Славяне. Часть 2/2  
28 марта 2013 г. в 00:22

О венграх

Народы бывают разные. Венгры — народ чудовищный. Они пришли из Азии, прошли, оставив по себе недобрую память, через Русь. Задержаться у нас не могли, мы были сильные тогда. И зачистили себе Паннонию, нынешнюю Венгрию. Зачистили, перебив там славянское население. И на протяжении Средних Веков имя «мадьяр» было в Европе нарицательным. Им детей пугали. Они были тогда нищие и нанимались в легкую конницу, когда кому-то конницы не хватало. Европа знала тяжелую рыцарскую конницу, знала пехоту. А вот легкая конница была тогда в значительной степени из мадьяр. И они отличались жуткой жестокостью, которую тогда не понимали.

А в Первой Мировой войне они стали очень хорошо известны нам, но, конечно, нашему южному населению — галицийскому и волынскому, закарпатскому. Мы воевали там с Австро-Венгрией. Земли переходили из рук в руки. А военные части в Австро-Венгрии были очень полиэтничны, многонациональны. Так вот, если приходила чешская или словацкая часть, они вели себя как свои, и страшнее всего было, если кто-то курицу сопрет. Ну, солдаты всегда курей прут, и от этого никуда не денешься. Это самое страшное, что может произойти. Если приходила немецкая часть, то тоже был полный порядок и уважение к обывателю. Но немец, правда, может уже не курицу, а порося спереть. Но это всё же тоже было в пределах допустимого на войне. А самая большая вольность, которую немец может позволить себе на войне, встретив на улице девицу, — это шлепнуть ее пониже поясницы. Но никак не больше. Но если приходила гонведная мадьярская часть, то виселицы были обязательно, а всех девиц и молодых баб надо было немедленно прятать.

Вопрос слушательницы: А откуда они из Азии?

Ответ: Они из Предуралья. Они — тюрко-угро-финская смесь.

Вопрос другой слушательницы: А за что их обзывают цыганами?

Ответ: Не знаю. Я не слышал. Может, потому что чернявые, но я не слышал. Они уж никак не цыгане. Цыгане — выходцы из Индии, очень давние, правда.

Слушательница: В Будапеште теперь есть Музей коммунистического террора и событий 1956 года. И они сказали, что нам этого не простят никогда.

Махнач: А у нас есть больше, чего им не простить. Даже больше того, что они завоевали Паннонию и отторгли ее у наших братьев, и славян перебили. Тоже мне, они не простят! А Панама не простит Соединенным Штатам Америки! Никогда! «Простители» нашлись!

Кстати сказать, в 1956 году в Венгрии никаких антикоммунистических движений не было. А был военный мятеж, и надо эти вещи четко разграничивать. Не было ничего, напоминающего события в Польше времен профсоюза «Солидарность» или события 1968 года в Чехословакии. Ничего общего те события не имеют. Более того, это, конечно, всё и на совести нашего режимчика, нашего гнусного режимчика в Москве. Более того, когда их руководитель Имре Надь попросил московское коммунистическое правительство вывести войска из Венгрии, их начали выводить, о чем мы забываем.

Кстати, Имре Надь, возможно, был одним из убийц царской семьи. Точно этого никто не знает, но список есть, и в этом списке есть «И. Надь». Ну, во-первых, это может быть другой человек, во-вторых, он может быть вообще не Имре, а Иштван Надь. Но по возрасту он подходит. Этот жирный знак вопроса так и остался навсегда.

Так вот, когда мы начали выводить войска, венгры начали нападать на случайно оставшихся солдат и убивать их с такой чудовищной жестокостью, что пересказывать не буду, а исторические фотографии этих трупов существуют. Я их видел. И тогда мы вернули войска. Еще не хватало, чтобы мы и после того не вернули! Вернее, не мы, а коммунисты, но даже у них гордости хватило, даже у коммунистов.

* * *

Но мы уклонились. Мы говорили об аварах и хазарах. Как только восточные славяне, еще не отдельный народ, вышли из фазы надлома, они тут же навели порядок, и Хазария погибла. Вы помните походы князя Святослава Игоревича. Мы с ними развязались. Ну, правда, надо сказать, что лет десять после разгрома Святославом каганат еще держался, и каган еще был жив, но от полученного удара Хазария рассыпалась. А потомки хазар остались. По рекам Дону, Волге и их притокам жили крещеные потомки хазар, которых кликали «бродниками» уже в XIII веке. Жили они, заметьте, как и хазары, по рекам. То была цивилизация речных долин. И затем они влились в Донское казачество. У донских казаков и далее у терских казаков на Кавказе хазарской крови не мало. Другое дело, что они ее не ощущают. Ну и караимы в Крыму есть потомки хазар, безусловно.

Вопрос слушательницы: А горские евреи? Кто они?

Ответ: Горские евреи — иранского происхождения, они не хазары. Это — таты, иранские евреи. А вот караимы есть потомки хазар, конечно.

Заметим, что утратившие связи, единство, заброшенные великим переселением бог знает куда, славяне заметны в это время на Средиземном море. Так, например, у египетских султанов была славянская гвардия, у мусульманских эмиров Кордовы в Испании тоже была славянская гвардия. А в средневековом Палермо на Сицилии, в крупном богатом портовом городе два квартала назывались, соответственно, «Сакалибах» и «ас-Сакалиба», то есть, «Славянский» и «Сын славянина». То были самые богатые из пяти кварталов, и на их территории находилась гавань. Наконец, где-то в конце VIII века в Кордове ученый, скрывший свое имя под прозвищем «Аль-Хаким», то есть «Врач», «Медик», написал совершенно интересную книжечку под названием «Победоносное возражение всем сомневающимся в исключительных достоинствах народа славян». Автор был уже мусульманин, мусульманский врач, возможно, связанный с университетом Кордовы, но он не забыл, что он славянин. И, возмутившись, вероятно, чьими-то высказываниями, он написал книгу, которую мы до сих пор не перевели! Читайте по-арабски, кто может. Так что есть и такие моменты. Мы торговали по всему Средиземному морю. Те же самые сицилийские славяне, конечно, далматинские славяне, югославские.

Начинается фаза инерции. Она очень представима для нас, потому что это наша золотая эпоха Киевской, или иначе Древней, или иначе Домонгольской Руси. Тогда не только наша культура, но и наша цивилизация были, несомненно, и намного выше любой западноевропейской, не Византии, конечно, не христианского Кавказа. Там жили древние народы, унаследовавшие очень древние культуры. А в западной Европе и ловить было нечего. Изучающим у меня русскую историю совершенно необходимо прочитать об этом в моей единственной совместной работе «Русский город и русский дом», совместной с искусствоведом и социологом Марочкиным. Она есть в интернете на двух, если не больше, сайтах. Но она большая, почти два с половиной листа, потому я бы посоветовал ее купить. Не разоритесь. Недорого всё это. В Высоко-Петровском монастыре, где находится наш Отдел религиозного образования, или в спорткомплексе «Олимпийский». Там есть целый сборник под тем же названием «Русский город и русский дом» серого цвета. Название нашей статьи вынесено на обложку, но у сборника всего семь авторов. Спорткомплекс лучше Высоко-Петровского, потому что там в лавке №3031 есть также мои сборники «Факты и смысл» (черного цвета), «Россия, которую мы вернем» (алого цвета) и «Политика. Основные понятия» (синего цвета). Форма обложек совершенно одинакова, только разного цвета. Все четыре книжки обойдутся вам рублей в 100-150 (13 батонов белого хлеба или бутылка дорогой водки). Сборник «Россия, которую мы вернем» переиздавать уже не будут, нет особенного смысла. Сейчас одно православное издательство изъявило желание переиздать всё моё, но на это уйдет несколько лет и всё будет прикомпоновано, у них много работы.

Обращаю ваше внимание. Современная археология, современное искусствознание, к сожаленью, в отличие от базовой исторической науки давно уже поставили знак равенства между понятиями «древняя», «киевская» и «домонгольская» Русь. Идиотическое, связанное с эпохой Петра I наименование всего, что было до Петра, «Древней Русью» и «древнерусским» только путает и затрудняет ориентацию в исторических событиях. Когда я такое слышу, мне хочется спросить: а что это за народ такой — «древнерусский»? Он где жил? Например, русская архитектура XVII века (до Петра) очень близка архитектуре XVIII века (после Петра). И то, и другое — барокко. И ничего стилистически общего она не имеет с русской архитектурой XV-XVII веков. А вот в XI-XIII веках все совершенно монолитно, всё в одном направлении. Так что это синонимы. А «древнерусский» значит «славяно-русский».

И, наконец, последнее, что должно было произойти, — это обскурация (распад этноса). Она начинается на рубеже XII-XIII веков. Она довольно короткая. Славяне быстро, за сто лет, сошли на нет. И то было отмечено летописью. Междоусобицы, которые пронизывали всю историю Руси, потому что все княжества были отдельными государствами, теперь становятся бессмысленными и жестокими. Количество совершенно неуемных князей-грабителей заметно возрастает. Причем, иногда это очень известные фигуры. Иногда по совершенно другим причинам они попали к нам в Святцы. Мы почитаем их как святых благоверных князей. В чем тут дело? Юрий Всеволодович Владимирский, который бросил свой город, но сражался с Ордой и пал на реке Сить, почитается как мученик, страстотерпец. Но князем он был отвратительным, задирой, всех обижавшим. По обстоятельствам смерти, а не жизни тоже попадают в Святцы. Или Михаил Черниговский, который отказался совершить языческие обряды в Орде, и был убит, почитается как верный христианин. Но князем он был преотвратным! Он был князем периода обскурации, периода конца Древней Руси. Нет, не все, конечно. Но их становится многовато.

Более того. Два чудовищных ограбления Киева. Киев был ограблен владимиро-суздальцами и затем черниговцами, старинными конкурентами Киева. Летописец отмечает весьма интересную вещь, что черниговцы грабили Киев как чужой город. Понимаете разницу? Раньше князья тоже брали города один у другого. Но всё равно город же был русский. Ворота выламывали, на стенки лезли, кто-то погибал. Но в городе вели себя как свои в русском городе. А эти вели себя уже как чужие.

На этом история славян заканчивается. Реликты славян, то есть остатки славян в состоянии гомеостаза, по всей вероятности, живут в Карпатах. Это — бойки и лемки, изолированные горские группы. Это — моя гипотеза, я предлагал ее Гумилеву. И он сказал, что я, похоже, прав. Возможно, это и подкарпатские русины, то есть жители Ужгорода в Закарпатье. То есть, реликтовые группы тех ушедших древних славян, единого славянского народа, сохранились. Но эти этнические группы очень маленькие. Дальше начинается уже собственно русская история.

Русы

Но осталась проблема со словом «Русь», с понятием Русь. Откуда ее только не выводили! Откуда угодно. Есть давняя скандинавская версия, связанная с норманизмом. С таким же успехом можно вывести из ромео-греческого языка, потому что была же одна из четырех политических партий в Константинополе «русии». Еще, кстати, «венеты» были. Венеты, прасины, левки и русии. Русии — это розовые в переводе с греческого. И речка Рось встречается три раза на карте Русской земли, что позволяло Рыбакову считать, что это — одно из племенных славянских наименований.

На самом деле я придерживаюсь той точки зрения, в которой противники, если не враги, Лев Николаевич Гумилев и Аполлон Григорьевич Кузьмин, практически соглашались, что русы, не русские, а русы — это, несомненно, другой народ и неславянский, Соседи, которые хорошо знали, достаточно хорошо их знали, — хазары, византийцы, арабы, тогда еще в достаточно большом количестве шнырявшие по Южному Кавказу, по Малой Азии, вдоль южного берега Черного моря. Они славян и русов не путают. Они знают, что это — разные народы.

Император Константин Багрянородный, Константин Порфирогенет, написал великолепный трактат «Об управлении империей», которым все пользуются. Он есть и на русском языке с обширными комментариями. И не один раз издавался. Византийцев это касалось, ибо днепровским транзитом они тоже пользовались. Он приводит названия днепровских порогов в два списка, в два столбца, по-славянски и по-русски. Видно, что они из совершенно разных языков. Кто были русы — неизвестно. Кузьмин доказал, что русы — это тот же самый народ, который в средней Европе называли «руги». Западноевропейские латинские источники именуют святую Ольгу «королевой ругов» (regina rugorum). Руги по всей вероятности взяли Рим, точнее, объединенное войско ругов и скирров. Но вот Одоакр по одним сведениям — скирр, а по другим — руг. Если он руг, то наш родич. Хотя может быть и не стоит хвастаться тем, что мы взяли и упразднили Рим. Но если скирр, то он германец. Скирры — германцы, а вот руги нет.

В 1960-ые годы издательство «Молодая гвардия» ударилось в патриотизм и выбросило немало хороших популярных книг. Оно выпустило и серию памятников русской истории. Серия строилась по одной схеме. Издавался исторический роман, чистая беллетристика, часто неплохая, и приложение к роману: фрагменты хроник, тексты документов, статьи, комментарии. Так вот, издали замечательный двухтомник «Откуда есть пошла Русская земля». Это очень интересный материал, смотрите, если попадется. Роман там безумный. Это «Русь изначальная» Валентина Иванова. Это нечто. Если вы его не читали, а только видели кино, то это еще сильнее. Это уже совсем космос (космическая фантастика). Там всё хорошо (то есть очень плохо). Временная привязка там есть — восстание Ника в Константинополе в 532 году, в раннюю часть правления Юстиниана Великого. В то время не только хазары не были известны, еще и авары не были известны. Не было никого в Великой степи, о ком было бы интересно узнать в Константинополе. Императора Юстиниана Великого талантливо играет Иннокентий Смоктуновский. Играет с такой ненавистью к византийцам, с какой их можно ненавидеть, только ненавидя русских. Причем он играет трусливого и подлого человека. Юстиниан был всяким человеком. Но он уж точно не был трусливым и мелким. Это был человек бычьей энергии, что видно на его портрете. А императрицу Феодору играет в непрерывной истерике Маргарита Терехова. Но я понимаю, она истерить умеет. Сплошь вранье.

В полом бронзовом быке возле форума в Константинополе никогда никого не жарили. Ну не жарили! Это придумал Валентин Иванов. Он стоял там просто для красоты.

Лихо скакать на коне, да еще вести стрельбу из лука, с седла на скаку, да еще не в пехоту, ладно бы, а в латную конницу византийскую, фрактариев, было непосильно славянам очень долго, может быть, до времен Ярослава Мудрого. Славяне хорошо сражались пешими, а на конях только передвигались. А фрактарии просто вбили бы их копытами в землю, на том бы дело и кончилось.

Хазары там также впечатляют. Старшего хазарского хана играет, может быть, калмык, то есть человек монголоидный до невозможности. Младшего хазарского хана играет армянин, а прекрасную хазаринку — еврейка. В итоге получился этнос без этнических черт категорически.

Но приложение готовил Аполлон Кузьмин. И в частности там собраны им несколько сот древнейших упоминаний о русах и Руси. Из-за чего я даже купил себе этот двухтомник, потому что нет у меня этого кузьминского списка. Где я буду его по частям искать? А тут он готовенький. Очень показательно.

Так вот, кто эти руги, русы, мы не знаем. Кузьмин не предполагал, что это германцы, он предполагает, что они иллиро-фракийцы. Это территориально похоже на правду. Фракия — это европейская часть нынешней Турции, точнее, европейская часть, оккупированная турками, которая уже несколько раз по международным соглашениям должна была быть турками потеряна. Этнические стереотипы у русов и славян отчетливо отличаются. У русов были мужские поселки, то есть воинские поселки, где мужчины проводили часть жизни вне своих семей, вне женщин. У славян мужских поселков не было. У русов были человеческие жертвоприношения, в том числе и на тризне, и даже в школьных учебниках ссылаются на арабского землепроходца, торговца и историка Ибн Фадлама, который описывает похороны знатного руса. Из этого делаются далеко идущие выводы, забывая о том, что то были похороны именно руса, а не славянина. Мужчины славяне стриглись под горшок и носили бороды. Мужчины русы, по моде которых, между прочим, описан Святослав у историка Льва Диакона, брили головы, оставляя такой же оселедец, как потом носили запорожцы, и усы, но бороду сбривали. У русов был совершенно запорожский вид. Даже то можно уловить из источников, что русы дома мыли руки в лохани, а славяне на руки воду поливали. Эти вещи очень показательны. Немцы еще в XIX веке всей семьей по очереди в общем тазу мылись. А вот у славян это не заведено.

В XI веке русы исчезают из источников напрочь везде. Из чего нетрудно сделать вывод, что народ этот более старый, чем славяне. Он закончил свою жизнь, обскурировал и был поглощен другими народами. А здесь у нас оставил имя «Русь» и был поглощен славянами окончательно, хотя еще в Русской Правде Ярослава в преамбуле есть очень важная оговорка, указывающая на так сказать гражданское и политическое равноправие двух народов, живущих в одном государстве — «Аще ты славянин или русин».

Я захватил чуть больше половины времени. Всё-таки сделаю 5-минутный перерыв. Пойду принять лекарство и выкурить сигарету.

Слушательница замечает: Сигарета — это не лекарство.

Перерыв короткий, потому никаких молитв не читаем. Происхождение славян и русов я вам прочитал. Тема закрыта. Переходим к обществу.

О проблеме норманизма

Теперь коротко о проблеме так называемого норманизма, которая прозвучала в ваших устах. Концепция норманизма родилась в XVIII веке в трудах немецких историков, работавших в Петербургской академии наук: Байера, Миллера, Шлёцера. Основана она на сказании о призвании братьев варягов на княжение в Новгород, в других более правдоподобных летописных вариантах — в Ладогу. Ладога древнее Новгорода. Призвание датируется в летописи 862 годом. Насколько Новгород существовал в то время, еще вопрос, а Ладога уже была в VIII веке. Значит, если братьев призвали и названы они «варягами», а «варяг», ясное дело, — это скандинав, то значит, скандинавы и основали государственность на Руси. Эта концепция настолько была господствующей, хотя против нее возражал уже Ломоносов, что в той или иной степени норманистами оказались уже крупнейшие историки, в патриотизме которых нет особых оснований сомневаться: Николай Михайлович Карамзин, Сергей Михайлович Соловьев и даже Василий Осипович Ключевский, который был историком того же масштаба, что и его учитель Соловьев, но по природе был умнее. Даже Ключевский в какой-то степени умеренный норманист.

Заметим еще раз. Разговор не идет о происхождении Русской земли и даже не о слове «Русь», а об основании государственности. То есть, государственность у нас — чужая, а не наша. Норманистские построения отклонялись. От буквального прочтения, что славяне от неспособности создать государство обратились за помощью, а те с удовольствием согласились. До косвенного прочтения, домысливания, что просто Русь была завоевана скандинавами, и они на новых своих землях и основали оную государственность. В подтверждение тому приводились имена послов князей Олега и Игоря в Константинополь, среди которых есть германские имена. Но там есть и славянские имена, а есть и неизвестно какие. А один из послов Игоря назван «Ятвяг», а ятвяги есть балтское племя, предки литовцев. Видимо, в Киеве ятвягов было мало, вот и укрепилось за ним такое прозвище. И даже есть какое-то тюркское имя, сейчас не помню.

Существовал и антинорманизм в XIX веке, но был он очень слабеньким, потому что был слабо аргументирован, потому что антинорманисты наступали в лоб: «Ах, вы утверждаете, что Рюрик варяг! Так не было никакого Рюрика!». «Баснословный Рюрик», говорили в XIX веке. «Вы утверждаете, что скандинавы были более высококультурным народом? Так нет же, они были гораздо более низкокультурными!» Вот так.

На самом же деле концепция норманизма не опровергается, она снимается. И я вам сейчас ее сниму. Мне хватило бы и одного аргумента, но именно его приведу последним.

Во-первых, вполне возможно, что Рюрик существовал, а его браться не существовали. Есть прочтение на скандинавских языках прозвищ «Синеус» и «Трувор» как «Рюрик прибыл со всем своим скарбом и дружиною». Однако ведь указаны места, где вокняжились два брата. Это очень древние, уже существовавшие в IX веке города — Изборск и Белоозеро. Но поскольку мне очень легко представить себе человека по прозвищу «Ятвяг», мне очень легко представить себе человека и с прозвищем «Синеус», «Белоус» или «Черноус». Был же император Фридрих Штауфен императором Рыжебородым — Барбаросса. И все это знали.

Слушательница добавляет: И Харальд Синезубый, который чернику ел.

Да. Но дело всё в том, что мы не знаем, кто они были, потому что имя Рюрик существует, оно дожило до наших дней. Оно очень редко употребляется, но сохранилось в норвежском языке как «Рёрик» и в польском как «Рэрик». Еще неизвестно, кто у кого заимствовал это имя — скандинавы у славян или наоборот.

Во-вторых, недошедшая до нас, утраченная, но известная еще Василию Никитичу Татищеву, работавшему раньше Карамзина, раньше норманистов, Иоакимовская летопись сообщает совершенно иную версию. Это имена родственников. И указывает, что Рюрик существовал и был он свой, потому что он был сыном Умилы, дочери новгородского старшины Гостомысла. Гостомысл и Умила — имена вполне правдоподобные и славянские. А отец его — ободритский князь. Ободриты — славянское племя в средней Европе. Иначе «бодричи». Они не сохранились и были поглощены польским народом. Сын западнославянского князя и ильменской Умилы — это вообще не скандинав.

Третье. Я к этому пришел лет тридцать тому назад. Но мне негде было напечатать, ведь я был еще очень молод. Затем это само без всяких скандалов пришло в историческую науку. В 1980 году вышел толстый сборник «Славяне и скандинавы». Это международная конференция, в которой участвовал в частности и Рыбаков. А также участвовали польские, германские, датские и норвежские ученые. И общим мнением той конференции стало то, что «варяг» вообще-то не есть этноним. Варяг есть образ жизни. Варяг — это пришлый человек, ищущий, где бы ему пристроиться, пришлый дружинник. А пришлый дружинник мог быть кем угодно, и ятвягом, и немцем, и мог быть наемником как скандинавского ярва, так и славяно-русского князя. Князя вообще этническая принадлежность варяга не интересовала. Его интересовало, хорошо ли бывший викинг, а теперь варяг, дружинник, вертит веслом и мечом, а также, даст ли он торжественную клятву верности. Так поступали все. Я подозреваю, что и китайца взяли бы, если бы он подходил. Но китайцы тогда до нас, к счастью не добирались. Это серьезный аргумент. Слово «варяг» (пришлый наемный дружинник) совершенно созвучно византийскому «варанга». Так называлась иноземная гвардия византийских василевсов. Причем просуществовала она очень долгое время. И состав ее сильно менялся. В ней одно время преобладали скандинавы. Немало было и славян в той же варанге. Одно время в ней преобладали англосаксы, после нормандского завоевания, захвата Англии при герцоге Вильгельме, после пресечения англосаксонской династии. Очень многие оттуда эмигрировали и служили в византийской варанге. Это всё документировано. То же самое явление, что и у нас. Потому, как отметил один из наших ученых, «путь из варяг в греки» правильнее было бы именовать «путь варяг в греки». Это вам еще один очень серьезный аргумент.

Четвертое. Иноземная династия не означает основание государственности иноземцами, не означает она и оккупации. Есть очень старая традиция, когда в условиях межклановой борьбы, межпартийной борьбы, то или иное государство, очень часто город, обычно вольный город Средневековья, своим руководителем приглашал именно иноземца. Так, например, Мухаммед, о котором мы будем говорить на другом курсе, был фактически изгнан из Мекки, хотя он того не признавал никогда, но с восхищением принят в Медине. Почему? А потому что Медина была раздираема межплеменными распрями настолько, что городские кварталы разделяли внутренние стены. А тут человек весьма знаменитый, но чужой, у него нет своей партии.

В итальянских среднегодовых городах-республиках, коммунах, городах-государствах охотно тем пользовались, и часто то было нормой. Назывался такой начальник города по-разному: «пагаста», «капитан города», во Флоренции «гонфалоньер» (знаменосец справедливости). Он был иноземцем, иногда иностранцем, часто итальянцем, но не флорентинцем во Флоренции, не пизанцем в Пизе, и так далее. Ясно, что он будет отстаивать городские интересы, а не интересы клана, ибо партийных привязанностей не имеет. Логично? Куда уж логичнее.

И, наконец, последний аргумент, которого и одного достаточно. Когда были основаны древнейшие русские города, неизвестно. По Анджею Стрыковскому, польскому хронисту XV века, Киев был основан в V веке. Других подтверждений тому нет, никаких. Даже археологических подтверждений тому нет. Но и опровержений нет. То есть, это возможно. Если не в V веке, то в VI веке. У Стрыковского могли быть тексты, которые до нас, до XVIII века не дошли. Однако, можно не сомневаться, что древнейшие русские города уже существовали до IX века. Безусловно, в VIII существовали Киев, Чернигов, Ладога. Не позднее IX века существовали Старый Изборск. Ныне он перенесен, но Труворово городище рядом. Можно видеть его валы. Уже был Смоленск, и даже здесь в северо-восточной Руси, где тогда славяне не жили, а жили угро-финны, и то был древнейший славянский город уже в VIII веке. Это — Ростов, старейший город северо-востока, что знали всегда. Екатерина, наводя немецкие порядочки, утверждала основные гербы Российской империи. На гербе губернского города было его геральдическое изображение, а щиток уездного города делился на две половины. В верхней половине повторялся герб губернского города, а в нижней половине был герб самого уезда. Так, естественно, было и в Ярославской губернии, за одним исключением. На Ростовском гербе есть только ростовский олень, потому что Ростов старше губернского города Ярославля, намного старше. С этим считались.

Из той самой летописи о призвании, или о не призвании, неважно о чем, мы с вами точно знаем, что пригласили оных братьев не куда-то, а в город. Можно представить себе государство без единого города, например, государство кочевников. Можно? Можно. Но нельзя представить себе города без государства. Если над городом нет государства, значит, он сам и есть государство, как античный полис, например. А это, следовательно, уже снимает проблему норманизма. Города были лет за сто до призвания братьев, а, следовательно, государственность уже была. Я даже не ссылаюсь здесь на то, что Киев был основан князем Кием, который уж точно не имеет никакого отношения к Рюриковой династии. Но мы не знаем, когда жил князь Кий, хотя перечислены по имени и его братья, и сестра. Имя сестры носит речка в Киеве — Лыбидь. А другая Лыбидь течет в Рязани. Это вам еще пример переноса названий с юга на север. Совсем маленькая речка, приток Оки. Вот мы избавились еще от одного тягостного наследия — от норманизма. Надеюсь, убедительно.

Общество Домонгольской Руси

Переходим к очень важному для нас моменту — обществу Домонгольской Руси. Тема большая, требует много времени. Мы продолжим ее после Нового года. Итак, что это было за общество? Оно сложилось еще в языческие времена и сохранилось в значительной степени в христианстве, хотя, конечно, под его влиянием изменилось. Прежде всего, это было общество сословное, причем довольно сложное. И главное в этом обществе есть деление на свободных и несвободных. Несвободные — это холопы, то есть рабы без всяких оговорок. Причем отовсюду видно, что свободных значительно больше, чем рабов. Это главный принцип, всё остальное принципиального значения не имеет. И принцип этот арийский, потому что свободный человек служит по договору, на равноправных условиях с тем, кому он служит.

Так в государстве хеттов, на которых у меня было мало времени даже для второкурсников, наблюдается чрезвычайно интересная структура. Это начало XVIII века до Р.Х. Это — первое, известное нам, арийское государство. Как и во всех арийских государствах, в государстве хеттов была аристократия, но это не было главным делением общества, а главным делением было вот что. Несвободные люди есть слуги царя и рабы. То есть, если ты чей-то слуга или слуга царя, значит ты несвободный. Даже если ты министр, ты всё равно ниже, чем свободный человек. Ты можешь быть богаче, жить жирнее, влиять на царя, а всё равно ты юридически ниже свободного человека, даже если он горшки делает. Я неоднократно обращался к этому и подобным материалам, когда писал о свободном обществе, гражданском обществе, в частности в сборнике «Факты и смысл». Там в статье «Демос и его кратия» я указываю, что в свободном обществе к полиции относятся как к обслуживающему персоналу. Привожу пример. Полицию Афин времен расцвета составляли триста скифов, государственных рабов. Армию Афин составляло ополчение всех свободных граждан. Чувствуйте разницу? А полицию составляли триста рабов! И так и надо относиться к нашей милиции. Правда, мы христиане, у нас рабов нет, и мы никого не презираем. Но даже к полковнику милиции надо относиться точно так же, как к дворнику или водопроводчику. Это ваш обслуживающий персонал. Тогда мы свободные люди. А если нет, тогда есть сильное подозрение, что мы сами рабы.

Итак, свободные и несвободные. И свобода есть высшая ценность этого славяно-русского мира. Это можно доказывать долго и очень интересно, просто обратившись к Русской Правде — нашему первому и основному своду законов до XV века. Были еще отдельные грамоты, но общерусские законы оставались теми же с середины XI века. Были еще принятые византийские законы. Но это обычно церковные законы, вопросы брака, развода и всего с тем связанного, церковных имуществ. И там же Закон Градский, о чем мы еще будем говорить, на который я ссылаюсь в работе «Русский город и русский дом». Так вот, это кодекс и уголовного и гражданского права.

Для начала посмотрим на систему наказаний. Смертная казнь была? Да, была. Но в исключительных случаях. Там, конечно, никто лицемерием о недопустимости смертной казни не занимался. За святотатство следовала смертная казнь, то есть за кражу из храма. Это приняли из Византии. На этом основании можно считать Ивана IV совершившим преступление, за которое полагается смертная казнь, а также Петра I и большевиков всех поголовно. Смертная казнь также полагалась за убийство, но не за простое, а за убийство, как мы говорим сейчас, «с отягчающими обстоятельствами», например, за убийство близкого родственника, убийство ребенка, отца или матери. Но это даже сейчас редкость, а тогда уж совсем большая редкость. Простое убийство не влекло за собой смертную казнь. Итак, смертная казнь была редкостью. Тюрем не было. Если кто-то, а иногда князь попадал в «поруб», в заключение, то его нельзя рассматривать как преступника в тюрьме, а как находящегося в плену. А это не одно и то же. Тюрем не было, как и не было наказания, за которое полагалось сажать в тюрьму. Продажа в рабство была возможна, но тоже в редчайших случаях. Неисправный и бежавший должник мог быть продан в рабство и только по суду. То есть, сначала он должен был стать неисправным должником, бежать. Затем его нужно было еще и поймать, доставить в суд, а суд будет выслушивать и его тоже. Согласитесь, такое тоже было нечасто. Телесных наказаний нету. Я имею в виду меру уголовного пресечения. Но, разумеется, господин мог выдрать своего холопа. А родитель уж точно мог выдрать своего набедокурившего сына, ясное дело. К счастью, они были нормальными людьми и детей иногда наказывали. Я говорю иногда своим студентам: «Ваша основная беда, господа, есть ваша патологическая непоротость». Вот в английской школе до недавнего времени пороли, и английские школы были лучшими в мире. Теперь не порют. Значит ясно, что английские школы резко ухудшаются. Сдалась Англия под натиском «прогрессу». Но повторяю, что телесных наказаний не было.

А что же было? Что остается? Чаще всего было изгнание, то есть лишение гражданских прав. А это есть признак свободного общества. Свобода связана с городом. Если тебя изгнали из сельской общины или города, ты перестал быть полноправным членом общества. Точно так же самым страшным наказанием в той же античной Элладе был суд остракизма, потому что все права гражданина были завязаны на полис. Изгнание значит лишение прав. Еще одно наказание — «вира». Это выкуп или штраф. Это денежная компенсация, в частности и за убийство. Так вот, что мы там видим. Вира за убийство свободного человека — 40 гривен. Это очень много. Простолюдин, смерд не мог столько заплатить. Всё его имущество столько не стоило. Всё имущество ремесленника или смерда стоило несколько гривен. Важно, что убийство княжого дружинника, богатого купца или простого смерда стоило одинаково — сорок гривен, потому что все они равно свободны. Вира за убийство свободной женщины — 20 гривен. Не обижайтесь, женщины, но это тоже очень высокая вира. И тоже неважно, кого убили — боярыню или жену кузнеца. Заметьте, что имела значение только свобода человека, а не его состояние. Вира за убийство холопа независимо от его пола — 5 гривен в пользу его хозяина минус пошлина полгривны. То есть просто компенсация. Чувствуете разницу? Вот что значит быть свободным и несвободным.

В поздних главах дополненной Русской Правды появляется вира 12 гривен за убийство старого конюха при стаде. Это явно привилегированный холоп, например, холоп, управляющий табунами князя. Пробили-таки более высокую виру, но всё равно она много ниже виры за убийство свободного человека. Скорее всего, у какого-то князя убили конюха. Князь разозлился и уговорил других князей издать новый закон.

Если вам этого мало, смотрим дальше. Русская Правда утверждает, что если на вас напали с палкой, вы имеете право ответить мечом. Это норма свободного общества. И никак иначе. У нас в советское время, в предельно несвободном обществе, существовала и применялась вовсю статья, карающая за превышение необходимой самообороны. Сейчас ее больше нет, и это единственное достижение в законодательстве. У свободных людей не бывает такой статьи, только у несвободных. В Англии, если вы залезете на территорию, где отмечено, что это собственность какого-нибудь сэра Джона Уимблдона, то сэр Джон может разрядить в вас два ствола картечью, и ни один суд не будет рассматривать это как убийство. Другое дело, что англичане уже очень давно христиане. Потому сэр Джон не будет стрелять, он выйдет, может быть, с ружьем и скажет: «Сэр, вы на моей частной земле. Калитка у меня вон там. Будьте любезны покинуть мою землю». Я не говорю, что в порядочном обществе, тем более, в православном обществе надо в каждого, кто перелез забор, немедленно стрелять. Но вы не стреляете из христианского милосердия, а юридически вы имеете на то право.

Или вот уже совсем интересное. Вира за «синюю рану» выше, чем вира за «рану красную» (кровавую). А «синяя рана» — это синяк. А почему? А потому, что синяк позорит, а кровь нет. Потому что это — общество свободных людей. Сейчас это нам совсем непонятно. А тогда было понятно.

Свобода, безусловно, рассматривалась как высшая ценность в этом мире. И потому все делились на свободных и несвободных. Но это еще не сословия. Все сословия есть свободные люди, а рабы вне сословий. Надо сказать, что положение холопов менялось. Были постановления, запрещающие их убивать. Есть даже замечание в одной летописи, что холопы обнаглели, потому что их убивать нельзя. А взять с холопа нечего. Продать его некуда. Платить он ничего не должен. Виру будут брать с его господина. И еще и убивать нельзя. Вот и обнаглели. Но это, безусловно, есть смягчающее воздействие христианского воспитания.

Эволюция холопов идет. И уже в русском мире, во всяком случае, с XIV века, хотя термин холоп остается, по положению своему это уже скорее крепостной, нежели раб, то есть зависимый человек. В то время как крестьянин остается лично свободным человеком, не становится крепостным. Но в домонгольском периоде холоп был рабом.

Сословия

Мир свободных людей делился на две большие группы. Окончательно это деление исчезло после освобождения крестьян или хотя бы после освобождения дворян указом Петра III в 1761 году, то есть ровно на сто лет раньше освобождения крестьян. Это было деление на людей «служилых» и «тяглых», то есть тех, кто служит, и тех, кто платит за службу. Это вполне родственно европейскому представлению. Во Франции, например, говорят, что «дворянство платит налог кровью». Тяглые люди делятся на два больших сословия со своими сложными внутренними структурами, сословными подразделениями. Это было очень развитое общество. Это совсем не дикари. Эти два сословия — «городские тяглые» и «сельские тяглые». Городские тяглые — купцы, ремесленники и другие горожане. В русском городе жили и огородники, и молочники, люди, связанные с сельским хозяйством, в отличие от западноевропейского города, который был профессионально отделен от деревни. А сельские тяглые — это смерды, которых с XIV века, а может быть, и с XIII века начинают звать всё больше «крестьянами». Вообще-то это — «христиане». Это слово произносилось еще в XVI веке с ударением на последнем слоге «крестьянин». И, видимо, церковный композитор XVI века Федор Крестьянин был именно Крестьянин, то есть Христианин. Есть такое предположение. Люди же служилые — это князья, бояре и различные категории мелких служилых людей, которыми мы с вами заниматься не будем по той простой причине, что мы не знаем различий. Мы знаем, как они назывались. Но мы не знаем, что это значит, что выше, что ниже, что престижней, что значит свободный, что не значит свободный. Были «дружинники», «детские», «отроки», «кмети», «слуги вольные», «слуги под дворским». «Дворский» значит управляющий хозяйством князя, видимо, боярин. А от «слуг под дворским» потом выйдет понятие «двор» и «дворянин». Возможно, они были не вполне свободные люди. И в этих категориях нет никакой возможности разобраться. Об этом молчит Русская Правда. Летописные сведения очень отрывочны.

Потому, занимаясь служилыми людьми, мы будем заниматься князьями и боярами. Мир этот был в значительной степени городским и был завязан на город. В статье «Русский город» всё это есть. Потому буду краток. В западном городе мы видим купцов и ремесленников. Ну, есть еще городские низы, то есть те, кто к цеху не приписан и может нищенствовать или поденничать, работать на мастера, ремесленника или купца. Западные дворяне в основном в городе не живут. В русском же городе живет князь, его двор с дворским и слугами, купцы, ремесленники, но также и огородники точно, молочники наверняка, врядли землепашцы. Русский город связан с сельской местностью, из него легко выехать. И до XVIII века, включительно, русский город окружен пастбищами, покосами и огородами. Потому процент городского населения на Руси был значительно выше, чем в западной Европе, бесспорно от 20 до 25 процентов по начало XIII века. Столько же было в конце античного мира, в конце Римской империи. И то же самое мы видим здесь.

Что делает западноевропейский рыцарь, если на него доходят сведения о войне? Немедленно запирается в замке. Потом разберемся. Если сеньор позовет, поедем на службу как положено честному вассалу. Но это потом. Это дело не мое, это дело сеньора. А пока в замок, в замок. И туда же сгоняют, а чаще сами сбегаются и крестьяне. А что делает русский боярин, если слышит о войне? Он велит угнать скот, спрятаться в лесу, вывезти или зарыть всё самое ценное, а сам мчится защищать город, бросив свою сельскую вотчину. Уже тут мы видим огромную разницу между западным и нашим миром. Западный город противопоставлял себя сеньору. И это было очень заметно. Город старательно возводил стены не столько против неприятеля, сколько против собственного сеньора. В бельгийском городе Гент это особенно хорошо видно. Прямо над городом угрожающе нависает, рядом, но сбоку замок графов Фландрских. Четко видно противостояние городского общества (коммуны) и графа Фландрского. А на Руси такого противостояния нет. Конечно, в какой-то степени князь — сеньор, но в минимальной, а вообщем-то он — глава города, он — городской магистрат, городской полководец, городской судья. Он свой. Мира розовых слюней не было, всякое бывало. Князей изгоняли и даже убивали. Бывало. Но это аномалия, а в норме не было такого противостояния.

Вот таким примерно было устройство того мира. Рассмотрением сословий мы займемся через две недели. А на следующей неделе рассмотрим Рим и позднюю античность.

Молимся и убегаем.

Часть 1/2
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/e21d41edde6c4822b3977bfecca840a6

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Славяне. Часть 1/2  
28 марта 2013 г. в 00:08

Православный университет Иоанна Богослова, Москва. 2005-2006.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, ноябрь 2012.

Сегодня у нас русский материал. Происхождение славян, Руси и русского государства. Очень путанный до сих пор материал.

Вопрос слушательницы с диктофоном: Вы ходите, простите. А как же записывать?

Ответ: Это проблема каждого. Проблема индивидуальная, нерешаемая. Я привык читать на ногах. Да и вредно уже в моем возрасте читать сидя, тем более в мягком кресле. Но я хожу вообще-то здесь рядом, так что писать будет. Чтобы делать профессиональную запись, надо брать с собой микрофон.

Мы в состоянии проследить возрастные фазы древних славян как единого этноса от их возникновения, то есть от рождения нового этноса. Мы говорили об этом много раз, но лучше еще раз повторить, что сейчас славяне есть группа этносов, говорящих на родственных, славянских языках, а в первом тысячелетии нашей эры славяне — это народ, общий народ-предок, к которому при любых субэтнических различиях принадлежали как наши предки, так и чешские, и польские. Неслучайно есть стариннейшая народная легенда о том, что в основании трех народов были три брата: русин, чех и лех. Она, кстати, западнославянского происхождения, а не нашего. Но, тем не менее, есть такая легенда. Народные легенды всегда что-нибудь отражают.

Славяне полностью прошли свою историю, обскурировали, то есть распались, породили в основном славянские народы, хотя какая-то часть субстрата этого умершего народа вошла в другие народы, была поглощена неславянскими народами. И потому вся их история просматривается легко. Гумилев датировал начало их истории I веком нашей эры, а Борис Александрович Рыбаков, недавно скончавшийся академик, очень крупный славист и русист, датировал II-I веками до нашей эры. В разных работах он корректировал свою точку зрения. Этот разброс ничтожен для этногенеза. Потому здесь и противоречия особенного нет. Все согласны, что в первом тысячелетии славяне были единым народом. Гумилев считал, что обскурация славян происходит в XIII веке. Это уже более существенно для нас с вами. По чисто историческим данным это совершенно правдоподобно. Я принимаю гумилевскую датировку.

То есть, создатели славной Киевской Руси, или Древней, или Домонгольской Руси — это не мы, а наши прямые предки. Это не совсем одно и то же. И если мы увидим и сравним хотя бы отдельные этнические стереотипы славян и русских, мы легко убедимся, что это разные народы. Славяне родились задолго до Великого переселения народов (ВПН) и совершенно спокойно заполняли вмещающий ландшафт с чудесным климатом, в прекрасных курортных условиях. Потому в итоге у славян всегда был сильно ослаблен стереотип государственного созидания. У них всегда была установочка на союз, то есть на конфедерацию. Все попытки перейти даже на федеративный уровень оканчивались неуспехом. Русские же начинали свою историю в XIII веке в тяжелейших условиях сплошных иноземных вторжений отовсюду, со всех сторон. И потому у них сразу появляется устойчивый стереотип государственничества. В XIII веке русские люди захотели, чтобы была Россия. И в XV веке, через два века, Россия состоялась.

Совершенно очевидно, где была прародина славян. Есть целый ряд исследований, и большого разброса они не дают. Начальная летопись указывает на Карпаты. Современные данные как археологические, так и, что очень важно, филологические, это подтверждают. Есть одна книга. Если она вам попадется, вы прочитаете ее с удовольствием. К сожаленью, она вышла в 1971 году и ни разу не переиздавалась. В популярной серии издательства «Наука». Тираж — тысяч 50. То есть, книга не такая уж и редкая. Автор — Кобычев В., не помню, как его зовут, название — «В поисках прародины славян». Среди прочего Кобычев убедительно показывает, что это, конечно, регион Карпат, ну, скажем, от Карпат до северного Причерноморья. Самые убедительные подтверждения тому дают гидронимы, то есть названия рек, озер, источников, водопадов. Филологическая наука хорошо знает, что гидронимы сохраняются лучше всего. Как правило, их не меняют этногенезы, иноземные вторжения, крупные этнические подвижки. Названия воды не изменяются. Наверное, Кобычев есть в интернете. Откуда я знаю, что теперь есть в интернете! Есть также неоднократно изданная моя статья, которая это затрагивает. Называется она «Исторические имена мстят». Уж она-то в интернете есть и не в одном адресе.

В северном Причерноморье, хотя часть своей истории русские там не жили, а жили разные кочевники, ногаи, например, сохранились в большом количестве славянские гидронимы. В то время как у нас здесь, в Великоруссии, славянские гидронимы есть редкость. В основном сохранились дославянские. Москва есть гидроним, город по реке. Обычно они выводятся из угро-финских, но есть попытка вывести также из балтских языков. Кострома та же — тоже город по реке. Всякие «Воря», «Воя» и так далее. Это уж точно угро-финские гидронимы. А во всех угро-финских языках «ма-а-а» значит «вода». Вот вам и Кострома-а-а.

Менее всего славяне — лесной народ. Ареал обитания славян — это теплое и тогда достаточно увлажненное, с большим количеством речек, степное северное Причерноморье и широколиственные леса Карпат. Славяне — лесостепной этнос. Они расселились довольно широко от низовьев Дона, где жили самые восточные славяне — анты (сдвинутые оттуда гуннами в IV веке), до Дуная, по крайней мере, до среднего Дуная. Дунай — безусловно, славянская река, частью славянская. Дунай был еще и границей Римской империи. Левый берег был славянским, а правый — римский. Потому и сидит эта река у нас не где-нибудь, а даже на севере в старейших былинах, уходящих в домонгольскую древность. И в песнях, которые значительно моложе были, постоянно мелькает Дунай. А ведь поморы в жизни никогда не видели Дуная, разве что иногда солдатами попадали туда с войсками. Но в песнях он держался, память сохраняла. А постепенное появление славян здесь (на северо-востоке) есть итог колонизации, результат заполнения пространства. Отчасти это итог давления кочевников, которые в леса не шли. И то было намного позже, на тысячу лет позже. Мы с вами сейчас находимся не в исконно славянской, хоть и в исконно русской земле.

Предки славян. Венеды

У каждого народа есть более, чем один этнос-предок. У славян их просматривается три. Два не вызывают ни у кого сомнений. А третий вызывает споры. Всегда преобладает какой-то основной этнос, у которого новым этносом наследуется большая часть языка. Так вот, один просматривается очень легко, это — «праславяне» или «протославяне». Очень вероятно, что они называли себя «венедами». Доказать это невозможно. Но что мы знаем точно? Во-первых, этноним «венед» встречается раньше, чем этноним «славянин». Во-вторых, что у них один корень сидит — «вене». Самое древнее написание — «словене». У немцев еще в XVIII веке часто славяне назывались «винд». Сейчас это слово утрачено в немецком языке. Но, тем не менее, оно было. А по-эстонски славяне — «вене». Эсты — народ древний и славян знают не первое тысячелетие. Венеды — вероятно, наследники великого арийского переселения, первой половины второго тысячелетия до Р.Х, то есть XX-XV века до нашей эры. То есть, когда рождаются славяне, венеды, видимо, уже реликт, они уже в состоянии гомеостаза, уже доживают свой век. Они меньше всех ушли от прародины. Значит они были не самыми энергичными ариями, потому что арии докатились на запад до Ирландии с южного Урала и на восток до Индии с того же южного Урала. Венеды среди них не так уж и далеко ушли, в той же будущей России и остались.

До прихода индо-арийцев в Индию там было, конечно, больше доарийского населения. Этносы не только размножаются, но и кого-то поглощают, набираются другого этнического субстрата.

Как и все первые потомки арийцев, венеды — прежде всего скотоводы, скотоводы оседлые или полуоседлые, отгонные, но никак не кочевники. Это общая картинка для арийских народов на протяжении долгого времени. Впрочем, они тоже мигрировали, и довольно далеко, и основывали не только поселения, но и анклавы, где жили веками. Следы пребывания венедов на Дунае — это город Вена. Следы пребывания венедов в северной Италии — это область Венето и город Венеция. И там действительно жили «венеты». С ними воевал и их победил и описал Гай Юлий Цезарь. Не так уж это и давно было. Венеды уже старыми были. Это I век до Р.Х. Можете прочитать у него в книге «О Галльской войне». Правда, западная наука не желает видеть такого совершенно очевидного сходства самоназваний «венеды» и «венеты», а мы на нее чхать хотели — на западную науку! Запад вообще предпочитает считать русских и вообще славян неисторическими народами, а так, затесавшимися откуда-то. Им так удобнее на Западе. Итак, с венедами всё ясно.

Кельты

Второй этнос-предок тоже не вызывает сомнения. Это — кельты, они же галлы, народ, сформировавшийся в средней Европе. И вот они среди арийских народов были самыми усердными мигрантами. Родина кельтов — верхний Дунай. Их ранние следы обнаружили в Швейцарии и Австрии. Оттуда и названия культур — более ранний Гальштат в Австрии и более поздний Латен в Швейцарии. Все археологические культуры называют условно по местам наиболее крупных находок. Это — самый мигрирующий, склонный к переселению, из арийских народов. Из своего северного Подунавья они прошли на запад и уперлись в Атлантический океан. Дальше двигаться было некуда. Но они и на восток продвинулись. И в Малой Азии было даже небольшое царство Галата (от корня галл). И до сих пор существует предместье Константинополя Галата. И послание апостола Павла галатам было не кому-нибудь, а какой-то христианской общине именно малоазийских галатов. Малая Азия есть сейчас, увы, современная Турция, ее азиатская часть.

У нас латентские памятники в изобилии находятся в Польше. Попадаются они и на территории Белоруссии. Это вполне наши места, славянские. Кроме того от них тоже остались топонимы, правда, на территории крайнего юго-запада Руси. Это Галиция, она же Галичина. Ясное дело, что это значит земля галлов. Это город Галич, естественно, тот, который в Галиции. Галич Костромской есть уже перенесение название с юга на север, ну как Звенигород, например, или как Переславль.

С кельтами тоже всё в порядке. Никто не оспаривает. Они тоже преимущественно оседлые скотоводы. Отличались воинственностью, совершенно неслыханной доблестью, презрением к смерти, неорганизованностью и полной неспособностью к государственному созиданию, на чем их римляне ловили и били. Почитайте Галльскую войну Цезаря, если интересно. Схема одна и та же. Воевали галлы ничуть не менее храбро, чем римляне. Полководец и вождь у галлов был прекрасный — Винценгеторикс. И вот приходили римляне, и галлы начинали их дубасить с нездешней силой. Римляне запирались в лагерь и сидели там. А римляне умели строить укрепленный лагерь где угодно. День сидели, два сидели, три сидели. Наконец, галлам всё это дело надоедало, и они расходились по домам. И вот тогда римляне строем выходили из лагеря…

Кстати, немецкие авторы отмечают огромное количество бесспорно галльских черт у поляков. Ну что ж, поляки и до настоящего времени сохранили полную неспособность к государственному строительству. «Польша стоит беспорядком» — это польская поговорка, это они сами о себе, а не я о них придумал. И вообще нынешнюю Польшу полякам зачем-то подарил император Александр I, без которого у них никакой территории не было бы. Они, правда, не очень благодарны. Лучше бы он этого не делал. У меня есть польские друзья, не самые близкие, но есть. И я не враг полякам. Но в Москве я над ними издевался и травил их: «Забавная ситуация. Русские вам Польшу подарили, а вы русских не любите. Французы два раза в век, со стабильной регулярностью вас предают, а вы их любите. Не исключая и двадцатый век, тоже дважды». А двадцать первый век еще впереди. Ну, видимо, у французов так заведено.

Сарматы

Третий предок славян устанавливается гипотетически. Это сарматы северного Причерноморья. Сарматы помоложе. Они наблюдаются с IV века до нашей эры. Они — победители скифов. И, вероятно, они поглотили скифов. Потому какой-то скифский этнический субстрат должен был попасть и славянам, но уже через сарматов. Сарматы, как и скифы, восточные арийцы. Кельты — западные арийцы. А сарматы близки Ирану. Прямые потомки сарматов — осетины, народ нам из века в век дружественный. Мы хорошо друг друга знаем. Вот такой маленький сарматский осколочек дошел до нашего времени. Еще одни арии, еще одни скотоводы. Причем сарматы — скотоводы отгонные, то есть умеренные кочевники, не чистые степняки. Два раза в год перегоняют скот на пастбища и обратно.

Надо сказать, что со мной сейчас насчет сарматов не согласились бы ни Лихачев, ни Рыбаков, ни мой учитель Гумилев, ни недавно скончавшийся Аполлон Кузьмин. Но зато в начале XX века все крупные ученые соглашались в том, что сарматы — один из предков славян: византинисты, слависты, русисты. Так полагали Успенский, величайший византинист, Васильевский, Присёлков, Пресняков, Пархоменко, Ребченко и так далее. В Средневековье, между прочим, бытовали два термина: «Сарматия Европейская» (Польша) и «Сарматия Татарская» (Русь). Характерно, что это были именно две «Сарматии». И польский историк начала XVI века Меховский написал «Трактат о двух Сарматиях». Он издан в русском переводе.

Неслучайно это доходит до интересных расовых выводов. А расология не исчерпана. Надо сказать, что агрессивный расизм — это нехорошо, а научный расизм — это хорошо, потому что без него мы ничего не понимаем. Это же не новость, это в гражданскую войну вылезло! Это поразительно. Бунин отмечал, что у белых — сарматский тип лиц, а у красных — чухонский!

Года три тому назад вышел великолепный фотоальбом «Белая Россия». Дорогой, сейчас всё дорого. Я о нем делал отзывы на радио. Мне его подарили, когда я, уже содрогаясь, думал о том, буду тратить на него деньги или не буду. Это исторический альбом, собрание прекрасных русских лиц. Не прекрасных, нет. Там есть некрасивые лица. Всякие лица, не все красавцы и красавицы. Но всё равно смотришь, и душа радуется. Не только у офицеров и юнкеров, и у самых простых солдат, у сестер милосердия, у гимназистов. Большой альбом. Много редких фотографий. Больше половины я увидел впервые.

И это представление о наших предках настолько ходило в образованной части народа, а далеко не малая часть народа была образованной у нас в XIX веке, что первый в мире теплоход был назван «Вандал», а второй — «Сармат»! Они ходили по Волге. А это вообще два первых теплохода на земном шаре. Это русский приоритет.

Земледельцы или скотоводы

Вот так примерно восстанавливается картина. Мне пришлось делать доклад в университете, в МГУ, «О социально-политических приоритетах русских». И я не вызвал оппозиции. Мне задавали вопросы, в том числе и ученые. Я включил этот доклад в синий сборник «Политика. Основные понятия». Это последние главы 13 и 14. Это небольшое учебное пособие. В них я доказываю, что и славяне — исконные оседлые скотоводы, а отнюдь не земледельцы, как вбивали нам в башку сначала в XVIII веке, а потом в XX коммунистическом веке. Я гипотетически предполагаю, откуда взялась эта мифологема. Это — политическое построение, это — стремление создать определенный тип поведения, потому что из всех ведущих родов занятий земледельцы наиболее легко угнетаемы. Я бы сказал, наиболее удобоугнетаемы, чем все остальные. Охотники, рыбаки, ремесленники и скотоводы гораздо более свободолюбивы и склонны защищать собственное достоинство. Для закручивания екатерининского крепостничества потребовалась легенда о вечно смиренных славянах земледельцах. Потом эта мифологема понадобилась большевикам, особенно при Сталине, при коллективизации. Я неоднократно использовал этот материал. Есть у меня и статья, не раз печатавшаяся, «Русский север. Кровь и дух», где я указываю то же самое, причем с интересным замечанием, что как только крепостничество в эпоху царя освободителя в середине XIX века начинает ослабевать, так тут же северный крестьянин начинает сокращать посевные площади и переходит, прежде всего, на молочное животноводство. А зачем в зоне рискованного земледелия выращивать хлеб, когда его можно привезти? Ведь не Архангельск, а уже Москва находится в зоне рискованного земледелия. А зато луга здесь такие, что мы были первым экспортером животного масла в мире к началу XX века.

Это подтверждается и таким бесспорным источником середины XI века, как первый наш законодательный акт «Правда Русская» Ярослава Мудрого. Тоже очень интересный момент, правда? Потому что в Русской Правде о стадах и табунах пишется очень много, об особом положении старого конюха и то есть специальный параграф. А о земле практически ничего. А собственно чем отличается оседлый скотовод от земледельца? Любой земледелец разводит скот. Не представляю себе земледельца совсем без домашней скотины. А оседлый скотовод, конечно, знает земледелие. Разница в другом — что есть главная ценность. У арийцев на протяжении длительного времени общинный характер землевладения и землепользования. В начале II века уже нашей эры римский историк Корнелий Тацит выпускает небольшую работу «Германия», где он подчеркивает, что у германцев земля общая, но это не значит, что у них были «колхозы» и что славянская община есть «колхоз». Земля сначала Божья, потом русская, потом нашего княжества, Вятская, например, земля, но быки — мои! И если кто-нибудь в этом усомнится, мало тому не покажется.

Оттуда, кстати, выводится и довольно высокое качество земледелия на Руси. Как вообще во владимирские земли, где мы находимся, можно было влезть, выжигая леса и готовя пашни. Опять-таки не та земля. Но можно, если быков много, потому что навоз лучшее удобрение, а вовсе не аммиачная селитра.

Этногенез славян

Теперь посмотрим, как проходил этногенез славян. Первая фаза теряется, письменных источников нет. Фаза этнического подъема, учитывая очень спокойный характер тех мест того времени, затянулась века на четыре. Потому славяне так долго и прожили. Очень длинная фаза подъема. Источников нет, упоминаний мало, хотя есть упоминания у Тацита в той же «Германии». А протославяне, как сейчас уже никто не сомневается, упоминаются у Геродота. Это минус пятый век, на пятьсот лет раньше Тацита. Границы вмещающего ландшафта я вам уже описал, от низовьев Дона до Дуная. Но тут начинается Великое переселение народов (ВПН). В нем славяне, безусловно, участвуют. Причем они его начинают. Они начинают уже в IV веке появляться на Балканах, севернее Балкан, разумеется. И далее проникают в Иллирию. Это приморская, адриатическая часть Югославии, которую хотят теперь окончательно отнять у сербов. И к концу пятого века Иллирия уже окончательно славянизирована.

Кстати, иллириец блаженный Иероним Стридонский, переводчик библии, был славянином. Он, славянам, конечно, ничего не прибавил, потому что он по-славянски не писал. Он писал по-латыни. Он римский автор, современник Августина. Это IV век. Но есть и такое предание, что императоры Юстин и Юстиниан Великий, святой благоверный, — иллирийцы. Есть предание об их славянском происхождении. На Западе это предание очень не любят, тут же начинают подпрыгивать, издавать непристойные звуки и повторять тупо «Россия — родина слонов». Они не прославились в славянском мире, но Юстиниан был крупнейшим императором конца римской и начала византийской истории. И в святцы попал, день его памяти отмечаем в декабре.

Великое переселение народов вообще связано с достижением ряда новых этносов фазы акматической, то есть фазы перегрева, а другими этносами еще только фазы подъема. Потому одни ведут себя энергично, а другие — очень энергично. На всякий случай все эти этносы на Западе считаются германцами по схеме общей для западноевропейской науки. То есть, если мы знаем, что они германцы, значит они германцы. А если мы не знаем, кто они, значит они тоже германцы. Хотя на самом деле в Великом переселении участвовали сарматы, участвовали славяне и участвовали руги — народ, происхождение которого не выявлено. И даже кельты, которые были тогда уже древним и не пассионарным народом, и то поучаствовали, подвергшись нападению, например, англов и саксов на Британию. Наиболее энергичные бритты заново заселили, вернули то, что было их давно — Малую Британию, то есть провинцию Бретань на северо-западе Франции. Бретонцы сейчас говорят по-французски, но весь их уклад жизни совсем другой. Другие танцы, другая музыка. Они и сейчас есть кельты офранцуженные, как и нормандцы, офранцуженные скандинавы, тоже сохранившие некоторые отличия. А знаменитый, всем известный правоконсервативный политический деятель Франции Ле Пен любит повторять, что «вечно мы за эту французскую шваль спасаем Францию». «Французская шваль» — это французы, а «мы» — бретонцы и нормандцы. Ле Пен — нормандец (Махнач смеется).

Мало того, что славяне участвовали в этом. Их подтолкнули к ВПН. Они столкнулись с готам в северном Причерноморье. И готы, наверное, самые энергичные германцы, победили и очень обидели антов. Но тут анты получили неожиданного союзника. Этим союзником были гунны. Гунны — совсем не молодой народ. Гунны как раз бежали от усыхания Великой степи. Они были вынужденными захватчиками. Им деваться было некуда. Их боялись все. Аттилу называли с церковных амвонов «Бичем Божьим». Они были практически непобедимы. Правда, один раз их победить удалось. И хватило их только на 80 лет, потому что то были остатки их энергии. Гунны рассеялись. Но свое дело они сделали. Они начали прорываться на запад и сталкивать народы со своего места. И вся волна ВПН поехала на запад. Наши предки проехали дальше всех. Это — вандалы. Я вам говорил, что это имя нам еще пригодится. Только сейчас их все считают германцами зачем-то. А, между прочим, трудно не видеть, что корень-то один и тот же — «ванд», «венд». Он указывает на венедское происхождение. И в том не приходится сомневаться. Историки, прежде всего Прокопий Кесарийский, это прекрасно описали в войнах императора Юстиниана. Две книги посвящены войнам с вандалами. А как можно объяснить, что королевство вандалов в северной Африке (сейчас это страны Магриба — Алжир, Тунис и Марокко) было германоязычным? Очень просто. Представьте себе само ВПН и «эффект колобка». Вы из теста скатали колобочек и прокатили его по столешнице, обсыпанной мукой. Что будет с мукой? Он ее тут же всю соберет. Вот так оно и было. Пока исходное славянское ядро прошло через всю Германию, они набрались спутников, которые на всем пути были германцы, и тех, в конце концов, оказалось больше. Гунны ведь тоже не сами прошли через всю Европу, а сдвинули с места много народов. Народы не всегда воюют, но обычно всегда готовы воевать. Представьте себе, что мальчишки доносят, что идет воинский отряд непонятных людей и приближается к такому-то поселению племени. Естественно, германцы — народ доблестный, воинственный. Они вооружаются и идут навстречу, но не нападать сразу, а сперва разобраться. А те в ответ говорят, что нет, они воевать не собираются, а только тут переночуют и дальше пойдут. А вы, собственно, ребята куда? А мы Рим идем завоевать. О, Рим! Это серьезно! Ну, тогда и мы с вами. И Рим, кстати, взяли. Я даже нахожу хорошим, что этносы смертны, а то случались бы неудобные моменты. А вы, простите, кто по национальности? А я, знаете ли, вандал! (все смеются).

Если в конце IV века и в V веке преобладают германцы, то в конце V века и в VI веке преобладают славяне, потому что гунны их уже не беспокоят, гуннские времена прошли. Но тут-то славяне, которых стало много и которым захотелось еще лучшего климата, вина и цивилизации, хлынули на Балканы. Но если западный этнический мир был связан с римлянами, с народом, окончательно уходящим из истории, обскурирующим, то Новый Рим, Константинополь, был связан с ромеями, народом ровесником славян. Мы называем их по-западному «византийцами», но они так себя не называли, они называли себя ромеями, то есть римлянами, правда, по-гречески. И говорили они в обиходе по-гречески. А потом окончательно перешли на греческий язык. Поэтому ромеи никак не уступали славянам в энергии и доблести, но за ними была многовековая римская культура и цивилизация. И, конечно, отбиться они могли, но это стоит денег. Войны стоят дорого. С этим могут не считаться варвары, а Константинополь с этим не мог не считаться. Потому в Константинополе решили просто. Ага, рветесь? Земельки захотелось? Очень хорошо! Просим на восток! В Малую Азию. У нас там войны с Персией два раза в век, а то и три раза. Нам как раз нужны хорошие солдаты. Поезжайте, ребята, на свободные земли. И суда имперского флота перевозили славян вместе с их скотом через Пропонтиду в Малую Азию. Но там славяне перестали быть славянами. Они оказались византийскими земледельцами, воинами и даже вельможами, и романизировались. Они лишились языка, стали православными христианами.

Давно общим местом исторической науки стал факт, что славянская волна переселения на Балканы и за Балканы изменила византийское законодательство, принесло в него много общинного в область землевладения и землепользования. Насколько много было славян, видно по исследованию господствующего слоя Византии, который проделал в 1950-70 годы видный историк Александр Петрович Каждан. Оно дало список лиц, получивших высшие чины в X-XII веках. Славянских фамилий там довольно много, а открывается список наибольшим количеством представителей, несомненно, славянского рода Владиславичей. Ни одного императора они, правда, не дали. Армяне вот дали несколько императоров. Но всё-таки список Владиславичей — самый мощный и значительно превосходит списки таких фамилий как Дуки, Комнины, Цимисхии, Фоки и так далее. Но те славяне тоже оказались потерянными для славянского мира. А затем начинается фаза надлома, тяжелая для любого этноса. И славяне оказываются разбросанными по Европе и Средиземноморью. Видимо, к этому моменту они исчезают из источников. В VI веке славян знают прекрасно. Прокопий и Агафий писали о них много. Они изданы. В VII веке очень отчетливо пишет о них автор «Стратегикона», возможно, император Маврикий. А в VIII веке они исчезают. И нет славян. Историки молчат, почти молчат. Во всяком случае, византийские молчат. Что же происходит? Славян подчиняют сначала авары (обры), а потом хазары, которым разгром авар на самом деле открыл дорогу. Подчиняют, конечно, не всех, прежде всего восточных, на нашей родине, наших прямых предков. Добирались авары до Чехии и Моравии.

Авары — довольно забавный народ. В древности, как и в Средневековье, до Нового времени, шовинистические проявления встречаются, агрессивный национализм встречается, но целого народа с устойчивыми шовинистическими стереотипами я не знаю. Даже изоляционизм древних евреев не позволяет мне утверждать, что то был устойчивый шовинизм. А вот авары стремились воспринимать все другие народы только в одном качестве — в качестве рабов. Это отражено преподобными авторами «Повести временных лет», где есть выразительный рассказ о том, как «обры премучивали дулебов» (славянское племя). Когда обру надо было куда-нибудь ехать, он вместо быков запрягает в телегу дулебов. Ну, тут прямо скажем, что кататься на славянах было еще рановато. Это вам не наши современники, на которых успешно и по-всякому катаются уже сто лет. И кончилось это плохо для аваров. Они были разбиты на севере славянами, на юге зажаты византийскими стальными легионами. А тут еще на западе им нанес оглушительное поражение император Карл Великий. Это примерно рубеж VIII и IX веков. Я не помню даты жизни Карла, и в котором году он стал франкским королем, но никто не может забыть, когда он стал римским императором. 800-ый год — слишком круглая дата. То было близко к концу его жизни, он прожил еще 10-12 лет. Где-то в то время, уже римским императором, он и нанес страшный удар аварам, которые всех этих ударов не пережили и были рассеяны. Прямых потомков у них нет. Аварцы Дагестана имеют случайно похожее имя. То есть, потомки у них, конечно, есть, но они рассеяны между народами. Прямых потомков нет.

Это открыло дорогу менее агрессивным, но более хитрым и въедливым хазарам, которые и стремятся небезуспешно стравить восточных славян и русов с Римской империей, с Константинополем, что им было выгодно по целому ряду причин, в том числе и по причине антагонизма между государственной верхушкой, принявшей иудаизм, и величайшей христианской державой тогдашнего мира — Византией. Это началось еще в начале VIII века. Хазары тогда только появились, и действовали еще авары. Иудеи, конечно, были по всему свету, и они все были очень рады, что Хазария приняла иудаизм. Но, во-первых, в самой Хазарии много неиудейского населения. Во-вторых, иудейскому государству было скучно в одиночестве. Ведь у мусульманских государств есть союзники, так же и у христианских государств. А тут союзников нет, и взять их неоткуда. И они начинают весьма агрессивно загонять своих хазар в иудаизм, которые еще не иудеи, а заодно и осетин. Осетины нажаловались в Константинополь императору Льву III, затем Константину V. Но было никак невозможно послать войска на защиту единоверцев, потому что еще с арабами шла грызня, с куда более серьезным противником. Тогда императоры Лев и Константин поступили очень четко, жестко, не в духе современных «прав человека», но мне нравится. «Ах, так!», сказали во дворце Вуколеон и объявили, что отныне все иудеи в империи принимают христианство или лишаются всех прав, то есть прав торговать, иметь свое дело. Ну, они все и дунули в Хазарию и Персию. Таким вот образом защитили христиан: ах, вы наших, тогда мы ваших!

Это примерно, как если бы у нас в России была русская власть, и нам было бы трудно дотянуться и защитить сербов, и тогда московское правительство могло бы поступить вполне логично так: Ах, вы сербов? А мы венгров! В бараний рог у вас на глазах!

Вопрос слушательницы: А почему венгров?

Ответ: А до них дотянуться легко. Это раз. Они западные европейцы и католики. Это два. Они исторически не любят и даже ненавидят русских. Удобный объект для репрессий.

Но очень многие любят русских, и не только славяне. Вот, например, когда у нас расстреливали Верховный совет из танков в 1993 году, ни чехов, ни венгров это не интересовало, хотя они — недавние союзники по Варшавскому договору, а вот вся Греция была возмущена и нисколько того не скрывала. Так что к нам относятся очень даже по-разному.

Часть 2/2
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/d2f36958ec4b41fcbeee8a4cf3c9e878

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

:: Специальные предложения для друзей ::