров? А вот зачем. У государя занимались работами по выведению высокорослого молочного скота отнюдь не для царского хозяйства, а для всей России. Как видите, это созидательный реформизм. При нем очень много издавалось книг, много переводилось. Причем, в том числе словари, справочные издания (мы сейчас сказали бы «энциклопедии», это слово появится столетием позже). Причем, этим занимались видные православные ученые, такие, как Епифаний Славинецкий и его сподвижники по Андреевскому братству в Москве или круг преосвященного Павла, митрополита Крутицкого в другом месте Москвы. Тогда много чего издавалось. Таким образом, это был государь-созидатель.

Его царствование ознаменовалось созывом нескольких земских соборов. То есть, государь управлял не только совместно с аристократией, нашей традиционной боярской думой, но и совместно с демократией, с земским собором. И как можно видеть, изучая это царствование, монархическое и демократическое начало в России друг другу не мешали. Это тоже достойно всяческого упоминания. И то вполне закономерно, если называть монархией монархию, управление, прообразом которого является управление в здоровой семье, патриархальный семейный уклад, а демократией называть демократию, то есть участие в делах государства достойных полноправных граждан, а не, простите меня, всякой шушары. Потому это будет совсем не похоже на то, что называют «демократией» в современных газетах. Все вещи надо называть своими именами.

Внешняя политика царя Алексея была исключительно успешной. Это дипломатическое укрепление твердого положения в регионе Балтики. Это успешное давление на Швецию. Без этой эпохи все шведские победы сына царя Алексея Петра Первого были бы невозможны. Это также победоносная война с Польшей, то есть война за освобождение части исконных западных русских земель, которые мы теперь называем Украиной и Белоруссией.

На все это накладывала тягчайший отпечаток бунташность XVII века. Государь хотел созидать, а ему приходилось иметь дело с Соляным бунтом, с Медным бунтом, с совершенно ужасной Разинщиной, с необычайно энергичным и героическим лидером, тем не менее с темпераментом, замашками и нравственностью садиста убийцы, которым был Степан Разин. Это сложно. Сложно, если ты не тиран и не можешь позволить себе с чистой христианской совестью залить кровью свою державу.

Во всех случаях, когда было возможно, царь обращался к мнению сословий. Так было в случае с Медным бунтом. В этом случае неправым было правительство, выпустившее как бы ассигнации, но не бумажные, а неполновесные медные деньги, и пошло на уступки, изъяв из обращения эти медные деньги после бунта. В некоторых случаях правительство было не виновно. Так было в случае с бунтами 1646 года, предшествовавшими Соборному уложению. И опять-таки вместо того, чтобы стать на путь репрессий, не проявляя слабости, опираясь в том числе на силу воинскую, правительство немедленно ответствовало созывом двух подряд земских соборов, кратковременного 1646 года и полносрочного 1648 года, который разработал Соборное уложение. Оно было принято земскими представителями за срок всего лишь два месяца и оставалось свыше ста лет единственным сводом русского законодательства. Прославленные Петр и Екатерина не смогли создать свода законов. Только при Николае Первом Павловиче мы снова издали полный свод законов Российской империи. Повторяю, столетия прошли с середины XVII до середины XIX века.

Таким образом, мы отмечаем тремя датами память важнейших событий: христианского миропомазания на царство в 1645 году, огромного внутриполитического, правового успеха — издания Соборного уложения и одного из крупнейших деяний по созиданию будущей России — согласия на принятие малороссийских земель в 1653 году.

Кстати, мы всегда датируем воссоединение Украины с Россией 1654 годом, а то неверно. В 1654 году Переяславская рада только утвердила состоявшееся годом раньше в Москве принятие украинцев в российское подданство, что, кстати, было сделано по их инициативе, по их настоятельным просьбам, которые продолжались несколько десятилетий.

Были неудачи. Самой большой неудачей государя был его разрыв с величайшим церковным деятелем Бунташного века, святейшим патриархом Никоном. Но это особая тема, к которой мы, несомненно, еще не раз вернемся. Скажем только, что не монархия, а бюрократия была виновна в трагическом разрыве царя и патриарха, то есть нанесении удара по самой идее симфонии — содружества церкви и христианского государства. Виновата была бюрократия. И мы сейчас управляемся отнюдь не демократией, а бюрократией. И памятуя о благородном и достойном государе и современнике его великом патриархе, лишний раз можно только сказать: бойтесь бюрократов, люди русские!. Итак, весьма и весьма рекомендую вам читать побольше о XVII веке, а особенно о царствовании величайшего из государей XVII века, царя Алексея, которому, к сожалению, до сих пор нету памятника ни в одном городе России.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: алексей михайлович 3
Русская культура — культура византийская  
24 марта 2016 г. в 00:43

Москва, IX Рождественские чтения. 23 января 2001.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Ведущий: Слово предоставляется Махначу Владимиру Леонидовичу, доценту Московского архитектурного института, преподавателю Российского православного университета Иоанна Богослова. Он прочитает лекцию «Русская культура (церковная, имперская, национальная) есть культура византийская».

Владимир Махнач: Владыки, благословите! Я с некоторым изумлением выслушал сегодня заверения старого своего коллеги и соратника, председателя общества «Радонеж» Евгения Константиновича Никифорова в том, что православное просвещение приходит во все больший и больший упадок. Думаю, что мой достойный, много потрудившийся коллега мало бывает в России. Я в отличие от Евгения Константиновича езжу много и не в Париж, а по Руси и подозреваю, что дело обстоит с точностью до наоборот.

(аплодисменты)

Но я все же посвящу свое скромное сообщение той теме, которая действительно представляется мне упущенной, незаслуженно упущенной в деле просвещения. Потому призываю вас, братья и сестры, к исправлению сложившейся ситуации. Дело в том, что мы действительно не отдаем себе отчета в том, насколько Византия и все византийское для нас жизненно важно, для нас актуально в процессе воспитания, актуально в процессе преподавания.

Хочу объясниться. Очень большой сложностью оказывается даже сам термин «Византия», «византийское искусство», «византийская культура». Сами люди, которых мы именуем «византийцами», так себя не называли. Этот термин придуман гуманистами Итальянского возрождения, людьми, все более и более удалявшимися от Вселенского православия. Жители же империи именовали себя «ромеями», то есть римлянами, хоть и на греческом языке. И до сих пор связаны определенные недоумения с использованием терминов «византийское искусство» или «византийская культура». Я сам помню, как одна весьма достойная дама, исследовательница, доктор искусствоведения почти кричала в рамках научной конференции примерно 12 лет тому назад: «Как это наша домонгольская архитектура византийская? А где же наша исконная архитектурная традиция?»

Дело все в том, что термин «византийский» очень часто используется в значении восточнохристианский, например, восточнохристианская культура, восточнохристианское искусство. Так уж исторически сложилось. И, таким образом, именуя собою одну из двух ныне существующих христианских культур, хотя западная культура становится на глазах все менее христианской, этот термин есть название целого культурного региона, которому принадлежат прежде всего православные христиане: греки, славяне, грузины, молдаване, а также безусловно принадлежат и некие не вполне православные христиане, представители древних восточных церквей: копты Египта, сирийские яковиты, эфиопы и даже христиане Индии.

Была попытка исправить ситуацию. Было предложено в нашей стране, когда речь идет о культуре в границах империи, говорить «культура Византии», а когда обо всей восточнохристианской культуре, тогда говорить «византийская культура». Но это не привилось, к тому же я не уверен, что это адекватно переводимо на все европейские языки. Потому путаница неизбежна, и мы с вами вынуждены с нашими скромными силами, а я, искренне сознавая собственное недостоинство, заниматься образованием, вынуждены заниматься, даже страшно сказать, просвещением. Держать в памяти двоякое значение термина «византийский» должен любой преподаватель, даже преподаватель математики. Ребенок просто может задать ему вопрос: так какая же русская или византийская? Русская несомненно и в полной мере византийская.

Сегодня в моем сообщении «византийская» означает только собственно культура Византии, культура грекоязычная, греческая средневековая культура. Вместе с тем я готов утверждать, что во многих аспектах наша с вами, драгоценная для меня русская культура есть византийская в исконном смысле этого слова, она связана с византийским наследием. А «российской культуры», строго говоря, не существует. Есть культура православная, восточнохристианская, есть культура русская, наша национальная, а российская культура — это просто механическое сочетание культур на территории Российского государства. Потому Министерство культуры РФ есть некий нонсенс, да простят они меня, ведь я у них тоже работал музейщиком много лет.

Первый аспект церковный. Мы должны помнить, что у нас византийская литургия, не просто православная, а именно византийская, что блестяще исследовано покойным Николаем Дмитриевичем Успенским, профессором тогда еще Ленинградской духовной академии, великим историком и литургистом в его трудах «Византийская литургия» и «Всенощные бдения», которые в общем более или менее доступны преподавателям, все-таки изданы, хоть и давно. Естественно, наша литургия не один в один византийская. Экзапостиларий (или светилен) — это осколок целого чина, который совершался, например, в Соборе Премудрости Божьей в Константинополе, целого чина с восшествием архидьякона с 12 дьяконами на амвон, облицованный золотом и слоновой костью. У нас такого великолепия нету сейчас даже в восстановленном храме Христа Спасителя. И все-таки она определенно византийская, она оформлена средневековой Византией и нами получена в редакции средневизантийского периода X-XI веков или иначе Македонского периода византийской истории. Нам это действительно небезразлично, потому что литургия есть живая связь культа и культуры, о чем говорил мой предшественник, совершенно закономерная связь, ибо литургия принадлежит и культу, и культуре.

С Византией в самом прямом смысле слова связаны три монашеские эпохи, три эпохи монашеских рассветов или, если хотите, возрождений в истории Руси. Первая эпоха — это первоначальное монашество, ибо преподобный Антоний Киево-Печерский постигал азы монашеского делания, если хотите, монашеской культуры в Византии. Вторая эпоха — это, естественно, эпоха преподобного Сергия, восстановление общежительного монашества и распространение по всей Руси до Заполярья пустынножительных монастырей, эпоха с прямым византийским влиянием, причем незаурядного времени — времени Палеологовского возрождения, времени исихазма, времени святителя Григория Паламы. И, наконец, было третье восстановление и возрождение монашества, совершенное еще одним выучеником византийским, преподобным Паисием Величковским уже во второй половине XVIII столетия. А если к этому прибавить немаловажное влияние Афона на русское монашество во второй половине XIX века, время возрождения Пантелеймонова монастыря на Афоне при выдающихся монахах того времени — духовнике Иерониме и игумене русского монастыря (Россикона) Макарии, то с Византией связаны по крайней мере три с половиной эпохи в истории русского монашества. Думаю, не надо в этой аудитории подчеркивать значение монашества для нашей национальной культурной и государственной жизни.

Еще раз замечу, что наш культ, то есть образ и типология богослужения — византийские. Вспомним замечательный летописный сюжет из начальной летописи. Послы святого равноапостольного князя Владимира, сообщая о своих, так сказать, константинопольских впечатлениях, уверяют, что при богослужении в соборном храме они не знали, находятся ли на земле или уже на Небе. Я полагаю, что это не художественный образ летописца, а безусловно первоначальный текст. Но вместе с тем я не допускаю мысли, что маститый киевский боярин, который прожил полвека, участвовал в десятке сражений и в сотне стычек, в десятке посольств, снес, скорее всего, не один десяток голов в боях, действительно потерял ощущение твердого керамического, плиточного пола у себя под ногами. Нет, он прекрасно знал, что он на земле, но он был славянин со славянским чувством прекрасного, и потому другим киевлянам и своему патрону, своему князю излагал так, чтобы другие славяне его поняли. Он знал, что его поймут.

То есть, мы же не совершали в полном смысле слова «выбор вер» при святом Владимире. Мы с будущими римо-католиками принадлежали еще к единой Вселенской церкви, но выбор богослужения, выбор культа мы действительно совершили, и совершили его в пользу Византии.

Византия — это также связь с Античностью, это в любой книге есть. Но почему для нас важна связь с Античностью, осуществленная нами только через византийское посредство? Буду здесь краток, об этом можно много прочитать. Дело все в том, что Античность — это не просто наследие ушедшей культуры, прекратившей свое существование полтора тысячелетия назад, есть ведь и христианская Античность. К сожалению, того не преподают в нашей школе. Так начните преподавать!

Христианство и Средневековье не идентичны. Средневековье закончилось в XVI веке, но мы с вами, слава Богу, по-прежнему христиане. Так же точно средневековая культура возникла в рамках Вселенской христианской церкви, а вовсе не наоборот. Христианство складывается в Античности, и после веков гонений были бесспорные века христианской Античности или, если хотите, античного христианства. Это IV, V и VI века.

Святитель Василий Великий ни в коем случае не средневековый отец церкви, он античный отец церкви. Можно назвать и множество других имен. И наследие христианской Античности мы получили сразу в византийской репродукции, готовеньким, его нам преподнесли на подносе. Уже в силу того мы с вами в большой степени византийцы.

Второй аспект имперский. Повторю (я уже говорил это в этом зале), что единая Киевская Русь — это миф XVIII века, мифологема, сочиненная за письменными столами, такого государства никогда не было. Государством в домонгольской Руси было любое княжество и каждое княжество. Единая Русь была впервые создана только в конце XV века при возможно величайшем нашем государе Иоанне Третьем Васильевиче. И будучи созданной, наконец, как единое государство, Россия сразу же стала империей. Мне доводилось об этом писать. И моя статья «Империи в мировой истории» издана неоднократно. Я постоянно ее дописывал и переиздавал. И в последнем моем сборнике, который здесь можно было купить, а теперь уже нельзя, она тоже переиздана. Она есть и в интернете. Кто затрудняется, может подойти ко мне потом и получить интернетные адреса.

С момента своего появления, повторяю, в царствование Иоанна Третьего, Россия обладала всеми признаками империи: и полиэтничностью, и наличием автономных провинций, каковой было, например, в XV веке Касимово царство на Волге.

То есть, мы прямые преемники Византии. Более того, мне доводилось доказывать, что не только русские, а все православные Вселенской церкви, и византийские греки, и балканские славяне, такие, как святитель Киприан Киевский и Московский, болгарин по рождению, вместе с русскими создавали Россию как преемницу угасающей Византии. Мы получили Российскую империю прямым церковным волеизъявлением. То, что церковь повелела и что существует несколько сот лет, должно восприниматься, как я смею подозревать, как проявление, как осуществление Божественной воли. Мы были созданы как империя. И в качестве империи мы веками были защитниками других восточных христиан. Вспомните бесконечные восточные войны России. Насколько хватало сил, мы и при Иоанне Третьем, и при Иоанне IV, и при Федоре Иоанновиче после разорений опричнины, и после Смуты при Алексее Михайловиче, и в XVIII веке в самое неудачное Анненское, а потом и в Екатерининское правление, и тогда, когда мы вели бесконечные русско-турецкие войны XIX века, которых было, между прочим, четыре, мы сражались не за свои государственные интересы, мы исполняли имперский долг.

И когда сейчас мы возмущены, когда мы испытываем глубочайшее омерзение от того, что сомнительно законные и несомненно нерусские режимы последних лет предают, например, православных сербов, а если вдуматься, то не только православных сербов, но также православных греков на Кипре, и православных коптов в Египте, и почти православных, стремившихся, кстати, всегда к православию эфиопов, когда наши режимы последних лет их предают, а нас это возмущает, — то это только потому, что мы с вами остаемся носителями имперского сознания, носителями того сознания, которое делало Россию, во-первых, прежде всего защитницей других восточных христиан и, во-вторых, честнейшим международным арбитром и для мусульман, и для народов Запада. Неслучайно в некрологе Александру Третьему один французский журналист написал, что в царствование этого государя в Европе невозможно было воевать без разрешения русского императора, а русский император такого разрешения не давал. Таким образом, безусловно, мы у Византии унаследовали также имперскую роль защитницы христиан, пусть и тяжелую, и имперскую роль международного арбитра.

Третий аспект. Имперское византийское наследие есть и в нашей культуре, и в нашем искусстве. Об этом можно очень много говорить, вспоминая, где мы научились каменному зодчеству, где мы научились иконописанию, но вот один пример. В XIX веке, начиная с Константина Андреевича Тона, мы возвращаемся не только к национальной архитектурной традиции, но и к имперско-византийской. Тону и его заказчику императору Николаю Павловичу было труднее всего, потому что тогда даже истории византийской архитектуры еще не существовало. Они двигались на ощупь, а мы с вами при открытии наших Рождественских чтений уже молились в храме, с которого началась эпоха возврата к византийскому наследию.

И хотя стиль историзм, открытый Тоном, исчерпал себя к концу XIX века и в XX веке был сменен блистательным и гораздо более национальным модерном, тем не менее типом большого соборного храма в России остался неовизантийской собор. Началось это с Константина Тона, закончилось это последним крупным соборным храмом, возведенным в России до ее разорения революционерами — Морским собором в Кронштадте архитектора Косякова. И модерн этого не поколебал. Хотя приходские храмы, монастырские храмы строились в модерне, но большие соборы так или иначе были соотнесены с византийским наследием. По сути дела, так или иначе они обращались к Софии Константинопольской, Софии Цареградской. И то очень существенно, особенно если помнить, что все русские всего лишь каких-нибудь 8 лет назад имели достаточно дерзновения молиться о возвращении креста на Святую Софию Константинопольскую. В конце концов, история не исчерпана, история не закончена. И мы не знаем, может быть, там и будет Крест Господень. Пусть на меня обидятся турки!

Еще один маленький штрих, касающийся церковных искусств. В XIV веке в каменные храмы под влиянием конечно же деревянных храмов проникает высокий иконостас. Древнейший высокий иконостас, дошедший до нас, находится в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры. Но с середины XIX века в рамках архитектуры романтизма, затем историзма, затем модерна возвращается низкий, византийский иконостас, а с ним и византийское пространство храма, в котором алтарь воспринимается молящимися как часть единого храмового пространства. Это случайность? Вот оно! Архитектура иконостаса — это искусство, связанное с культом, это культовое искусство, это часть богослужебного, культового искусства. И тут мы тоже вернулись к византийским корням.

И, наконец, четвертый, языковый аспект. Конечно, мы с греками и грузинами принадлежим к одной культуре, и все же мы несколько другие, наша национальная культура — русская. Однако даже в национальном плане нам совершенно не безразлична Византия, ее история, ее культура, ее наследие. Есть византийское и в национальной Руси. В замечательном сборнике 1918 года «Из глубины» поэт и образованнейший человек Вячеслав Иванов протестует против готовившейся новоявленным большевицким режимом реформы правописания русского языка. Мы все в этом зале, в том числе старейшие, жертвы этой реформы, одной из наиболее мерзостных и антикультурных реформ революционного режима. Вячеслав Иванов в частности отмечает, что через византийскую культуру, через влияние греческого языка на русский язык мы во многом эллинизировались. И он отчасти прав. Посмотрите, сколько было эллинизаций. Первая эллинизация славянского языка или, если хотите, древнерусского (сейчас большинство филологов считают, что это одно и то же) была проведена стараниями святых Солунских братьев Кирилла и Мефодия и их учеников. Вторая эллинизация (так называемое «второе южнославянское влияние», как раньше писали) — это эпоха преподобного Сергия, его учеников, а если говорить о языке, то одного из последователей Сергия, преподобного местночтимого Епифания Премудрого. Третья эллинизация — эллинизация времен святейшего патриарха Никона середины XVII века, смею утверждать, одного из величайших деятелей всей русской культуры. Мне уже много лет, но я не теряю надежды дожить до его канонизации.

(очень короткие, слабые аплодисменты)

Заметьте, как полосы эллинизаций проходили хотя бы на примере греческого имени Георгий. Оно быстро превращается в русском летописном варианте в Гюргия, затем в Юрия. Но вторая эллинизация XVII века возвращает Георгия, затем появляется Егорий, который становится Егором. В силу того Георгий, Юрий и Егор вроде бы разные имена, но это просто разные пласты эллинизации в русском языке. Можно привести много других примеров. Наконец, была и четвертая эллинизация. Это XIX век, Оптина пустынь, братья Киреевские и конечно в огромной степени Константин Николаевич Леонтьев, может быть, один из величайших наших философов. Таким образом, для русского человека эллинизация (византизация, если хотите) совершенно не безразлична.

И чтобы вас развлечь, я просто приведу совершенно фольклорный, простонародный пример — византийский и наш двуглавый орел. Он принят как наследие при Иоанне Третьем. И вот заметьте себе интереснейшую вещь. Двуглавый орел был необычайно популярен на простонародном уровне. Я видел огромное количество упрощенных двуглавых орлов в северной деревянной резьбе, просто украшающей причелины северных крестьянских домов. Там он использован даже не как символ, а просто как орнамент. До какой же степени надо воспринимать сердцем и любить двуглавого орла, чтобы просто пускать его орнаментом! Видел я в хороших коллекциях и женские выходные рубахи, где по рукаву сплошным потоком идут орлы, орлы, орлы, орлы, орлы… Они вышиты крестиком, орел еле угадывается, но это все же двуглавый орел. То есть, византийское влияние русской нацией было воспринято сердешно.

Времени у меня больше нет, и хочу вам сказать, отцы, братья и сестры, что в советское время с византийским наследием боролись так, как ни с каким другим. Один короткий пример. Почти все, наверняка, знают, может быть, у кого-то дома стоит, в библиотеках есть, двухсоттомное, самое грандиозное издание в мире «Библиотека всемирной литературы». Так вот, на 200 толстых томов не нашлось ни одной страницы на тысячелетнюю византийскую литературу! Для сравнения, Западное Средневековье занимает 6 томов, а исламское — даже 7 томов! Нам мешали, но издания все-таки есть. Лучшая в мире история Византийской империи, история поповича, кстати, глубоко православного человека, профессора Федора Успенского, наконец, издана в 1990-е годы. Найти можно. Когда буду готовить этот материал для печати, разверну его и сделаю пространнее. Так пойдет и в интернет.

Пожалуйста, елико возможно увеличивайте удельный вес всего византийского в среднем и высшем образовании, даже на уровне воскресной школы! Находите картинки, показывайте их детишкам. «Сим победиши!», сказано о Кресте, но и сим, византийским наследием, мы тем паче уверенно победим!

(аплодисменты)

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Судебник Иоанна Третьего 1497 года  
18 марта 2016 г. в 20:49

Радио «Радонеж», Москва. 1997.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Сегодня, дорогие братья и сестры, хочу вам напомнить об одном юбилее, о котором все забыли, хотя его должно праздновать с общегосударственным размахом. Юбилей серьезный. Полтысячи лет тому назад, в 1497 году государем Иваном Третьим в совете с избранными людьми разных чинов был издан судебник.

Не думайте, что это маловажное событие. Во-первых, это первый общерусский судебник со времен Правды Русской Ярослава Мудрого, великого князя Киевского. Их разделяют с середины XI века до конца XV века целых 4 столетия. И до того в раздробленной Руси общерусского законодательства и быть не могло. Во-вторых, Иоанн Третий — первый настоящий создатель России, создатель Русской державы, первой в истории Русской державы.

К сожалению, вас продолжают учить и в средней, и в высшей школе тому, что некогда была Киевская держава, а потом она, к сожалению, «феодально раздробилась». Так вот, «единая Киевская держава» была выдумана за письменным столом, они никогда не существовала. Государством в домонгольской Руси было любое княжество, без исключения. И принципиальной разницы в этом плане между XI веком и XIII веком не было. Единственное отличие от XI-XII веков было в том, что в XIII-XIV веках мы подвергались иноземным вторжениям со всех сторон, что конечно ослабляло связи между княжествами. Но государством по-прежнему оставалось каждое княжеством. А в конце XV века появляется Россия.

То был долгий процесс. Строго говоря, мы не можем точно указать дату создания единой России, указать год этого события. Наиболее подходящий год, конечно, 1480. Это год Стояния на Угре, год разгрома Орды, год уже фактического прекращения исторического существования Орды. С этого года Иоанн Третий законно пишется «самодержцем», что ровным счетом ничего больше не значит, кроме того, что он государь отныне суверенный, что над ним другого государя больше нету. То было, конечно, важнейшее, ключевое событие. Причем до того уже были присоединены Новгородские земли и почти все Великорусские земли. Все земли, находившиеся под русским управлением, были объединены.

И все-таки, как мне кажется, то было хоть и важнейшее событие, но не итог, не подтверждение того, что Россия начала существование в качестве единой и суверенной державы. Например, Великое Тверское княжество было присоединено только через 5 лет, в 1485 году. Не все еще было решено также с титулом государя.

Мы должны помнить, что именно Иоанн Третий первым среди великих князей Владимирских и Московских писался «царем», правда, осторожно, сдержано, но все же мы не имеем ни малейшего основания считать первым царем Иоанна IV, кстати сказать, в высшей степени неудачного монарха, во второй половине царствования переставшего быть царем и ставшего тираном. Мы должны считать первым царем, как и считали русские люди в то время, Иоанна Третьего. Таким образом, он наш первый царь, а царь — титул императорский. Значит, он и первый глава Российской империи, которая тогда еще называлась Русским царством.

Кстати, напомню вам, в 1980 году мы с некоторым скрипом, с помехами со стороны всех не любящих Россию и русских, которых всегда было много, отпраздновали славный юбилей Куликовской победы святого благоверного князя Димитрия, а ведь должны были бы в тот же год праздновать и Иоанна Третьего, окончательный разгром Орды ровно через сто лет. Но тогда про Стояние на Угре в 1480 году никто не вспомнил. Так давайте вспомним хотя бы 1497 год. А почему? А потому что это было последнее существенное дело создателя Российской державы по ее устроению.

В сущности, конечно, не один Иван создал Россию. Ее создали все русские люди, но всегда есть избранные творцы народного, национального деяния. Здесь мы должны посчитать таковыми всех бояр московских, прежде всего представителей старомосковской боярской знати. Они из поколения в поколение рука об руку с владимирскими и московскими князьями трудились над созданием России. Бояре Иоанна Третьего были потомками бояр Дмитрия Донского, а многие из них и потомками бояр Александра Невского. Потому, конечно, нашей славной русской аристократией были избранные люди, создававшие Россию.

Но всегда есть вождь. И вождем был Иоанн Васильевич. И если создание России олицетворяется его добрым именем, его доброй памятью, то мы должны считать временем создания России, конечно, все его пребывание на престоле. А он пребывал на престоле долго. Вокняжился в 1462 году, а скончался в 1505 году. Полных 42 года на престоле! Даже немного дольше. Это счастье, это Божий дар русским людям, что первый и несомненно, если не лучший, то один из лучших наших царей так долго царствовал, если хотите, был рекордсменом по времени правления. Было бы куда хуже, если бы 42 года продержался его внук Иван IV со своей мерзостной опричниной, по сути дела отступничеством церковным. Или куда хуже было бы, если бы 42 года продержался Петр I с его антицерковной политикой и его реформами, враждебными церкви, православию. Не оставлял Господь Россию, дольше всех правил Иоанн Третий.

За это время, как я уже говорил, он объединил русские земли, оставшиеся в русском управлении, то есть официально вернул Ярославские, Новгородские, Тверские земли, а фактически также Псковские с Рязанскими. Тем самым он же поставил задачу воссоединения русских земель, находившихся тогда под нерусским управлением, то есть земель Великого княжества Литовского, которые мы сейчас называем почему-то Украиной и Белоруссией.

Он разгромил Орду в 1480 году и тем самым поставил задачу решать проблемы взаимоотношений с наследниками Орды, с Казанью, с Астраханью, Сибирским ханством, что было выполнено при его преемнике. Он же ввел Россию в круг европейских держав, явил себя государем великого государства и поставил тем самым задачу добиться у западноевропейцев в первую очередь признания за Россией полного юридического права быть преемницей Византии, быть преемницей Нового Рима, «Третьим Римом». Вспомним, что двуглавый имперский римский орел стал русским гербом тоже в славные годы правления Ивана Третьего.

Он был благочестив, и в его правление была успешно проведена тяжелейшая борьба со страшной нечистью, как правильно теперь говорить, не с ересью, а что гораздо хуже, с антисистемой, которую тогда называли «ересью жидовствующих». Но если еретик есть в сущности христианин, уклонившийся от церковного учения, и всегда можно надеяться убедить его отказаться от неверных, еретических взглядов, то в так называемой ереси жидовствующих мы имели дело именно с антисистемой, со скрытым тайным антихристианством, стремящимся разложить православие на земле Русской, разрушить православную культуру. И победа над ересью жидовствующих тоже деяние времен Иоанна Третьего.

Он немало сделал для внутреннего устроения общерусского государства. Именно при Иване Третьем, как отмечали многие историки, начиная с Карамзина, из вотчинного совета владимирских князей боярская дума превратилась в аристократическое правительство России. Он регулярно вводил в думу потомков бывших князей — князей Суздальского дома (Шуйских), князей Литовской фамилии, князей Тверского дома. И таким образом боярская дума из Московской (Московско-Владимирской) стала Русской.

Иван Третий создал и русскую армию. Раньше она состояла из дружин и городовых полков. Своей поместной реформой Иван создал армию всей России.

И, наконец, Судебник. Естественно, это увенчание государственного созидания, ибо каждое государство имеет свои законы. Это второй русский закон в истории после Ярослава Мудрого. Обращусь вкратце к одному моменту в Судебнике 1497 года. Есть одна застарелая ошибка, которую вы встречали в учебной литературе, что Судебник Ивана Третьего, введя норму крестьянского перехода от вотчинника к вотчиннику в Юрьев день, тем самым якобы ограничил крестьянский переход. Думается, это неправда. Дело все в том, что до Ивана Третьего никакая норма вообще не регламентировала крестьянского перехода. Из этого не следует делать вывод, что крестьяне могли перейти в любой момент, ибо властный вотчинник мог бы сказать: «Права твоего никто не ограничивает, а я тебя не отпущаю!» И кому жаловаться будешь? А теперь, с созданием Судебника право уйти крестьянина к другому владельцу гарантировал закон и авторитет государя. Таким образом, Иван Третий не готовил крепостничество, а наоборот, оградил крестьянина от закрепощения. Вспомним его и за то добром!

Мы плохо знаем своих великих, мы мало читаем жития святых и совсем забываем тех, кто не был прославлен, тех, которых мы должны прославить, должны перед Небесами. Весьма прискорбно, весьма печально, что мы мало изучаем жизнеописание Иоанна Третьего. Я перечислил его многие достославные деяния и должен вам сказать, что неполезно нашим школьниками лучше всего знать имена Ивана IV и Петра I на фоне многих славных и доброжелательных государей русской истории. Вряд ли кто-нибудь со мной не согласиться, что это так. Неполезно изучать историю царей прежде всего на примере двух тиранов. А ведь у нас других и не было до коммунистического порабощения. Для сравнения, в итальянской истории были десятки и десятки тиранов. И, может быть, начинать изучение истории царей надо с Ивана Третьего.

И еще одно. К тем, кому уже довелось быть прославленным святой православной церковью, мы обращаемся на молитве прямой, мы служим им молебны, мы молимся об их заступничестве. Но мы можем иметь молитвенную связь и с теми, кто еще не прославлен. Мы делаем это на панихидах. Может быть, пора нам всем усердно поминать непрославленных праведных Земли Русской на панихидах, а среди них и первого государя Русского Иоанна Третьего, памятника которому мы до сих пор не воздвигли в нашем Отечестве!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: империя 27 иоанн третий 2 юрьев день 4
Сопоставляйте!  
15 марта 2016 г. в 23:29

Радио «Радонеж», Москва. 1992
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

В церкви Англии произошло печальное событие, могущее вызвать самые трагические последствия. Англикане допустили у себя женское священство. Это правда грустно, что до такого безобразия докатилась «старая, добрая Англия». В самом деле, как же они читают апостола Павла? Он же повелел в собрании женщине молчать. Как же их священницы, которых они понаделают, будут молча литургисать? Не знаю, что они думают…

Об этом сообщила наша пресса, а наше телевидение отметило, что епископат Российской церкви ответил глубоким неодобрением того, что произошло в Англии. Не сомневаюсь, что этим вызвано глубокое сожаление о происшедшем, глубоко христианское сожаление его святейшества патриарха и наших владык, его соепископов, сожаление от любви, а не от злобы. Но притом наше телевидение почему-то сочло необходимым заметить — а какое нам дело до внутренних английских христианских дел? Знали бы мы свое православное место и носа бы не совали.

А давайте-ка сопоставим. Американское правительство, которое, кажется, не объединено с нами узами братской дружбы, позволяет себе высказываться, что оно решительно поддерживает процесс реформ в наше стране. Помилуйте! А какое им собственно дело до реформ в нашей стране? Почему они осмеливаются что-то у нас в стране, на нашей земле «поддерживать»? Мы с англиканами по крайней мере христиане. А кто такие вместе взятые (за одной фигурной скобкой) американское правительство и наше? Кто такие американский конгресс и наш верховный совет? Или мы с вами чего-нибудь не понимаем? Сопоставляйте, братья и сестры, сопоставляйте! Сопоставляйте вслух и так, чтобы ваши сопоставления доходили до ваших близких, до ваших семей, до ваших собратьев по приходу, до ваших коллег на работе, до ваших соседей по дому. Не забывайте факты! Ройтесь в своей памяти, и на каждое выступление подобного рода, тем более, когда нас пытаются одернуть и поставить на место, отвечайте немедленно сопоставлением! Это наше оружие.

Вот началась компания за то, чтобы вернуть церкви награбленное, ограбив немедленно музеи. А почему для того надо уничтожать именно наши музеи, такую же часть православной культуры, как и наше богослужение, стержень любой культуры, а не забрать вместо того все награбленное у правительства, у местных советов? Церкви же принадлежало много зданий, не только храмы. Это хозяйственные постройки, это больницы, богадельни, училища. Верните нам всё! Отвечайте сопоставлениями, братья! Вам говорят, что нас ограбили музейщики? Не верьте им! Нас тысячекратно больше ограбили представители власти и представители хозяйственных кругов. Сопоставляйте и требуйте вернуть награбленное!

Хорошая штука — сопоставления. Берешь газету, например, «Известия» и читаешь: «Разъединение российских и чеченских войск состоялось». Каких-каких войск? «Российские войска» — это понятно. А «чеченские войска» — это что? Ведь нету такого государства — Чечня. А войска, как известно, имеют только государства. А когда войска появляются вне государства, то они называются как-то иначе, не очень приличными словами. Или теперь в нашей стране это можно?

Чечня безусловная часть Российской Федерации даже на нынешнем юридическом уровне. Пока ничем другим она не является. Может быть, она хочет отделиться, может быть, она даже отделится, — это не наше с вами дело. Это пусть политики решают. Но почему же у нее войска-то есть? Почему же в таком случае нету русских войск? Сопоставляйте, братья! Да, государство Чечня не существует, но есть же народ чеченцы. И если этот «уважаемый» народ может иметь свои войска, то почему свои собственные войска не имеет русский народ? Ну, российские войска пусть тоже будут, это же войска государства РФ. А нам с вами, наверное, пора завести русские войска. Они будут представлять интересы русского народа, русского этноса.

Или, может быть, Чечня обладает войсками на религиозном основании? В силу принадлежности к исламу? Тогда еще интересней! Сопоставляйте, и тогда мы придем к выводу, что нам пора создавать патриаршую гвардию. Сопоставления полезны нам и удивительно неполезны нашим противникам.

Вот еще пример. Заговорили о государствах бывшего СНГ. Пишут: «мусульманские страны». Интересно, а почему никто не говорит о России: «православная страна»? Знаете ли вы, что русских в Российской Федерации 82% населения? Это больше, чем литовцев в Литве, это больше, чем узбеков в Узбекистане, это больше, чем кого угодно в новых, «суверенных» государствах, за исключением, пожалуй, двух — Армении и Азербайджана. В этих двух более высокий процент первенствующего этноса. Причем в Азербайджане этот процент стал выше только после того, как оттуда вытеснили армян. А до того только Армения нас превосходила. Почему же мы не говорим о православной стране России?

А которые еще страны православные? Ну, если мусульманская страна та, где большинство мусульмане, то тогда православная страна — это Казахстан. Там большинство населения — православные. Почему же кто-то уже осмеливался говорить о Казахстане как о мусульманской стране? Нет, простите, но нас, православных христиан, это не устраивает! Наших там большинство, а страна почему-то «мусульманская». Это что-то уж совсем странное, и на оккупацию похоже.

Или Латвия, например. Латвия должна называться православной страной. Русских, правда, меньше половины в населении Латвии, но без латгалов латышей гораздо меньше, чем русских. И даже если всех безбожников в Латвии посчитать по религиозной принадлежности большинства их нации (латыши в основном лютеране, а латгалы в основном католики), то Латвия может и обязана называться православной страной. Сопоставляйте!

Очень интересно сопоставлять и вот такие факты. В Ташкенте до сих пор запрещено русское национальное культурное объединение. Мы гостеприимные люди, мы вот у себя в России позволяем открывать мусульманские объединения. У нас даже мусульманские соборы проходят, а ведь мусульман на территории РФ гораздо меньше, чем православных в Узбекистане. Сопоставляйте! Это замечательное занятие!

Сопоставляйте обязательно вопросы собственности. Нам говорят, что не надо считать деньги в чужих карманах. Замечательно! И не будем считать! Давайте посчитаем деньги в своем кармане и сопоставим, какой процент собственности был в русских и какой в православных руках народов Российской империи до революции. Сопоставляйте и вы увидите, сколь высокий процент собственности должен принадлежать православным христианам. Вы можете найти необходимые справки в энциклопедическом словаре «Россия», перепечатанном только что со старого издания Брокгауза и Эфрона, и в книге Ольденбурга «Царствование императора Николая II».

Сопоставляйте вопросы внешней политики. Иначе вас введут в недоумение или могут случайно ввести в заблуждение, наверное, не по злой воле, а по безграмотности (у нас очень много безграмотных журналистов). Об Ираке говорят, что Ирак чудовищно агрессивное государство, что Ирак хотел съесть маленький Кувейт. Но, к счастью, мировое сообщество, вовремя отбомбившись по Ираку, избавило Кувейт от страшного агрессора. А теперь сопоставляйте. Агрессию против Кипра Турция совершила в 1974 году и до сих пор там сидит. А где же «мировое сообщество»? Почему оно не бомбит зловредную Турцию, подданные которой оккупируют северный Кипр в течение 18 лет! Это больше, чем месяцев, в течение которых генерал Хусейн оккупировал Кувейт. А вот государство Израиль в Палестине превзошло даже этот рекорд и продолжает оккупировать арабские территории с 1949 года. Сопоставление — хорошая и увлекательная игра, и приносит очень большую пользу.

Сопоставляйте, когда слышите об иммигрантах и коренном населении. Например, латыши, литовцы и эстонцы — это оказывается, «коренное население» прибалтийских территорий, а русские — «иммигранты», в то время как русские есть исконное население Виленского края в Литве, русские есть исконное население окраинных районов Латвии, особенно велико всегда было русское население в Латгалии. Наконец, русские основали город Юрьев (нынешний Тарту), город Ругодив (нынешнюю Нарву) и оказались… в иммигрантах. Вот интересно!

Если кто-нибудь предлагает вам считать себя иммигрантом и на общерусские деньги выселить себя и своих несчастных соотечественников с земель, где они столетиями жили, и поселить их на новом месте, отвечайте ему сопоставлением, посчитайте ему, кто иммигранты на русской земле, кто, когда и откуда приехал.

Боже нас сохрани когда-нибудь кого-нибудь выселять и изгонять из России! Это было бы ужасно и недостойно христиан, но если нам говорят о русских иммигрантах, наш долг в полемике ответить подсчетом всех иммигрантов, которые в разное время по разным причинам поселились на нашей земле.

Очень хорошо сопоставлять вопросы хозяйственные. Я того уже касался, но есть еще замечательный вариант для сопоставления. Мы всегда можем сопоставить, каков был вклад РФ в общую кассу бывшего СССР. Мы всегда можем даже подсчитать, каков был вклад русских. Наш вклад был больше всех.

И если нам говорят о чьих-то исключительных правах захватить и приватизировать наш авианосец или даже наш целый порт, наши заводы, стоящие на другой земле, отвечайте на это сопоставлениями. Разве американские заводы не стоят на разных землях? Разве Россия не может иметь свой завод на чьей-то суверенной земле? Так принято в мировом сообществе. Естественное, простое сопоставление покажет вам, что ограбление русского народа, других православных народов было больше, чем иных, хотя грабили, конечно, не только православных.

На все вопросы легко ответить цепочками сопоставлений. Рекомендую вам, играйте в эту игру. Она никогда не позволит кому-то вас дезинформировать.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: политология 21
О сущности революции  
15 марта 2016 г. в 23:26

Радио «Радонеж». Ноябрь, 1990-е годы.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

7 ноября — годовщина так называемой Октябрьской революции. О нет, нет, не подумайте, что я собираюсь сказать, что она не была революцией, что истинной революцией была Февральская, а в октябре был переворот, как стараются доказать наши новые левые, наши необольшевики. Не буду доказывать и того, что говорили раньше коммунистические властители, что Февральская революция была не вполне полноценна, полновесна, потому ее надо писать с маленькой буквы, а вот Октябрьскую — с большой. Да просто не было двух революций, была только одна революция.

Каждая революция проходит свои фазы, их проходила и наша. Каждая революция среди своих бесчисленных жертв, как правило, людей честных и даже праведных, убивает и тех, кто ее начал. Деятели первых этапов революции часто погибают в последующих. Так крутилось колесо любой революции, например, английской, тем более французской. В этом нету ничего удивительного. Революция все равно одна. И противопоставлять Февралю Октябрь бессмысленно. Октябрь был совершенно закономерным продолжением Февраля.

А продолжение Октября, на котором революция не закончилась — это военный коммунизм, это НЭП с его одновременно жестоким и лицемерным гонением на православие, на русскую культуру, в том числе в светских ее проявлениях, на настоящую, подлинную элиту русскую, на гордость нации, на ученых мужей и просветителей наших, а потом это гонения уже не на священников, не на мудрецов, а на всех — на крестьян, ибо коллективизация — это тоже часть революции. И индустриализация — это часть революции, и это, между прочим, гонения также на рабочих. Крутилось страшное, революционное колесо. Не стоит и говорить, все и так понимают, что это ужас.

Клерикал Жозеф де Местр полтораста лет тому назад дал великолепную характеристику революции вообще: «Каждая революция происходит вследствие злоупотреблений власти, но последствия каждой революции неизмеримо хуже самых тяжелых последствий любых злоупотреблений любой власти».

Революция — это разрушение, ограбление церкви, посягательство на ее внутреннюю свободу, учинение в ней расколов, разрушение русской культуры как в высших ее проявлениях, где созидаются шедевры философии, литературы, архитектуры, так и разрушение того, без чего вообще нельзя жить — бытовой, житейской культуры, ведь мы в итоге революции разучились по-русски есть, пить, петь. Уверяю вас, англичане делают это по-английски.

Революция — это разрушения материального уровня, да, не самого главного, но человек же имеет право жить прилично. А раз уж он прилично живет, то тем более имеет право на защиту своей собственности. Дореволюционная Россия была одной из первых стран не только по своему промышленному уровню, она была, вероятно, пятой (некоторые утверждают, что четвертой), но в любом случае одной из первых стран по своему жизненному уровню. Вот чего нас с вами хотели лишить.

Революция — это уменьшение народонаселения. Скажите, это не самое важное? Ну, как сказать. Вот иные народы, в том числе христианские, а до них ветхозаветный, избранный Израиль придавали большое значение увеличению своего народонаселения. А что произошло с нами? Экстраполяция известна. Мы должны были превысить трехсотмиллионную цифру еще в конце 1950-х годов. Следовательно, сейчас Российскую империю населяло бы не менее 400 миллионов человек.

Революция — это разрушение территории. Все, что исторически принадлежало России, принадлежит России. Те территории, которые у нас были прямо отторгнуты или отторгаются в итоге революционной национальной политики, — как ее не называй — «ленинской», «сталинской», «советской», — это итог заложения бомб замедленного действия в виде республик, автономий и тому подобного. Вот итоги революции. Мы вправе считать отторгнутые таким образом территории оккупированными. Это наша земля, российская, земля православной державы.

Не в одном чем-то, не только в ограблении, в массовых убийствах, в терроре, в конфискации земель, во втором новом крепостном праве «колхозов» мы должны видеть зло, а во всех аспектах, во всей революции. Мы к этому еще не привыкли, а тем более не хотят привыкать наши нынешние правители. Вот переименовывают же некоторые улицы и станции метро, а станция метро «Площадь Революции» остается на своем месте, и никто ее не переименовывает. Обратите внимание, братья и сестры, а у вас в городе нету ли какого-нибудь «проспекта Революции»? А сколько улиц у вас до сих пор носят имена революционеров, то есть уголовных и политических преступников?

Революция в целом — вот чудовищное преступление!

Это преступление перед лицом Всевышнего, потому что «мир вам» говорил Он, приходя к Своим ученикам. Это преступление перед церковью.

Россия — особая страна. Россию создала Вселенская православная церковь. Волею вселенского православия она существовала как опора церкви. Все принимали в этом участие, все созидали опору православия — русские и украинцы, греки и болгары, все православные народы, другие православные народы России — коми, мордва, марийцы, удмурты… Таким образом, это преступление перед церковью, это преступление перед нацией.

И последствие преступления революции не будет преодолено до тех пор, пока не будет компенсирован русскому народу, самому пострадавшему народу XX века, весь ущерб, весь урон, который был ему нанесен. По крайней мере, покуда у нас нету православной державы, термин «компенсация» должен быть в нашем обиходе. Верните нам все имущество, компенсируйте тот грабеж, который вами, вашими предшественниками был учинен.

Надо только понять, что революция — это зло, особенное, чудовищное зло, как и наша, российская революция. Революция всегда зло, хоть в христианской стране, хоть в мусульманской или в какой-нибудь иной стране. Все просто, революция — это преступление.

И, наконец, обращаю ваше особое внимание на то, что целью революции было конечно уничтожение России. А тот, кто желает уничтожения России, может быть сторонником общественной собственности на средства производства, как тогдашние большевики, а может быть и сторонником частной собственности на средства производства, потому что вовсе не ради введения общественной собственности учиняли революцию, не ради того, чтобы разделить имущество буржуев среди всех, хоть это тоже преступление, ибо это грабеж, а ради разрушения России. Общественная собственность была тогда просто удобным механизмом для того. А сейчас удобным механизмом оказалось учинение частной собственности без компенсации, без разговоров о компенсации. Но учинение общественной собственности снова может явиться орудием разрушения России. Это ведь все мелочи. Если снова говорят, как мы слышим по телевизору, что «мы хотим объяснить трудящимся рабочим, что они главные в этой стране», то перед нами, хоть эти люди сейчас не у власти, снова революционеры, снова лжецы! Ибо нету «главных» в православном народе. Крестьянин и рабочий, казак и офицер, предприниматель и ученый — все важны. Важны все, кто живет в этой стране.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: революция 84
О Николае Втором и его эпохе  
15 марта 2016 г. в 23:23

Радио «Радонеж». Ноябрь, 1990-е годы.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Дорогие братья и сестры, добрый вечер! Я хочу немного поговорить с вами о личности нашего последнего императора, убиенного государя Николая Александровича, дорогого сейчас почти каждому русскому сердцу, тем более православному. О нем написано много. Мы сейчас хорошо представляем себе его царствование, хоть и значительно хуже его роль в этом царствовании. Мы довольно прилично представляем себе его скорбный мученический путь от отречения до трагедии в Ипатьевском доме, до цареубийства.

Величие мученического подвига царя Николая и его семьи настолько очевидно, что, судя по всему, в самое ближайшее время мы дождемся, наконец, их официального церковного прославления. И с этим трудно спорить, ведь народное почитание не прекращается уже десятилетия, и в последние годы стало повсеместным.

Значительно хуже мы представляем себе императора Николая Александровича в качестве главы государства. Дурную услугу и русской истории, и грядущему русскому возрождению, и церковным интересам, которые в данном случае есть вопросы воспитания, оказывают, на мой взгляд, те, кто стараются изобразить Николая Второго только каким-то мягким непротивленцем, почти чеховским интеллигентом, человеком благочестивым, добрым, человеколюбивым, но не способным выполнять свою миссию. Это не так.

Он получил превосходное образование, высшее военное и высшее юридическое. Читали ему лекции такие гиганты, как профессора Николай Бунге (1823-1895, экономика, финансы) и Константин Победоносцев (1827-1907, право, история церкви). Он проходил, как и полагалось любому великому князю, воинскую подготовку рядовым солдатом, юнкером, на унтер-офицерских и офицерских должностях, причем попеременно в различных родах войск.

Он был чрезвычайно интересным руководителем внешней политики, тонким, очень тонким, до прозорливости. В 1898 году именно Николай Второй был инициатором международной Гаагской конференции. Именно он совершил первую попытку ограничить, как мы теперь говорим, «гонку вооружений». Это поздний термин, но речь шла именно об этом, о договорном ограничении развития наиболее разрушительных видов оружия. Много не удалось, но Гаагский международный суд существует, это детище Николая Второго.

Более того, Николай Второй, вероятно, был одним из первых государственных деятелей или первым, который почувствовал опасность противостоящих друг другу оборонительных союзов — тогда союзов Русско-Французского и Тройственного (союза центрально-европейских держав). Он не ошибался, когда пытался в Бьёрке заключить смягчающий эту ситуацию договор с Германским императором. Он не ошибался, противостояние Тройственного союза и Русско-Французского союза (будущей Антанты) стали основой будущей Первой мировой войны. Мы можем говорить о нем смело, как о способном государственном деятеле. Хорошим государственным деятелем император был. Православным государственным деятелем Николай Второй, конечно же, был.

Но еще хуже, пожалуй, мы знаем о том, каким человеком был Николай Александрович, каковы были его вкусы, привязанности, широта его эстетических взглядов. Вот я хочу сегодня обратить ваше внимание на то, что Николай Второй был типичным человеком своей эпохи. Он стремился быть разумным миротворцем, не безумным миротворцем, когда миротворение воспринимается как капитуляция, например, как нашей страны сейчас на наших глазах. Он был последовательным миротворцем. Это тоже было свидетельством того, что он был человеком своей эпохи. Он был сыном царя-миротворца Александра Третьего, был современником эпохи, когда начинают прилагаться действительные международные усилия к ограничению возможности начала войны. Это очень важно.

Николай Второй был необычайно культурно активен. Вот сравните. Император Александр Третий не был таким. Он был выдающийся руководитель внешней политики России и очень крупный правитель, он корректировал реформы своего отца, но отнюдь не отказывался от его реформ. При нем начинается собственно подъем России как следствие освободительных реформ Александра Второго. Но в своей культурной политике Александр Третий не был активным. Правда, за ним числится Большой театр. Но тут он только поддержал, инициатива-то не его была. Исторический музей Александра Третьего был тоже не его инициативой, а графа Уварова и историка Забелина.

А Николай Второй был сам культурно активен. Он был очень тонким знатоком русской культуры, крестьянской культуры, купеческой культуры, знатоком истории русской культуры. В этом он был человеком своей эпохи — эпохи модерна, как она называется в искусствоведении и в истории культуры. Не путайте никогда термины «модерн» и «модернизм». Они вообще-то диаметрально противоположны. История русской культуры при Николае Втором только начала складываться, а история русского искусства только-только сложилась. Все наши невзгоды, когда мы даже не знали, как храмы-то по-православному и по-русски строить, проистекали из того, что мы разучились, мы подходили к России с иностранными мерками. Поворот начался при Николае Первом, усилился при Александре Втором и Александра Третьем. И только при Николае Втором мы располагали настоящей русской историей, настоящей историей уже русской архитектуры, мы знали свое прошлое. Он знал это все в совершенстве, его это интересовало.

Он был заказчиком довольно многих сооружений, в том числе крупных. Его культурная активность как главы государства и его привязанности как частного лица проявились, например, в строительстве архитектором Владимиром Покровским Федоровского собора в Царском селе, одного из лучших памятников. Сейчас он реставрируется. У храма уже есть приход, он был страшно запущен, полуразрушен в советское время. Это изумительный собор, его фотографии можно найти. Этот храм не имитировал архитектуру XII или XVII века. Он был храмом XX века, но лежал в традиции. В этом и заключается модерн. Именно такая архитектура нравилась императору. Именно такими затем были построены неподалеку казармы стрелкового полка под названием Федоровский городок. Там же, кстати, располагались и дома духовенства Федоровского собора архитектора Степана Кричинского (1874-1923), тоже в национально-романтическом модерне. Федоровский городок немного напоминает сказочный русский город и вместе с тем не имитирует отчетливо ничего конкретного. Он перекликается в ландшафте с Федоровским собором. Это еще одно замечательное свидетельство вкуса императора.

Вкусы Николая Второго проявились и в традиционных при нем народных гуляниях, когда в национальных костюмах появлялись глава государства и представители знати. Это было особенно характерно для балов, часть которых устраивалась в национальных костюмах. Это не значит, что Николай Александрович был ряженым и любил ряженых. Напротив, он принадлежал эпохе, когда мы начали возрождать традиции. Модерн содержал колоссальный потенциал возрождения!

А что такое возрождение? Сразу вспоминают Итальянское возрождение, которое, кстати сказать, было крупным отступлением Запада от христианства. Но «возрождение» — это универсальный термин. Он обозначает любой культурный подъем, когда та или иная страна, тот или иной народ обращаются к классической древности. А классическую древность каждый народ в каждой эпохе выбирает себе сам. Вы же понимаете, что у китайцев она одна, а у византийцев она другая. И вот в обращении сразу к нескольким периодам классической древности у модерна был огромный потенциал. Модерн был нашим несостоявшимся русским возрождением.

Вот еще один признак возрождения. Сравните. После преподобного Сергия у нас в стране, пожалуй, ни разу не было всенародного пастыря. Было много замечательных духовных лиц, среди них и много святых. Но вы же не скажете «эпоха преподобного Серафима», вы скажете «Пушкинская эпоха» или «эпоха Александра Первого». А вот о конце XIV века мы обычно не говорим «эпоха Дмитрия Донского», а говорим «эпоха преподобного Сергия». И не потому, что один святой был больше, а другой меньше. Этого мы с вами вообще знать не можем. А потому что такова была его роль, Сергий был всенародным пастырем. Кстати, эпоха конца XIV века была эпохой возрождения и в Византии, и у нас. Это эпоха Рублева. Так вот, и в начале XX века тоже был всенародный пастырь, впервые за много веков. Это конечно святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. Последний государь знал его, встречался с ним, беседовал с ним. Он был чрезвычайно внимателен к нему и вообще к возможности подобной роли духовного авторитета, объединяющего всех русских. В этом было еще одно соответствие личности Николая Второго собственной эпохе.

Как я уже сказал, его художественные вкусы были вкусами человека эпохи модерна. Прежде всего, ему нравилась национальная традиция. Но модерн вмещал в себя и много другого: и египетское наследие, и античное, и немного западное, особенно XVIII век, и конечно же наш русский XVIII век (неоклассическое направление в модерне). Так вот, вкусы Николая Второго, как видно также по убранству яхты «Штандарт», по отделке покоев — это вкусы человека эпохи модерна. Ему нравилась опера этой эпохи — эпохи расцвета русской оперы. Звезда Мамонтовской оперы конечно Шаляпин. И потому император приглашает Федора Ивановича ко двору.

Он не бежал вприпрыжку за модой. Можно точно сказать, что нашему последнему государю не нравился авангард, вообще все авангардные проявления. Ему нравился модерн, который представлен у нас архитектурой очень многих зодчих. Тогда был один из величайших расцветов русского зодчества.

В литературе Николай Второй увлекался акмеистами, например, Николаем Гумилевым, в частности, а в живописи — художниками объединения «Мир искусства» — Кустодиевым, Нестеровым, Билибиным. Интересно, что Билибин получает крупные государственные заказы на монументальное убранство интерьеров, он был значительным мастером эпохи.

А каковы были привязанности государя? В них он тоже человек модерна и человек начала века. Посмотрите, что любит император Николай. Он любит кататься верхом. Он великолепный наездник. Но это бывало, это было в традиции Романовской семьи. Еще он любит охотиться, они все охотились. Но есть увлечения, свойственные в семье Романовых только ему. Это фотография и езда в автомобиле. Это вполне естественно. Автомобиль был тогда замечательной игрушкой. На них еще оборачивались и смотрели. Любовь последнего императора к автомобильной прогулке была его игрушкой, если хотите. Его только украшала такая безобидная привязанность к чему-то забавному, только появившемуся в то время. Он был превосходным фотографом. Его фотографии нам известны. В увлечениях он был виртуозен, как и его предки, как, например, его тезка, его выдающийся прадед Николай Первый, который был прекрасным мастером акварели. То есть, и тут он был человеком своего времени.

Но особенно проявляется Николай Второй человеком своей эпохи в отношении к семье. Несмотря на определенную семейную трагедию, Александр Второй тоже был семьянином. И Павел Первый отличался трогательно рыцарским отношением к своей супруге. А дальше больше. Александр Третий уже образцовый семьянин. А император Николай Александрович не просто образцовый семьянин, муж и отец. Для него семья и семейный образ жизни имеет не только нравственное значение, но также эстетическое. Это для него самое прекрасное в жизни.

Почему я сказал, что он и тут человек эпохи? Конечно, в любую эпоху христианин значит семьянин, ежели не монах конечно. Тут нету ничего удивительного. Но во все эпохи так было по долгу и по традиции. Не всегда можно сказать, что какая-то эпоха была увлечена семейными делами. А вот эпоха модерна, эпоха начала XX века была эпохой, когда увлекались частным жилищем, особняком или хотя бы дачкой. Прикиньте, сколько тогда дач строилось. А на дачах, как известно, проводят время в очень тесном кругу семьи. То было увлечение семьей, эстетизация всего семейного, восприятие всего семейного как самого прекрасного, что окружает человека, так же, как в эпоху классицизма было, например, пасторальное увлечение сельской, немного вымышленной жизнью. Это характерно для модерна. И тут Николай Второй, конечно же, тоже человек своей эпохи, но только очень хороший человек, очень высокого качества человек. Он даже немножко впереди эпохи.

Когда-то Лев Николаевич Гумилев заметил между делом: «Старое никогда не борется с новым». Борются две формы нового, а старое уходит само. Советую запомнить это, не раз в жизни поможет. Так вот, новыми были не только Ульянов (Ленин) и прочие людоеды-революционеры. Новым был не только разрушавший Россию, русскую державу леволиберальный мир, точнее, либерально-радикальный, потому что либералы тоже бывают консерваторами, и тогда они самые достойные люди в государстве. Новыми были также Петр Аркадьевич Столыпин и тот, кто его нашел — император Николай Второй. Новой была также Россия общественная, Россия, устранившая бюрократическую стенку между государством и обществом, Россия семейных ценностей, Россия очень тонкого традиционного православного искусства, Россия традиционалистов. И Россия была бы такой, если бы мы не позволили отнять у нас последнего нашего государя. Вот так-то.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: монархия 19 николай второй 17
Кто такие казаки  
12 марта 2016 г. в 18:45

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Добрый вечер, братья и сестры! Сегодня использую предоставленный мне эфир для того, чего давненько не делал — для ответа на письмо, полученное из Люберец, от Ирины Александровны Алимовой, письмо по историческому вопросу, направленное историку. Я искренне рад этому письму и вообще рад, когда наши слушатели не забывают об изучении истории. Мы-то прилагаем к этому максимальные усилия. Но прилично знать даже собственную, русскую историю, тем более историю Вселенской православной церкви только на одних передачах «Радонежа» невозможно. Надо еще книжки читать.

Автор письма сообщает, что ее предки — донские казаки, что 10 лет назад она с радостью и серьезно восприняла идею возрождения казачества и ее интересует история казаков. Цитирую вопрос по письму: «Кто такие казаки? Это самостоятельный народ или нет?» Автор хочет узнать как можно больше об истории казачества.

Отвечу кратко и постараюсь помочь и с рекомендацией литературы. Ее категорически не хватает! Ее очень мало! А дореволюционные издания к тому же затруднительно доставать. Так вот, в истории казачества очень многое напутано. Первый казачий историк незаслуженно подвергся репрессиям и даже аресту в силу того, что его заподозрили в антигосударственных настроениях. То было еще в начале XIX века. Далее появились более или менее серьезные разработки. Правда, они больше касались все-таки Дона.

В XX же веке, с началом революционных несчастий положение ухудшилось. Казачьи авторы сохранились в эмиграции. В эмиграции они, естественно, находились под воздействием революционных впечатлений, различных впечатлений, ведь, к сожалению, казаки тоже участвовали в революции. Другие оказались в положении беженцев. Потому они все воспринимали революцию соответственно. Все это породило большую путаницу. Появилась некая казачья самостийность, казаков начали представлять самостоятельным народом.

Можно пользоваться трехтомным энциклопедическим казачьим словарем, но только с определенной осторожностью («Казачий словарь-справочник», Г.В. Губарев, А.И. Скрылов, Огайо, США, 1966-70) Вы там нарветесь на такие моменты, например: такой-то казачий атаман был арестован, сослан или даже казнен «русской властью». То есть, по крайней мере некоторые авторы этого словаря писали о русских как об оккупантах тихого Дона. Это конечно экстремистская точка зрения, но имейте в виду, что она не исчезла.

Относительно удачной можно считать «Историю казаков» (Андрей Андреевич Гордеев, 1992, в 4 маленьких томиках). Автор — сам казак. Поздние тома он написал хорошо. Но первый том написал почти по слухам, то есть он указал различные точки зрения, которые вокруг этого существуют, не прояснив природу явления.

Так вот, слово «казак» безусловно не русское, и оно может считаться родственным таким словам как «казах», «кайсак», в том числе с оттенком «свободный человек». Именно в этом значении этот термин звучал еще в позднем Средневековье. «Казак» значит свободный. Это слово безусловно не этническое наименование.

Теперь что мы можем себе представить бесспорным в основных вехах истории? Казаки уверено упоминаются в исторических текстах с XV века, причем больше малороссийские казаки, в том числе запорожские, хотя проскальзывает и первое упоминание о казаках донских. Также упоминаются в литературе по крайней мере с раннего XVI века казаки городовые (то есть близ городов поселенные), такие же служилые люди или часть служилых людей Великого княжества Владимирского, а потом Русского государства, как дворяне, как стрельцы, как пушкари. Казаки, стрельцы, пушкари, городовые относились к служилым людям «по прибору», то есть, по набору, по найму. Люди служилые «по отечеству» — это дворяне помещики. Это позволяет допустить, что среди этих служилых людей был казачий элемент, то есть выходцы, возможно, с Малой Руси, потому что время от времени оттуда была иммиграция. Они отселялись от католиков, а иногда бывали и беженцы. А возможно, были выходцы из Дона. Кстати, это доказывает близкую родственность казаков всем остальным русским и прежде всего, если говорить о донских казаках, великороссам. Но мы об этом ничего определенного сказать не можем. Эти служилые люди (городовые казаки) только имели название «казаки», которое на службе могло означать «свободный человек», как в домонгольской Руси термин «слуга вольный». У князей были такие слуги. Возможно, это перенесение слова (корня) видимо тюркского происхождения. Но точно мы того не знаем.

Так вот, в XV веке казачество, несомненно, существовало. А что же было до того? Известно, что донскую икону Божией матери поднесли князю Димитрию, будущему Донскому герою, донские казаки по его пути к битве. Правда, большинство искусствоведов это отвергают. Однако все признают, что Донская икона все-таки икона XIV века, в крайнем случае начала XV века. Так что это правдоподобно. Обычно это отвергается только потому, что в сказании это дошло только в списке XVII века. Мол, автор ошибся, потому что при нем казаки были, а в XIV веке никаких казаков еще не было. А почему? Только потому, что нету других упоминаний? А это не доказательство. Может быть, да, а может быть, нет. Вот, например, польский хронист Матей Стрыйковский полагал, что Киев основан в V веке. Больше никто на это не указывал. Но может быть, Стрыйковский знал что-то, чего мы не знаем.

Так вот, есть два варианта — либо казаки уже были в XIV веке, либо население Дона тогда себя так еще не называло. Но все равно какое-то население было. Следовательно, то были православные люди, и они могли поднести икону. Кто же они были? В XIII веке мы там знаем бродников. Как и донские казаки до настоящего времени, бродники жили в речных долинах, тяготели к берегам рек. Естественно полагать, что они предки казаков. Возможно, это более ранее название именно донских казаков. Кроме Дона, бродники более нигде не упоминаются. А что было до того? До того там жили хазары, частью властвовавшие над Русью и разгромленные князем Святославом Игоревичем, отцом святого Владимира еще в X веке. Так вот, хазары тоже жили по рекам. И Лев Николаевич Гумилев полагал, что бродники — это христианизированные потомки хазар, принявшие православие потомки хазар. Это тем более правдоподобно, что хотя религией хазарской верхушки был иудаизм, свои местные христиане в Хазарии были. С ними встречался приблизительно в 861 году, то есть еще в IX веке Константин Философ, великий просветитель славян, то есть будущий Кирилл, брат Мефодия, один из святых Солунских братьев. Он имел общение с хазарскими христианами. Затем иудейская верхушка подверглась разгрому со стороны Святослава, и Хазарский каганат в прежнем состоянии более не существовал, он вскоре распался. Но распавшееся государство — это же не исчезнувшее население.

Когда в 1261 году мы учредили епархию в Сарае, в столице Золотой Орды, в ведение Сарайского епископа попали не только русские, жившие, часто вынужденно, в Орде, но и приходы русских, живших на Дону. Вот кто были те православные русские? Скорее всего, потомки хазар.

Сами хазары тоже не вполне представали собою единый этнос. Дело в том, что древнейшие хазары жили как раз в низовьях Волги, по ее берегам, в основном на берегах дельты Волги. Они менее всего были кочевники. Они были рыбаки, рыболовы, охотники. Позднее к ним переселились тюрки, тюркская Орда, которая совместно с хазарами образовала вот это государство — Хазарский каганат и приняла их имя. Источники различают «белых хазар» и «черных хазар». То есть, там жили два не очень похожих народа, хоть и дружественных. Тюрки были, конечно, коневодами и пришли кочевниками. Но древнейшими хазарами были как раз жители берегов рек. Все это становится тем более правдоподобным, если мы учтем, что донские казаки тоже всегда жили по берегам рек. А те, кто жили подальше от тихого Дона, были иногородними. По ручьям, а не берегам реки, жило иногороднее население Дона, его так и называли.

Казаки переселялись, как известно. Донское ядро создало будущее Уральское казачье войско. Его история очень сложна, не будем сейчас ее разбирать. Во всяком случае Ермак Тимофеевич, покоритель Сибирского ханства, был донской казак. К чему то привело? К тому, что переселившиеся на восток казаки тоже преимущественно селились по берегам рек, прежде всего по берегам Урала. То были будущие уральские и оренбургские казаки.

Вот насколько мощный этот цивилизационный фактор! То есть, казачество веками сохраняет привязанность к берегам рек. Потому весьма легко предположить, что отдаленными предками казаков были хазары. Однако уже к моменту прихода тюрок хазары были старым народом, а к моменту появления термина бродники, старыми этническими группами оказалось все население Хазарии. То был уже реликт. А реликт не совершает экспансии, реликт не переселяется. А вот к нему, к реликту переселиться могут. И понятно, кто переселялся. Все-таки Дон довольно оживленная река и в ордынские времена один из путей сообщения с Ордой. Это, во-первых. Во-вторых, весьма правдоподобно, что бродницкое население распространялось и до Волги. Следовательно, легко предположить постепенный приток туда уже русского населения. Они нахватались местных обычаев. Естественно, при дальних миграциях всегда больше приходит мужчин, чем женщин. Они понабрали себе в жены бродницких девиц, потомков хазар, уже забытых, ушедших из истории. В итоге образовался субэтнос русского народа, но сохраняющий черты, даже фенотипические, то есть внешние черты того населения, которое было на Дону древнее, было на Дону первым.

Кстати, еще более уверенный хазарский след сохраняют другие казаки — терские. А вот малороссийские казаки и родственные им черноморские, то есть кубанские казаки имеют другие этнические черты. Среди них тюркский след связан, скорее всего, с продолжительными войнами, с татарами, с турками и захватом в плен тюркских женщин. Таким способом тоже можно приливать себе кровь. Это не хазарский след. Вот что могу вам рассказать.

В завершении, кроме книги Гордеева, хочу порекомендовать вам работы Гумилева по хазарско-бродницкой проблематике. Проще всего в качестве популярного начала прочитать предназначенную не для историков книжку «От Руси до России». Она выдержала несколько изданий. Она и сейчас есть в продаже. Это для вас незатруднительно. Тех, кого не заинтересовала казацкая проблематика, хотя она должна интересовать всех русских, — тех прошу меня простить, а Ирину Александровну благодарю за письмо.

Для нас вся эта проблематика интересна еще вот почему. Как вы знаете, сто лет назад, даже меньше того, существовал единый русский народ. «Украинцев» тогда, правда, уже придумали. Но про то, что существует отдельная украинская нация, знало только несколько сот интеллигентов, живших в Галиции, в Австро-Венгрии. Причем они так думали с австрийской денежной помощью. Но ситуация изменилась. Существует один русский народ, три восточнославянских народа или народов больше? Я склонен полагать, что существует один народ. И когда я беседовал с весьма дружелюбными украинцами, которые, кстати, хотели бы по-прежнему жить с нами в одном государстве, но которые уже поверили, что существуют отдельные от русских украинцы, я им сказал:

Дорогие друзья, вам не кажется, что москаль и киевлянин гораздо больше похожи друг на друга, чем помор с Белого моря и донской казак, однако и тот и другой-то русские? Если, например, киевлянин проживет 5 лет в Москве или москвич 5 лет проживет в Киеве, они станут незаметными, они перестанут отличаться от других, а вот сибиряк, который поселился в Москву, и через 5 лет будет заметен совершенно особым сибирским выговором. То есть, мы конечно все русские, но мы разные! На Украине современной тоже несколько субэтносов. Но я склонен полагать, что все это субэтносы русского народа, слава Богу, самого большого православного народа на планете.

Рекомендую всем дальнейшего изучения этой проблематики. Храни вас Господь!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: бродники 1 казаки 31 хазары 29
Император Александр Третий  
12 марта 2016 г. в 18:43

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Добрый вечер, братья и сестры! Сегодняшняя наша беседа будет посвящена одному из самых замечательных и, к сожалению, наименее известных наших государей, вообще одному из самых замечательных наших правителей, государю Александру Третьему Александровичу.

Когда он скончался 20 октября 1894 года, скорбела не только вся Россия, скорбела вся Европа. Но не будем обольщаться, нас и тогда побаивались и недолюбливали. Кто-то к нам относился хорошо, и сейчас кто-то относится хорошо. А в общем прав был сам Александр Третий, сказав сыну и наследнику: «Нашей огромности боятся». И тем не менее Европа была в скорби. Почему же? А взгляните на портрет императора Александра Александровича. Он не красавец, он не обладал изяществом и совершенными чертами лица своего замечательного сына, царя-мученика Николая Второго. Он не был носителем царственного величия, как его отец государь Александр Второй Николаевич. Но на любом портрете, на любой фотографии вы видите, какое ощущение надежности исходит от него! Он был надежен.

Надежен он был и для Европы. Когда отмечали годовщину со дня его смерти, один французский журналист написал весьма знаменательный текст: «При жизни императора Александра Третьего в Европе можно было воевать только с разрешения Русского царя, а он этого разрешения не давал». И посмотрите теперь на нашу эпоху. Конечно, у нас нету царя по нашим грехам. Но даже Основные законы Российской империи предусматривали такую ситуацию, когда временно нету царя. Тогда глава Всероссийского государства должен был называться «верховным правителем». Таким образом, последним законным правителем был Александр Васильевич Колчак. Он был верховный правитель. Но даже не царь, а тот, кто временно возглавляет нашу державу, покуда нету царя, тоже ведь воплощает, олицетворяет Россию и должен был бы не позволять воевать. И вот посмотрите, что делают теперь на Балканах. Причем это не только Косовская операция, избиение наших братьев сербов в Косово. Это, конечно, было бы невозможно при императоре Александре Третьем. Даже самому злобному недругу России, ни в Германии, ни во Франции такое не приснилось бы во сне. Правда ведь?.

Он был настоящим олицетворением и воплощением России. Он персонифицировал Росси, ее историю, ее могущество, ее волю. Известен очаровательный анекдот (в первоначальном значении слова) с императором Александром Третьим. Как известно, он больше всего любил Гатчинский дворец и старался как можно больше времени проводить там. Конечно, ему то удавалось с трудом, глава государства не властен выбирать место пребывания. Обычно он там отдыхал в кругу семьи. Кстати, о семье мы еще поговорим. И вот как-то на Гатчинских прудах, лучших прудах во дворцах, окружающих Петербург, Александр Третий удил рыбу. Подошел дежурный офицер и доложил, что прибыл французский посол с настоятельной просьбой дать ему хотя бы самую краткую аудиенцию. «Хорошо, — согласился император, — ну, примите его, займите его, я приму его через полчаса». Лжи Александр Александрович не терпел. Потому офицер честно продолжил: «Ваше императорское величество, посол сказал, что от этой встречи зависят судьбы Европы». И вот прекрасный ответ Русского царя: «Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать». Вот по сути дела то, чего мы позволили себя лишить и что может вполне быть нами возвращено, если мы испытаем самое горькое раскаяние в том, что мы допустили, и «сотворим достойный плод покаяния». Раскаяться в том, что мы позволили разрушить Российскую империю — это значит ее восстановить.

Таким образом, он был удивительно надежный император. Причем и друзья, и недруги так полагали, и полагались на него. В этом отношении он был настоящим императором.

Хочу напомнить вам, что наше восточнохристианское, славянское слово «царь» и значит император. Потому когда Петр принял титул императора, он просто принял западный титул вместо восточноевропейского, а сам остался того же ранга. И Российская империя, таким образом, начинается не с Петра, а с великого основателя России Иоанна Третьего Васильевича. Были государи династии Рюрика, то есть Московские Даниловичи, потомки святого благоверного князя Даниила, затем были государи династии Годуновых, всего два, в том числе омерзительно, трагически убитый Федор Борисович, правивший всего три месяца, и потом, после неудачи с Шуйскими правила династия Романовых.

Чем выделяется на этом фоне Александр Третий? Был ли он реформатором? Нет, хотя совершенно неправильно изображают его даже в учебниках (а вы сразу исправляйте это прямо в учебниках) противником совершенствования России, этаким врагом реформ своего прославленного отца Александра Второго, который якобы проводил контрреформы. Никаких «контрреформ» Александр Третий не проводил. Он работал в ключе того, что было задано его дедом, выдающимся государем Николаем Первым, и его отцом, весьма выдающимся государем Александром Вторым. Он продолжал эту линию, он ничего не ломал. Однако нету никаких реформ Александра Третьего. Есть усовершенствования, которых он сделал очень много.

В частности, для облегчения развития деревни им был учрежден институт земских начальников. То была не реформа, а прекрасное дополнение к земской и крестьянской реформе Александра Второго, потому что земство еще не успело набрать силы, не успело разработаться. И благодаря земским начальникам был восстановлен совершенно необходимый тогда на селе, серьезный, весомый дворянский элемент, наиболее культурный элемент в сельской местности, потому что реформа Александра Второго грозила как бы полным размыванием дворянского элемента в крестьянском море, что, если то сделать очень быстро, привело бы к исчезновению культурных узлов, которыми были дворянские гнезда не только в смысле просвещения, но и в смысле наиболее культурного ведения сельского хозяйства.

Вот что сделал Александр Третий — он дополнил реформы своего отца, хотя радикалы и коммунисты до сих пор не могут простить ему земских начальников, особенно авторы нерусские, которые никогда в деревне не жили. Это наиболее важный момент.

А что еще было сделано? Довольно много. В 1884 году по инициативе государя был принят закон о школьном обучении малолетних, работающих на фабриках. Сейчас это кажется нам ужасным, ведь малолетние вообще не должны работать на фабриках! А скоро, кстати, перестанет казаться. Должен вам сказать, что малолетство в Российской империи длилось до 16 лет. Другое дело, что все равно работали, но не учились. А по закону 1884 года учились уже все. И функция вот этого начального обучения или, как мы тогда говорили, народного образования, была возложена на фабрикантов. Разве то было плохо?

В 1885 году, 3 июня были запрещены ночные работы для женщин и детей. Кстати, заметьте, у нас сейчас нету такого закона. Мы сильно отстаем от времен императора Александра Третьего!

Закон о церковно-приходских школах. Это закон поощрительный, гарантирующий государственную поддержку приходам, открывающим школу. Еще с 1883 года существовал указ о сельскохозяйственных школах, которых нам сейчас чудовищно не хватает.

В 1886 году законную форму приняли семейные крестьянские разделы. Учтите, у нас тогда, до реформ Петра Аркадьевича Столыпина действовало надельное землепользование. Потому выделение совершеннолетнего крестьянина на собственную землю порождало определенные проблемы и было связано с произволом, который как раз устранил император Александр Третий.

В 1887 году под попечением самого государя был издан закон об охране лесов. Боже мой, если бы мог государь видеть, что сделали с его лесами сейчас! Ведь тогда в России было столько лесов, что только на одном вывозе продукции леса, не только деловой древесины, а всего, что дает лес, мы были бы богаче, чем сейчас от вывоза бесконечного объема нефти. Мы тогда только начинали экспортировать нефть, а богаты были лесами. Таким образом, мы видим постоянную заботу об устроении России.

Этот государь, как вы заметили, не был реформатором. Он не был и необычайно активным творцом внешней политики. При нем не воевали. Но с другой стороны, он был несомненно достоин своего великого прадеда, императора Павла Первого, потому что он устранил опасную кособокость в европейской политике, заключив выгодный в тот момент России русско-французский союз. Именно император Павел Первый впервые понял, что Россия может ориентироваться на союз с Францией, правда, в тех условиях, когда Франции приходится трудно, ибо Франция ненадежный союзник.

После поражения во Франко-прусской войне 1870-71 годов и создания Германской империи Франция была в трудном положении. В этой ситуации Александр Третий продолжил политическую линию Павла Первого и заключил выгодный нам, укрепляющий европейский баланс русско-французский союз. Он был достойным внуком Николая Первого, потому что был последовательно православным государем, твердо поддерживающим православные интересы во всем православном мире и за его пределами. Да, при нем не воевали, но именно Александр Третий остановил чудовищную войну, которая уже надвигалась, он остановил болгарско-сербский конфликт, не постеснявшись по сути дела дипломатически устранить своего племянника, болгарского короля Александра Баттенбергского, немца, если так серьезно разобраться, выгнать его вон во имя православного единства и православных интересов.

Как мы уже говорили, укрепляя своими решениями, своими законодательными актами Великие реформы Александра Второго, он был и достойным сыном своего отца.

Алексей Степанович Хомяков, один из величайших русских философов, написал как-то статью (до правления Александра Третьего), что были императоры-завоеватели, были монархи-реформаторы, которых очень любят историки, а были монархи, при которых не воевали и не реформировали, но хорошо жили. Вот при Александре Третьем жили как раз хорошо. Он не только твердый и могущественный государь. Он для русских людей в череде таких русских правителей, таких тихих доброделателей, как Федор Иоаннович, Алексей Михайлович, Елизавета Петровна, миролюбцев и миротворцев. Кстати, он и в историю-то вошел как царь-миротворец. Причем впервые Александра Третьего назвали «миротворцем» на Западе, а не у нас. И потом уже с удовольствием это прозвище подхватил и русский народ.

Иногда западные нами так восхищались, что нам было чему у них научиться. Вот знаменитая песня о подвиге крейсера Варяг написана немецким поэтом. То, что вы слышите, то, что вы, наверное, даже спеть можете — это перевод на русский язык. Музыка, правда, русская. Так вот, прозвище миротворец — это тоже перевод на русский язык того титула, который в Европе получил огромный, могучий и могущественный Александр Третий. Как бы нам сейчас удостоиться такого же государя!

Кстати, он был тверд. При нем прекрасно работал государственный аппарат. Его боялись. Хотя в XIX веке, уже при Николае Первом и Александре Втором, в общем воровства в наших чиновных кругах было мало, очень мало. А при Александре Третьем не стало совсем. Такова была атмосфера, создаваемая им. А это одно из высочайших достоинств главы государства, даже президента, тем более монарха — создавать атмосферу. И он ее создавал.

Он был демократичен. Да, да, он был демократичен! Неслучайно наш современник и исследователь имперских проблем, живущий сейчас в Берлине, но русский немец Владимир Владимирович Видеманн назвал еще византийскую монархию «самодержавной демократией». Так вот, Александр Третий даже раздавал рукопожатия, хотя то было не очень принято в русской монархической традиции, и любил беседовать с солдатами. Легко беседовал с крестьянами. Ему вообще было легко беседовать с любыми русскими. Заметьте, для него не собирали толпу бабушек, как для нашего нынешнего дедушки (Бориса Ельцина)! Он в любом месте был готов беседовать с русскими людьми.

Так вот, он всегда был демократичен и всегда всем нравился. Он был своего рода идеалом русских людей, в частности еще потому, что был богатырь. Из-за того бывали маленькие неприятности. Молодой царь мог так щедро пожать руку сановнику, что сановник крючился от боли. А что же делать, если государь медные пятаки скручивал в трубочки. Даже это ложится в его замечательный образ, хоть и необязательно для монарха. Русский богатырь на троне.

Жаль, бесконечно жаль, что он так недолго правил! Всего лишь 13 лет. Мы, конечно, должны изучать его биографию, тем более что уже издана первая книга «Император Александр Третий», написанная прекрасным историком, профессором Александром Бохановым. Можете ее достать и почитать. Мы должны изучать, потому что Александр Третий в какой-то степени также образец главы Российской державы.

И мы, конечно, должны о нем молиться. Нет, не потому, что с ним что-то не в порядке на том свете. Он был честный, преданный своей державе государь, настоящий солдат, служащий России. Он был изумительный глава семьи, и даже глава всего императорского клана многочисленных Романовых. Нравственное величие его и широта сердца таковы, что он там, где я вам всем желаю оказаться по смерти. Но когда мы о ком-то молимся на панихидах, мы тем самым устанавливаем с ним нашу духовную связь. С канонизованными святыми мы устанавливаем ее на молебне, а с непрославленными — на панихиде, в том числе с теми, которых мы подозреваем блаженно усопшими, которые на Небесах, которые избраны Господом, но которых церковь пока еще не решила прославить или пока не имеет для того оснований. Потому думаю, что мы с вами все будем правы, постоянно на панихидах поминая императора Александра. Тем самым мы во славу России будем с ним в духовной связи и получим его Небесную помощь. Искренне вам того желаю. Всего доброго!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: Александр Третий 3 монархия 19
Воссоединение Руси в 1653 году  
12 марта 2016 г. в 18:09

Радио «Радонеж», Москва. Январь 2004.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Добрый вечер, братья и сестры! У нас среди печальных юбилеев нынешнего года есть и радостный, так называемое «воссоединение Украины с Россией», которое приписывают Переяславской раде 1654 года. Вот наступили юбилейные дни рады. Мне бы очень хотелось, не вдаваясь во всю историю Украины (Малороссии), обратиться именно к этому акту. Дело в том, что вам это преподносится как воссоединение. Они, действительно, были воссоединены. Но кто были воссоединены? Украина и Россия? Так не было Украины и не было России в XII веке, а была одна единая Русь. Можно говорить о воссоединении Руси, можно в более позднем варианте также говорить о воссоединении России. Но нелепица есть «воссоединение Украины с Россией», как будто были две равноправные стороны — Украина и Россия. Таких сторон никогда не было, да и сейчас их нет.

Да, конечно, сейчас можно говорить о воссоединении государств Украина и Российская Федерация, но хочу обратить ваше внимание на то, что государство и страна — это совершенно разные понятия. Заметьте, государство по-английски — state. Государство — это то, что связано с властью, королевской, княжеской или царской властью, со столицей. Это то, что связано с городом, что по-немецки — Stadt, по-французски — bourg. А страна — это то, что в стороне от столицы. Страна, родимая сторонка по-русски, да? А как страна по-английски? Country. А другое значение слова country — деревня, то есть то, что в стороне от города. Страна — это земля, по-немецки — Land, и по-шведски — land. Никогда не путайте понятия «страна» и «государство»! Я никогда не говорю своим студентам ничего незаконного, но каждый год говорю, и вы говорите друзьям, коллегам, родственникам, а главное — своим детям, что, кончено же, есть такое законное государство Украина. И оно может иметь 2-сторонние или многосторонние отношения с Российской Федерацией. Есть такое государство — РФ. Но нету такой страны — Украина, и никогда не будет, потому что само это название означает «окраина Руси»! Запомните это. И если вы ревностные и православные, и хоть сколько-нибудь считаете себя русскими, — неважно, кто из вас при том татарин-кряшен (крещеный татарин), мордвин, мариец, удмурт, — вы никогда не признаете, что есть такая страна Украина. Есть только окраина Руси.

И вот давайте посмотрим с этой позиции на славный юбилей 1654 года. Вот у нас сейчас подходящая дата. Какова была история Украины, то есть большей части западнорусских земель? Украина, как и Беларусь, попала в состав Великого княжества Литовского на протяжении XIV столетия. Когда это княжество стало огромным, самым большим в Восточной Европе, его население было на 90% русское, мы бы сейчас сказали: украинское и белорусское, а на 10% — литовское. Великое княжество было по преимуществу православным. Но правящая династия в конце XIV столетия, при великом князе, вероотступнике Ягайло (он же польский король Владислав) отступила от православной веры. Сам Владислав отступил, он в православии был Александром, он изменил вере и за то был еще награжден титулом Польского короля. И у Польши с Литвой возникла личная уния, то есть два разных государства при одном короле. Это нормально, такое в мировой истории бывало. В частности, еще в начале XX века, сто лет назад Швеция и Норвегия были два государства, а король был один — Шведско-Норвежский. И норвежцы были тем жутко недовольны и хотели своего короля. Так же было в Польше и Литве. Это было первое событие, в котором отступили от веры наши западные братья — предки украинцев и белорусов. Им надо было лишить Ягайло за отступничество титула великого князя Литовского. Их же было 90%! А литовцев было только 10%, к тому же среди них было много язычников.

Что же произошло дальше? Дальше Литву постепенно окатоличивали весь XV век, хотя она была мощнее Польши и мощнее нашей с вами Владимирской Руси (она же Московская Русь). Далее трудились монахи, в XV веке Доминиканского и Францисканского орденов, а в XVI веке — Иезуитского. Наконец, для ослабленной Литвы вопрос стал ребром — с кем объединяться? Литва могла объединиться с Русью, с нашей Русью, хотя бы на уровне личной унии, а могла быть порабощена Польшей. Это и произошло. В 1569 году была заключена Люблинская уния между Литвой и Польшей. Литву скушали, поляки начали приобретать литовские земли. Процесс окатоличивания пошел полной скоростью.

Дальше. В 1572 году династия Ягеллонов пресеклась. Королевский престол Польши стал обязательно католическим и выборным. Там был и Французский король Генрих Анжуйский, будущий Генрих Третий Французский. Он сбежал из Польши, не понравились ему поляки. Польский престол занимал и Венгерский Стефан Баторий, который с нами воевал и успешно закончил.

Но православие сопротивлялось. Образовывались братства: в 1586 году — Львовское православное братство на основании более ранних православных братств — цеховых; в 1588 году — Свято-Троицкое православное братство в Вильне (в нынешнем Вильнюсе). Еще раз запомните, что в этом городе тогда большинство населения было православным. Решить этот вопрос было трудно. Православные сопротивлялись.

И тогда их обманули, попросту надули. В 1596 году 6 хитрых архиереев, обманув остальных архиереев, вселенских патриархов Константинопольского и Александрийского, заключили унию, то есть подчинились Римскому папе. Они надули всех православных в Литве, Украине, Белоруссии, потому что все осталось прежним, но только для начала: тот же православный иконостас, тот же батюшка на приходе, то же облачение, та же служба на церковно-славянском языке. Да вы бы сейчас не заметили, что что-то изменилось. Почти никто бы не заметил. Изменилось только одно: поминали за литургией Римского папу. Но на этом основании всех православных лишили прав. Православный представитель Константинопольского патриарха, архидьякон Никифор Кантакузин, один из самых блистательных поздневизантийских аристократов, родственник императоров, погиб в польской тюрьме как… Ну ка, братья и сестры, как кто он погиб? Как православный? Ничего подобного! Он погиб как турецкий шпион! Раз из Турции приехал, формально, значит, он турецкий шпион. Так что не КГБ придумал это, не гитлеровцы, даже не американские или израильские спецслужбы. Этот прием действовал уже в XVI веке. Во славу Божию архидьякон Никифор канонизован теперь Украинской православной церковью Русского патриарха как священномученик. Молитесь! Сейчас очень важно молиться священномученику Никифору.

И все равно народ защищался. Оказалось, что было кому защищаться. Учтите, народ должен защищаться всегда! Когда придет антихрист (машиах), народ тоже должен будет защищаться. Ибо только тем вы засвидетельствуете Господу, что вы остались православными христианами, в частности русскими.

Уже в 1592 году было первое восстание казаков под предводительством Косинского. В 1595 году — второе казацкое восстание под предводительством бессмертного Наливайки (Северина Наливайко). Затем последовали и другие. В 1625 году — третье восстание под предводительством Жмайлы (Марка Жмайло). В 1630 году — четвертое казацкое восстание под предводительством Тараса Трясилы (Тараса Федоровича Трясило).

Сопротивлялись не только казаки. Сопротивлялись ученые люди, выдающиеся интеллектуалы. Уже в 1594 году была основана первая школа Киевского православного братства. То была не просто школа. То был полууниверситет, предуниверситет. А в 1633 году был основан уже настоящий университет — Киевский коллегиум, впоследствии, с конца XVII века Киевская духовная академия.

Но, пропустив, не низложив вовремя Ягайло-отступника, православные лишились силы. Сил православных Великого княжества Литовского, тем более поглощенного Польшей, не хватало. И в 1634 году первый после восстановления Киевской митрополии, выдающийся и праведный патриарх Иов Борецкий собирает подписи видных казаков, профессоров Киевского коллегиума, видных богатейших киевских мещан и обращается с прошением к Московскому царю, первому Романову, светлой памяти Михаилу Федоровичу, принять в подданство хотя бы восточно-малороссийские земли. Мы говорим сейчас: восточно-украинские. Поражаюсь до сих пор! Почему же уже второй после восстановления Киевский митрополит Петр Могила (Махнач произнес имя Могила по-малорусски) канонизован, а митрополит Иов, его предшественник, сделавший неизмеримо больше для укрепления православия в малорусских землях, до сих пор не прославлен! Молитесь ему за панихидами! Вы имеете полное право предписать, в том числе коллективно всем приходом, своему священнику поминать на панихиде любого православного христианина. А священник должен исполнять вашу волю. На молебне вы не можете обращаться к тому, кто не канонизован нашей святой апостольской церковью, но на панихидах вы можете поминать любого православного христианина, в чьей праведности вы не сомневаетесь, например, убиенного императора Павла, убиенного императора Александра, как раньше поминали убиенного императора Николая, пока его не канонизовали. Итак, я призываю вас всех, поминайте на панихидах раба Божья митрополита Иова Борецкого. Глядишь, и доживем с вами, будем поминать и на молебне, на литургии. Задержалось почему-то его прославление церковное.

Наконец, всем в Малороссии, и мещанам, у которых были деньги, и интеллектуалам, профессорам, у которых были умы и пламенная речь, и казакам, у которых были сабли, надоело! Но царь Михаил не мог в 1630-е годы принять под свою высокую руку малороссийские земли, потому что тогда то означало бы тяжелейшую войну с Польшей, а мы из-за Ивана IV только что пережили Смуту (гражданскую войну).

Но прошло 20 лет. В 1648-49 годах проходит седьмое восстание казаков, уже под предводительством Богдана Зиновия Хмельницкого. И в 1649 году Польский король Ян Казимир вынужден подписать Зборовский мир с Богданом. Число реестровых казаков, то есть тех, за которыми признавалось шляхетское (дворянское) достоинство, было доведено до 40 тысяч человек. Все должности на Левобережной Украине и на Киевской земле должны были замещаться православными. Из Малороссии были выселены иезуиты и иудеи.

Но эти правила были нарушены, и в 1651 году начинается восьмое казацкое восстание под предводительством того же Богдана Хмельницкого. Благодаря измене наемников крымских татар Богдан потерпел тяжелое поражение под Белой церковью. И был заключен позорный Белоцерковский договор. Число реестровых казаков уменьшилось вдвое. И вот тогда уже сам гетман, а также митрополит, казацкие полковники и старшины, мещанские братства и ученые интеллектуалы обращаются в 1652 году с просьбой о принятии в подданство к царю Алексею Михайловичу, одному из самых достойных царей в нашей истории.

Царь Алексей не осмелился единолично решать этот вопрос. В 1653 году земский собор (то есть парламент) разрешает царю принять в подданство гетмана со всеми его подданными, подтвердив отсутствие унии и униатов на этих землях, недопущение иезуитов и иудеев на эти земли. Вот собственно все в Москве-то и решилось. Какое воссоединение? И почему 1654 год? В 1652 году малороссы попросились в подданство. В 1653 году наши московские, рязанские, ярославские и пермские, и иные люди соборно решили малороссов принять! А в 1654 году была, по сути, только ратификация договора.

Если даже существует Украина, отдельная от России, то выглядит это так же: Украина в 1652 году попросилась в подданство Московскому царю, Московский царь и парламент в 1653 году согласились на то и, как положено, в 1654 году присоединение было ратифицировано, утверждено в Переяславе (Южном), который теперь называется Переяслав-Хмельницкий.

Так что главную дату мы, братья и сестры, недостойно отпраздновали, прозевали! Она была год назад. Но, конечно, и дата ратификации тоже важная, светлая, добрая дата. Получив наше согласие на принятие в подданство, украинцы ратифицировали его.

Вот вам параллель. Предатель своего государства, государственный изменник, бывший министр иностранных дел и бывший президент Грузии Шеварднадзе отдал американцам на уровне государственных переговоров континентальный шельф и рыболовные пространства России в Тихом океане, тогда Советского Союза, а теперь Российской Федерации. Но это не ратифицировано ни верховным советом, ни государственной думой, и следовательно полной силы не имеет. Пусть американцы о нашей рыбной ловле продолжают мечтать.

Итак, признаем важность ратификации, и поздравляю вас всех с ратификацией единства Малороссии (Украины) со всей остальной Россией во славу Божию. Храни вас Бог!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: малороссия 6 украина 1401
Великий князь Сергей Александрович. Его гибель 4 (17) февраля 1905 года  
12 марта 2016 г. в 18:05

Радио «Радонеж», Москва. 17 февраля 1995.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Ведущий: 4 (17) февраля, 90 лет назад в Кремле близ Никольских ворот разрывной бомбой был убит генерал-губернатор Москвы, великий князь Сергей Александрович, брат последнего русского царя Николая Второго. Слово историку Владимиру Махначу.

Владимир Махнач: Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Сегодня, в пятницу, 4 февраля по Православному календарю и февраля 17-го по календарю чужому — день скорбной памяти убийства в 1905 году великого князя Сергея Александровича, Московского генерал-губернатора.

Это имя известно нам из истории революции. Конечно, оно было всегда больше связано не с великим князем, а с его убийцей эсером Иваном Каляевым. Это одна из начальных дат так называемой «первой русской революции». Это имя всем известно еще потому, что погибший великий князь оставил вдову, замечательную православную женщину, прославленную ныне церковью, великую княгиню Елизавету Федоровну, основательницы Марфо-Мариинской обители сестер милосердия и мученицу «революции второй», мученицу 1918 года.

О великом князе почти не писали. Писали скверно. Мне встречались примеры того, как, лукаво восхваляя великую княгиню, поливали грязью память ее супруга. Но сегодня не будет подробного разбора биографии великого князя. Я всем очень рекомендую прочитать изумительные биографические материалы о нем, опубликованные в последнем номере Московского журнала за минувший год. Это первое православное и первое русское высказывание о жизненном пути доброго христианина, честного офицера, достойного представителя царской фамилии. А я хочу обратить ваше внимание на эпохальную значительность этого факта.

Посмотрите сами, как разворачивалась первая русская революция. Я назвал ее «так называемой», потому что не было первой и второй русской революции, как и в 1917 году не было «революции февральской» и не было «революции октябрьской». Была одна революция. Каждая революция в своем развитии проходит фазы. И если сразу, в зародыше революцию не удалось задавить, а такое в истории бывало, страшное кровавое колесо будет вертеться, доколе не насытится кровью праведных. Была только одна революция. Глупцы те, кто утверждает, что хорошо нам было бы остановиться в феврале, да вот большевики подвели. Они глупы не только потому, что революционеры февраля были такими же разрушителями отечества и врагами церкви, как и революционеры октября, а еще потому, что если бы не было большевиков, были бы другие. Революция всегда проходит последовательные фазы нравственного падения всего общества, последующие фазы убийства все большего и большего количества лучших людей. И может быть, в этом есть своя мрачная справедливость революции. Каждая революция последовательно убивает революционеров предыдущих этапов. Так убивали деятелей 1905 года, так убивали деятелей февраля 1917 года.

Особенностью русской революции было то, что видимо в Русской земле было много праведников, много просто достойных людей. И взбесившегося осла революции поймали за уши в 1905-07 годах и придержали. В том великая заслуга государя мученика Николая Александровича и последнего великого государственного деятеля нашей истории Петра Аркадьевича Столыпина. В этом огромная заслуга и тех, кто погиб в 1905, 1906, 1907 годах. В этом немалая заслуга и праведной княгини Елизаветы. Остановить остановили, а раздавить не раздавили.

И все-таки еще раз о том, как начиналась вся русская революция. Она начиналась с Кровавого воскресенья. Что это было? Гениальная эсеровская провокация, и не только эсеровская, ведь в этой провокации участвовали и другие враги отечества, не принадлежавшие ни к одной партии, например, министр внутренних дел, либеральный князь Святополк-Мирский, лгавший своему государю о том, что в столице все спокойно. А на следующий день было Кровавое воскресенье.

В чем был смысл этой гениальной провокации? Столкнуть народ и монархию. Монархия — это ведь и государство, а столкнуть народ и государство значит разрушить государство, ибо народ всегда сильнее государства. И если государство поганое, народ должен от него избавиться. Но наше-то государство было христианским царством, последней опорой Вселенской православной церкви. Но монархия не только государство. Христианский царь — это и определенный церковный чин, не сан, конечно, но чин, как бы первенствующий православный мирянин. Он есть олицетворение не только державы, но и православной нации, православного народа империи, которому все были добрыми подданными, с которым все были в личных отношениях. Вы никогда не будете в личных отношениях с самым добрым президентом, а с царем у каждого подданного отношения личные, двусторонние, отношения двух человек — я и государь. Именно эти отношения стремились убить провокаторы Кровавого воскресенья. Если государя убьют, то на русскую историю ляжет позор нового цареубийства, и озлобленный народ, провинившись, начнет, — возможно, на то надеялись революционеры, — ненавидеть того, перед кем он совершил преступление, ненавидеть династию, ненавидеть царский титул. Если же народ разгонят, то будут жертвы, и тогда кровь неизбежно падет на невинного государя. В обоих случаях между монархией, царской властью, и православным народом возникнет если не пропасть, то хотя бы трещина.

А еще чуть раньше, в день Крещения салютующая пушка, напоминаю вам, в Петропавловской крепости выстрелила боевой картечью, выстрелила в сторону иордани во льду Невы, где был и государь, и свита, и высшее духовенство, и много православного народа. Картечь свистела, пробивала хоругви. Был тяжело ранен унтер-офицер, больше не пострадал никто. Случайностей такого рода не бывает. Любой артиллерист скажет, что невозможно случайно зарядить боевой картечью вместо салютного патрона. Думаю, среди офицеров и солдат артиллеристов не было цареубийц, но были ловкачи, которые подделали патрон. Был и такой эпизод.

У революционеров была цель — пролить царскую кровь! Не удалось, не пролили. И царская кровь, кровь рода Романовых пролилась в Кремле, пролилась кровь добродетельного, доблестного великого князя.

Убийство мерзавца Каляева — это страшная прелюдия к цареубийству в Екатеринбурге. Задумайтесь об этом, братья и сестры. И всеусердно, прошу вас, помолитесь об упокоении души убиенного великого князя Сергия. Да помолится он на Небесах о вас.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: монархия 19 революция 84 Сергей Романов 1
:: Специальные предложения для друзей ::