Беседа в день 1020-летия крещения Руси  
28 февраля в 13:39

«Радио Радонеж», Москва. 28.07.2008.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, февраль 2017.

Ведущий: Добрый вечер, дорогие братья и сестры. Радиостанция «Радонеж» звучит в прямом эфире. Телефон в студии: 959-59-39. У микрофона Виктор Саулкин. Мы поздравляем вас с праздником. Мой собеседник в нашей студии сегодня — Владимир Леонидович Махнач, историк, постоянный автор радиостанции «Радонеж». Поздравляем всех Владимиров сегодня и, конечно же, всех нас, потому что святитель, архиепископ владыка Аверкий (Таушев) когда-то написал в своем слове на день памяти святого князя Владимира:

«Этот день — наша вторая Пасха. И Сегодня все могут сказать от души, от всего сердца:

Видехом свет истины,
Прияхом Духа небесного
Обретохом веру истинную,
Нераздельней Троице поклоняемся,
Та бо нас спасла есть».

«И какой другой день ни возьми из прочих великих праздников, — говорит святитель Аверкий Таушев, — мы не можем не видеть, что спасительной благодати Его мы приобщаемся не иначе как через самый знаменательный для нас день 15 июля».

Но прежде чем передать слово Владимиру Леонидовичу, я хотел бы попросить прощения у всех слушателей радио «Радонеж» за технический сбой, который был на первой минуте вещания. Он длился довольно долго. Радио «Радонеж» заглушала какая-то иностранная радиостанция. Мы так и не поняли из звонков наших слушателей, на котором языке она вещала, но слушать наше радио было невозможно. Просим у вас прощения, и должны сказать, дорогие братья и сестры, что этот технический сбой есть результат бедственного положения нашей радиостанции сегодня. «Радонеж» вещает уже 17 лет, но никто и не думает давать нам FM, другие частоты. Мы понимаем, то, что произошло сегодня, неслучайно. Слушатели жалуются, что в некоторых районах столицы «Радонеж» глушат, как когда-то глушили радио «Свобода» и «Голос Америки». Доказать ничего невозможно. Нам говорят, что включаются какие-то новые электромощности, но странно, что включаются они ровно в 20:00, вместе с позывными нашей радиостанции. Просим ваших молитв, и благодарим за помощь, которую вы оказываете нашей радиостанции. Напоминаем, что помощи нам ожидать не от кого, кроме как от самих себя, от тех, кому дорога радиостанция, не только священникам и авторам, но всем нашим слушателям. Мы только сами можем себе помочь.

Владимир Леонидович, еще раз поздравляем вас с праздником, с днем ангела, с днем равноапостольного князя Владимира, с праздником великим для всей Руси. Мы сегодня будем говорить не только о святом равноапостольном князе Владимире, но также о том, как не удалась в эти дни попытка расколоть единство Русской Православной церкви. Мы знаем, кто стоял за этой попыткой, какие силы были задействованы. Можно сказать, что сегодня все-таки одержана победа над этими силами.

Махнач: Прежде всего, хочу поблагодарить вас, Виктор Александрович, и радиостанцию «Радонеж» и Союз православных граждан, к которому мы причастны, за поздравления, а также всех добрых братьев и сестер, которые меня уже поздравили. Я был ужасно тронут. Спасибо! Благодарствуйте!

О помощи нам. Высшая добродетель есть молитва. Оберегать своих пастырей и архипастырей — тоже очень высокая добродетель. Приносить некоторые воздаяния нашим бедным институциям — тоже добродетель. Но нельзя говорить: «Ну что же делать? Мы же не у власти!» Говорить такое — это совсем не добродетель! Ибо главный вопрос в политике — это вопрос о власти. Сейчас власти нас уже побаиваются, а должны дрожать от страха. Впрочем, будем справедливы, они тоже немного исправляются, мы того коснемся ниже. Мы видим даже поддержку государства в наших православных делах, по крайней мере поддержку нашей иерархии. То уже что-то, и на том спасибо, они все-таки не в церкви воспитаны, а кое-как. Значит, совесть есть.

Я сейчас уйду от этой темы, а вы должны помнить, что общественное мнение важнее любых выборов. Если общество будет отмечать в черном списке, кто, где и когда обидел вольно или невольно православного христианина, даже если того не посадят, то глядишь, тот перестанет работать начальником и начнет работать дворником. И то будет большое благо. Но уйдем отсюда в X век.

Мне доводилось писать, что мы недостаточно чтим и недостаточно понимаем собственных святых. И не я один такой, между прочим, дошлый. В XIV веке митрополит Киевский и Московский, святитель Киприан упрекал русских, что на Руси очень много подвижников благочестия, а почитают их недостаточно. Киприан имел на то право. Он был, конечно, близкий наш родственник, но все-таки болгарин. Имел право еще потому, что написал Житие святителя Петра, московского основателя Успенского собора. Вы почаще вспоминайте наших святых в ключевые для Руси времена! Все ли мы в храмах в день памяти Всех святых, в земле Российской просиявших? Нет. Все ли мы почитаем в достаточной степени Первокрестителя Руси, святого апостола Андрея Первозванного? Флаг его с косым крестом хотя бы на наших боевых кораблях развевается. Ельцин убрал с герба эмблему Андрея Первозванного, наш герб искажен и не полностью восстановлен. Полный герб России необходимо восстановить. И тому надо учить, все должны его знать. Он был не один раз опубликован, и даже азъ многогрешный не раз его публиковал.

Загадочным образом мы до сих пор не почитаем нашего первого князя христианина Аскольда с христианским именем Николай. А то уже совсем странно! Это не умаляет достоинства святого князя Владимира, но все-таки их разделяет более ста лет — IX век и соответственно X век. Мы недостаточно почитаем просветителей словенских, святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Скоро в Москве будет закончен и освящен храм Кирилла и Мефодия, то уже хорошо, но в общем как-то маловато.

Из Стихир всем Русским святым явствует уверенность святых отцов Поместного собора 1917-18 года, что подобного полка божественных защитников Руси не сыщется ни в одной земле. Потом они все стали мучениками или исповедниками. Такого просто нигде нету.

Теперь о Владимире. Я писал о нем. Я читаю лекции о святом Владимире и его подвиге в течение 35 лет. Это так много, что и говорить-то об этом скучно. Кстати, вы можете купить мою лекцию «Крещение Руси» в приличном церковном магазине, где продаются книги, правда, на аудиодиске. Вам все 4 лекции на диске будут не лишними, одна из них о Крещении Руси. Я до сих пор ее не напечатал, все руки не доходят. Но глядишь, когда меня не будет, когда-нибудь напечатают. Почитайте. А сейчас я выделю только некоторые вещи. Святой мой покровитель не крестил Русь в качестве священника или восприемника всех русских людей и даже киевлян. Он никогда в жизни не заставлял киевлян креститься. У него и власти такой не было. Он только призывал их креститься. Крещение Руси началось где-то в конце I века христианской эры, в эпоху Андрея Первозванного. Но то была Русь причерноморская. И тут вспомним про происки Киева, про отнятую у нас Таврию (Крым) и попытки как-то странно воссоединиться с другими, может быть, христианами, но не православными, о чем мы еще поговорим. Все эти земли, Новороссия в целом, то есть вся линия Российской Федерации и современной Украины вдоль Черного моря — это древнейшая христианская славянская земля. Древнее нету. Именно здесь апостол Андрей, именно здесь ссыльный Иоанн Златоуст прикоснулись к ней. Об этом надо много читать, читать, читать и всем рассказывать. И позднее христиане тоже приходили на Русь. То были ирландцы, тогда абсолютно православные, в VI-VII веках. То были христиане из западных славян, в частности из ближайшей тогда родни — чехов и словаков. А в 860 году произошло важнейшее событие. Киевские правители Аскольд и Дир приняли крещение, они отказались от разорения Константинополя. Весьма вероятно, что в следующем 861 году в их крещении участвовали Кирилл и Мефодий. Это почти доказательно.

А что же тогда остается даже на святую равноапостольную княгиню Ольгу? И что же тем более остается на святого равноапостольного князя Владимира? Между тем, я всю жизнь с огромной радостью ношу его имя. Только надо понимать, что он не мог сделать того, чего он не делал. Он не мог насильственно крестить киевлян, не говоря уже о других русичах, или всех их уговорить. В городах тогда уже большинство населения были христианами. Но он мог положить на одну чашу весов, которые покачивались между христианством и язычеством, свой авторитет любимого народом князя. Он мог открыть школы. А к кому бы еще поехали в такую снежную страну греческие мастера? Он мог построить погубленную Ордой в XIII веке Десятинную церковь Пресвятой нашей Владычицы Богородицы — один из самых больших храмов тогдашнего мира. Он мог сказать, но не кузнецам и пахарям, а своим дружинникам, что тот, кто не крестится, тот князю не люб, тот ему не друг. И то производило впечатление. Потому мы должны рассматривать святого Владимира безусловно крестителем, но крестителем в смысле просветителем, и помнить, что крещение или, по научному, христианизация Руси не началась Владимиром, а им закончилась! Он завершил великое дело крещения Руси. Тысячу уже с небольшим лет назад Русь стала окончательно и бесповоротно христианской. И пусть ни одно обнаглевшее от язычества или потерявшее веру, как это бывает, к сожалению, на Западе, ни одно хайло не надеется, что это удастся изменить. Не изменишь!

Ведущий: То есть, Владимир Леонидович, можно сказать, что святой равноапостольный Владимир утвердил на Руси веру православную, как святой равноапостольный Константин утвердил православную веру в Римской империи.

Махнач: Совершенно верно. То было в IV веке. Мы все прекрасно знаем, что до равноапостольного Константина было много христиан в Римской империи, но с него началась чисто христианская эпоха.

Ведущий: У нас звонок. Говорите, пожалуйста!

Радиослушатель: Здрасьте! У меня вот такой вопрос. Вы говорите о важных вещах, но все же не первостепенной важности. Мне кажется, что самая важная сейчас проблема — это тихая оккупация России Китаем. Еще немножко, и будет уже просто поздно. Может быть, организовать какой-то сбор подписей в адрес Путина, Медведева, депутатов государственной думы? Надо же что-то делать, хоть как-то это притормозить.

Ведущий: Спасибо за ваш звонок, дорогой слушатель. Но «Радонеж» говорит о самых главных вещах, потому что если мы не вернемся к вере, к той благодати, которая утвердилась на Руси 1020 лет назад подвигом святого равноапостольного Владимира, то не будет России. Если не будут китайцы, будет кто-то другой. Все эти годы мы пытаемся говорить о самом важном, о том, чем утвердилась Русская земля.

Махнач: А потом я хочу сказать вам, давайте не будем придумывать друг другу страшилки! Китайская проблема действительно серьезна, она реальна. Китай ныне молодая страна, он бурно развивается. Но все же слишком много страшилок. Вот нас пугают: «Ах, как много китайцев!» Но сколько китайцев, не знает никто. Китайцу разрешается иметь одного ребенка, это государственная программа. Может быть, они лгут, но ясно, что ограничительные меры все же существуют. В Китае два национальных меньшинства. И почему-то представители национальных меньшинств до сих пор не превысили численность китайцев, а ведь при рождении одного ребенка у супружеской пары население не может возрастать, оно не может сохраняться, оно может только сокращаться. Давайте как-то спокойнее к этому относиться. Да, конечно, для тихой оккупации делается много, но в основном в торгово-промышленной сфере, а не в демографической. В Сибири и на Дальнем Востоке у нас, возможно, около миллиона китайцев, но почти все они незаконные иммигранты. Я же опять-таки говорю о более важных вещах: возьмите власть. Милиционер, даже полковник милиции есть ваш обслуживающий персонал. И полковник, и генерал-майор милиции — это ваша прислуга. Сумейте с них потребовать, чтобы хотя бы незаконных китайских мигрантов выдворили вон, и будете спать спокойно. Я ответил.

Ведущий: А я добавлю, Владимир Леонидович. Россия из Киевской Руси, из колыбели, сначала стала великой Россией (перешла за Волгу), а затем одной шестой частью света раскинулась, потому что благодать Божия сошла на нашу землю, и на одну шестую часть света раскинулась величайшее в мире православное государство. И в царствование нашего царя-мученика население России выросло на 50 миллионов, а сейчас оно на миллион в год сокращается. Причина, по-моему, ясна всем, Владимир Леонидович. Это утрата веры, утрата благодати. Если мы к ней не вернемся, то нашу землю займут не только китайцы, а все соседи. Вот, по-моему, самое главное для нас.

Мне хотелось бы вернуться к теме сегодняшней нашей беседы, к тому, что во время величайшего праздника 1020-летия Крещения Руси, праздника святого равноапостольного Владимира правительство «незалежной» Украины пыталось расколоть нашу церковь. Мы видим визит патриарха Варфоломея. Об этом сейчас говорят все СМИ. Одних только баннеров (то есть плакатов) с патриархом Варфоломеем и Ющенко было невероятное количество. Они смотрели с каждого перекрестка, как сказал митрополит Кирилл, как во времена советской власти члены Политбюро. А плакаты, на которых был изображен святейший патриарх Алексий, снимали. Но народ все же вышел встречать своего патриарха, пятьдесят тысяч верующих его встречали, и мы видели торжество православия в Киево-Печерской лавре сегодня.

Владимир Леонидович, вот это поражение Ющенко, его попытки создать вместе с Варфоломеем поместную церковь закончились? Или попытки будут продолжаться?

Махнач: Обязательно будут продолжаться. Заметьте, предельной наглостью отличался первый президент независимой Украины Леонид Кравчук. Так себя вести не смеет уже никто, только сам Кравчук, который уже давно в отставке, на пенсии, повизгивает, что надо поступить подобно русским, подобно москалям в XV веке, то есть уйти в раскол, а через несколько десятков лет все забудется.

Отвечать на звонок будем?

Ведущий: Прошу вас не забыть вашу мысль. Мы к ней вернемся после звонка. Алло, добрый вечер!

Радиослушательница: С праздником! Меня зовут Наталья. Я очень внимательно следила за передачей, чтобы выяснить, куда же мы идем в плане нашего единства. Мне показалось, патриарх Варфоломей все-таки был готов к тому, к чему его склонял никак не радеющий за единство православия президент Украины Ющенко, а только заботящийся о том, чтобы тщательнее вылизать сапог американский. Мне кажется, что сначала Варфоломей хотел пойти у Ющенко на поводу, но не посмел, потому что люди настолько достойно встречали патриарха Алексия, настолько то было очевидно, что он все перевел в то русло, которое ему достаточно справедливо и аргументированно порекомендовал Алексий. Я считаю, что рука Божья его вообще удалила, когда начался вот этот ужасный шторм, который сейчас повторно на них движется. И Алексий и Ющенко остались наедине. Как вы полагаете?

Махнач: Последняя часть вашего выступления как раз представляется мне убедительной. То, что происходит в западных областях Украины, я не могу не рассматривать как провиденциальную кару — кару Божию. В природе не бывает крупных катаклизмов, которые можно объяснить только рационально. Так что я просто принимаю вашу точку зрения и обращаю на нее внимание наших слушателей.

Далее. Ющенко провалился полностью, ну полностью! Он очень хотел стать большим во всех аспектах. Он, безусловно, пошел вслед за Кравчуком, который был осторожнее. Ющенко хотел проделать еретическую штучку Петра Первого Всероссийского — сделать церковь департаментом государства. Никаких шансов у него для того нету, он для того слишком слаб. У него то не получится, хотя кое-что сделано. Например, доблестная, пограничная, рядом с униатами епархия Тернопольская сильно ослаблена тем, что из ее ведения в подчинение Киеву выведена преславная Почаевская Успенская лавра. Без нее героическому епископу Сергию там тяжело, он там в меньшинстве. Кое-что Ющенко удается, но не все. Можно утверждать, что около половины формально украинских архиереев против подобной акции, но точно больше половины против объединения с пребывающими вне церкви «денисенковцами». Филарет Денисенко, бывший митрополит Киевский Русской Православной церкви, больше не христианин, он отлучен. Это редчайший случай. В конце XX веке отлучили только 2 человека: бывшего христианина и бывшего священника Якунина и бывшего христианина и бывшего священника Денисенко. Больше почти никто не готов идти на раскол, но Ющенке очень хочется. Притом Ющенко во время выборов делал себе рекламу православного, и жену усердно гонял в православный храм, причем не в какой-нибудь храм, а в храм УПЦ МП! (Махнач смеется.) Потому он сомнительный христианин и тайный враг Вселенской Православной церкви. Отныне Ющенко для меня не брат во Христе, и пусть со мной судятся в Гаагском суде. Для меня даже лютеранин больший брат во Христе.

И еще одно. Замысел Ющенко действительно провалился, потому что в очень невыгодной ситуации оказался Константинопольский, а я бы сказал «Стамбульский» патриарх Варфоломей. Ведь неизвестно, кто его поддержит. У него своей паствы — две тысячи. У нас нету ни одной такой малой епархии. Есть, правда, еще полтора миллиона американских греков. Они богаты, это правда, но им наплевать, они не будут формально поддерживать Варфоломея. А зачем? Они настоящие православные и сохраняют, между прочим, греческую самоидентификацию. А как поведут себя другие? Православных поместных церквей всего шестнадцать. И те, кто с нами связан, кто славяне, то есть болгары и сербы, не будут против нас поддерживать Константинополь. И совершенно неочевидно, что наш восточный друг, но не греческий, а арабский, патриарх Антиохийский поддержит Варфоломея Константинопольского против Московского и всея Руси патриарха. Американцы? Так они нами крещены, они уже никуда не денутся. Полякам и чехам (маленьким поместным церквам) будет просто неудобно, потому что их тоже мы крестили.

Мне кажется, что перед волей всего русского народа, всей Руси, включая украинцев, и перед авторитетом Московского патриарха, у которого сто миллионов паствы, а не две тысячи, Константинопольский, который хоть и любит называть себя «Вселенским», попросту «прогнулся», с чем его и поздравляю. Есть такой современный молодежный и политологический термин, вы уж простите меня. А Ющенко оказался, простите мне некоторую вольность, как говорят мои друзья поляки, «с рукой в ночном горшке».

Ведущий: Наверное, не все слушатели знают, о чем говорил Владимир Леонидович. Дело в том, что западные районы Украины накрыл страшный ураган, страшное наводнение. Надо помолиться о погибших. Святейший патриарх выразил соболезнование. Многие остались без крова. Это явно наказание Божие, потому что мы знаем, из каких униатских областей несутся злые ветры на всю нашу церковь. Я хочу добавить к вашим словам, Владимир Леонидович, что Ющенко хотел создать такую же «независимую» поместную церковь, какой «независимой» является современная Украина. Может быть, ошибаюсь, но даже в Латинской Америке не было случая, чтобы в парламенте, как в верховной раде в Киеве, американский посол имел собственную ложу…

Махнач: И местным выпускникам Академии СБУ вручал погоны! Вот этого точно не было ни в одной Панаме! И ни в какой Коста-Рике такого просто не бывает!

Ведущий: У нас еще один звонок. Мы слушаем вас. Говорите, пожалуйста.

Радиослушатель: Здравствуйте, уважаемые Владимир Леонидович и Виктор Александрович! В связи с праздником Крещения у меня вопрос о покаянии. Должен ли каяться наш народ за все эти безобразия: трибуны и прочее на Красной площади, станция «Войковская», памятники Марксу и Ульянову с указывающей рукой, все еще стоящие по всей стране? Можно же собрать подписи, и даже организовать это на «Радонеже».

Махнач: Мы делали очень много передач об этом. Хочу вам только сказать, что официальную петицию с самыми авторитетными подписями на прошедших Екатеринбургских чтениях уже приняли и отправили во властные структуры. Мы решили, что все сразу не удастся, решили сперва убрать хотя бы прямого цареубийцу. В сердце русского человека он выглядит хуже, чем Ульянов. Давайте избавимся от прямого цареубийцы, преступника и людоеда. А вообще это проблема воспитания, подчеркиваю это, сестра моя во Христе. Наши детки должны со старшей группы детского сада, с дошкольного возраста знать, что у нас есть символы оккупации, нищеты, людоедства, гибели миллионов людей, монументальные памятники тому и что их надо ликвидировать.

Имена — страшная вещь. Я когда-то написал статью «Исторические имена мстят», она есть в интернете. Вот как мы называем улицу, город, область и так далее, так мы и думаем. Вот я совершенно не против того, чтобы была Республика Башкортостан, потому что их самоназвание действительно «башкорт», хоть его трудно произнести. А вот то, что город у них называется «Салават», — это плохо, потому что Салават Юлаев — садист и людоед, соратник Пугачева, это дурно, он убивал русских людей, ни в чем не повинных.

Ведущий: О том, как мстят имена, каждый может вспомнить по нападению Басаева на Буденновск, город, который назывался Святой Крест. И родильный дом там стоит на месте Монастыря святого мученика, князя Михаила Тверского.

Владимир Леонидович, нас просят помолиться о здравии Иоанны, Татьяны, непраздной (беременной) Елены со чадами, болящего Владимира. И кажется, у нас еще один звонок. Мы слушаем вас. Говорите, пожалуйста!

Радиослушатель: Здравствуйте! Владимир Леонидович, вы не подскажите автора по всемирной истории? Очень много учебников, не знаю, который выбрать.

Махнач: Это очень трудно. Такого автора нету. Хороших книг очень много. Могу назвать великолепные учебники «История древнего востока» Вигасина А.А., «История древней Греции» и отдельно «История древнего Рима» Трухиной Н.Н., которые выпускались как экспериментальные. Их допечатывают, их можно найти. И справки о них есть в интернете. Самый поразительный учебник по всемирной истории, который мне известен, хотя у меня есть к нему претензии, — это экспериментальный учебник для учителя и ученика «История Средних веков», авторы — Бойцов М.А. и Шукуров Р.М. Изданий было три или четыре, хоть и небольшие. Я начинаю с малого, потому что хороших книг много. О ранней истории христианской Руси есть совершенно замечательная книга моего почившего в Бозе друга Юрия Петровича Вронского. Она называется «Странствие Кукши за тридевять морей». Правда, это частично всемирная история, кроме Руси события разворачиваются в Скандинавии, Италии и Византии. Я называю то, что можно назвать в короткой радиопередаче. Есть учебники повышенного типа, они действительно очень хороши, особенно «Средние века» Бойцова и Шукурова. И постарайтесь, чтобы «Странствие Кукши» Вронского ваши внуки и дети уже читали, это надо начинать подростком.

Ведущий: Владимир Леонидович, вы обратили внимание на то, что вот это страшное наводнение на Украине связано, как я слышал, с Балканским циклоном. И то, наверное, неслучайно, что циклон — балканский, ведь мы с вами знаем, что в последние дни произошло страшное событие — в Сербии предали Радована Караджича, оккупационные власти захватили, арестовали его. Просим всех помолиться о нем. И то, что происходит в Киеве, — думаю, вы со мной согласитесь, — связано с событиями в Сербии, потому что это единый фронт наступления на православие. Радован Караджич, президент Республики Сербской, был единственным президентом, который читал «Апостола» в храме, пел на клиросе…

Махнач: И при котором в школах был введен Закон Божий!

Ведущий: И вот этого ему простить не могут. Гаагский трибунал оправдывает настоящих людоедов и убийц, которые не просто отдавали приказы, а собственноручно холодным оружием убивали пленных сербов, женщин и детей. И вот этих людей выпускают на свободу. Это пощечина всей Европе, всем, у кого есть совесть. А гуманист, православный Радован Караджич сейчас предается в руки Гаагского трибунала. Потому эти события, мне кажется, связаны.

Махнач: Я все время говорю, что все важно — выборы, петиции. Можно собирать подписи, иногда это очень полезно. Мы так поступали в Союзе православных граждан, имели небольшой успех. Сейчас в студии сидят два члена центрального совета Союза — я и Виктор Александрович, потому могу говорить от имени Союза. Так вот, мы оба работаем на радио «Радонеж» около 17 лет, я, может быть, на пару месяцев меньше, чем Виктор, мы давно начинали.

Но обращаю ваше внимание вот на что. Молитесь о плененном рабе Божьем Радоване! И помните, что если в нашем календаре имени такого нету, то не имеет никакого значения. К любому христианину, который канонизован одной из шестнадцати поместных церквей, можно обращаться молебном. И вы должны настаивать, чтобы батюшка по общему правилу (есть же общее обращение к угодникам Божьим) совершил молебен покровителю Радована. Так же точно можно совершить молебен святому благоверному князю Драгутину, хотя в нашем календаре нету Драгутинов. Например, есть на Кипре местночтимая святая княжна Кики. К сожалению, я даже не знаю ее жития. И если вы хотите, чтобы был совершен молебен святой княжне Кики, достаточно того, что она канонизована на Кипре.

Мы должны добиваться от властей, чтобы они защитили Радована Караджича. Он был абсолютно легитимным правителем. И даже наш тогда преступный МИД, когда его возглавлял преступник под руководством преступника Ельцина, признавал, что если будут решены вопросы границ, то Республика Сербская Краина в Боснии и Герцеговине и Республика Сербская Краина, доставшаяся Хорватии, могут с Республикой Сербией и Черногорией образовать федерацию. Это даже тогда признавали. А что же сделали с Сербской Краиной? Под огнем артиллерии хорваты выгоняли сербские семьи. Эти земли должны быть рано или поздно возвращены.

Поговаривают о необходимости закрытия Гаагского трибунала. Его придумал наш убиенный государь Николай Александрович, император Николай Второй. Но никто в 1898 году не предполагал, что Гаагский трибунал будет отлавливать грязными методами кого-то на чужой территории, не пользуясь даже услугами Интерпола. Ведь если он обратится к Интерполу, то бедный Интерпол откажется, потому что у них нету доказательств совершенного преступления, они все-таки честные полисмены! Караджича отловили в автобусе на территории Сербии предатели из числа местных кагебешников. Такие есть и у нас, и у сербов. Это уже преступление, это «киднеппинг», это захват заложника.

В принципе, если бы собрались трое русских и два болгарина, и, может быть, один честный грузин к ним примкнул, они могли бы организовать международный Мытищинский суд, тайком воровать членов Гаагского суда и судить их тут! Хотя бы бывшего президента Хорватии Туджмана, ответственного за ту стрельбу по сербам Сербской Краины…

Ведущий: В которой были, кстати, колонны беженцев. Их бомбили с самолетов. Есть свидетели. То был настоящий геноцид. Этих двух кровожаднейших преступников освободили. Действия Гаагского суда — это пощечина всем людям, сохранившим совесть.

А прокурор Гаагского суда Карла Дель Понте доказала, что албанцы воровали сотни молодых здоровых людей, убивали и продавали их органы по всему миру. Это преступление доказано, но об этом все молчат. А Радована Караджича за то, что он серб и православный, и вождь славянского народа, отправляют в Гаагу. Это такое же наступление на православие…

Махнач: Которое произошло в Киеве. Еще раз говорю, это — преступление против славянства, против Руси. Но паки и паки это — преступление против православия. Это цепь безнаказанных преступлений против Вселенской Православной церкви. А если, прости Господи, среди иерархов есть не вполне достойные, то такое и раньше бывало. Павел Самосатский тоже был епископом, очень известным по всему Ближнему Востоку. Такое случается. Смею вас заверить, что это не большинство иерархов.

Ведущий: А большинство, тысячи и тысячи, все-таки съехались в Киев встречать патриарха с плакатами: «Алексий — наш патриарх!» Эти люди были из Белоруссии, Украины, России. И кстати, тысячи из них не смогли попасть на Владимирскую горку. Их не пустила милиция по приказу Ющенко, хотя на всех сайтах сообщалось, что доступ на молитву свободен.

Махнач: Это тоже наступление на православие и тоже доказывает окончательно и бесповоротно, что президент Украины Ющенко не может и не смеет, если не принесет публичного покаяния, именовать себя православным христианином. Он самоотлучил себя от Вселенской церкви. И не надо упрекать Киевского митрополита Владимира, его викариев и других архиереев, достойнейших архиереев, что они его формально не отлучают. Они просто берегут свою паству, они не вносят разделения. Архиерей может меньше, чем мирянин. А мирянин может всё!

Идет волна наступления на православие. Мы должны ответствовать, особенно сейчас, летом. Сейчас период отпусков, период дач. Вот и надо об этом разговаривать на даче, в электричке, в автомобиле с другом. Мы что одни здесь будем это делать? У нас звонок.

Ведущий: Да, звонок. Говорите, пожалуйста!

Радиослушательница: Добрый вечер, Владимир Леонидович и Виктор Александрович! Это старая, старая Наталья.

Ведущий: Мы узнали вас, Наталья.

Наталья: Выслушайте меня до конца, пожалуйста. Вы помните пропавших русских православных журналистов (в Косово)? Помните, что с ними случилось? Никто об этом ничего не говорит…

Махнач: Вы практически уже напомнили, и я могу напомнить. За наши с вами русские деньги в Косово спасали от албанцев, эвакуировали адыгов, которые там мирно жили при сербах и которым почему-то стало плохо при мусульманах албанцах. Адыгов вывезли, потому что у них денег нету, Адыгея — это нищенская команда. За эти авиарейсы заплатили вы, русские! А русских старух там забыли. МИД и власти выше забыли про них. Это тоже преступление. И я тоже не знаю, что с ними случилось.

Ведущий: Если мы начнем вспоминать преступления нашего МИДа эпохи Козырева, то можно только вздохнуть и смотреть с надеждой на действия нынешнего МИДа. В МИД был вызван посол Украины и ему выразили неудовольствия по поводу неуважения, проявленного при встрече святейшего патриарха Алексея. А мы знаем, что плакаты с главой единой Русской поместной церкви запрещали размещать на улицах Киева, их убирали…

Махнач: За единство которой боролись святители, преподобные отцы и благоверные князья с княгинями на протяжении XIII-XVI веков, либо восстанавливали единство.

Ведущий: И Турция сегодня тоже выразила неудовольствие патриарху Варфоломею. Было сказано, что патриарх своими нетактичными действиями осложняет международные отношения Турции. Наверное, здесь тоже можно усмотреть действия нашего МИДа.

Отвечаю на вопрос паломников. Поездка к чудотворным иконам, дорогие братья и сестры, в этот раз будет в воскресенье, 3-го. Поедем к иконам «Споручница грешных», «Нечаянная Радость» и «Утоли моя печали». Желающие присоединиться звоните по телефону 8-903-151-6114. А 2-го августа — день памяти, сто лет со дня преставления московского утешителя, отца Валентина Амфитеатрова. Его могила на Ваганьковском кладбище.

Махнач: Я скажу еще одну коротенькую фразу, которую не договорил. Имейте в виду, Украина, конечно, независимое государство, но я всегда говорил и говорю, что государство такое есть, а страны такой нету. И никогда страны такой Украины не будет, потому что даже ее название значит окраина Руси. Ну, впрочем, ладно. Канонического положения у Украинской церкви Киевского патриархата нету, его никто не признал, потому что это секта. А у Украинской церкви Московского патриархата каноническое положение есть до тех пор, пока она за Московским патриархатом. Она конечно самоуправляема, но своего канонического статуса не имеет. Бывают церкви автокефальные, то есть полностью самоуправляемые, бывают автономные, которых три: Финская, Японская и Синайская церковь святой Екатерины (монастырь святой Екатерины имеет ранг церкви). У Украинской же митрополии такого ранга нету. Потому надеяться даже на мнимую автокефалию им бы не следовало, не получится. Скорее всего, большинство из 16 поместных церквей того не признают. Такое уже было. Был, например, Македонский раскол, но его никто не признал, даже Константинополь побоялся. Вот так.

Ведущий: А мне хотелось бы сегодня передать поклон и поздравить всех наших братьев и сестер в городе русской славы Севастополе, в котором прошел сегодня крестный ход от Усыпальницы адмиралов, где покоятся мощи наших праведников, мучеников за Веру Царя и Отечество, героев Крымской войны, до купели Владимирского собора в Херсонесе, в котором святой равноапостольный князь Владимир принимал крещение. Конечно, этот крестный ход и эти святыни дороги каждому православному русскому, живет ли он в Полтаве, на Камчатке, на Сахалине, в Петербурге, где бы он ни жил в нашей единой Святой Руси.

Мы догадываемся, Владимир Леонидович, что это не последняя попытка расколоть церковь, потому что ненависть к России и к православной Украине, к православной Сербии — это ненависть ко Христу. Она никогда угаснуть не может. Враг рода человеческого, его служители здесь, где бы они ни жили, не будут прекращать свои усилия. Но победа останется за нами. Впереди будет еще много схваток, много столкновений. Как вы считаете?

Махнач: Это все зависит от того, как долго Господь сочтет необходимым продолжать историю человечества. Если история, как некоторые считают, вообще уже заканчивается, тогда, может быть, 100-200 лет, хотя думаю, что подольше. А по этническому потенциалу русским жить еще 400, если не 500 лет. Так что можно обзаводиться внуками, правнуками в большом количестве. Значит, точно будут и новые атаки и новые попытки.

Ведущий: И новые победы.

Махнач: А мы им морды расквасим, простите, братья и сестры.

Ведущий: Нас просят помолиться о здравии тяжко болящего Антония (завтра операция), болящего Алексия, тяжко болящих Натальи, Владимира, Антонины, тяжко болящих Петра, Марка, Нины, Любови, Анны, Владимира, болящего младенца Тимофея, болящих Лидии, Елены, Сергия, Андрея, Ирины, Натальи. И просят помолиться об упокоении иеромонаха Владимира, отрока Арсения, новопреставленной Зои, новопреставленной матушки Инны (супруги дорогого для нас отца Валентина Асмуса), Елены, Натальи, Натальи, протоиерея Владимира. Сегодня хотелось бы помянуть благочинного Севастопольского Владимира, настоятеля храма святого князя Владимира в Херсонесе, протоиерея Владимира, Владимира, Владимира, Владимира. И заканчивает нашу передачу…

Махнач: Чуть-чуть упустил, я дочитываю. Особливо прошу помолиться об упокоении новопреставленной, очень доброй русской женщины Антонины, и о здравии доброй русской женщины Валентины, находящейся в тяжелейшем положении.

Ведущий: А закончим мы нашу передачу словами святейшего патриарха на проповеди во время божественной литургии 15 (28) июля: «Множество скорбей и бед пришлось претерпеть Русской Православной церкви. Среди них были угрозы, искушения, потери церковного и духовного единства. Молитвами святых угодников, среди которых первыми были киевские подвижники, всегда удавалось сохранить или восстановить то единство, которое не смогли разрушить никакие внешние силы. Наше духовное благополучие следует связывать не с теми или иными проектами мироустройства, а с верностью тому духовному наследию, которое оставили нам наши великие предки».

Еще раз, дорогие братья и сестры, мы с Владимиром Леонидовичем поздравляем вас с праздником! Храни вас Господь!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: крещение руси 18 христианство 550
Русско-японская война  
28 февраля в 13:36

Радио «Радонеж», Москва. 2004.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, февраль 2017.

Дорогие мои братья и сестры, мы вообще-то согрешили, притом и перед Господом, как всегда, и перед вами. Мы не уделяли должного внимания трагическим юбилеям этого года. Их два. Один из них, 800-летие разграбления западными Царьграда (Константинополя) в 1204 году, мы в общем отмечали в передаче не один раз и еще отметим. Но в этом году ведь и столетие Русско-японской войны. Передачи о Русско-японской войне, обещаю вам, еще будут, и мои, и не мои. Они будут осенью. Мы весь год занимаемся этим вопросом. Безусловно, будет историк Андрей Анатольевич Смирнов. Возможно, будет также историк Сергей Николаевич Марочкин.

А сейчас я хочу только задать один короткий вопрос. Вот давайте посмотрим. В 1904 году началась крайне неудачная, крайне невыгодная нам война. Эта война нам была не нужна. Эта война привела нас к лишению статуса великой морской державы. Эта война подстегнула врагов России, и национальных врагов, и международных врагов. А самыми страшными врагами были, конечно, международные, интернациональные вражишки, которые вкладывали гигантские деньги в русскую революцию. Она подстегнула их больше тратиться на русскую революцию в этот подходящий момент и раньше развязать мировую войну, которая, как известно, началась на десять лет позже, в 1914 году. Обещаю вам, осенью мы обязательно обратимся и к началу Первой мировой войны. Сейчас я не буду разбирать ход Русско-японской войны. Это моя первая передача. Остальные будут осенью. А сейчас я только хочу попробовать заставить вас немножко поразмышлять.

Почему мы проиграли войну? Во время войны были несчастные случаи. Да, такое бывает. В самом начале, в первые недели войны минный заградитель «Енисей» во время постановки минного заграждения у порта Дальний близ Порт-Артура был нанесен ветром на собственные мины, взорвался и погиб. Погибла часть экипажа, погиб, конечно же, и командир, капитан второго ранга Степанов, один из самых выдающихся морских офицеров тогдашней России. Минный заградитель «Енисей» и однотипный ему «Амур» имели лучшую в мире систему постановки мин конструкции того же Степанова. Но Степанов был не только великолепным минером, может быть, лучшим минером на планете в то время. Он был также оригинальным кораблестроителем, и первым выдвинул на конкурс еще непонятый тогда проект дредноута, который англичанами будет воплощен в 1908 году, уже через 4 года поле гибели Степанова. Это трагедия русского флота и России, но это несчастный случай.

Возвращаясь после успешного выхода на перестрелку с японским флотом, погибает флагман Артурской эскадры броненосец «Петропавловск», погибает душа русского флота, тот, кто сразу вселил и в офицеров, и в солдат с матросами надежду на победу, — Степан Осипович Макаров. Погибает Макаров, погибает его начальник штаба контр-адмирал Молас, погибают чины штаба, почти все офицеры «Петропавловска» и половина матросов. Но спасается прикомандированный к штабу вице-адмирала Макарова великий князь Кирилл Владимирович, тот, кто впоследствии совершит измену присяге и до отречения последнего нашего государя напялит на себя красный бант и постыдно явится во главе своего гвардейского флотского экипажа присягать взбунтовавшейся государственной думе, а потом не постыдится объявить себя «императором в изгнании». Дурно шутить о покойниках. Простите меня ради Христа! И все-таки процитирую вам эпиграмму того времени: «Погиб Петропавловск, Макаров не всплыл, но спасся зачем-то царевич Кирилл!» И все-таки это тоже несчастный случай.

Пожалуй, лучшим крейсером русского флота был крейсер «Богатырь». Он был в мире в то время быстрее всех, кто сильнее его, и сильнее всех, кто быстрее его. Наш проект, русская идея, блестящая германская постройка. Он находился в составе Владивостокского отряда. 14 мая он просто пропорол брюхо, днище на камнях и до конца войны чинился, в войне не участвовал. Слава Богу, что с камней с трудом стащили. То есть, лучший крейсер был потерян не в бою, а за так, задаром. Это несчастье, такое бывает. И в наши дни навигационные аварии бывают. Вспомните подводную лодку «Курск». Скорее всего, то была все-таки навигационная авария. В тот же самый день японский крейсер «Касуга» аргентинской постройки под Порт-Артуром протаранил хороший, высокоскоростной легкий крейсер «Иосино», который потонул так быстро, что спаслось только несколько человек. «Касугу» с трудом оттащили на ремонт. Японцы потеряли как минимум в два раза, а то и в два с половиной раза больше чем мы в тот же день. У них и позднее были навигационные аварии. Такое бывает.

Бывали также ошибки. Была трагическая ошибка в размещении флота, как говорят военные, в его дислокации. В ней Макаров не виноват, он тогда не командовал флотом. Значительная, хоть и не подавляющая японцев часть флота находилась в Порт-Артуре, в неудобной гавани, с узким выходом, с незащищенным рейдом. А 4 мощных крейсера оставались оторванными во Владивостоке. Это ошибка, но не преступление.

Бывали другие ошибки. Русские, начиная с государя императора, морского министра и адмиралов, не приняли максимальные, все необходимые меры, чтобы отряд адмирала Вирениуса обязательно успел на Дальний Восток до начала военных действий. В итоге мы имели 11 кораблей линии баталии против 12 японских, а могли бы иметь 12.

Еще одна ошибка. Мы могли купить у симпатизирующих нам итальянцев 2 случайно бесхозных крейсера. Твердолобые в военно-морском ведомстве убедили государя, что эти корабли не подходят к типу, принятому в русском флоте. И правда не подходили! Но то были крепкие хорошие корабли, а купили их при посредстве англичан японцы! И они получили на Дальнем Востоке 14 кораблей линии баталии (главной силы) против 11 наших. Но и то было не преступление, то была ошибка.

Были ошибки и на сухопутном фронте. Мы не переоделись заблаговременно в защитную форму (цвета хаки), и потому наши солдаты несли лишние потери. Мы не обеспечили паритет в пулеметах и превосходство в артиллерии. Мы не обзавелись отрядами самокатчиков, то есть по-нынешнему велосипедистов, хотя наши офицеры еще с Англо-бурской войны интересовались этим вопросом. Ну, конечно, 10 или 15 рот самокатчиков не решили бы исход сражений, где участвовали стотысячные армии, но то была бы лишняя головная боль у главнокомандующего маршала Оямы! И большая головная боль! Например, атакует русская кавалерия, никаких стрелков быть не может, и вдруг две роты стрелков поддерживают кавалерию. Ой, как не хорошо япошкам было бы, прости меня, Господи! Мы могли бы получить и самокатную, и артиллерийскую, и пулеметную великую силу, превозмогающую японцев.

Ну и, наконец, мы постыдно не использовали полное превосходство нашей кавалерии как регулярной, так и казачьей над ничтожной кавалерией японцев. У японцев была великолепная пехота, были великолепные саперы, неплохие артиллеристы, а кавалерии, можно сказать, у них никакой не было. И если бы мы смелей использовали свою, то у них вообще никакой не осталось бы. Это все были ошибки.

Но были и преступления. На собственных минах, а, может быть, японских, тоже течением был подорван малый крейсер «Боярин», хороший, крепкий корабль, высокоскоростной, датской постройки, русского проекта. С корабля, который не тонул, была снята вся команда. Последним, как и полагается, сошел командир, капитан 2-го ранга Сарычев. Они бросили «Боярина», и брошенный всеми крейсер двое с половиной суток, почти трое суток болтался по морю и не тонул, пока не разбился на скалах! Это было преступление. Капитана 2-го ранга Сарычева уволили с флота, лишив его чина, а надо было расстрелять. Англичане так бы и поступили.

Были и другие страшные преступления. Наместник государя на Дальнем Востоке, адмирал Алексеев запретил боевую готовность, то есть установку бонового заграждения, боевое патрулирование с погашенными огнями, установку на кораблях противоторпедных сетей. Объясню. Тогда на железных штангах, параллельно бортам крупных боевых кораблей, броненосцев и крейсеров, вывешивались стальные сети. Если в них попадала торпеда (тогда еще говорили: мина самодвижущаяся), она взрывалась в сети, и корабль получал, может быть, очень незначительные повреждения. А наша эскадра стояла без сетей.

Министерство иностранных дел не обеспечивало Владивосток и Порт-Артур полной информацией об изменении отношений с Японией. Это преступление!

И наконец преступником был Сергей Юльевич Витте, бывший министр путей сообщения, бывший министр финансов. Когда американцы, тогда еще слабенькие, но уже достаточно вонюченькие, американские провокаторы предложили мирные переговоры у себя в Портсмуте, Витте пошел на уступки, отказался от флота, подарил половину Сахалина тогда, когда у Японии не было ни ресурсов, ни денег, а у нас были и ресурсы, и деньги. Мы могли продолжать войну на суше, проиграв ее на море, мы могли продолжать ее в Манчжурии. Витте предал Россию. Витте — многократный предатель России. Он эту войну и готовил, откачивая деньги из Порт-Артура в строительство гражданского, невооруженного порта Дальний поблизости. Потом японцы высаживали свой десант в Дальнем. Это преступление.

Но я не для того вам это рассказываю. Еще раз, братья и сестры, хочу, чтобы вы думали. Знаете, думать иногда полезно! Такое даже святые отцы говорили. Я расскажу вам еще кое-что. Вот были несчастные случаи в этой войне, были ошибки, были и преступления. А были и необъяснимые случаи. Под Порт-Артуром взорвался на минах японский броненосец «Хацусэ». Второй случай. Осаждавший Порт-Артур японский генерал Ноги Марэсукэ был доблестным офицером и настоящим самураем. Он не жалел себя. Двое его сыновей, молодые офицеры погибли под Порт-Артуром. Ноги бывал на передовой, бывал под снарядами, и уцелел. А душа сухопутной обороны Порт-Артура, столь же доблестный генерал Кондратенко погиб. Понимаете?

Русским была явлена Порт-Артурская икона Божьей матери. Ее крестным ходом обвезли и обнесли вокруг Владивостока, и Владивосток уцелел. Но маловерие не позволило обнести ее вокруг всех укреплений Порт-Артура, и Порт-Артур пал.

Итак, были ошибки. Было чудовищное невезение, знакомое всем военным, знакомое любому старому солдату. Были, безусловно, и преступления. А вот эти случаи объяснимы только тем, что Господь уже тогда прогневался на русский народ, нестойкий в своей православной вере, вере в православное царство, в православного Белого царя, вере в себя, в русский народ. Задумайтесь над этим!

К теме Русско-японской войны мы не раз вернемся до конца года. Храни вас Господь!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: русско-японская война 3
Собор Архистратига Михаила  
11 января в 15:26

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, январь 2017.

Мы рады поздравить всех наших слушателей. 8 ноября церковного календаря — Собор Архистратига Божия Михаила и всех прочих Небесных Сил бесплотных. То есть, в переводе на современную терминологию, это день главнокомандующего Небесным Воинством, Победителя сатаны. А что может быть более радостным, чем праздник Победителя сатаны! Это правда замечательный день, это праздник церкви, ведь ангелы вместе с нами тоже составляют церковь. Это праздник и каждого из нас, день вашего ангела-хранителя. Мы часто забываем почитать нашего ангела-хранителя. У нас на Руси принято поздравлять с днем ангела, подразумевая небесного покровителя, тезоименитого святого. Но мы можем поздравлять всех с днем ангела в еще два дня — в день Собора Архангела Михаила и в день Собора Архангела Гавриила. Это соборные праздники ангельских чинов и, следовательно, ангела-покровителя каждого человека, а также ангела-покровителя, который есть у страны, у земли. У некоторых городов есть свои ангелы, иногда ведомые, иногда неведомые.

Еще когда то не было устойчивым общецерковным знанием, многие, самые достойные авторитеты полагали, что ангелы повелевают стихиями, что есть ангелы-покровители отдельных мест, вполне возможно, великих рек, великих озер и уж точно каждой страны, важного города.

Этот праздник был всегда заметным, знаменательным и воинским не только в России, но во множестве других стран. А некоторые даже полагали, что находятся под особым покровительством Архангела Михаила. Так полагала Франция. Он был небесным покровителем некоторых корпораций, обществ, рыцарских орденов.

На Руси всегда почитали Михаила Архангела. Неисчислимое множество храмов было посвящено ему по всей Русской земле. И сейчас встречаешь в заметных местах, в драгоценных каждому русскому сердцу духовных центрах храмы Михаила Архангела. Например, хорошо памятен мне и моим слушателям Архангельский собор Псково-Печерского монастыря. Был Архангельский собор у Москвы с очень давних времен. Московский Архангельский собор был впервые построен каменным еще в XIV веке, в правление 3-го Московского князя и великого Владимирского государя Иоанна Даниловича Калиты. Теперь на его месте стоит великолепный Архангельский собор, возведенный в царствование другого поистине великого или, может быть, нашего величайшего государя Иоанна Третьего. Теперь это будет снова храм Божий.

Поздравляю всех еще с тем, что Кремлевские соборы возвращены для богослужения. И теперь время от времени будут совершаться службы не только в соборном храме всей России и нашего патриарха (по старому титулу, патриарха и всех северных стран) — в Московском Успенском соборе, но также в Архангельском, Благовещенском, в Патриаршей церкви Двенадцати Апостолов. Это замечательно, что в них снова будет служба. Их, правда, нам не совсем отдали, их «предоставили в пользование», и в некотором смысле, конечно, имели в виду их старое (дореволюционное) состояние. Успенский собор всегда был патриаршим, а в синодальный период принадлежал синоду, был как бы общерусским, архиерейским, синодским собором. А храмы Архангельский и Благовещенский принадлежали дворцовому ведомству. И то было естественно, ведь первый — усыпальница и храм памяти государей Российских, а второй — царская домовая церковь с древнейших времен. То было справедливо, но у меня есть одна оговорка. Дворцовому ведомству они принадлежали тогда, когда наши предки, братья и сестры, жили в православном Русском государстве, в котором мы пока еще не живем, и то будет стоить нам больших трудов, чтобы снова жить в православной России. Конечно, нету ничего удивительного в том, что в православном государстве какие-то храмы принадлежат обществам. Так было еще в древнейшей, домонгольской христианской Руси, когда были, например, храмы купеческих корпораций. Каждый храм принадлежит сообществу, братству. Приход тоже ведь сообщество, приход — это община, о чем мы, к сожалению, иногда забываем. Но такое возможно в православном государстве. Тогда было бы не странно, если бы собор принадлежал и государству, ведь православное государство находится в симфонии с церковью, оно даже само немножечко часть церкви.

История Русской церкви, покуда Россия была православной державой, и есть история России. Они неразделимы. Сейчас же это «пользование храмами» несколько странно. Дворцового ведомства у нас нету. В качестве усыпальницы президента Архангельский собор, надеюсь, не нужен. Также, безусловно, не нужна и Благовещенская соборная церковь в качестве домового храма правительства. Могли бы и совсем отдать. Впрочем, не хочется в величайший праздник, в такой замечательный день говорить о мрачном да еще с претензиями, у нас много законных претензий. Важнее другое — теперь в Архангельском соборе будет служба.

Именем Михаил, по Архангелу, с давних времен принято было нарекать прежде всего князей. Это имя воинское, наряду с именем Георгий, с именем Феодор, с именем Александр. Такова воинская традиция. И хотелось бы посоветовать воинским семьям ее возрождать и давать своим детям имена их воинственных небесных покровителей. У многих полков Российской армии день Архангела Михаила был полковым праздником.

И особенно хочется сегодня поздравить уральских казаков. Это их войсковой праздник, о чем многие, может быть, и забыли. Именно сейчас, когда Уральское казачество лишено своей земли, уже почти три четверти века, а теперь оно даже собственного государства лишено, когда оно «отписано», так сказать, «суверенному Казахстану» вместе со своими исконно казацкими землями, особенно хочется поздравить его с войсковым днем, с престольным праздником стоящего в городе Уральске Архангельского собора, который, к счастью, хотя бы возвращен. Это касается нас всех. Мы все хотя бы мысленно можем поздравить Уральское казачество с его праздником, с его днем и соединиться с ним молитвенно, ибо самая драгоценная поддержка — поддержка в молитве. Мы пока не поддержали их иначе, а православному надлежит православного поддерживать во всех сферах и всевозможно. Поддержим их молитвою!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: церковь 131
О Почаевской иконе Пресвятой Богородицы  
26 декабря 2016 г. в 23:53

Радио «Радонеж».
Отекстовка: Сергей Пилипенко, декабрь 2016.

23 июля, а по западному календарю 5 августа — память Почаевской иконы Божией Матери, может быть, одной из наиболее почитаемых православных икон и за пределами нашего Отечества, но по преимуществу святыни Почаевской, Волынской, то есть иконы, которая освещала мир неспокойный, мир, где на протяжении столетий шла и идет, вспыхивая со все более чудовищной силой, борьба между двумя культурами Европы — латинским Западом и православным Востоком.

Пришла икона на Почаевскую гору самым что ни на есть естественным и материальным образом — ее подарили, ее привезли. В 1559 году греческий митрополит Неофит, проезжая через Волынь, остановился в имении православной магнатки (мы бы сказали: боярыни) Анны Ерофеевны Гойской, вдовы (рано овдовевшей) земского Луцкого судьи Василия Гойского, и подарил ей эту икону. Видимо, митрополит очень хорошо отнесся к своей хозяйке. До того икона не явила себя чудотворной, хотя существует легенда о происхождении этой иконы из Влахернского храма в Константинополе, самого знаменитого храма Пресвятой Богородицы, с которым связано чудо ее Покрова. Но влахернское происхождение Почаевской иконы недоказательно, мы не знаем ее истории до середины XVI века.

После того икона оставалась в доме Гойской на протяжении около 30 лет. Благочестивая Анна Ерофеевна оказывала почтение высокому гостю митрополиту, а надо сказать, что на Западной Руси того времени православный архиерей был не частым гостем даже в аристократических домах. Оказывала она и глубочайшее почтение иконе, но не сразу поняла, что икона необычная. И вот постепенно домашние Анны Гойской начали замечать, что от иконы временами исходит какой-то необычный свет. Первыми заметили слуги. И лишь позднее не верившая рассказам их, относившаяся к ним снисходительно магнатка увидела эту икону в великом свете, да и то всего лишь во сне. Через некоторое время Анна увидела свет, исходящий от иконы, уже наяву и стала усердно у нее молиться.

У Анны был родной брат, дворянин (шляхтич) Филипп Козинский, слепой от рождения в течение уже многих лет. Мы не знаем дат его жизни. Но, видимо, он был значительно моложе своей сестры. Тем не менее у него прошла уже долгая жизнь. Уверовав в силу иконы, Анна обращается к брату, убеждая его обратиться с молитвой об исцелении к Пресвятой Богородице перед дарованной митрополитом Неофитом образом ее со следующим аргументом (согласно монастырской летописи): «дабы многомощным Своим прошением у Бога Она испросила ему у Господа зрение». И действительно, как только несчастный Филипп помолился у иконы, он прозрел и начал видеть, как будто никогда не был слепым. Вот это было уже чудо, о котором, несомненно, узнали все. И не только потому, что это произошло в знатном, богатом доме. Представьте себе, как должен чувствовать себя прозревшим человек, который никогда прежде не видел света! Задумайтесь иногда над материальными проявлениями чудесного. Чудо же всегда имеет материальное проявление, оно же происходит в материальном мире. Представьте себе, как был потрясен и воодушевлен сам Филипп Козинский. После столь очевидно явленного чуда Анна Ерофеевна решила больше не держать икону у себя и отдала ее на Почаевскую гору, вручив ее монахам, там обитавшим.

То есть, скромно явившись в этом мире как подарок, в итоге архиерейского благословения, икона не только прославилась, она пришла не на простое место, а на место, которое было не позднее XIII века особо избрано Пресвятой Богородицей, ибо в 1240 году, о чем нам уже довелось говорить в наших передачах, произошло чудесное явление Богородицы над Почаевской горой, где Она оставила существующий поныне и исцеляющий людей материальный след Своего пребывания, единственный на земле отпечаток Своей пречистой стопы.

Но люди странные, вообще странные. Судя по всему, Стопу к тому времени подзабыли все, кроме, конечно, обитавших на горе иноков. А стоит ли удивляться? Еще Спаситель сказал, что люди не поверят, даже если воскреснет кто-то из мертвых. И многие не поверили, когда Он сам воскрес. Каждый год на Пасху, причем в строгом соответствии с православным календарем и Пасхалией, в Иерусалимском храме Гроба Господня зажигается Благодатный огонь. Разве кто-то того не знает? Вы представляете себе, сколько сотен тысяч и миллионов людей за два тысячелетия церковной истории сподобились видения Благодатного огня — и православные, и армяно-григориане, и римо-католики, и мусульмане. И что? Люди ведут себя так, как будто не замечают ни Благодатного огня, который зажигается каждый год, ни того, что это, может быть, наивысшее на планете чудо вручено православным и только они вправе его получить. Все могут получить о том документальные свидетельства, научные, бесспорные, но бывает истина, обращать внимание на которую неудобно. Видимо, подзабыли к XVI веку о судьбоносной Стопе Богородицы волынские люди.

И вот на гору Почаевскую приходит икона и заявляет о себе множеством чудес. Надо сказать, что в течение примерно первого столетия ее пребывания на горе, строго до 1664 года чудеса не фиксировались особо, как не фиксируются зачастую и сейчас ни в Почаеве, ни в Троице преподобного Сергия Радонежского. Когда чудес очень много, тут уже другое, это не пренебрежение. Братья монахи и многие благочестивые богомольцы настолько убеждены в продолжающихся чудесах, что не видят смысла продолжать их фиксировать. Чудеса фиксируют только перед канонизацией святого. А зачем фиксировать потом? Что изменят еще двести чудес, прибавленных к предыдущим двум тысячам или двадцати тысячам чудотворений?

Так вот, первые чудеса почти не фиксировались, и тем не менее летопись сообщает о ряде исцелений, в основном от болезней. Если Стопа Пресвятой Богородицы основала Почаевское монашество, то икона основала Почаевский монастырь, потому как благочестивая Анна Ерофеевна Гойская вместе с иконой жертвует почаевским монахам обширнейший вклад. Существует документ 1 февраля 1597 года — «фундушная запись» (по западнорусской терминологии) на устройство монастыря: «Я, Анна Ерофеевна Гойская, объявляю сим моим листом всякому, кому нужно о том ведать или читаемое слышать, людям нынешним и потом будущим, что, имея постоянно перед моими очами свою христианскую обязанность воздавать должное Богу, Творцу моему, к чести и умножению святой Его славы, даю следующие распоряжения относительно своей маетности (то есть поместной собственности). Чтобы при той церкви постоянно было славословие Божие, я решила построить и основать при ней монастырь для жительства в нем восьми чернецов, людей добрых, набожной жизни, не иного исповедания, как только греческого, подчиненных восточной церкви». Почаевскому монастырю были пожертвованы земельные владения. Они принадлежали ему в основном до XX века, частично в XX веке, и даже сейчас, хотя и не полностью, возвращены Почаевской лавре.

Вот с этого начался монастырь, но тем не кончились чудеса поразительной Почаевской иконы. Это поясная икона Божией Матери с Предвечным Младенцем на правой руке. В левой руке Богородица держит плат, которым прикрыты ноги и спина Младенца. Господь положил левую руку на плечо Матери, а правую поднял для благословения. Она же преклонила пречистый Свой лик к голове Сына. Это известнейший и наиболее распространенный тип иконы на Руси — и Великой, и Малой, и Белой Руси. По-гречески он называется «Елеуса» (Милостивая), а по-славянски — «Умиление». Он хорошо известен нам по величайшей русской святыне тоже греческого происхождения — иконе Пресвятой Богородицы Владимирской. Вот какова эта икона. И поныне каждый день, ранним утром, после совершения монашеской полунощницы, то есть без четверти шесть утра она опускается с высоты великолепного барочного иконостаса, куда вознесена обычно на двух лентах, нисходит к молящимся, которые имеют возможность ей поклониться и к ней приложиться. Это поразительное место и поразительный момент богослужения, когда к молящимся приходит Почаевская Богородица. Опускается она и для совершения у нее акафистов.

Чудес было много. Обратим внимание на некоторые. В начале XVII века нередки были татарские, в основном крымские набеги на Волынскую землю. Исконно славянский полуостров, наша древняя Таврия или Таврида была окончательно захвачена таврическими татарами, обитавшими небольшой ордой близ городка Крым, с турецкой помощью, с помощью турецких оккупантов еще в 1475 году. Таврида была превращена в Крымское ханство, вассала Турецкой империи. И редким был тот год, когда оттуда не шли охотники за рабами на русские, украинские, польские земли. Один из таких отрядов в 1607 году проходил под Почаевом. Предание говорит, что в то время по горе проходил некий монах, молитвы совершая. Крымец подскочил к нему, полагая, что это невольник, но увидев, что это монах, от злости обезглавил его саблей. Инок же, который должен был умереть, взял в руки свою отрубленную главу, донес ее до монастыря и положил перед чудотворной иконой, и только затем предал свой дух Господу, как пишет летопись, в похвалу Пресвятой Деве, избравшей свою икону Почаевскую явлением власти, могущества Своего. То было редкостное чудо, недвусмысленное и грозное.

Но было и другое, было и простое воинское чудо. Оно произошло несколько позднее и было связано уже с прямым турецким вторжением. В 1675 году над Волынской землею нависает смертельная опасность. Расскажем текстом старого историка Хайнацкого, историка преимущественно Волынского. Султан Магомет IV вознамерился сильнее отомстить Польше за нарушение Буджакского (Бучацкого) мира и за поражение своих войск при Хотине. Он поручил свое войско новому визирю Кара-Мустафе и отправил его на Польшу. Визирь вошел в Подолию, там давно живущих волохов (валахов) на колья посажал, такую же казнь он устроил по взятии в городе Микулине. Потом взял на договор крепость Подгорец, срыл ее, церкви и кладбища посрамил, имения разграбил. Через измену получил Збараж и, расположив свой стан при Збараже, отправил 50 000 конницы турок и татар под водительством крымского нуреддина (третьего человека в ханстве), чтобы те учинили нападение на короля, лишили его постоев, опустошили их на пути своем. И нуреддин, следуя на пути ко Львову, все, что было на пути его, мечом и огнем пленил.

И вот на пути его победоносного войска оказался небольшой и незащищенный православный Почаевский монастырь. Вы можете видеть старые изображения монастыря со стенами. Их построили намного позже. Тогда же монастырь еще не имел даже деревянных укреплений. За его обычной деревянной оградой скрывалось много мирных беженцев. Игумен обители Иосиф Добромирский убедил братию и всех христиан оставить всякую надежду на помощь земную и обратиться к единственной заступнице, к Матери Божией и к угоднику ее преподобному Иову. 23 июля 1675 года (запомните эту замечательную дату) турки пошли на штурм, если вообще можно называть штурмом нападение на, представьте себе, современный загородный дом, обнесенный забором. Вот вам и весь штурм. Монахи ответили служением акафиста перед Почаевской иконой. И как только они начали петь кондак первый «Взбранной Воеводе», над храмом обители сразу явилась сама Царица Небесная, простирая амафор (покров) над молящимися. Окруженная небесными ангелами в сопровождении преподобного Иова она защищала монастырь. Турки, увидев это, обезумели и начали пускать стрелы в небесные воинства, как вероятно поступили бы мы при налете авиации. Но современная авиация не обладает столь высокой мощью, сколь ангельские чины. Чудесным образом стрелы турок обращались назад и поражали их самих. Нападающие бросились бежать, побросав оружие, и войско нуреддина прекратило существование.

Но самым высоким чудом явилось то, что было захвачено много пленных. Летопись сообщает, что многие пленные, в силу чудесного воздействия, обратились к православию, а иные навсегда стали монахами Почаевской обители. Это еще большее, грозное явление силы Пресвятой Владычицы на Почаевской горе, на что мы уповаем и сейчас, в те дни, когда умножаются нападения на православие в Волынской земле и повсюду на Украине.

И вот еще одно поразительное чудо, негрозное, тихое, миротворческое. Оно произошло много позднее, в середине XVIII столетия с богатым польским вельможей, графом Потоцким. У него были обширные владения в Галичине. Он отличался худшими чертами спесивого польского вельможи. Как полновластный властитель своих хлопов, он запросто мог изувечить или прибить кого-то, подвернувшегося ему под горячую руку. И вот однажды близ Почаева он ехал в экипаже. Вдруг лошади рванули, понесли, опрокинули коляску, вышвырнули графа вместе с кучером и скрылись. Понятное дело, Потоцкий обратил свой гнев на того, кто подвернулся под руку, на кучера. В руке вельможи блеснул пистолет, а перепуганный кучер возопил о спасении к Почаевской иконе: «Мати Божия, чудовная в Иконе Почаевской, спаси мя!» Выстрел. Осечка. Граф — прекрасный стрелок, воин. Он оправляет замок. Второй выстрел. Осечка. Третий. Осечка. Так не бывает. Еще раз хочу обратить ваше внимание, что чудеса происходят в материальном мире, проявление чудесного всегда материально. Потому мы всегда можем в утешение нашего неверия сказать: «Ну, это просто редкий случай, статистически маловероятный». Но гораздо большим чудом оказалось преображение души графа Потоцкого. Он отбросил пистолет и спросил кучера, какой-такой иконе тот молился. И получив ответ, он изъявил желание немедленно видеть ее. Тогда местные селяне тут же привели его успокоившихся лошадей, и он отправился в Почаев.

И вся оставшаяся жизнь Николая Потоцкого была посвящена Почаевскому монастырю. Используя свою казну, свое влияние, свое имя, он добивается того, что Рим обращает внимание на Почаевскую святыню и соглашается «короновать» эту икону. Так принято в Риме. Это своего рода канонизация, это дань уважения Римско-католической церкви. Почаевская икона сейчас, может быть, как раз одна из тех святынь, которая еще как-то объединяет нас с римо-католиками. Может быть, нам надо почаще им про нее напоминать, в тот момент, когда они в очередной раз одержимы и в очередной раз прегрешают перед Господом, стремясь стереть с лица земли православие. А того не будет, не будет по заступлению Пресвятой Владычицы, главные святыни которой, напомню, главные избранные ею места, и Грузия, посвященная ей, и Почаев, и Киев, и Дивеево находятся в Русской земле. Этого не будет никогда до тех пор, пока мы православные, а не антихристовы. И все же еще возможно избавление от невзгод и напастей нашего времени мирным путем. Помолимся об этом к Почаевской иконе Пресвятой нашей Владычице. Пресвятая Богородица, спаси нас!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: крым 407 почаев 2 таврида 13 таврия 7 церковь 131
Преподобный Сергий Радонежский и святой благоверный князь Дмитрий Донской  
26 декабря 2016 г. в 23:51

Радио «Радонеж», Москва. 1992 год.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, декабрь 2016.

Ведущий: Передачу нашу завершает беседа историка Владимира Махнача «Преподобный Сергий Радонежский и святой благоверный князь Дмитрий Донской». Этой передачей открывается цикл бесед, подготовленных к празднованию 600-летия преставления преподобного Сергия.

Махнач: 25 сентября нашего православного календаря, а по западному календарю, которым мы пока пользуемся, 8 октября — память преставления преподобного Сергия, игумена Радонежского. У него два дня в календаре. Но даже если бы у преподобного Сергия было двести два дня в календаре, то на каждый день нашлось бы, о чем поговорить — поговорить не просто о подвижнике, не просто о великом святом, ведь его современниками были многие святые, но о святом, именем которого по праву названа целая эпоха. С его эпохой, как вы все помните, связана Куликовская победа. И даже все школьники теперь знают, что князь Дмитрий ездил к преподобному в неуверенности перед походом на Куликово поле, ездил за благословением на это побоище, на этот ратный подвиг, на эту победу. Куликово поле имело колоссальный христианский смысл. Оно было по сути дела подлинным рождением православной России, немыслимым без Куликова поля. Но оно, естественно, также исторический факт, факт нашей культуры, факт нашей политической истории.

А сегодня мне хотелось бы вспомнить об еще одном участии преподобного в большой политике своего времени. В 70-е годы XIV века было значительным противостояние Великого княжества Владимирского, во главе которого тогда стоял Московский князь Дмитрий (и далее будут только московские князья), и Великого княжества Литовского, точнее, Великого княжества Литовского и Русского, как оно называлось, в княжение великого князя Ольгерда. Их противостояние было не всегда воинственным, чаще даже не воинственным, но то было все же соперничество.

Во многих книгах можно прочитать о попытках Литовских великих князей разорвать Русскую митрополию, создать себе отдельного митрополита. Русские святители тому противились, кто бы они ни были. А были они весьма разноэтничны. После русского Кирилла был грек, святой Максим. Святитель Петр был русский галичанин, с крайнего юго-запада Русской земли. Его преемник святитель Феогност снова грек. Алексий был первым москвичом. Киприан — болгарин. Фотий снова грек. Но в своем отношении к попыткам разделения Русской церкви они были как бы одним человеком. Их точка зрения, их политика не только не менялась, она не имела даже нюансов. Странным было бы предположить, что они все выполняли чей-то политический заказ. Тогда греки должны были бы выполнять константинопольский политический заказ, галичане — заказ своих галицких правителей, в конце концов литовский заказ, а Алексий должен был бы выполнять заказ Владимирской Руси. Но все было не так, ибо смысл политики митрополитов был выше политики даже самых лучших, самых благочестивых князей того времени. Князья выполняли свой долг, долг правителя. Святители же мыслили столетиями, они создавали будущее православное царство на смену угасающему Царьграду.

И вот в борьбе с этой линией Константинопольских патриархов и Киевско-Владимирских митрополитов Литва стремилась заполучить своего, особого митрополита. Но большинство из вас, скорее всего, не обратили внимания на то, что один раз такую попытку совершила также Москва. И совершил ее не кто-нибудь, а один из наших любимейших героев — князь Дмитрий Иоаннович, будущий Донской победитель. В 70-е годы уже ясно означилась глубокая старость святителя Алексия Московского. Естественно, вставал вопрос о преемстве. И вот тут-то Дмитрий пытается создать своего Московского митрополита. Иными словами, Дмитрий Иванович становится на пути православного решения этой проблемы. Он навязывает в преемники угасающему Алексию своего быстро сделавшего придворную карьеру духовника попа Михаила, он заставил постричь его с возведением сразу же в сан архимандрита. В пострижении Михаил был, видимо, Дмитрий. Но русские хроники никогда не назовут его Дмитрием, а только «Митяем», то есть пренебрежительно. Так обычно монахов не зовут. Выдвигая Митяя в преемники Алексия, Дмитрий не заботился о преемстве митрополита всея Руси, всея России. Дмитрий заботился о собственном, удобном, политически близком митрополите. О том есть замечательный литературный памятник — «Повесть о Митяе». Он опубликован. Великий князь Дмитрий делал то же самое, что делал Ольгерд. Если тот стремился оторвать западные русские земли от единой Русской митрополии, то Дмитрий начал играть в иную игру, он отрывал великорусские епархии от единой Русской митрополии.

Особенно обострилась коллизия, когда рано утром 12 февраля 1378 года почил в Бозе митрополит Алексий. Он не оставил Митяя преемником. Он не сделал ему поддержки в Константинополе. Но и помешать было некому. Бояре были с князем. Все страшились чужого митрополита, потому что привыкли к здешнему московскому аристократу, сыну знаменитого московского градодержателя, боярина Федора Бяконта, которым был святитель Алексий. Однако нашлось, кому помешать. Против Митяя восстало «черное воинство», восстали монахи, восстали не силой, не политическими происками, но твердым неприятием, своим твердым нет.

Преподобный Сергий, его племянник преподобный Федор, игумен Симоновский, епископ Нижегородский Дионисий, тоже святитель Русской церкви. Впоследствии Дионисий сам будет Русским митрополитом, только совсем недолго, несколько месяцев, он не успеет в этом сане вернуться на Русь. Вот они и многие другие, а также Троице-Сергиев монастырь оказали противодействие Дмитрию. И Дмитрий проиграл.

А как же быть с прославлением Дмитрия? Правда же, у вас возник этот вопрос? Ведь он же наш святой — святой благоверный князь Дмитрий, святой, столкнувшийся с другим святым, противодействующим ему. А такое в истории бывало. В земной жизни все бывает, даже столкновение святых. Тут интересно другое. Дмитрий проиграл. И в похвальном слове, которое было составлено сразу по его кончине и было широко известно, кто-то из его современников явно не сомневается в его праведности и, следовательно, в его предстоящей канонизации как благоверного князя. То есть, здесь еще одна интересная мысль — иногда бывает полезно ради вечного спасения, ради вечного блаженства проиграть в этой жизни. Выиграв у Дмитрия, не допустив Митяя на митрополию, преподобный Сергий по сути дела подарил сонму святых подвижников Русских еще одного святого — Дмитрия Донского. Иначе было бы, если бы тогда выиграл князь. Вот еще одно размышление к памяти преподобного Сергия. А их еще так много! Никакого радио-времени не хватило бы, чтобы представить себе все оттенки бесконечной помощи, которую оказывал преподобный Русской земле. Вспомним одно напоследок. Есть народное предание (иногда народные мудрости стоит помнить): Сергий первый раз спас Россию при князе Дмитрии, второй раз при Минине, а должен спасти троекратно. Может быть, мы приближаемся к тому времени, когда нам третий раз особенно потребуется помощь величайшего нашего преподобного?

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Святитель Иоанн Златоуст  
26 декабря 2016 г. в 23:47

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, декабрь 2016.

Ведущий: 13 ноября, 26 по «новому стилю», празднуется память святителя Иоанна Златоуста. Предлагаем вашему вниманию беседу историка Владимира Махнача.

Махнач: В наших передачах мы уже касались важнейшей темы воспитания. И вот сегодня нам хочется обратиться к забытому эпизоду из истории церкви.

В крупнейшем городе христианского востока — Антиохии Сирийской жила молодая вдова. Город был знаменит своими школами, знаменит своей торговлей, город был более чем многолюден. Тогда, в IV веке нашей эры в Антиохии жило не менее трехсот тысяч жителей. На западе таких городов просто не бывало. Она овдовела рано, осталась с единственным ребенком, была богата, красива, молода и могла безо всякого сомнения рассчитывать на самую блистательную партию. Но, не усомнившись ни на мгновенье, она посвятила всю свою оставшуюся жизнь воспитанию малолетнего сына, и не вышла замуж. Тихий, скромный, женский подвиг. Ее второе замужество ни у кого не вызвало бы ни малейшего нарекания, в том числе у церкви. Все поняли бы совершенно естественное стремление молодой христианки быть замужем, но она того не сделала и воспитала одного из величайших святых вселенского христианства — святого Иоанна Златоуста. Он был сыном молодой антиохийской вдовы.

Казалось бы, того совсем немного. Но жития ведь есть, безусловно, деятельный пример для нашей жизни. Вот один из таких примеров, смотрите сами. Златоуст — один из основоположников монашества, видный антиохийский проповедник, архиепископ Константинополя — царского города, великий проповедник и поэт. Более того, трех величайших церковных учителей, трех величайших отцов церкви мы объединяем вместе как «Трех святителей». Именно потому у нас большая редкость церковь Иоанна Златоуста, как и Василия Великого или Григория Богослова, но видимо-невидимо церквей Трехсвятительских. Он святитель, который обличал пороки, но также заступался за гонимых, за каждого гонимого, будь то опальный вельможа или простой житель его кафедрального Константинополя. Он сталкивался даже с соборным противоречием мало достойных епископов, ибо и в те времена не все епископы были достойны. Он сталкивался с императорским двором, и двор боялся низложить и сослать его. И в конечном итоге он был сослан и закончил дни свои в пределах нашего Отечества, близ нынешнего Новоафонского монастыря в Абхазии, но и в ссылке руководил своей паствой.

О Златоусте невозможно сделать радиопередачу: о нем написаны сотни томов. И, несомненно, будут еще написаны. Знать Златоуста необходимо. Конечно, для нас драгоценно все святоотеческое наследие, все написанное христианскими авторитетами, что впоследствии читалось в церкви. Некоторые из авторитетов даже не канонизованы, даже не святые, не прославлены церковью.

В каждую эпоху есть свои святые отцы. Не потому, что другие утрачивают свое значение, а потому что кто-то особенно важен для данной эпохи. Для XIX века, когда в России просвещенная публика увлекалась социальными нововведениями, совершенствованием общества, а трезвые люди говорили о необходимости совершенствовать самого себя, такими были, наверное, в наибольшей степени отцы-аскеты, те, кто писал о жизни христианина, о христианине и общине, христианине и обществе, церкви и государстве. Это Афанасий Великий, Максим Исповедник, Федор Студит, Василий Великий. Но есть один святой отец, чье значение никакая эпоха не поколебала нисколько. Его читали всегда. Всегда читали Иоанна Златоуста.

И мы сейчас имеем исключительные возможности. Обращаю ваше внимание, что, наконец, выходит житийная литература. В томе Житий, составленных по Великим четьям-минеям Димитрия Ростовского, можно прочесть большое Златоустово житие. Вышла прекрасная книга историка Курбатова «Ранневизантийские портреты». Там есть великолепная глава о Златоусте. И наконец мы получаем издание творений самого Златоуста. Два тома уже вышли. И на что же жаловаться христианам! Мы, наконец-то, можем читать Златоуста! Так что при всех тяготах, при всех разрушениях нашей эпохи она открывает для нас возможности, недавно еще закрытые. И мы можем обратиться к драгоценному наследию выдающегося учителя, чьей жизнью, чьим даром, чьим благочестием, учительским талантом мы в огромной степени обязаны скромному и тихому подвигу молодой антиохийской вдовы.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: златоуст 4 церковь 131
Святитель Филипп и патриарх Никон  
26 декабря 2016 г. в 23:41

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, декабрь 2016.

Ведущий: 16 июля по «новому стилю» наша церковь празднует Перенесение мощей святителя Филиппа, митрополита Московского, всея России чудотворца. Слушайте беседу к этому дню историка Владимира Махнача. Но речь пойдет не о житии святителя.

Махнач: Напомню вам, что мирское имя Филиппа — Федор. Родом он был из старинной московской боярской фамилии Колычевых. Огорченный и удрученный междоусобицами придворными, сей светильник Русской земли покидает Москву, уходит на Север, год крестьянствует на погосте Кижи. Признайтесь, что многие в Кижах были, но не знаете, что это место связано с именем Филиппа. И наконец уходит еще дальше и принимает пострижение в знаменитом Соловецком монастыре. При игуменстве Филиппа возведены первые каменные здания монастыря, которыми сейчас любуются те, кто бывает в этой обители. И с именем игумена Филиппа связано хозяйственное могущество, а не только дальнейший рост духовного авторитета монастыря.

Затем, в 1568 году его призвали на освободившееся место митрополита Московского. То было в опричнину. И святитель Филипп возвысил свой голос не только против зверств первого тирана в нашей истории — царя Ивана IV, но также против самой опричнины как учреждения тиранического и тоталитарного. То было первое выступление Русской церкви против тоталитаризма.

Святитель Филипп погиб, по распоряжению царя его убил прихвостень и палач Ивана Малюта Скуратов, но Филипп был прославлен монахами Соловецкого монастыря еще при жизни тирана.

В следующее царствование добродетельного Федора Иоанновича мощи будут возвращены монастырю. Пройдет еще полвека, и в 1652 году мощи Филиппа переносятся на его митрополичье место в Успенский собор Московского кремля. С кем и с чем это связано? А связано это с жизнью и деятельностью другого светильника Русской церкви — патриарха Никона. Родом он был мордвин, нижегородский крестьянин, стремившийся к просвещению и ставший священником. Затем он стал монахом строгого Спасского скита на Соловках при основателе этого скита, преподобном Елеазаре Анзерском. Затем по монастырским делам он был в Москве. И сам юный царь Алексей Михайлович, встретившись с отцом Никоном, был так потрясен впечатлением от этого монаха, что упросил монастырь (в те времена цари о таком просили) отдать ему отца Никона. В Москве он был архимандритом Новоспасского монастыря. При Никоне в этом монастыре собирается кружок ревнителей благочестия — тех, кто кует тогда основы будущего нравственного и культурного подъема Русской земли. Затем он митрополит Новгородский, прославившийся не только тем, что утихомирил взбунтовавшихся новгородцев, но также добился того, чтобы к бунтовщикам не были применены никакие репрессии. Он закономерный кандидат на патриаршество в 1652 году. Но Никон троекратно отклоняет избрание. Почему же? Ну, один раз этика требовала. Когда кого-то избирают епископом, а тем более патриархом, многолетняя традиция требует сперва смиренно отказаться. Так поступали все. Но только один раз! А зачем же три раза отказываться? Несомненно, велись какие-то переговоры.

Судя по тому, что Никон все же принял патриаршество, у него были условия занятий кафедры первоиерарха Всероссийского. Мы не знаем, какие переговоры он вел с государем. Но мы видим последствия. Став патриархом, Никон сам отправляется за мощами святителя Филиппа и сопровождает их в Москву. При въезде в город, святые мощи встречает сам государь Алексей Михайлович и при народе просит убиенного Филиппа простить прегрешения своего предшественника. А ведь Иван IV не был родственником Алексей Михайловича, династия же сменилась. Значит, речь идет не о грехе рода, а о грехе власти. Тем самым царь отрекается от тирании! А Никон тем самым, вслед за Филиппом становится в ряду борцов с тоталитарными ухищрениями государства, с тоталитарными посягательствами государства на свободу церкви. Ну, конечно, с посягательствами того времени, а не нашего. Те посягательства даже смешны по сравнению с тем, что мы пережили в нашей новейшей истории. Но ведь все в истории имеет свое начало. Нет, патриарх Никон не стремился подмять под себя, подчинить себе молодого, талантливого и добродушного царя Алексея. Он лишь стремился восстановить традиционную христианскую симфонию властей. Он лишь восстанавливал то, что церковь разработала еще в IV-V веках по Рождеству Христову.

Христианское государство, но только христианское, может пребывать с церковью в симфонии. Тогда церковь вручает христианскому государю светскую власть, не вмешивается в государственные дела, но полностью сохраняет за собой власть духовную, сохраняя тем самым право нравственного суждения по любому шагу государя, государства, правительства, властей. Все подлежит нравственному суждению, а в экстремальных ситуациях и осуждению церкви.

Вот к восстановлению чего стремился убиенный святитель Филипп, вот что восстанавливал выдающийся деятель и просветитель нашей истории патриарх Никон. И нам, наверное, полезно знать такие страницы истории.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: иван iv 4 никон 2 опричнина 4 филипп 3 церковь 131
К отделению церкви от государства  
14 декабря 2016 г. в 20:47

Каждое европейское государство оберегает историческую религию или исторические вероисповедания в силу того, что на них опирается культура в данной стране, опирается нравственность.

Хотя государство РФ принципиально признается светским, и в его отношениях действует принцип отделения Церкви от государства, один из вопросов, часто встречающийся на страницах прессы, иногда самых, казалось бы, далеких от этой проблематики, — вопрос об отношениях Церкви и государства. Казалось бы, если существует такое разделение, то какие могут быть отношения? Но Церковь, отделенная от государства, не отделена от общества и с обществом взаимодействует. В действительности светское государство находится в некоторых правовых и политических отношениях с Церковью.

Исторически Церковь государственную власть уважала. Это отношение коренится в Писании, в словах Спасителя Иисуса Христа в известном вопросе о динарии кесаря. А также в посланиях, прежде всего в посланиях апостола Павла, где сформулированы несколько принципов: начальник не напрасно носит меч; существующая власть от Бога установлена; и так далее. Заметим, что Церковь тогда действительно была отделена от государства, ибо то государство было языческим.

Предпочитает ли Церковь подобные отношения? Надо полагать, что исторически это не так. Вспомним гонения на Церковь. На протяжении первых трех веков существования христианства в Римской Империи таковых гонений было 11. Из этого следует, что они отнюдь не были постоянными, а Церковь не существовала в подполье все три века в языческом окружении, но гонения тем не менее были. Почему были? Рим тогда уже в течение длительного времени был имперским, он приобрел имперскую универсальность. Это не претензия на всемирное господство. Ни одна империя на таковое господство не претендовала, а претендовали как раз те правители, у которых империя не получилась (Александр Македонский, чье государство развалилось через 4 года после его смерти, или, например, Тамерлан). Римское государство не претендовало на всемирное владычество, но претендовало на всемирное первенство, на положение государства-арбитра. Рим к этому привык, и потому с появлением христианства универсальная империя столкнулась с универсальной Вселенской Церковью, которая как раз претендовала на всемирный характер (хотя и немного другой). И примирить неизбежное столкновение их ценностей можно было только таким путем, каким это и произошло при императоре Константине Великом.

Император сначала признал полноту прав Церкви, а затем и сам стал христианином. Таким образом, сложились уже другие отношения — отношения Церкви и христианского государства. Принципы этих отношений были разработаны в начале V века святителем Иоанном Златоустом в его толкованиях Посланий апостола Павла. Это принцип взаимной поддержки Церкви и государства. В VI веке, при императоре Юстиниане Великом это было юридически оформлено, и появился термин «симфония» — дословно «созвучие» Церкви и государства.

Принцип симфонии принимался, признавался, сохранялся нетленным дольше, чем тысячелетие, а в России — вплоть до начала XX века. Если государство христианское, то в отношениях симфонии государство и Церковь поддерживают друг друга, находятся в отношениях любви, естественных для христианского вероучения, но сохраняют свои сферы деятельности. В частности, существует ряд канонических правил, запрещающих священнослужителям занимать государственные должности. То есть, сферу государственной жизни, государственного управления Церковь оставляет государю, ибо христианское государство персонифицируется монархом. Отношения симфонии могут нормально, полноценно существовать только с государством монархическим.

Кстати, монархическое государство не исключает наличие демократии или аристократии. Но дело в том, что Церковь не может совершить для республиканского правителя, избираемого на несколько лет, полностью чин царского венчания, чин коронации, ведь это сопряжено с совершением таинства, совершать миропомазание раз в 4 года было бы вероятно кощунством. Это все же совершенно не исключает самых добрых, близких к симфоническим отношений Церкви с республиканским государством, но в более упрощенном виде.

Итак, на протяжении истории Церковь предпочитала иметь дело с христианским государством, хотя готова была иметь дело с любым, что доказывает многовековое существование христианских общин в государствах исламских, существующих и в наше время.

Есть иллюстрирующий отношения симфонии принцип «двух мечей», который у православных и у латинян прочитывается по-разному. С римско-католической точки зрения, два меча, символы духовной силы и светской, находятся в руках папы Римского. И, таким образом, в полной мере легитимным государем будет только тот, кто признает главенство Рима. Это довольно трудновыполнимо в наше время, но такова была трактовка симфонии.

С православной точки зрения Церковь действительно обладает по праву обоими мечами в силу того, что глава Церкви Сам Христос. Оставляя в своих руках меч духовной власти, Церковь вручает меч светской власти государю, и далее не вмешивается в его дела, однако сохраняет право нравственного суждения по любому поводу, по любому действию, совершенному государством, ибо она сама этот меч государю и государству вручила. Таким образом, мы имеем многовековую традицию и многовековую позицию Церкви.

Не следует полагать, что подобное вытекает из некоего церковного властолюбия. Дело все в том, что Церковь стремится освятить этот мир. Например, на великое водосвятие все воды, текущие в мире, освящены, Церковь стремится освятить все. И если Церковь признает необходимость существования государства, то Церковь естественно стремится освятить и государство.

В настоящее время в Российской Федерации и в других государствах, находящихся на территории исторической России, то есть на территории СССР, действует другой принцип церковно-государственных отношений. Эти государства декларировали себя светскими, и в их конституциях заявлен принцип отделения Церкви от государства. Но принцип этот воспринимается только односторонним — Церковь не имеет влияния на ход государственной жизни, Церковь отделена от государства, но государство отделяться от Церкви вовсе не собирается, зачастую нагло и репрессивно вторгаясь во внутрицерковную жизнь. Заметим что, ельцинская конституция 1993 года считается действующей только номинально, судя по всему, она не была принята на выборах. Однако все же признаем, что большинство граждан РФ считают эту Конституцию действующей. Кроме того, принцип этот трактуется по-американски.

То есть, все действующие вероисповедания совершенно равноправны и равномощны. Но в Соединенных Штатах Америки законы о религиозных объединениях иначе, видимо, нельзя было построить. Американцы — нация иммигрантов. История США насчитывает всего 300 лет. Причем достаточно многолюдной Северная Америка — белая Северная Америка — стала только во второй половине XIX века. Все они были выходцами из разных стран, государств и религиозных общин.

Отдельные штаты Северной Америки были созданы группами религиозных иммигрантов единоверцев. Такой была римско-католическая Вирджиния, носящая имя Пресвятой Богородицы. Штат Нью-Джерси изначально был пуританским, кальвинистским, а штат Юта, как известно, — это мормонское объединение. Конечно, в современной Америке все перемешалось. Но складывалось это так.

Потому в Соединенных Штатах можно зарегистрировать любую религиозную общину, в том числе общину откровенных сатанистов. Они будут существовать на законных основаниях до тех пор, пока суд не докажет, что они принесли человека в жертву. Нигде в Европе такого нету.

Заметим, сейчас на планете существует довольно много религиозных, конфессиональных государств. Государство Израиль — иудейское. И, кстати сказать, миссионерство на территории этого государство запрещено. Христианина, который вздумает обращать иудея в христианство, в этом государстве просто арестуют и выставят.

Религиозны многие мусульманские государства, это даже содержится в их официальном названии. Например, Исламская Республика Мавритания или Иорданское Хашимитское Королевство, что не исключает признания полноправными местных христиан. Таиланд тоже религиозное государство, официально — буддистское королевство. В Таиланде достигший совершеннолетия юноша должен 3 месяца провести в буддистском монастыре. Как нам кажется, это очень симпатичное законоположение.

Но в Европе к настоящему времени все государства светские за единственным исключением государства Ватикан. Оно очень невелико, это один квартал в Риме, и специфичность его не нуждается в обосновании. Однако в каждом европейском государстве либо конституция, либо специальный подзаконный акт о религиозных объединениях признает существование либо государственной Церкви (может быть, ни одной, а нескольких), либо Церкви, религии с полным правовым статусом, либо официально покровительствуемой Церкви, также, может быть, не одной. Это можно установить по законам всех европейских государств за исключением бывших коммунистических.

Среди бывших республик Советского Союза (исторической России) такое законодательство установлено в Литве. Финляндия пользуется в своих законах термином «государственная Церковь». Там их две: первая и вторая. Первая государственная Церковь — лютеране, вторая — православная. В Финляндии это исторически оправдано. Что это значит на практике? На практике это означает, что вы можете быть римо-католиком или стать римо-католиком, изменив свое вероисповедание. Вы можете, оставаясь финским гражданином, быть иудеем или мусульманином. Но в этих случаях вы не получите полного освобождения от налогов на недвижимость вашего религиозного объединения, на ваше церковное здание. Вы не получите бесплатного времени на государственном радио и телевидении, которое соответственно лютеранам и православным положено по закону. Во всем остальном, вы можете быть свободным в выборе вашего вероисповедания.

То есть, отделение Церкви от государства значит только одно: вы можете выбирать, вы вправе поменять свое вероисповедание, вы не будете за то (как бывало в религиозных государствах) подвергнуты ни уголовному, ни административному преследованию, ни ограничению в имущественных правах. Больше это ничего не значит.

Это может касаться не всех граждан. Так, в Великобритании каждый подданный Соединенного Королевства может изменить свое вероисповедание. Не может только один человек – ее Величество королева. Она обязана быть англиканкой. Если английская королева или король покинет Англиканскую Церковь, в ту же секунду он лишится трона.

Подобное же положение было в имперской России. Каждый русский монарх приносил во время коронации, помимо того, что она совершалась Церковью в соединении с церковными таинствами, еще присягу. Он читал православный Символ Веры. И хотя были русские монархи, которые симпатизировали более лютеранству (Петр Первый, Екатерина Вторая), никто из них и не помыслил изменить вероисповедание, поскольку знали, чем это в России закончится.

Вот еще несколько европейских примеров. В Федеративной Республике Германия, стране несомненно светской, демократической и правовой, по достижении совершеннолетия вы должны заполнить анкету налогоплательщика, где в частности содержится вопрос о вашей конфессиональной принадлежности, вашем вероисповедании. Если вы напишите в анкете, что вы лютеранин, государство будет брать с вас налог в пользу лютеранской епархии, а если вы римский католик, то государство на основании Конкордата (соглашения с Римско-католической Церковью) будет брать с вас налог в пользу римско-католической епархии.

Конечно, вы можете написать, что вы атеист или по крайней мере агностик, то есть человек, не определившийся в своем вероисповедании. Но немцы так практически никогда не пишут. Во-первых, это абсолютно неприлично. Во-вторых, немец, один раз в жизни обозначивший себя таким в анкете налогоплательщика, лишится навсегда возможности поступления на государственную службу. В полицию не возьмут. Учителем в школе не будешь. Причем, разумеется, никто при том не скажет, что в приеме на службу отказывают именно по этой причине, по причине безбожия. Скажут, что вы не подходите, и все.

Нужно отметить, что Франция, несомненно, самая воинствующая безбожная европейская страна конца XIX и начала XX века, в настоящее время очень серьезно относится вопросу вероисповедания и первая вводит в законодательство юридическое обоснование термина «секта» и юридические признаки сектантства. К сожалению, в российском законодательстве подобной категории, подобного юридического определения не существует. Потому сектанты постоянно возбуждают судебные иски против православных, которые пользуются термином «секта». Правда, притом все суды они проигрывают.

Существуют и другие ограничения. Вспомним еще раз Германию. В Германии запрещена регистрация религиозных объединений, объект поклонения в которых ныне живой человек. На том основании, в отличие от России, в Германии не может действовать так называемая «Церковь объединения» — секта американского миллиардера, корейца Муна. Муниты не могут там действовать, поскольку Мун жив.

Безусловно, православная страна — Греция, там значительно больше 90% православного населения. Даже будучи православным королевством в 60-е и более поздние годы нашего века, Греция тоже была светским государством с принципом отделения Церкви. Однако публичная уличная проповедь в Греции разрешена только представителям православного большинства. И если какой-нибудь мормон вздумает в Афинах на перекрестке вести свою мормонскую проповедь, и то, предположим, заметит какой-нибудь священник, то священник зайдет в полицейский участок и объяснит полицейскому сержанту, что вообще-то в нескольких шагах от его прихода на перекрестке проповедует мормон. Козырнув, сержант пройдет на перекресток, возьмет оного мормона за шиворот и, уволакивая, вежливо объяснит, что Греция — страна свободная и что оный мормон может арендовать спортивный зал, повесить объявление, что в этом спортивном зале состоится в такое-то время мормонская проповедь, и проповедовать. А вот на улице нельзя, никогда.

Таким образом, мы видим некоторую определенную тенденцию общего характера для европейских государств, и она объяснима. Дело в том, что каждое европейское государство оберегает исторические вероисповедания в силу того, что на них опирается культура в данной стране, опирается нравственность, в том числе общественная нравственность, имеющая, безусловно, только религиозные корни, и зачастую на них опирается даже сама государственность.

Дальше можно посмотреть на геральдику. Гербы европейских государств содержат христианскую символику повсеместно. А иногда не только гербы. Известны флаги, единственная эмблема которых — крест. Таковы все флаги скандинавских стран. Таков с двойным крестом флаг Великобритании, таков флаг Швейцарии. Каждое государство заинтересовано в сохранении своих исторических корней, всей социальной нравственности, в охране исторических религий.

Какие религии историчны в Российской Федерации? Очень немногие. Предложим два принципа. Прежде всего, это те религиозные направления и системы, которые существовали до 2 марта 1917 года. Это единственная строгая дата, после которой российская государственность вполне легитимной считаться не может, ибо началась революция.

Безусловно, Православие — историческая религия. Таково также старообрядчество как поповского, так и беспоповского толка, хотя в царской России они подвергались некоторым ограничениям. Безусловно, оба основных направления ислама: и суннизм, и шиизм — исторические религии в России. Согласно этому принципу евангельские христиане-баптисты — историческая религия, хотя они могли бы и не иметь покровительства на территории России, а вот иеговисты не историчны, их просто не было. Не говоря уже о мунитах, «Белом братстве», «Богородичном центре» так далее.

Это один, временной подход. Но возможен и другой — территориальный.

Историческая ли религия римское католичество? Помню, что когда изменили закон о религиозных организациях РФ и появился в законе термин «историческая религия», папа Римский обратился к тогдашнему президенту Ельцину с протестом, выражая некоторое опасение, что неисторической религией может быть признано римское католичество в Российской Федерации. Дело в том, что Римский папа не объяснил, что он полагает исторической Россией. Если историческая Россия — это Советский Союз или почти вся его территория, тогда римское католичество — историческая религия. А если Россия — это Российская Федерация, усеченная со всех сторон, то без Украины, Белоруссии и Литвы римское католичество становится неисторической религией, и в настоящей Российской Федерации это религия иностранцев. Совершенно в таком же положении (опять-таки без территории Украины и Белоруссии) неисторической религией становится талмудический иудаизм.

Таким образом, в настоящий момент в России действует не европейский принцип отделения Церкви от государства, а принцип, подобающий государству дикарей.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: церковь 131
Вадим Грачев о Владимире Махначе  
1 ноября 2016 г. в 00:53

Быть самим собой

02.04.2016

2 апреля — день рождения замечательного историка, искусствоведа Владимира Леонидовича Махнача. Он ушел от нас 5 мая 2009 года, но оставил нам богатое наследие.

Последние два дня слушаю в записи много лекций Владимира Леонидовича. Он удивительная личность! Он относится к тому типу людей, кто не говорит ни одного пустого, ненужного слова. Каждое слово, каждая фраза наполнена глубоким содержанием, внутренним смыслом! У него нету ни одной лекции, чему бы они ни были посвящены — истории России, Византии, отличиям западной и восточной архитектуры, русским городам, географическим названиям — пустой или формальной. Он своей личностью способен преобразить любой материал, о чем бы ни говорил! Какой замечательный юмор у Махнача: «Лжедмитрий по сравнению с Лениным был вполне порядочным человеком. С Лжедмитрием я бы и чайку попил, поговорил бы с ним о вопросах политики, а вот с Ульяновым я бы за стол не сел!» Или: «В Сербии живут сербы, а в Боснии — мусульмане. Интересная национальность, не правда ли?» Отдельные фразы Махнача запоминаются на всю жизнь. Вот, например, как он начал рассказ о литературе по истории Византии: «Запомните, пожалуйста, на всю жизнь, что на эту тему существует лучшая в мире книга, которая была написана академиком Федором Ивановичем Успенским, — «История Византийской империи!» Эту фразу невозможно забыть и хочется сразу взять в руки томик Успенского. Когда начинаешь слушать любую беседу, лекцию Махнача, чувствуешь, что невозможно оторваться, она буквально притягивает магнетически!

В чем же сила Владимира Леонидовича как рассказчика, лектора? Думаю, что, во-первых, это сила личности, которая так притягивает к себе, во-вторых, это гигантский багаж знаний, эрудиция. Слушая Махнача, я вдруг осознал важную вещь: огромный запас знаний, остроумие, эрудиция дают человеку возможность формировать свое видение мира, свой взгляд на многие вещи. Он глубоко и всесторонне знает предмет своего рассказа и любит всем сердцем этот предмет. Часто он говорит о том, о чем мы даже не догадываемся или только смутно подозреваем, а он обращает на это наше внимание. Одним словом, все эти качества, особенно знания, дают возможность быть самим собой, независимой личностью. Мы ведь в большинстве своем живем в плену тех или иных стереотипов. Надо пытаться периодически проверять эти стереотипы, испытывать их на прочность, наводить их ревизию. Необходимо расширять и оттачивать свое мировоззрение. А это помогают сделать обширные познания. Только такой человек способен стать настоящей личностью и увлечь за собой других. Он живет свободным от общепринятых стереотипов.

Как то услышал такую парадоксальную фразу: «В университетах обучаются не для того, чтобы получить знания, а для того, чтобы пообщаться с великими личностями.» Если задуматься, то, по существу так и выходит. Знания получить при желании можно и дома, самостоятельно. А вот великая личность накладывает неизгладимый отпечаток на человека, помогает сформировать мировоззрение, образ мышления. Великие личности — это те гиганты мысли и духа, к которым мы прилепляемся, чтобы чему-то у них поучиться. Еще святитель Николай Сербский (Велимирович), сам будучи гигантом мысли и духа, сказал: «Никто не велик, если не держится кого-то величайшего».

В нашей жизни много таких великих личностей. Рано или поздно в разные периоды своей жизни мы прилепляемся к различным великим личностям, которые помогают нам самим становиться, пусть хоть и не великими, но самостоятельными личностями.

Для меня сегодня великие наши современники — Наталья Алексеевна Нарочницкая и Владимир Леонидович Махнач. Стараюсь не пропустить ни одного их выступления, публикации, насколько то возможно. Они научили меня самостоятельно мыслить и иметь независимые суждения, подкрепленные множеством фактов. Это дает огромное чувство свободы и духовную радость!

Огромное спасибо Владимиру Леонидовичу Махначу за то, что силой своей личности был способен пробудить в нас эти мысли. Если кому-то будет интересно, то вот здесь http://tv.radonezh.ru/audioarhiv01/mahnach много лекций Владимира Леонидовича.

Властители дум

05.05.2016

5 мая 2009 года не стало выдающегося историка, искусствоведа и просто замечательного человека Владимира Леонидовича Махнача. Умер Махнач и возникло такое чувство, что из-под огромного здания по имени «Россия» выбили огромную, мощную колонну. Когда возникал какой-то спорный вопрос, какая-то проблема, недоумение, всегда мысленно мы произносили: «Интересно, а что скажет по этому поводу Махнач?» Его я лично воспринимал как воина, который сражался на идеологическом фронте за историческую Россию.

Человек всегда опирается в своих духовных исканиях на кого-то более умного, более духовно крепкого. Мы всегда осознаем, что есть люди умнее, мудрее и сильнее нас. Мы часто советуемся со старшими, с авторитетными людьми. Таких людей при желании можно найти много. Но есть люди совершенно замечательные, которых немного. Это великие мыслители, на которых мы опираемся при своем духовном росте, при формировании своего мировоззрения. Таких людей часто мы называем властителями дум. Мы живем их идеями, и под их воздействием формируем свой внутренний мир, свое отношение к жизни. В наследии этих мыслителей мы ищем ответы на возникающие новые вопросы, которые ставит перед нами постоянно меняющийся мир. Наследие великих мыслителей для нас настолько важно, насколько оно сопряжено с Вечностью, с вечными ценностями. У нас в России всегда не переводились такие властители дум. Хочется назвать хотя бы некоторые важные для меня имена: Н. Я. Данилевский, Ф. И. Тютчев, К. Н. Леонтьев, А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин, К. С. Аксаков, К. П. Победоносцев, Л. А. Тихомиров, И. А. Ильин, И. Л. Солоневич. Среди современников тоже есть имена, имеющие для меня большое значение: И. Р. Шафаревич, В. В. Кожинов, Н. А. Нарочницкая, В. Л. Махнач, Ю. Ю. Воробьевский. Многие писатели тоже властвуют нашими думами: А. С. Пушкин, М. В. Ломоносов, Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, С. Т. Аксаков. И. С. Шмелев, В. Г. Распутин, В. И. Белов, М. А. Чванов.

Когда уходит кто-то из старшего поколения, как например, В. Л. Махнач, мы чувствуем себя сиротами. Хочется постоянно искать в окружающей жизни людей, подобных ему, чтобы опираться и ориентироваться на них. Дай Бог, чтобы череда таких мыслителей, властвующих нашими думами, никогда не прекращалась. Думаю, что у каждого есть такие люди, такой заветный список, которым вы можете с нами поделиться, чтобы мы познакомились с этими выдающимися людьми.

Я никогда не встречался с покойным Владимиром Леонидовичем Махначом, но слушал в записи очень много его лекций, бесед. Ученый сильно повлиял на мое мировоззрение, отношение к жизни. В связи с этим хочется поделиться своим впечатлением об этой замечательной личности.

На моем столе стоят поздравительные открытки с Пасхой, которые прислали мне мои друзья из Сербии Милан Мренович, Милан Милошевич. Смотрю на эти открытки и думаю: ведь получил я их благодаря Владимиру Леонидовичу Махначу, как это ни парадоксально. Сегодня слушал записи его лекций о восточнохристианской культуре. В этих лекциях Махнач, как всегда, пламенно и остроумно доказывал, что для русского человека намного ближе наши братья по восточнохристианской культуре, как то сербы, греки, грузины, армяне, ассирийцы, чем, например, французы или китайцы. Сетовал он на то, что нас неправильно воспитывали с самого детства — с детского сада, со школы. Нас впихивали всеми силами в прокрустово ложе западной цивилизации и культуры, всячески препятствуя изучать и быть причастными к своей родной культуры. Махнач силой своей харизматичной личности ломал старые вредные стереотипы, которые несколько десятков лет формировали нас людьми, чуждыми своей культуре. С каким эмоциональным запалом он говорил о том, что мы не просто перестали быть русскими в духовном смысле, но даже элементарно разучились на бытовом уровне по-русски есть, по-русски пить, по-русски петь! Это было сказано так образно и впечатляюще, что мне тут же захотелось научиться по-русски и есть, и пить, и петь! Мне захотелось восстановить все аспекты нашей родной восточнохристианской культуры. Захотелось изучить историю и культуру братских нам народов, навести с ними личные контакты, благо у нас сейчас есть социальные сети для того. Так среди моих корреспондентов и друзей появились сербы, греки, македонцы, болгары, ассирийцы, армяне, осетины и другие народы. Благодаря этим идеям и стоят на столе открытки с Пасхой, все это «заслуги» Махнача.

А как болел душой Махнач за историческую Россию! Как поразительно он рассказывал о расчленении России, особенно после 1991 года. Причем обращал внимание даже на такие факты, которые не сразу отметит обыватель. Например, его особую заботу вызывали географические названия. Махнач считал, что если мы переименовали русский город, например, в татарское, казахское или эстонское название, то уже на половину потеряли этот город. Он заставлял нас ручкой исправлять на карте это название на русское, историческое! И так заставлял, что и правда хотелось взять ручку и исправить!

Махнач был в чем-то идеалистом. Он свято верил, что хоть завтра мы сможем возродить историческую Россию, все зависит только от нас самих! Сила духа его была такова, что и мы вслед за ним верили в это. Он заражал нас своим оптимизмом. Его оптимизм был не прекраснодушный, не мечтательный, не сентиментальный, а пламенный, напористый! Махнач был настоящим сильным человеком системы, в которой существовал, — это уже к вопросу о его общем со Львом Гумилевым учении о системах и антисистемах. Он всеми силами своей души защищал систему. Помню его фразу: «Если вы встретились с антисистемщиком, ни в коем случае не спорьте с ним! В зубы ему, в зубы!» Махнач был очень сильным и добрым! Для него применима формула «Добро должно быть с кулаками».

Пятого мая 2009 года мы с другом Максимом в Таврии поднимались на Мангуп — горную столицу византийского княжества Феодоро. Сидели возле древней христианской базилики и мечтали о том, как здорово было бы организовать клуб любителей Византии и проводить ежегодные его заседания в византийских местах, а начать надо с Мангупа и пригласить сюда Махнача, Нарочницкую и других любителей и популяризаторов Византии. А потом, во второй половине дня, спустившись с гор, я задремал на диванчике под аудиозапись Махнача, в которой он настоятельно рекомендовал нам к прочтению список самой главной литературы о Византии. Голос затихал, затихал и незаметно умолк. А я не понял в тот момент, что так со мной прощалась душа Махнача. Только на следующий день я прочитал в Интернете, что Махнач скончался 5 мая, в канун памяти Георгия Победоносца. Это так символично, ведь и сам Владимир Леонидович Махнач был воином-победоносцем Святой Руси!

Вадим Грачев
https://vk.com/id2011728

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: Владимир Махнач 22
О Крещении Руси и святом Владимире  
26 июля 2016 г. в 23:08

Ко дню памяти равноапостольного Владимира, великого князя Киевского, 15 июля.

Радио «Радонеж», Москва.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, июль 2016.

Мы продолжим разговор о христианизации Руси, начатый в передаче, посвященной святой Ольге, бабке князя Владимира. Мы тогда разобрали с вами полную невозможность старой, набившей оскомину сказочки о «насильственном крещении Руси». Эту сказочку создали давно, она многих устраивала. Она устраивала, к сожалению, иных православных. Они стремились подчеркнуть особенную роль святого, и то благочестиво с их стороны. Но тем самым они приписывали Владимиру то, что по праву принадлежало всей Руси. Все христианское просвещение у них концентрировалось в личности Крестителя.

В еще большей степени тому способствовали романтические монархисты, те люди, которые, к сожалению, забывали, что не цари создают державу, а держава создает царей, что хотя монархия, вне всякого сомнения, самое подходящее устройство для христианского общества, самое подходящее политическое устройство, но, как отмечал великий философ, православный монархист Иван Александрович Ильин, «царь — для народа, а не народ — для царя».

К этому тянули и враги православия. Они допрыгались до того, что у нас было де замечательное, светлое славянское язычество, а плохие христиане навязали нам свое мрачное христианство, которое вместо свободы учит покорности, что христиане исказили облик доблестного арийского русского народа. Это мы тоже встречали.

Особенно потрудились над этим в советское время. Так называемые «научные атеисты» у нас никогда атеистами не были, у нас и атеизма не было. У нас было воинствующее, антинаучное антиправославие. Потому годилось все, что было во вред православию, в том числе и насильственный, феодальный, в интересах феодализма характер крещения. Особенно это представление достигло уровня незыблемости в сталинское время. Нет, в это время не симпатизировали православию, вне всякого сомнения. Но в это время государство было превыше нации, а тиран был превыше государства. Потому идея «роли сильной личности в истории» была также угодна.

Нас же, русских, принадлежащих к российской старинной политической традиции, это не устраивает. В лучшие периоды нашей истории, в самые благоденственные периоды нашей истории наша традиция включала монархию (для периода святого Владимира — княжескую власть), аристократию (для X века — боярство) и демократию (для эпохи наших равноапостольных — вече, в другие эпохи — земство).

Наличие в одной политической системе аристократии, демократии и монархии — это схема, которую как идеальную предложил задолго до Р.Х. великий греческий историк Полибий. Мы можем многократно встречать Полибиеву схему в мировой истории, и всегда то будут благоденствующие, благополучные, сильные государства. У нас такая триединая система (монархия, аристократия и демократия) была и в домонгольский период, и такой же была воссоздана Россия после разорения удельных веков в конце XV века великим нашим государем Иоанном Третьим. Такой же была сословная Россия XVII века. И такой же восстанавливалась Россия во второй половине XIX века, что трагически было оборвано революционерами и другими западниками.

Итак, сбалансированная политическая система, в которой князь был важнейшим элементом, но не мог быть элементом самовольным, в которой князя изгоняли вон и, чего греха таить, иногда убивали за много меньшее прегрешение, чем посягательство на веру отцов, делает сказочку с князем Владимиром, который повелел креститься (и все, рыдая по Перуну, поторопились креститься), совершенно невозможной. Эта схемочка больше не проходит.

Что же произошло в 988-989 годах? Давайте обратимся к предыстории. 860-й год, славяно-варяжская рать Киевских князей Аскольда и Дира осаждает Царьград. Беззащитный Константинополь в отчаянии, все византийские войска были в то время в Малой Азии, даже победоносный греческий флот отсутствовал в водах столицы. Но чудесным заступлением Влахернской Богоматери было совершено чудо, страшный враг не только снял осаду с города, Аскольд и Дир и какая-то часть их войска, видимо, значительная принимают крещение, убедившись в христианском превосходстве над собой. И святой Фотий, патриарх Цареградский того времени, сообщает в окружном послании, что страшный враг отныне становится христианским народом, что самые страшные противники империи теперь братья, и он направляет новому народу епископа и проповедников. Итак, 860-й год. Как вы полагаете, 128 лет миссионерства — это хороший срок? Я полагаю, что вполне достаточный. Здесь мы стоим на почве фактов. От Аскольдова Крещения до крещения Владимирова прошло 128 лет. Кстати, первый христианский государь носил во святом крещении имя Николай, как пока что и наш последний христианский государь.

Теперь пойдем в более глубокую древность. Что мы там видим? Христианство проникает на Русь через русскую среду. Русы тогда — это не славяне, это народ другого, возможно иллиро-фракийского происхождения. В Средней Европе их называли «руги». Они были старше, древнее славян, и даже в Чехии по чешским источникам были носителями христианства. Таким образом, через русскую, военную, дружинную среду в славянский мир христианство могло проникать из Средней Европы.

Далее не исключен Балтийский путь. На Балтике миссионерствовали ирландцы. Жившие на крайнем западе Европы, тогда в своей христианской культуре ирландцы были наиболее близки Востоку, Византии. Это сохранялось до латинской (римской) унификации. Ирландцы миссионерствовали среди скандинавов, среди северных германцев. И, начиная с VII века, они могли, естественно, достигать и славян балтийских, то есть обитателей Поморья, полабских славян и наших предков кривичей и ильменских словен. Доказательств нету, но гипотеза правдоподобна.

Древнейшее произведение, раскопанное на территории Москвы и содержащее изображение христианского, греческого равноконечного креста, датируется II-III веками нашей эры. Да здесь, на Московской земле тогда и славяне-то не жили, в Дьяковке жили угро-финны, и тем не менее христианство в их среду проникало.

И наконец исконно славянская земля Причерноморье. Анты (крайневосточные славяне) обитали на Дону до удара гуннов. Сарматским по происхождению, а затем, возможно, славянским был Танаис, город в низовьях Дона, то есть на Азовском море. Его активно раскапывали в 1955-65 годах. Там были найдены остатки христианских храмов-горниц, существовавших не позднее II века. Уверенно христианский материал конца I начала II века раскапывают и в Херсоне Таврическом на территории современного Севастополя. А Таврия — место всегдашнего обитания славян. Из ныне существующих народов древнее славян в Таврии, которую мы, к сожалению, называем «Крымом», пожалуй, только одни греки. Тамошние славяне были христианами. Следовательно, в славянской среде христианство начинает распространяться с апостольского века. Вероятно, оно постепенно, медленно распространяется в глубины славянских земель.

Итак, на почве строгих фактов до крещения святого Владимира проходит 128 лет христианизации, на почве правдоподобных научных гипотез проходит около 900 лет. Достаточно для миссионерства? Достаточно. Вот таковой предстает история христианизации Руси. Крестился не молодой народ, а зрелый, крестился народ, обладающий высокой культурой. Такие народы не поступают с бухты-барахты. И действительно, мы видим, как и раз, и другой равноапостольный Владимир обсуждает со знатью и даже представителями демократии вопрос о выборе веры. Обратитесь к «Повести временных лет». Мы видим посольства, можем читать отчет посольства. Посол сообщает, что он не ведал в Софийском соборе Константинополя, на небе он находится или на земле. Разве маститый киевский боярин, который участвовал не в одном посольстве, во множестве боев в своей жизни, не знал, что под его ногами пол? Нет, он знал. Но он, обладая истинно славянским чувством прекрасного, объяснял происшедшее с ним в Софийском храме так, чтобы его поняли его соотечественники. Это тоже называется миссионерством. Это тоже серьезный аргумент. Во всяком случае в христианизации Руси очень много эстетического. Большую роль сыграло стремление к прекрасному.

А что же Владимир? Разве он не сыграл никакой роли? Он плыл по течению? Конечно же нет. Он не мог насильственно крестить своих подданных, ему бы на ворота указали. Но он мог отстроить величественный собор, и потому к нему поехали греческие архитекторы, к другому они бы не поехали. Он мог отвести десятину доходов. Он мог завести школы. Даже такой скептик, как историк Голубинский считал, и мы можем с уверенностью полагать, что Владимир равноапостольный открывал в Киеве не простые школы, а школы высшего типа, предшественники университетов. Вот такой была тяга святого Владимира к просвещению, к школьной премудрости. Вот истинное лицо великого государственного деятеля и христианского просветителя Руси и урок нам всем. Мы должны помнить, что наши правители и властители не могут распоряжаться нашей верой, нашей культурой, нашей жизнью. Только мы можем распоряжаться и за себя, и за них, ибо нас стараниями равноапостольных Ольги и Владимира, первомучеников Феодора и Иоанна, которых мы только что вспоминали, и стараниями всего гигантского сонма, всего полка Божественного Русских святых — нас большинство в этой стране!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: крещение руси 18 святой Владимир 1