Эпоха дворцовых переворотов  
28 ноября 2014 г. в 12:09

Москва. 23.11.2004.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, ноябрь 2014.

Последним подарком соотечественникам второго российского тирана была его норма престолонаследия. Откуда она взялась — понятно. Задолго до того, как убить своего сына, Петр ему не доверял и не хотел, чтобы царевич Алексей Петрович ему наследовал. Строго говоря, закона о престолонаследии у нас не было. У нас его вообще не было до светлой памяти императора Павла Петровича. Но был принцип наследования. Вспоминайте лекции. Сначала был лествичный принцип наследования, господствовавший, хоть и нарушавшийся, в домонгольской Руси и в какой-то степени сохранявшийся даже в XIV веке, когда от него начали уходить. В XV веке установился майоратный принцип. То есть, отцу безоговорочно наследовал старший сын, без права женщин наследовать престол. Мы разбирали с вами исключение с Еленой Глинской и квалифицировали его как узурпацию. С 1584 года, то есть со смерти первого тирана Ивана IV майоратный принцип был дополнен процедурой избрания каждого следующего государя на царство, и в этом виде он дошел до Петра. Петру надо было уйти от этого. И потому он изменил принцип наследования. Услужливый Феофан Прокопович написал небольшой трактат в обоснование нового принципа под названием «Правда воли монаршей». То был завещательный принцип. Ну, то, что царь уже при жизни назначал себе преемника, ситуации не меняло. Это завещательный принцип. Если помните, мы сталкивались с ним в Великом княжестве Литовском.

Из всех принципов в монархии самый неудачный — принцип завещательный. Он неизбежно порождает конфликты, заговоры, государственные перевороты, везде, где применяется. Но принцип появился. Затем несчастный царевич был убит своим родителем. Петр ждал нового наследника, жаждал наследника. После гибели царевича Алексея дорога была открыта, практически расчищена, хотя и оставался сын царевича, законный внук Петра — царевич Петр Алексеевич. Но то было маленькое препятствие. После двух дочерей Екатерина родила-таки сына, но он тут же и скончался. С сыном не получилось. Не давал Господь Петру квазизаконного наследника, и состоялся вошедший во все книги эпизод, когда Петр умирал. Было ясно, что он умирает, и ему тоже то было ясно. Он умирал не скоропостижно. Вокруг смертного одра толпились генералы, сенаторы, самые видные, самые знатные вельможи. Точно не знаю, но наверняка там был и Прокопович. И вот умирающий потребовал бумагу и перо, тут же появились необходимые аксессуары. И Петр произнес: «Всё оставляю...» А вот, кому оставляю, не успел сказать. Так и неясно осталось навсегда, кому он собирался все отдать.

«Птенцы гнезда Петрова» не желали законного наследника, царевича Петра. Он связан соответственно с Лопухинской линией, никуда не денешься, он связан с убийством его дедом его отца. А дальше была полная свобода выбора. Кроме мальчишки, оставались только дамы, имевшие отношение к правящей династии. Конечно, по старому русскому принципу женщина престола не наследует, но больше никого не было. Зато с другой стороны, их было много. И начались государственные перевороты. О первом забывают. До сих пор забывают о государственном перевороте 1689 года, которым мы с вами занимались подробно, на который я потратил целую позапрошлую лекцию. Забывают, что то был классический государственный переворот. В 1725 году происходит первый (после смерти Петра) переворот. Проводит его Александр Данилович Меншиков, «главный птенчик», опираясь прежде всего на гвардейские полки, которых было тогда два в России — Преображенский и Семеновский. Этот переворот приводит ко власти вдову Петра Екатерину, которая коронуется как императрица Екатерина Первая. Я не знаю, не готов утверждать, что она была монархиней самого низкого и темного происхождения в мировой истории — с королевами и царицами иногда всякое случалось. Но то, что она была таковой в русской истории, это точно, это совсем точно. Она не принадлежала ни к одному владетельному дому, но русские царицы в то время тоже не принадлежали владетельным домам. Наши государи женились на дворянках, на своих боярышнях. Но эта не была даже дворянкой. То был первый переворот.

Я хочу сначала пройти все перевороты, установить степень родства и только потом характеризовать эти эпохи, что, видимо, придется делать на следующей лекции, потому что это — одно из самых запутанных времен, это век женского правления, блестящий век. Блестящий век! Великолепное искусство, дивная архитектура, начало новой российской словесности. Внешнеполитические успехи поразительны! Завершение создания Российской империи. Тут есть, чем гордиться. Но постоянная чехарда, постоянные фавориты, постоянные заговоры, постоянные перевороты.

Иван Лукьянович Солоневич в «Народной монархии» вообще отрицает, что у нас в XVIII веке было самодержавие. «Да у нас», пишет он, «и монархии-то не было, а была череда фаворитов». Он ту эпоху не любит. Но и он не лишает восхищения и уважения ни Ломоносова, ни Растрелли, ни Державина. Это все при нас. Но история государства выглядела странно.

Итак, посмотрим. Екатерина Вторая правила 34 года, дольше всех. Плюс Елизавета Петровна — 20 лет. Уже 54 года, уже дольше полувека. Плюс Анна Иоанновна — 10 лет. Уже 64 года. Плюс Екатерина Первая — около 3 лет. Плюс правление Анны Леопольдовны — полтора года. Всего две трети века. Остается только правление Петра. Он умер в 1725 году, то есть четверть века уходит на него. А все остальное — это короткое правление низложенного и убитого Петра Третьего, короткое правление умершего безвременно молодым Петра Второго. Короткое правление в конце века тоже убитого Павла Петровича. И всё.

Теперь посмотрим, что получается по датам, потом по степени родства. В 1728 году умирает Екатерина. Императором на абсолютно законном основании, когда амбиции попритихли, без переворота становится Петр Алексеевич. Оспаривать права законного, прямого наследника, внука Петра никто не стал. Казалось бы, с «Правдой воли монаршей» покончено. Но он замерз на охоте, заехал погреться в крестьянский дом, заразился оспой и скоропостижно скончался.

По избранию императрицей становится Анна Иоанновна, в этот момент вдовствующая герцогиня Курляндская. Кстати, Курляндию, значительную часть современной неисторической Латвии, мы получили в наследство законно. Другого наследника не было. Вдовствующая герцогиня была единственной наследницей. Став императрицей, она с собой притащила Курляндию. Между прочим, такие нормы в международном праве временному пересмотру не подлежат. Они не имеют срока давности. То есть, этот кусок Латвии есть наше законное владение, вместе с Ригой и Митавой. Десять лет правления Анны Иоанновны — это так называемая «Бироновщина». В 1730 году начинается, в 1740 году заканчивается.

На основании «Правды воли монаршей», по завещанию Анны императором становится сын ее племянницы младенец Иоанн, вообще-то император Иоанн Шестой, несчастный Шлиссельбургский заключенный, который проведет в Шлиссельбурге всё правление Елизаветы и в самом начале правления Екатерины при попытке его освобождения будет убит. А сама племянница Анны, Анна Леопольдовна, становится в 1740 году правительницей при малолетнем сыне Иване. Она правила полтора года. С ее правлением связаны два переворота. Один армейский в ее пользу. Фельдмаршал Миних устранял Бирона. И затем гвардейский в 1741 году, который приводит на престол «дщерь Петрову», милейшую государыню Елизавету Петровну. Ее очень неплохое для русских людей царствование занимает 20 лет. На нее никто не посягал. Она была вне конкуренции. Она была очень любима и народом и дворянством, и духовенством, кстати сказать. Годы правления — 1741-1761. Ее смерть не сопровождается государственным переворотом. На основании «Правды воли монаршей» Елизавета, в некотором смысле, поступила также как Анна Иоанновна. Ее преемником по завещанию становится ее родной племянник, сын старшей дочери Петра, Петр Третий Федорович. С этого момента, если бы не историческая традиция, строго говоря, мы должны были бы отмечать смену династии. Переход к дальнему родственнику есть смена династии. И таким образом с 1761 года у нас у власти не династия Романовых, а династия Гольштейн-Готторп-Романовых. Это нормально. Такое часто бывает в мировой истории.

В Англии, которая блюдет принцип династии, с XI века сейчас уже восьмая династия, но каждый основатель новой династии женился на представительнице ушедшей династии. В силу того ныне правящая императрица Елизавета вообще-то в кровном, хотя и невероятно отдаленном родстве с Генрихом Завоевателем.

Однако вслед за тем следует очередной гвардейский переворот. Очень скоро, в следующем 1762 году, Петра Третьего вынуждают к отречению от престола, а затем убивают. На престоле оказывается его супруга, всем известная императрица Екатерина Вторая, вообще не имевшая никакого отношения к Романовым, кроме брака с Петром, но имевшая законного сына. Так что, перерыва, вообще-то говоря, нет. Екатерининское правление, начавшееся с переворота, обошлось без дальнейших переворотов.

Павел Первый — законный наследник престола в любом случае, как ни относиться к перевороту 1762 года. Можно осуждать Екатерину, но Павел — сын Петра Третьего. «Правды воли монаршей» на сей раз не потребовалось, хотя существуют упорнейшие слухи всех времен, что Екатерина хотела лишить Павла права престолонаследования, но не решилась. Слухи есть, а документа нет. Павел Петрович был не только законным наследником, но и издал наконец-то настоящий, действующий в настоящее время Закон престолонаследия. Его никто не отменял, ни Временное правительство, ни коммунистический режим, ни послекоммунистический режим. А раз нет акта упразднения закона, то закон действует. Однако, несмотря на то, что появился майоратный, западноевропейского образца, совершенно четкий, строгий закон о престолонаследии, тем не менее, вслед за тем происходят еще два гвардейских переворота. В 1801 году Павел Петрович был убит.

Но закон действовал, и на престол вступает его законный наследник Александр Первый. А в 1825 году, в юбилей, к столетию начала Века дворцовых переворотов происходит последняя попытка гвардейского переворота — «Восстание декабристов» на Сенатской площади, неудачный переворот по привычной схеме гвардейских переворотов. Перевороты же не всегда удаются. Таким образом, Эпоха дворцовых переворотов занимает сто лет — 1725-1825. Вот такая интересная особенность истории России.

Теперь, когда мы знаем хронологию, давайте посмотрим, откуда кто взялся. Екатерина Первая опиралась прежде всего на Меншикова, на своего бывшего любовника, у которого ее отбил Петр. Они были дружны. Никаких интимных отношений у них давно не было, но относились друг к другу очень мило. Это правда. Вот почему Меншиков так старался руками гвардейцев укрепить ее на престоле. Хоть он и генералиссимус, и адмирал Красного флага, президент коллегии, генерал-губернатор Санкт-Петербургский, рейс-маршал, светлейший князь Римской империи, то есть Австрийский, и Российской империи светлейший князь, и еще имел много титулов, он понимал, что титулов и званий много, но происхождение-то его давит. Потому надо укрепляться. Понимал он и то, что никто не знает, переживет ли его Екатерина. Весьма вероятно, что он может пережить Екатерину, а она — его основная опора. Потому Меншиков под себя учреждает (формально учреждает конечно императрица) «Верховный тайный совет», не петровское учреждение, который поставлен над всеми другими институтами государства. Он должен был всегда состоять из 8 членов и располагаться прямо между императрицей и государством. «Государство есть я», понимаете?

То удалось. Меншиков чувствовал себя уверенно, в безопасности. А зря чувствовал. И вот что первое тут интересно. В Верховном тайном совете оказалось много аристократов, больше половины. Родовая знать относилась к Екатерине, как вы понимаете, с хорошо скрываемым презрением. Было бы странно, если было бы иначе. И уже то гарантировало отсутствие любых споров относительно законного наследника. И Петр Алексеевич, как и его дед, опять Петр Алексеевич, Петр Второй, занимает престол.

Все было бы ничего, но Меншикову захотелось быть не «полудержавным», а совсем уже «державным властелином». Пушкина помните в «Полтаве»? И он обтяпывает следующее дельце. Он продвигает в невесты Петру свою дочь Марию. Вы понимаете, что в положении тестя царского, он оказывался бы много выше Верховного тайного совета. Члены Совета понимали то лучше всех, потому они сомкнули ряды и сломили Меншикова, который улетел с конфискацией имущества в Березов, где и скончался, пережив кончину ни в чем не повинной и несчастной Машеньки Меншиковой. Вы помните картину великого Сурикова «Меншиков в Березове». Мария Меншикова сидит там у ног своего отца. Суриков писал ее со своей дочери, умиравшей от чахотки. Затем умер сам Меншиков, остальные дети его остались.

Так как Меншиков был репрессирован в предыдущем режиме, то режим Анны детей Меншикова, вторую дочь и сына, восстановил в титулах и имущественных правах, а они, наследники, в свою очередь без звука вернули Российской империи девять миллионов тогдашних золотых рублей из банков Лондона и Амстердама! То как раз позволяет мне утверждать, что всё зависит от настроений русского общества и от появления в России русского правительства. Нету ничего страшного в утечке миллиардов долларов за границу, потому что как те вернули, так и эти вернут как миленькие.

Дети Меншикова прекрасно понимали, что торговаться с государством не приходится, потому как без лишних слов пятки к ушам приставят. И все здешние дети, не важно кого, Абрамовича, Смоленского и тому подобных, понимают то же самое. Причем приставлять пятки даже не потребуется: условия игры всем известны!

Слушательницы: А Васька слушает, да есть… Они же за границей дети…

Махнач: А что, у нас спецслужб, что ли нету? И потом не все за границу уехали. Ну, Гусинский с детьми за границей. Говорят, Березовские очень чадолюбивы. Потому самих можно даже не выкрадывать, достаточно взять детей…

Так вот, тогда Верховный тайный совет превращается из аристократии в олигархию. Кроме боязливого, устранившегося ото всех дел, канцлера Головкина в него входят прехитрый вице-канцлер барон Остерман, а остальные члены Совета — это четверо Долгоруковых и двое Голицыных. Получился такой семейный «профсоюзик». Добавим к этому также, что из трех фельдмаршалов, возглавлявших Российскую армию, тоже один был Голицын и один Долгоруков.

Причем эти два клана друг друга поддерживают. У них согласие, такой себе, повторяю, семейный профсоюзик. Тут Долгоруковы решают в свою очередь заняться матримониальными делами. И очередной предполагаемой невестой Петра Второго, совсем еще юнца, даже не совершеннолетнего, оказывается Екатерина Долгорукова (Алексеевна). Быстренько удаляют молодую Елизавету. Она, правда, была старше своего племянника, но не намного, и была исключительно хороша. Она всю жизнь была хороша, конечно, по вкусам того времени. У нее была барочная внешность, круглая, фарфоровая, с огромными глазищами. Правда, очень близкая степень родства не прилична в любом случае, но и такой момент был.

Что можно сказать об этих царствованиях? При Екатерине сразу наблюдается смягчение обстановки, сразу же, а при Петре Втором даже умеренная реакция. То есть, никто не повелевал обратно растить бороды и переодеваться в русское платье образца XVII века. Никто не собирался уничтожать флот, срыть Петербург. Но все же столица была возвращена в Москву. Сразу был отменен идиотический петровский указ, запрещающий каменное строительство по всей России помимо Петербурга. Его уже перестали выполнять. Именно умеренная реакция, которая, на мой взгляд, и была необходима. Не резкая ломка всего, что сделал Петр, ведь поезд ушел, Россия двинулась дальше, а умеренная. То означало, что мы можем рассчитывать на то, что Россия отдохнет от действий преобразователя и воспользуется тем, что он оставил положительного, например, международный престиж, флот, мануфактуры. Без его крайностей, без его разрушений. Но, как я отмечал, Петра Второго скоро не стало.

И вот тут вопрос стал серьезным. Петр в последние годы своей жизни был одержим идеей заключения династических браков. Детки подрастали, он их пристраивал. Его международный престиж рос все-таки постоянно, и потому для каждого последующего брака он находил более громкую, более престижную партию. Сначала он женил иноземных властителей на дочерях своего брата Ивана, которых было три. Потом по мере подрастания выдавал замуж своих собственных дочерей, коих было две. В чем тут было дело?

Дело было вот в чем. К моменту, когда нужна была новая кандидатура, наличествовали пять дочерей Ивана и Петра, но у власти была родовая знать. А родовая знать дочерей Петра не желала, и понятно почему. Анна и Елизавета Петровны были «привенчанными детьми». Ну, вообще-то венчание родителей покрывает грех незаконного рождения. Но так с точки зрения церкви, а с точки зрения аристократии они все же были внебрачными детьми, привенчанными уж точно. Но были еще три дочери Ивана, как я уже сказал. Екатерина Ивановна, старшая, была герцогиней Мекленбургской, а Анна Ивановна — герцогиней Курляндской. Почему предпочли младшую? Очень просто. Она была вдова, а герцог Мекленбургской был жив, и, понятно, он не нужен был здесь как муж императрицы. Потому Верховный тайный совет, который решал всё, решил в пользу второй дочери.

Отметим сразу, что третью дочь своего брата, уже умершего, Петр пристроить за иноземного принца не успел. Прасковья Ивановна за спиной у родителя спуталась с Дмитрием Мамоновым, мало того, что спуталась, так еще и тайно с ним повенчалась. Петр, конечно, и за меньшее мог оторвать голову, но в отличие от тирана Ивана, тиран Петр на широкие жесты был способен. Мамонов был героем Полтавы. Потому Петр махнул рукой — живите, как знаете. А Мамоновы потом всегда гордились родством с Романовыми. Так Прасковья отпала.

Что касается собственных дочерей, то их Петр тоже пристраивал, они были младше. Именно таким образом Анна Петровна стала герцогиней Голштинской, а Елизавете Петровне сватали самого наследника французского престола, будущего Людовика XV. Но Петр не успел. Елизавета была еще мала. Покуда то, покуда сё, переговоры, Петр помер. Елизавета так и осталась без брака. Кстати, тайный брак у нее был. И, скорее всего, ребенок был. Ее тайный брак с Разумовским был совершенно законным, но по западным нормам морганатическим, неравнородным, потому претенденты на престол оттуда родится не могли. Что же касается Людовика XV, то по непонятной причине, может быть, даже и по этой он всю жизнь ненавидел Россию, русских и лично Елизавету (Махнач смеется).

Вот почему Верховный тайный совет избирает Анну. Но ей предписано скрепить подписью так называемые «Кондиции», то есть условия, на которых она будет императрицей. Они известны. И подлинный документ, ею подписанный, сохранился в государственном архиве, кстати сказать. Начинается он с развернутого текста о незыблемой верности православию, а дальше следуют условия. Императрица обязуется всегда содержать Верховный тайный совет из 8 персон и без его согласия ни с кем войны не «счинять», мира не заключать, в чины выше полковника не производить (в четыре верхние генеральские, так же и статские, разумеется), в любые придворные чины никого не возводить. Таким образом, ее ближайшее окружение надежно контролировалось Верховным тайным советом. Новых налогов не вводить, что характерно. Единственная оговорка не в пользу Верховного тайного совета выглядит так: у шляхетства имения, чести и живота (то есть жизни) не отнимать без суда. То было единственное, что было сделано в пользу дворянства. В этом отношении этот ограничительный документ значительно уступает предыдущим, которые я не стал бы называть «конституционными», хотя можно, конечно. Ограничительные документы, как вы помните, у нас уже были. В эпоху Смуты сначала была «Подкрестная грамота» царя Василия Шуйского, затем был проект боярина Михаила Салтыкова «Об избрании королевича Владислава на Русский престол». Гарантий для всех русских людей в обоих документах было больше. Та же Подкрестная грамота царя Василия гарантировала от внесудебных репрессий «не токмо дворянство», но и всех людей, а Анненские кондиции — только дворянство. Как раз, начиная с Петра, в первой половине XVIII века у нас жил этот польский термин — «шляхетство». Он начал выходить из употребления при Елизавете Петровне и окончательно исчез при Екатерине. И в конце, близко к тексту: «А если не исполню и недодержу чего, то лишена буду короны Российской». Серьезный документ.

Но, но. Верховников боялись, всерьез боялись, гораздо больше боялись, чем императрицы. И сложилось еще две группировки. Одна группировка, про которую почему-то забывают, хотела ограничений абсолютной власти государыни. Но, во-первых, она хотела гораздо меньших ограничений, гораздо более скромных. А во-вторых, эта группировка, естественно, некоторые ограничения предполагала в пользу не Верховного тайного совета, а Совета избранного дворянства, то есть как бы небольшого парламента. Это тоже ступенькой ниже, чем в XVII веке, потому что у нас не только дворяне заседали в земском соборе. Но все же то был некоторый возврат к традициям. Душой того проекта был будущий великий историк Василий Никитич Татищев. Но так как он был особой всего лишь 5 класса, даже не генеральского класса, что при дворе несолидно, был статским советником, между генералом и полковником, то, конечно, против могущественных верховников статский советник Татищев выступить не мог. Ему бы легко голову оторвали. Тогда, в XVIII веке статскому советнику в армии соответствовал бригадир, а на флоте — капитан-майор. В XIX веке военные чины пятого класса выйдут из употребления, а статский советник останется. Но Татищев нашел человека медлительного, ленивого, но честного и, безусловно, любящего Россию. То был князь Александр Михайлович Черкасский.

Черкасские заслужено гордились тем, что они были в родстве с обеими большими, долговременными русскими династиями, с ушедшей династией — через вторую жену Ивана IV Марию Севрюкову. Они были кабардинцы, но выехали на русскую службу в XVI веке и к XVIII веку окончательно обрусели. Сам Александр Михайлович был так богат и знатен, что ему ничего не было нужно. Был так ленив, что его прозвали «Черепахой». Но как человек честный, просто на благо России он был готов.

Но была еще одна сила, и, судя по всему, она не представляла собою единства. Она действовала в пользу разрыва всех кондиций и отмены всех ограничений царской воли. То был член Верховного тайного совета вице-канцлер Остерман, у которого были связи в гвардии. Гвардейцы, те же самые преторианцы, преображенцы и семеновцы, от неограниченной царской власти только бесконечные подарки получали и тоже побаивались верховников. Тут приложил свою ручонку и Феофан Прокопович.

А у Феофана было тяжелое положение. На Феофана, как мы говорили в XX веке, «телега наезжала», страшная телега. Над ним нависало обвинение в неправославии. Если бы русские архиереи Лев Юрлов, Георгий Дашков, Игнатий Смола, Феофилакт Лопатинский вели себя с Феофаном так же, как сам Феофан вел себя со своими противниками, то Феофана давно бы уже не было в живых, или он сидел бы в каменном мешке в Соловецком монастыре. Но они были люди порядочные, потому предъявляли ему претензии, требовали ответа за неправославные высказывания, писания, деяния. А Феофан отписывался, развернуто доказывал, что его не так поняли, что он нормальный русский архиерей. Архиереи читали, качали головами, трясли бородами, ловили на чем-то, писали ему следующий вопрос, а он тянул резину, ему необходимо было оказать Анне услугу!

Анну информировали о том, что, Верховный тайный совет отнюдь не представляет воли даже дворянства, тем более народа русского. Анна приезжает, ее коронация естественно проходит в Москве, и столица была в Москве. Верховники повели себя как аристократы, которые, как известно, снобы. Они не чувствовали угрозы, они чувствовали себя всемогущими. Вот если бы они дурака-то не валяли, все могло бы повернуться не так, ведь 20 маршалов были их родня. Ну что стоило в столицу ввести армейские полки и блокировать таким образом гвардейцев! А того не было сделано. И когда в торжественной обстановке Анна должна была утвердить Кондиции и приступить к процессу коронации, в коридорах и на лестницах уже звенели шпагами преображенцы и семеновцы, угрожая всех переколоть, членов Верховного тайного совета сбросить в окно на штыки, а противодействующей силы не было. Анна боялась, она все равно боялась. И проблему разрешила ее старшая сестрица, Екатерина Мекленбургская, которая первая бросилась на колени перед младшей сестрой, приветствуя ее императрицей. В этот момент Анна, наконец, решилась разыграть невинность, сказала «я-то думала, что все того хотят, а теперь вижу иное» и порвала кондиции. Я не видел документа, естественно, но фотокопию видел. Линия разрыва на грамоте видна.

Правление Анны, при котором ее фаворит Бирон становится по русскому приказу герцогом Курляндским, будучи человеком абсолютно не знатным, кстати сказать, вошло в историю как «Бироновщина». С этим правлением связана необычайно жестокая, репрессивная обстановка, активность страшной канцелярии тайных дел, тогдашнего КГБ, тогдашнего пыточного ведомства, которое в свою очередь было преемником Преображенского приказа при Петре. Кстати, если вы найдете где-нибудь в марксистской литературе или у других ненавистников России утверждение, что канцелярия тайных дел XVIII века была продолжением приказа тайных дел царя Алексея Михайловича, что ничего не изменилось, то знайте, что вам налгали. Тайный приказ действительно существовал при Алексее Михайловиче. Но только то был не пыточный приказ, ни тогдашний КГБ, а небольшое шифровальное ведомство, обеспечивающее секретную переписку (Махнач смеется).

Засилье немцев стало невыносимым. Причем немцы были загребущие, немцы были казнокрады. Не один Бирон. Бирон увлекался лошадьми и потому тратил на конюшни государственные деньги с невероятным размахом. Хотел, правда, походя, и России, точнее императрице принести пользу, но был дурак, большой интриган, но дурак. Лошадьми увлекался, но ничего не понимал в коневодстве. Бирон хотел вывести универсальную лошадь — крупную, которая обеспечивала бы сразу кавалерию и артиллерию. С одной стороны она должна была быть мощной, а с другой стороны боевой. Потому вывели породу лошадей крупных и злобных. Артиллеристы просто боялись своих лошадей. В итоге получилась Бироновская порода равно плохая как для артиллерии, так и для кавалерии. Для артиллерии она была слишком злобной, а для кавалерии — слишком тяжелой, не быстрой.

Вообще же, Бироновщина, о которой я подробно говорить не буду, представляет собой гротескную пародию на эпоху Петра. При Петре было жестоко, а стало еще больше жестокостей. При Петре было многовато иностранцев, теперь же вся верхушка состояла практически из одних иностранцев. При Петре воровали, но все-таки иногда одних Петр дубасил и отнимал наворованное, как у Меншикова, а других казнил. Так попал на плаху совершенно грандиозный расхититель государственного имущества, первый Сибирский губернатор Матвей Гагарин. При Петре за казнокрадство иногда и казнили, иногда объявляли в немилость, частично отбирали подаренные имения. Всяко бывало. Петр время от времени наказывал Меншикова, отбирал у него, много отбирал, но у Меншикова было всего столько, что то не наносило ущерба его имущественному состоянию. Так вот, в Бироновщину все недостатки Петровской эпохи были возведены в превосходную степень, а достоинства петровской эпохи не наблюдались. Флот перестали строить, он сгнил. Наши дорогостоящие корабли просто отслужили свой срок.

Единственным положительным, что можно заметить в это время, чтобы не говорить обо всех немцах как об обязательно казнокрадах, негодяях и приспешниках репрессивного режима, была деятельность фельдмаршала Миниха, одного из немцев на русской службе. Он создал в противовес старшим гвардейским полкам еще один гвардейский, Измайловский полк, и еще полк конной гвардии. Миних же создал и настоящую кавалерию, потому что драгуны были все-таки полу-кавалерия, полу-пехота. Чистой кавалерии в русской армии при Петре не было. Теперь она появилась в лице кирасиров. Три кирасирских полка были сформированы по инициативе и при деятельном участи Миниха. Один даже носил его имя — Кирасирский фельдмаршала Миниха полк. Еще более добрую акцию провел Миних, учредив, наконец, систему военного образования. Им был учрежден Сухопутный шляхетский корпус — прообраз будущих кадетских корпусов.

Так что, не все немцы были негодяи, но русским людям было не в моготу. В конце правления Анны был даже заговор с целью переворота. Есть основания подозревать, что переворот планировался в пользу Елизаветы Петровны. Но и в пытке ни один участник заговора ее не назвал. Она бы погибла, конечно. Но на нее ничего не было. То был заговор весьма высокопоставленного вельможи и чиновника, кабинет-министра Артемия Волынского. Интересно отметить состав заговорщиков. То были все люди даровитые и родовитые, хоть и не первого ряда. Еропкин (Петр Михайлович) был родовитым архитектором. Хрущев (Андрей Федорович) — тоже старинная дворянская фамилия, к которой Никита Сергеевич никакого отношения не имел. Хрущев был инженером. Мусин-Пушкин (Платон Иванович) был главой коммерц-коллегии, аристократом и блестящим организатором. Все были незаурядными людьми. Причем погибли они в самом конце, Анне оставалось несколько месяцев.

У Анны наследника не было в силу того, что не было наследника от герцога Курляндского и не могло быть. Да, я забыл сказать, что Анна при вступлении на престол обязалась также на всякий случай никогда не вступать в брак. Хотя по нормам того времени ей было и поздновато, но все равно перестраховались. Потому, опираясь на «Правду воли монаршей», она совершила гениальную акцию. Она назначила наследником внучатого племянника, Анна выдала дочь Екатерины Мекленбургской (и герцога Мекленбургского, соответственно) Анну Леопольдовну за принца Антона-Ульриха Брауншвейгского. Он там был лишним, никому не нужным. А тут его стразу сделали генерал-лейтенантом, хотя в военном деле он был также абсолютно бездарен, как и в любом другом. Но ни Антон-Ульрих, ни сама Анна (дочь Екатерины) не могли наследовать престола, а должен был наследовать их ребенок. Причем Анна учудила нечто невероятно беспрецедентное в мировой истории. Ну, присягать своим наследникам некоторые монархи при своей жизни заставляли. А то был, вероятно, единственный случай в мировой истории, когда при Анне генералитет и сенат присягали пузу, когда было еще неизвестно, кто из этого пуза появится. Появился мальчик. Его ждет несчастнейшая судьба. Свою жизнь он проведет заключенным в крепости. Надо сказать, что Елизавета жестокой тираншей, безусловно, не была и, совершив переворот, она выслала Брауншвейгское семейство за границу. Но тут ей донесла секретная служба, что судьбами этой семьи очень заинтересовались, то есть, что эту карту будут разыгрывать сопредельные державы. А то было уже серьезно. Выпускать за границу конкурента, возможного претендента на престол было невозможно. Потому Анна с мужем отправятся в ссылку, а царевич, фактически царь, отправится в крепость. Но то все в будущем.

Несмотря на титул правительницы, Анна Леопольдовна не правила. У нее был почетный титул «матери императора», потому что кроме правительницы был назначен и регент — нам известный Бирон. О своем фаворите Анна Иоанновна позаботилась. Надо сказать, что даже при Бироне правление Анны Леопольдовны было мягким, потом совсем мягким. Очень многих отпускали, возвращали с каторги, возвращали из ссылки. При Елизавете вернули всех, кого успели, а начали при Анне Леопольдовне. Многих миловали. Так вернулись враги Феофана Прокоповича, причастные к тайным действиям против него, братья художники Никитины. Правда, посредственный Роман вместе с сыном, будущим блестящим архитектором Петром Никитиным, доедут, а как раз талантливый портретист Иван Никитин не доедет до Москвы, он помрет в пути.

Но Анну тяготила опека со стороны Бирона. И Миних сделал ей подарок. Очередной переворот, переворот силами армии. Бирона арестовали, его вытащили прямо из постели. А так как действительно здоровенный герцог сопротивлялся и драться начал, то не менее здоровенные гренадеры, пришедшие его арестовывать, накостыляли ему крепенько по шее. И битый Бирон отправился в Березов, конечно. В Березов! На место! На то самое место, откуда выпустили детей Меншикова.

Недовольство иноземцами было и при Петре, и тогда их было многовато. Но недовольство засильем немцев за 10 лет Бироновщины даже при мягком режиме правительницы стало настолько сильным, что очередной переворот был произведен усилиями только одной гренадерской роты Преображенского полка. Вот так легко было делать перевороты в XVIII веке. Одной роты хватало, чтобы ворваться во дворец и арестовать монарха. Очередные перемещения, очередные аресты. И вот Елизавета Петровна у власти. Смешно, что под это дело поднадзорного Бирона перевели из положения ссыльного под домашний арест в Ярославль, где у него был прекрасный дом с прекрасным садом. То есть, положение ссыльного было заменено почетной отставкой, но под надзором. А на его место отправился Миних. По пути они встретились. Как встретились, о чем поговорили, как друг на друга смотрели, неизвестно.

Тут отметим, что Миних 20 лет провел в ссылке. Ему только перевалило за 70, когда он вернулся при Екатерине. Многие его сверстники были стариками. Миних же, который колол дрова, ходил на охоту, учил грамоте сельских ребятишек, всяко развлекался в своей ссылке, вернулся оттуда таким же здоровяком, каким туда отправился, и даже на всякий случай пытался ухлестывать за Екатериной. Он далеко не самый худший немец в русской истории. От двора его тут же удалили, чтобы дурака не валял. Так он еще порт построил на Балтийском море, сейчас не существующий, ураганом смытый.

То все-таки была эпоха поразительных людей, эпоха людей могучих. Не надо забывать, что то было время пассионариев, то была все еще фаза перегрева русского народа. Недюжинные люди. Вот, например, три главных участника заговора Волынского пошли на плаху, но не все. Не пошел адмирал Федор Соймонов, старинного дворянского рода, кстати сказать. Их имение Васильевское находится между Подольском и Серпуховом. Соймонов был жизнью обязан самому себе. Под пыткой ничего от него не узнали. На каторгу попал за косвенные данные. До того Соймонов был одним их первых русских стажеров на английском флоте. Зарекомендовал себя как ученый навигатор, составитель подробной лоции Балтийского моря, занимался артиллерией и архитектурой, был в чине контр-адмирала главным судьей Балтийского флота. Отличился тем, что когда за кем-то из его подчиненных осмелились явиться на корабль чины тайной канцелярии, Соймонов, как полновластный в уголовных делах и главный судья, велел матросам вышвырнуть их вон. Во все времена военные, особенно моряки, к спецслужбам относились плохо, а уж тогда-то, сами понимаете. Так что побили крепенько. Ничего, сошло с рук.

Насколько известно, около года потребовалось, чтобы разыскать Соймонова по каторгам, так как он был лишен имени и нигде не значился под своим. И даже родилась легенда, как посланный усталый офицер сидел у костра со стражниками, согревался и по чем свет костерил каторжника, которого ему приходится разыскивать по всей Сибири. Тут он и нашелся среди окружающих.

Ходила легенда, что ему вырвали ноздри и сделали пластическую операцию. Но то чушь. Никто бы тогда пластики не сделал. Значит, все-таки не рвали. Но он, тем не менее, был возвращен, и в Кремле на Соборной площади были выстроены войска всех родов оружия. И под барабанный бой Соймонова накрывали знаменами, возвращали честь, ведь он же побывал в руках палача. После того он управлял заводами в Сибири, затем был Сибирским губернатором, при Екатерине был назначен в Сенат и просенаторствовал, кажется, 6 лет. И только потом в 80 лет ушел в полную отставку. Казалось бы, можно чаек попивать. Ничего подобного. Он готовит свои труды, полное собрание его сочинений может заполнить книжную полку. Первая история Сибири, сочинения гидрографические и гидрологические, артиллерия, архитектура корабля, организация заводского дела в Сибири. Он скончался почти в 90 лет. И, конечно, в наш век таких людей больше не рожают. То было небольшое отступление.

А что произошло с Елизаветой, о достойном ее царствовании мы подробно поговорим в следующий раз. У нее тоже не было законного наследника, сына вроде бы не было. Дочь у нее, надо полагать, все-таки была от Разумовского, хотя доказательств нету. Видимо, все-таки монахиня женского московского Ивановского монастыря «Досифея» — ее дочь. На ее отпевании присутствовала вся знать, только не императорская семья. И погребена она была в Новоспасском монастыре. А то родовой монастырь Романовых, где Романовы не цари не погребались. И над ее могилой стоит часовня.

Но в любом случае дети Елизаветы от брака с Разумовским не могли наследовать престол. То была бы уж очень большая наглость. И потому она поступила почти как Анна, но не так замысловато. Старшая сестра Елизаветы Анна Петровна умерла сразу после родов. Рассказывают, что, только встав с постели, ей было душно, подошла к окну, распахнула его, была весна, простудилась, и ее не стало. Долгое время «Кильского ребенка» никто не замечал в России. Ну, а зачем нужен сын Голштинского герцога да еще без русского воспитания, который, только родившись, лишился русской матери? Но у Елизаветы не было особого выбора. Петра, «присоединив» к православию, поименовали Петром Федоровичем, привезли в Россию и сделали наследником престола. Вот вам замысловатость этой «воли монаршей». Повторился пируэт Анны Леопольдовны с Иваном Шестым.

Таковы причуды XVIII века. О правлении Елизаветы и кратковременных проблемах правления Петра III в следующий раз, ровно через неделю в следующий вторник. Хочу только закончить на хорошей, доброй ноте. Есть предание, что, отправляясь совершать переворот, арестовывать Анну Леопольдовну, Елизавета молилась перед Иконой Богоматери и дала обет никогда никого не казнить. Но кто бы мог то рассказать? Только Елизавета или Богородица. Но кому? Однако факт остается фактом. За 20 лет Елизавета Петровна не подписала ни одного смертного приговора. Может быть, она рассказала то мужу своему Разумовскому.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Владимирское предгосударство (2006)  
19 июня 2014 г. в 16:59

Москва, Университет Иоанна Богослова. 2006.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, июнь 2014.

В начале окончание предыдущей лекции об общественно-политическом устройстве домонгольской Руси

Так, на чем мы закончили прошлый раз? Смердов я прочитал, да? И закупов, временно зависимых людей, я прочитал. Вот и хорошо тогда.

Значит, как мы с вами установили, в России, на Руси преобладало свободное, общинное крестьянство, то есть смерды. Так продолжалось, сразу отметим, и после монгольской эпохи, пока не появились некоторые тенденции — прикрепление крестьян к земле. Но то началось только в XVI веке. Кстати сказать, ряд историков-марксистов, особенно старательно академик Греков, просто из кожи вон лезли, желая разыскать феодализацию, закрепощение. Но ничего не получалось, потому что временно зависимые, как мы сейчас увидим, действительно были, но совсем зависимых не было, а должны были быть. Должны были быть крепостные, в которых временно зависимые превращаются по мере закрепощения.

Правда, были холопы, но они есть, безусловно, рабы в домонгольский период. Некоторое смягчение их рабского положения шло под влиянием христианского воспитания. В частности, рядом указов владельцам запрещалось холопов убивать.

Более того, мы приняли определенный объем законодательства у византийцев. Они составили корпус, заметно больший по размеру, чем Правда Русская, под названием Мерило Праведное. Туда вошло то, что относилось к церкви, то есть брак, развод, в значительной степени имущественные отношения, потому что от отношений брака зависит наследование имущества. Ну, и наконец, в Мерило Праведное вошел и Закон Градский. У нас его также называли Книгой Эпарха. Не буду его рассказывать, ибо вправе вас отослать к своей работе «Русский город и русский дом». Там все есть. Она для вас обязательна.

В частности были усилены ограничения для вступления в брак. В России поправленный Номоканон требовал на ступеньку больше, чем в Византии. И то понятно. Там давно привыкли к определенной строгости. Никто не посягал жениться на двоюродной сестре. У нас к такой строгости не привыкли, и церковь, так сказать, несколько перегибала палку. Браки между троюродными родственниками были в Византии совершенно обычными, хотя и требовалось разрешение епископа, который, как правило, удовлетворял просьбу. А ближе — уже инцест, и все естественно испытывали к тому отвращение.

Повторяю, положение холопов смягчалось, но они оставались рабами на протяжении домонгольского периода, который мы с вами сегодня заканчиваем. И если допустить, что закупы, то есть временно зависимые, превращались в холопов, то тогда у нас устанавливался не феодализм (согласно марксизму), а рабовладение. Первый историк-марксист, весьма злополучный ненавистник церкви, хоть и по фамилии Покровский, так и предполагал, что наступает рабовладение, и что вообще в домонгольской рабовладельческой Руси никакого феодализма не было. Его осудили за, так сказать, недостаточный марксизм, но как ни старались найти крепостных в домонгольской Руси, то никак не удавалось.

Вообще-то закуп мог быть похолоплен, но лишь в двух случаях. Первый случай: он мог добровольно продать себя в холопы, или вступить в брак с холопкой без предварительного договора с ее хозяином, что то же самое. И второй случай: он мог, не выплатив долга, то есть купы, сбежать. Как вы понимаете, первый случай есть исключение. Вообще вас не должно удивлять, что иногда люди продавали себя в рабство. В итоге стихийного бедствия можно было остаться без ничего, даже без общины, голеньким. И помочь тогда некому. Но есть и другая причина: реальные условия жизни холопа могли быть и повыше, чем у смерда. Во все времена есть люди, которые больше любят свободу, а есть люди, которые больше любят — ну, ее, свободу — вкусно покушать, сытно покушать. Но то всё равно было редкостью в свободолюбивой атмосфере древней Руси, которую я вам описывал. Второй случай тоже редкость, потому что для того надо было стать закупом, не выплатить долг, сбежать, быть пойманным и по суду быть проданным в холопы. Как вы понимаете, то тоже единичный случай. Холопов было гораздо меньше, чем свободных, намного меньше. И вообще в основном холопы были дворней, а не земледельцами, не скотоводами, не ремесленниками. Боярин, конечно, мог иметь холопа-сапожника, но всё равно не мог конкурировать с мощным ремеслом многочисленных городов древней Руси.

Что такое «временно зависимый»? Есть две категории. Наиболее хорошо известны и изучены — «закупы». От слова «купа» (заем). Корень живет и в современном русском языке: «покупка», «покупать». И «рядовище» от слова «ряд» (договор). Этот корень тоже существует в словах «подряд», «наряд», «разряд». Чаще всего упоминаются закупы. Вот мы о закупах и поговорим. Впрочем, есть основания полагать, что положение этих двух категорий сильно не отличалось. Почему человек шел в закупы? А вот именно по той причине, что уже говорил, — когда он оставался без поддержки общины. Он мог быть изгнанником. Можно было так испортить отношения с соседями, что приходилось бежать. Но чаще то был результат какого-нибудь бедствия, когда обнищала вся община, и соседскую помощь оказать некому. Тогда приходится идти к боярину. И вот тут-то не только в сельской среде, но и в городской возникали кабальные отношения, о чем вы слышали, конечно. Объясняю на пальцах. Вообще проценты на займы были высокими, но я специально беру очень высокие, чтобы было удобнее считать. Предположим, вы пришли к боярину и просите купу в две гривны под 50% годовых, то есть под гривну. Обзаводитесь хозяйством, работаете. Через год честно несете ему одну гривну. Проходит еще год, вы несете вторую гривну. Вы уже отдали две гривны, но вам нужно еще две, чтобы выкупиться. А то очень много. Две гривны у вас есть, но если вы их отдадите, то вы останетесь без имущества. То крупная сумма для такого мелкого труженика, как закуп. Если все распродать и вернуть деньги, придется снова идти за купой. А когда пройдет год, то вы заплатите всего уже три гривны, но выкупиться не сможете. Вот это закабаление и есть закрепощение. Вроде бы всё так, но нету крепостных, в которых должны превращаться закупы. Процесс закабаления может быть очень долгим, многолетним, закуп может так и умереть закупом. Но то всё равно не делает его детей зависимыми или прикрепленными.

Кроме того, то правило было изменено и очень жестко после событий 1113 года. То было крупное, так называемое «антифеодальное восстание» в Киеве. На самом деле оно не было антифеодальным. Ничего особо феодального там не было, восстание было антикабальным. А что же было в Киеве? В Киеве перед этим годом княжил, то есть занимал место великого князя Святополк Изяславич. То был не тот Святополк Окаянный, как вы понимаете, тот был в X веке, а мы говорим о начале XII века. Иногда так и пишут: Святополк Второй, по пребыванию на киевском столе. Он — сын Изяслава, внук Ярослава Мудрого, правнук святого Владимира, двоюродный брат Владимира Мономаха, который тогда еще не был киевским князем. Святополк был довольно поганым князем. Очень любил «совместные предприятия», очень любил разные предметы роскоши с Запада, из Ирана. А обеспечить их ему могла лучше всего киевская община иудеев-рахдонитов, выходцев из Ирана, которая на том страшно жирела. Вот почему я говорю о совместных предприятиях. А расплачиваться, как вы понимаете, приходилось киевлянам. Но увеличить подворную подать Святополк не мог, такой власти у него не было. Она была одинаковой от отца к сыну. Но были другие источники доходов князя: мыто (торговая пошлина), судебные сборы, и так далее. Святополк выжимал деньги, иудейская община сильно жирела. А дружина у Святополка была свирепой, в Киеве можно было прокормить довольно большие дружины. И вообще, чтобы восстать, русскому народу требуется некоторое время на разгон. Раскачаться надо.

Пока киевляне раскачивались, Святополк умер. Некоторые историки предполагают, что ему помогли в скоропостижной смерти. В любом случае мне его не жаль, туда ему и дорога. Важно то, что он внезапно умер. И киевляне тут же радостно пошли громить иудеев. А те заперлись в синагоге и отчаянно сопротивлялись. Киевляне же позвали на киевский стол Владимира Мономаха. Он, кстати, вел себя порядочно, чужих столов не искал. Но тут был особый случай, тут восстание. Он принял приглашение, прибыл в Киев, спас уцелевших иудеев, из чего можно сделать очень важный вывод. Если на вас напали, обязательно защищайтесь. Весьма возможно, что вы будете защищаться, и вас убьют. Но точно можно сказать, что если не будете защищаться, то убьют обязательно. И в соглашении с другими князьями Владимир запретил иудеям проживать в Русской земле. Тот запрет действовал веками в великорусских областях до Екатерины Второй, а в западных областях постепенно перестал действовать по мере их подчинения Польше и Великому княжеству Литовскому. Вот откуда, забегая в будущее, пресловутая черта оседлости, потому что они все были западнорусского происхождения (украинского и белорусского).

Но то восстание не было направлено исключительно против иудейской общины. Оно также не носило чисто этнического характера. Оно было антикабальным. И Мономах в соглашении с другими князьями, которых было много и без которых он не мог того сделать, последний раз дополняет Правду Русскую, вводя Правило третьего реза. Впервые Правда Русская Ярослава Мудрого пространно дополнялась уже его сыновьями.

Третий рез — это третий учетный срок. Действовало правило следующим образом. Берем тот же самый случай — двугривенная купа под 50% годовых. Что мы получаем? Через год боярин получает одну гривну, еще через год — вторую гривну, а на третий год — третий рез. То есть, приносят ему гривну и говорят: всё, а дальше правило третьего реза, кабала расторгнута, и шиш тебе, боярин, без масла. То имело два положительных следствия. Во-первых, прекратилось распространение кабальных отношений, а во-вторых, усовершенствовались, вообще-то говоря, отношения кредита. Стало невыгодно требовать очень высокие учетные ставки, ибо вылетишь по Правилу третьего реза. Учетные ставки снизились, и то расширило круг банковских операций.

Я должен заметить, что в православном мире ведь никогда не было, как в католическом, строжайшего запрета вообще на ростовщичество. Были нравственные претензии, осуждали жестокость ростовщика, неимоверные проценты. И можно было даже под отлучение от церкви залететь.

Слушательница: Нам срочно нужен Мономах.

Махнач: Совершенно справедливо. Нам давно нужен Мономах. В аудитории смеются.

Так вот, отношения кредита расширились. И, сразу замечу, вся обширнейшая, самая гигантская по территории Новгородская колонизация Русского севера была построена на отношениях кредита. И торговля в Новгороде была тоже во многом связана с кредитом.

На этом тему «Общественно-политическое устройство Древней Руси» закрываем. Следующая тема — «Владимирское предгосударство».

Владимирское предгосударство

Термин «Владимирское предгосударство» введен нижегородской исследовательницей Серовой. «Владимирское», конечно, от города Владимира, а ни в коем случае не от имени Владимир. Ни с одним Владимиром оно не связано. К сожалению, Серова издала свою работу в альманахе, потому она малоизвестна. Ее затирали, потом она появилась. Потом снова исчезла, возможно, что уже скончалась. При советской власти ее не публиковали не потому, что она была какой-нибудь зловредной, ну хотя бы как Махнач, а потому что она была школьной учительницей, а школьному учителю не положено высказывать новое в науке. Такое мог опубликовать только академик с двумя докторами. Сейчас стало полегче.

Владимирское предгосударство — это консолидирующая деятельность русских князей от конфедерации к созданию единой державы Российской в конечном итоге. Первый этап той деятельности, относящийся к середине XII века, еще не претендовал, не посягал на создание единой России. Тот первый этап был лишь попыткой заменить конфедерацию федерацией, дать России некий центр. Он был связан с возвышением города Владимира-на-Клязьме и с такими выдающимися деятелями нашей истории как святой благоверный князь Андрей Боголюбский и его брат и преемник Всеволод Третий, именуемый обычно Всеволод Большое Гнездо. Иначе их еще называют, что тоже о многом говорит, «Владимирскими самовластцами». У Андрея мужского потомства не было. Россию создали потомки Всеволода, Всеволодовичи. Его внук — Александр Невский. Потомки Александра Невского — московские князья, а затем цари, до XVI века, конечно, цари доромановского периода.

Прошу прощения. Это нецивилизованно, но стакана у меня нет. Махнач пьет воду из бутылки.

Андрей был одним из внуков Владимира Мономаха, старшим сыном, наследником суздальского князя Юрия Долгорукого, который судя по всему Москвы не основывал, но так уж ему повезло, что Москва впервые упомянута в летописи в связи с ним. Москва, конечно, старше. Но поскольку другой точной даты нет, приходится считать от 1147 года.

Юрий был князем никудышным, а самое главное старомодным, пережившим свою эпоху. Он всю свою жизнь положил на то, чтобы доискаться Золотого Киевского стола. Киев же переставал быть престижным. Киев беднел. Дело все в том, что в 1070 году византийские войска потерпели страшное поражение в битве при Манцикерте. И резко, скачкообразно Константинополь стал беднее, а Константинополь был основным торговым партнером Киева и потому потянул Киев за собой. Русская земля отнюдь не беднела, а значение Киева падало. Тем не менее, вот Киев ему подавай! Своей собственной землей он занимался мало, он занимался интригами, угрозами. То была его основная работа. Торговался: ты вот мне поможешь с Киевом, а я тебе то-то или то-то...

Только в самом конце жизни он начал каменное строительство, которое было распространенно уже повсеместно по Русской земле. Интересно, что ему на редкость повезло: оба храма, им заложенные, но завершения которых он не дождался, сохранились. То старейшие храмы северо-востока: Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском, сохранившийся прекрасно, и небольшая Церковь святых Бориса и Глеба в Кидекше под Суздалем, ну сейчас уже на окраине Суздаля. Там была загородная княжеская резиденция. Он построил ее для себя, а собор — для города.

В Ростове и Суздале соборы уже были к тому времени. Они были построены до Юрия, при Мономахе. То есть, Владимир стал третьим городом (после Ростова и Суздаля). Заложены они были в 1152 году и завершены были Андреем в 1157 году. Оба храма были одногодки. К сожалению, Церковь Бориса и Глеба сохранилась частично. Своды переделаны. Естественно, глава чужая. Изменена восточная часть, увеличен алтарь за счет храма. По церкви проехались в XVII и XVIII веках. Но посмотреть интересно. Три фасада XII века все же видно.

Хоть князем Юрий был плохим, но отцом, вероятно, неплохим. Сына Андрея посадил на Вышгороде, обеспечивая ему дальнейшую попытку прорваться на Киев, когда не станет Юрия. Вышгород стоит рядом, то удобно — раз, и ты уже в Киеве! Андрей посидел, посидел и сбежал домой вопреки воле отца, прислав ему послание с извинением, где четко прописал: «Не хочу быть на Вышгороде, хочу на Суздале, бо то наша отчина». То есть, то наша земля, на свою землю. То интересный момент. Кстати, он сыграл при том, несомненно, определенную роль в его прославлении. Именно Андрей привез с собой две знаменитейшие чудотворные иконы — Владимирскую и Боголюбскую, дошедшие до нас, слава Богу. Правда, Владимирская в очень приличном состоянии для XI века, а Боголюбская сохранилась очень плохо. Но тем не менее. И вообще Андрей отличался большим усердием в почитании Богоматери.

Что начинает делать Андрей? Он, пожалуй, самый сильный князь на Руси. Северо-восточная Русь стала уже достаточно многолюдной и могла позволить себе приличное войско. Определенные шансы на Киев у него есть, когда умирает Юрий. Но Андрей по-прежнему отнюдь не рвется в Киев, теперь уже не на Вышгород, теперь уже не в Киев. Он совсем не хочет сидеть в Киеве, он про Киев уже все понял! Он хочет сидеть во Владимире и из Владимира править Русской землей. В этом вся его политика. Вплоть до того, что, когда с ним нарушают договор союзные и обязанные ему многим Смоленские князья, он их просто бумагой выгоняет вон, и они без звука уезжают из своих городов, потому что знают, что с Андреем шутки плохи!

Он стремится возвыситься над Киевом, и потому предпринимает крайне неудачную попытку, на некоторое время очень обострившую внутрицерковную жизнь, заполучить для города Владимира, своего любимого города, епископа, причем с правами архиепископа, то есть зависимого не от Киевского митрополита, а только непосредственно от патриарха Цареградского. Он проиграл тогда.

Он проиграл также неудачный поход на Новгород. Правда, там произошло чудо, и чудо как раз от иконы Божьей Матери. То чудо описано, есть даже икона, где все подробно изображено. Новгородцы совершали крестный ход с иконой Знамение Богоматери, главной новгородской святыней, по стенам, обходя стены города. В это время шли переговоры послов, близ Новгорода, можно сказать, перед Новгородом. У нас есть только новгородское описание переговоров. Они были сорваны суздальскими или, если хотите, владимирскими лучниками, которые начали вероломно стрелять. И одна из стрел поразила икону Знамение, которая отвернулась от владимирцев к Новгороду. Затем последовал крупнейший военный разгром новгородцами владимирцев. Кстати, давно высказана гипотеза, что у того чуда, не у военной победы, конечно, может быть рациональное объяснение. Та икона-то тоже сохранилась. Она была выносная, двусторонняя. Крепилась она не так, как мы сейчас крепим выносные иконы, а сбоку как флаг. Даже следы петель сохранились. И от удара стрелы она могла просто повернуться. Во всяком случае, как отмечал Ключевский, утопить Владимирское войско в новгородских снегах, да еще так, что новгородцы потом на всех рынках суздальцами за мелкую монету торговали, на то можно было решиться и с меньшим умом, чем у Андрея.

Боголюбский бывал резок чрезвычайно, но свою линию он вел: предпочитал Владимир, отстраивал Владимир, стремился приблизить Владимир к Киеву красотой, значением. Неслучайно при нем во Владимире возводятся Золотые ворота. Почему? А все просто: в Иерусалиме были Золотые ворота, в Константинополе были Золотые ворота, в Киеве были Золотые ворота. Ага, ну тогда и во Владимире обязательно будут Золотые ворота! Они дошли до нас в значительной степени. Он много строит, создает целую архитектурную школу. До нас дошло далеко не большинство того, что было при нем построено. Но все же до нас дошли Успенский и Дмитриевский соборы в самом Владимире, и близ Владимира всемирно известный шедевр — церковь Покрова на Нерли. И всё в белом камне. Белокаменная техника началась с Юрия. Правда, в XII веке в белом камне уже строили в Галиции, на крайнем юго-западе. Но связь с Галицией в технике строительства я считаю маловероятной

Вопрос студентки: А Георгиевский собор в Юрьеве-Польском при котором князе строили?

Ответ: Даты не помню. То начало XIII века, перед самой Ордой. То последний белокаменный храм, значит, надо полагать, что при Юрии Всеволодовиче, который погибнет на Сити, при князе, при котором Орда пришла. А уж кто тогда сидел на самом Юрьеве-Польском, я и знать не знаю. Там же, наверняка, тоже был князь какой-то из той же линии, из Большого Гнезда.

Я увлекся немного. Успенский собор действительно построен при Андрее, и Покров на Нерли тоже. Но Дмитриевский собор был построен все-таки позднее, при Всеволоде Третьем. Был и третий собор в ряду на гребне Владимирской горы. Северо-восточнее за Владимирским и Дмитриевским стоял еще Рождественский (монастырский) собор. Но его взорвали большевички, товарищи кагебисты, на всякий случай. Он внешне был практически такой же, как и Дмитриевский, одноглавый, но почти неукрашенный, очень строгий, потому что монастырский. Дмитриевский же весь покрыт барельефом, резьбой, а этот был очень строгим.

Почему Владимир? Тоже понятно. Владимир был молодым городом, он был заложен в 1108 году Владимиром Мономахом. Сейчас, правда, во Владимире появилась гипотеза, которая очень греет владимирские души, что не Владимир Мономах, а сам святой Владимир, что не в начале XII века, а в начале XI века основал Владимир. Но, по-моему, это бред. Упоминаний о том нет. И в силу своей молодости город не имел мощного, сложившегося аристократического слоя, такого старого боярства, которое было в Суздале и особенно в Ростове — старейшем городе северо-восточной Руси. А, следовательно, Андрей сидел в городе, который ему, князю, всем был обязан. Он давал работу, он обеспечивал торговлю тем, чего много во Владимире производилось. При нем город отстраивался. А войско можно набрать из небогатых, не аристократических, мелких, служилых людей, и радоваться. Кто были боярами во Владимире? Зятья в основном. Во Владимире правил антиаристократический союз монархии и демократии. И так тоже бывает.

Естественно, старейшие города северо-востока были недовольны больше всех. Они ведь тоже принадлежали к разбогатевшей, северо-восточной, будущей великой Руси. Потому ростовцы неоднократно грозили пойти и разорить Владимир. Андрей грозил разорить Ростов. А в итоге Андрей не разорил Ростов, ростовцы не разорили Владимир, но Андрея убили. Когда толпа вершит самосуд, разобраться потом довольно трудно. Во всяком случае, убили Андрея и находившихся по делам во Владимире ростовцев. По крайней мере, в народном сознании то убийство было вязано с Ростовом.

Всеволод Третий проводил ту же линию, но надо отдать ему должное — он не был таким ярким, пожалуй, но был осторожнее и основательнее своего сводного брата. Он не лез на рожон. Он постепенно увеличивал и увеличивал, так сказать, массу своего влияния. Причем, додумался даже до такого первого шага, как первый опыт парламентаризма в России. То было первое собрание разного звания людей в 1211 году. Термина «земский собор» тогда еще не было. То был прототип земских соборов XVI-XVII веков. То был первый опыт. Почему именно он додумался, не знаю, то только Бог знает. А почему именно парламентаризм, логика того понятна. Потому что сословное представительство — всегда объединитель. Потому он начал испытывать и этот способ. Именно так были созданы сословные представительства в тех европейских странах, которые обзавелись ими еще в Средние века.

Первым сословным представительством в Европе были кортесы Арагона — небольшого испанского королевства. Большей частью Испания была тогда занята рабами. Арагон был независим, оставался христианским. Арагонские кортесы появились в 1185 году. А наш собор Всеволода Третьего в 1211 году, довольно скоро, не правда ли? В 1265 году, через 54 года, появился первый английский парламент. Так что, если кто-нибудь будет рассказывать вам про родину парламентаризма, можете ему напомнить. Французские генеральные штаты появились еще позже, шведский риксдаг еще позже, польский сейм еще позже. Они все позже английского. А началось все за Пиренеями. Были также кортесы Каталонии, потом кастильские кортесы.

И, несмотря на абсолютную незаурядность Андрея и не менее большого политика Всеволода, все равно ничего не удалось. Хотя Владимир уже окончательно стал сильнейшим городом, сильнейшим княжеством Русской земли, та тенденция не получает развития после Всеволода, не было дальнейшего развития объединительной линии. Повторяю еще раз. Ни Андрей, ни Всеволод не собирались упразднить князей и создать абсолютно централизованное, единое государство. Они хотели добраться хотя бы до уровня федерации, чтобы один князь был над князьями, а не просто самым уважаемым. Но и то не удалось, потому что совершенно противоречило стилю политического мышления тогдашних славяно-русов. Никто не хотел никакого единого государства. Вот единство пусть будет; пусть князья дружат; пусть не будет междоусобиц. Все были за единство. А зачем нам какое-то единое государство? Зачем такая обуза? Еще налоги взлетят чего доброго, казне больше денег потребуется. Кому это нужно? Зачем это нужно, когда Русь и так «велика и обильна»? И вот через считанные десятилетия они и увидели, насколько Русь «велика и обильна».

Учтите также, что этнос русов уже не существовал, а этнос славян вступил в обскурацию, он распадался. То было очень заметно при взятии Киева в 1204 году, когда черниговцы разграбили Киев как иностранный город. Но по инерции всем казалось, что всё есть, как и было, что всё нормально. До нас дошел один замечательный памятник того времени — так называемое «Слово о погибели Русской земли». Так называемое, потому что в этой маленькой повести нет ни слово о погибели Русской земли. И давно существует единственно возможное предположение, что это «Слово...» есть пролог к более длинному сочинению, которое до нас не дошло. Он кому-то понравился, и потому его вписали в летопись. Я его цитировал не один раз, в частности в моей маленькой статье, в сущности в похвальном слове Александру Невскому. И сейчас помню этот фрагмент: «При Владимире Мономахе половцы его именем малых детей пугали, а венгры укрепляли каменные стены городов своих, а Литва из болот своих не высовывалась, а немцы радовались, что далеко живут, за синем морем». Зачем нужно какое-то единое государство, когда одни «не показываются», другие «не высовываются», третьи своих «малых детей пугают»? Но затем всё резко обвалилось.

Далее после перерыва. У нас три пары сегодня, но я вас на час раньше отпущу.

Что представляла собой в политическом отношении та домонгольская Русь и чем она продолжала оставаться, несмотря на усилия Всеволода? То была конфедерация земель-княжеств, объединенных:

1. Культурно. Достаточно сказать, что у нас был один язык. Конечно, были диалекты, но они не языки. У нас и в начале XX века были диалекты. Сейчас уже почти нет: телевидение потрудилось, оно быстрее всего стирает диалекты. А то, конечно, утрата богатства. Но зато придумали, искусственно сочинили два никогда не существовавших языка — украинский и белорусский;

2. Этнически, естественно. Было два, безусловно, дружественных народа. Постепенно один из них, русы, сходит на нет.

3. Религиозно. Ничего не могу вам сказать. Существуют разные точки зрения, насколько религиозно единой была языческая Русь. Скорее всего, единства не было. Даже если не полагать, как я не полагаю, что известные нам языческие божества суть племенные боги, то есть, у кривичей были свои, у дреговичей были свои, то всё равно в каких-то местах кто-то выпирался, кто-то умалялся; по-разному было. Киев, как известно, не хотел пустить к себе Перуна, и не пустил его при молодом Владимире язычнике. То очень показательно. Капище Перуна было устроено за городом. Но во всяком случае, с принятием христианства мы можем говорить об окончательном религиозном единстве.

4. Четвертое, что немаловажно, церковно-канонически. У нас не было главного князя, хотя иногда был самый сильный князь, самый влиятельный. Конечно, таким был Владимир, потом Ярослав. Да, пожалуй, и Мономах, и Андрей Боголюбский такими были. Но то было влияние отдельного человека. Так вот, главного князя, единого для всех не было, но митрополит-то был один для всех. И патриарх был один для всех, правда, он был довольно далеко, в Константинополе, но все же. Без политического единства церковно-каноническое единство играло свою важную роль.

5. Экономически. С древнейших языческих времен экономическое единство обеспечивали нам речные транзитные торговые пути: Днепровский, Западно-Двинский, Волжский. Они очень серьезно способствовали экономическому единству. А, кроме того, у нас была одна денежная система. А то очень большое достижение для конфедерации, которая еще не государство. Надо сказать, что драгоценных металлов на Руси всегда не хватало, вплоть до XIX века. И хотя мы чеканили златник и сребреник, но чеканили только монеты Владимира и Ярослава. Их очень мало. Они большая редкость. То есть, скорее всего, они были декларацией полноценного государства: мы имеем свою монету. В реальном обращении той монеты было мало. Пользовались чужой, в основном азиатскими купеческими дирхамами и другой монетой. Их даже обрубали под принятый у нас вес. Так родилось слово «рубль» — обрубленная монета.

Студентка: Сейчас доллар, а тогда дирхамы.

Махнач: Да, да, но я сильно сомневаюсь, что тогда кому-нибудь пришло бы в голову, что мы находимся под сильным влиянием Ирана или эмиратов Средней Азии.

Но основной монетой, кстати сказать, была белка — беличья шкурка с княжеской печатью, превращавшей ее в монету. Белкой и без печати пользовались, но обычно ставили печать. Так что, у нас действовала почти система ассигнаций. Никуда не денешься, когда металлов не хватает.

Я, правда, рискнул бы сказать, что у нас к XII веку складывается общерусский рынок, но то будет очень большой крамолой как с точки зрения марксистов, так и либеральных экономистов. Я на том не настаиваю, я то предполагаю.

6. И, наконец, династически, одной династией Рюриковичей. Как бы она не становилась, все ли они были Рюриковичами, что сомнительно, всё равно все считались Рюриковичами. Например, Полоцкая династия была все-таки не Рюрикова, полоцкие князья были Рогволодовичи. И хотя была и нелюбовь, была и ненависть, и даже междоусобицы были, а все-таки официальной формой обращения князя к князю было слово «брат».

Студентка: И Петр в переписке обращался к Карлу Шведскому «мой брат».

Махнач: Да, но то было иное, то была дипломатия, то было уже переведено с латыни.

Я перечислил уже столько объединительных факторов! А чего же не хватало? А не было единства политического — ни единой столицы, ни единого правительства. И повторяю, преодолеть того не удалось.

Но как только намечается смена этноса, как только рождается русский этнос и входит в фазу скрытого подъема, меняются и стереотипы поведения. Русские сразу оказываются государственниками (этатистами). Думаю, что здесь всё очень просто. Я рассказывал вам уже, в каких мягких, курортных условиях складывался две тысячи лет назад славянский этнос, но русские-то складывались в условиях хуже некуда. Как только дала себя знать обскурация славян, то есть распад этноса, тут же к нам и полезли. У нас не было мирных границ. Точнее, мирные были, но дружественных не было. Может быть, вы помните, в школьном атласе по истории обычно была карта Гражданской войны под названием «Республика в кольце фронтов»? Та карта насквозь лжива. Во-первых, там есть очень причудливые наименования, например, «белополяки». Вот они-то уж точно не знали про себя, что они «белополяки» и что они «белые». Лжива она даже не потому, что не поляки к нам полезли, а мы полезли к полякам, и получили по сусалам. Но впрочем, не мы получили, а большевики. Дело в другом, там просто стрелочки-то черные нарисованы со всех сторон, а года-то разные. Польская компания началась, когда практически уже не существовало вооруженных сил юга России, а Колчака не было в живых.

Но если бы мы начали рисовать картиночку без стрелочек, указывающих нападения, нашествия, а указывали недружественные границы Русской земли в XIII веке, то получилась бы картина очень плохая. Орда, которая уже заняла степь, частично лесостепь, частично долины рек, лишила нас Волжского торгового пути и подчинила себе степные народы, которые были нам дружественны к тому времени. Не забывайте, что мы сами напали на Орду, если так можно выразиться. Мы на Калке в 1223 году заступились за половцев, за 14 лет до нашествия Батыя. Так вот, восток, юго-восток можно сразу отбросить. Орда была не всегда враждебной, и мы будем об этом особо говорить. Тут была сложная ситуация, но дружественной та граница тоже никогда не была. Дальше — хуже. На Балканах войны. Дальние союзники потеряны и к тому же отсечены территориально. Византии уже не существует, нашей духовной и отчасти, немножечко политической митрополии: в 1204 году крестоносцы разграбили Константинополь, а азиатская часть империи, которую не удалось захватить западным крестоносцам, надежно от нас отсечена. В Константинополе возникла Латинская империя на полвека. Далее начинается уже полный кошмар, потому что там хуже некуда: венгры — враги и очень агрессивные; поляки — враги; последние язычники Европы литовцы — то враги, то союзники, но очень неустойчивы, и они тоже претендуют на русские земли, тоже хотят понахватать побольше. И самый страшный враг, машина для пожирания людей и пространств, — это ордена немецких крестоносцев, враг последовательный и бескомпромиссный, кстати, уже начавший захватывать русские земли в Прибалтике в начале XIII века, задолго до Орды. А Полоцкое княжество явно слишком слабо, чтобы защитить свои окраины. Так мы теряем русские города Ругодив (ныне Нарва) и Юрьев (затем Дерпт, затем Юрьев, ныне Тарту — три раза менял название, глядишь, не последний). И даже шведы несколько раз военные экспедиции учиняют. Все, естественно, помнят Невскую битву Александра. Но ведь это не единственный конфликт. Они идут все время по Ладожскому озеру, все время по Финским землям, там тоже неспокойно. Шведы — тоже агрессивный сосед. Кажется, единственные, с кем мы в XIII веке устойчиво в дружбе, потому что они далеко и им нечего с нас взять, — это норвежцы.

И чтобы замкнуть кольцо (я же не случайно вспомнил про Гражданскую войну), остается северо-восток. Оттуда к нам никто воевать не лезет. Но и нас туда не пускают. Северо-волжские народы все сплошь язычники тогда, и были не очень дружелюбны: чуваши, коми, которых тогда называли зыряне. Не самые лучшие соседи.

И тут же рождается иной этнический стереотип. Русские еще не осознали себя новым, единым и становящимся все более могущественным народом. То произойдет в конце XIV века. У нас, кстати, редкий случай, так вообще-то не бывает: как указать точную границу фаз возраста этноса? Как точно посчитать? А вот с русскими это получается, причем совершенно точно — День Рождества Богородицы 8 сентября 1380 года, Куликовская битва. Вот с этого момента утвердился и безусловно существует до нашего времени русский народ. И центростремительная, объединительная тенденция безо всякого парламента становится всеобщей и очень быстро. Ее носителем был при всей его осторожности и отсутствии сил и положения его деда Всеволода, тем не менее, конечно, Александр Ярославич.

Лев Николаевич Гумилев даже условно назвал Александра Невского «первым русским человеком», нам известным, первым человеком нового этноса.

Владимир при Владимирских самовластцах, при Андрее и Всеволоде, так и не стал, как им хотелось, столицей Руси, но зато он очень быстро становится столицей с появлением Орды и при полной поддержке Орды. Орде так было гораздо проще. Собственно когда она только появилась, когда она еще реально зависела от великого хана Монголии, то было не так. Тогда наоборот ханы пытались действовать по правилу «разделяй и властвуй». Но как только Орда укрепилась, постепенно и окончательно разошлась с Ордой Монгольской (Великой), тут же ситуация начинает меняться. Владимирского князя иногда меняют, иногда даже убивают. Святой Михаил Тверской и два его сына Димитрий и Александр погибли в Орде, можно сказать, подряд. Но, тем не менее, Орда уважает обычаи, Орда уважает Лествичное право, и Орде выгодно иметь Владимир, потому что иметь одного очень большого князя, не забывая о других, конечно, было удобно.

Посмотрите, обращаюсь опять к работе Серовой, «Владимирское предгосударство». Посмотрите, как бывает с историческими терминами. Говорим одно и то же, а значит оно совершенно разные вещи. Была такая известная советская шутка: «мы говорим Ленин, подразумеваем партия, говорим партия, подразумеваем Ленин, и вот так 60 лет говорим одно, а подразумеваем совсем другое».

Возьмем термин «крепостное право». Одним и тем же термином обозначаем то, что было в XVII веке, и то, что было в XVIII веке. А то были совершенно разные явления. Наше крепостное право XVII века было, вероятно, мягче, чем где угодно в Европе, кроме, может быть, только Швеции. А наше крепостное право при Екатерине было жестче, чем где бы то ни было в Европе, кроме, может быть, Польши. А термин один и тот же, как будто ничего не произошло, ничего не изменилось. Ну не учат наших школьников, почему-то не забывают им сказать, что можно было прочитать в газете объявление: «продается телега крепкая с девкою здоровой и борзою сукой». Но забывают сообщить, что торговля православными людьми была однозначно запрещена в допетровское время! Невозможно было никого продать, ни с телегой, ни без телеги! Не то, что крестьянина, а холопа нельзя было продать.

Такая же путаница с термином «междоусобицы». Почему я привел эту параллель? А чтобы запомнилось. Параллели хорошо врезаются в память. Мы пишем про междоусобицы XII века и, например, про междоусобицы XIV века. А то вообще-то разные явления, потому что в XII веке воевали за что угодно. Воевали за чужой стол, за хороший кусок земли, за право мыто драть на реке, на транзитном торговом пути. А также ради удали или, как сказано было в одном советском мультфильме, за то, что «нашему царю показали фигу», а в нашем случае, князю. Вот показали князю фигу, значит, есть уже casus belli, вот и повоюем.

Вспомните, что сказано в «Слове о полку Игореве» о дружинниках курских: «Ищут себе чести, а князю славы». Совершенно замечательно сказано. О добычи тут речь не идет, то ерунда. Конечно, никто не против добычи, но честь и слава важнее. Воевали по разным поводам и теоретически все со всеми. Конечно, были семьи, были города с устойчивыми хорошими отношениями, никогда не имевшие столкновений. Но все же теоретически воевали все со всеми.

А что такое междоусобицы XIV века? Тогда воевали только три княжества, три династии, и только за одно — за то, чтобы основать единую Россию. Если другие князья в этом участвуют, то исключительно как союзники и вассалы представителей этих трех мощных родов, трех мощных линий. То Суздальско-Нижегородское (двойное) княжество. Они были родственники с устойчивым единством. Основателем династии был Андрей Ярославич — младший брат Александра Невского. То было княжество Тверское. Его основателем был еще более младший брат Ярослав Ярославич. Его сын — как раз убиенный святой Михаил Тверской (Михаил Ярославич). И Московское, естественно, княжество, самое маленькое из всех, самое вшивенькое. По духовное грамоте Даниила Московского известно, что Москве принадлежало только два города — Москва и Звенигород, причем, на таком расстоянии, что дочихнуть можно. Но москвичам повезло. Неслучайно святые указывали на будущее величие Москвы, например, всем памятный святитель Петр Московский предрекал это. Но, видимо, все решилось на небесах еще до святителя Петра, потому что московским князьям повезло быть единственными и прямыми потомками самого Александра. Сыновей у Александра, если не ошибаюсь, было пятеро, но все линии кроме одной пресеклись. Либо не оставили потомства, либо не оставили мужского потомства. Все линии начали быстро пресекаться. Например, на Переславле-Залесском, на отчине самого Александра, можно сказать, в его персональном городе после Александра всего было только два князя. Первый сын был болезненным, умер бездетным. И осталась только одна линия, самая крепкая, самая надежная, почти не имевшая конфликтов внутри семьи, между братьями — линия Даниила Александровича. Например, в Тверском княжеском доме, сколь ни великолепны в истории тверские князья, было полно конфликтов. Летописец сообщает, что члены семьи, то есть ближайшие родственники, на князя в Орду доносили! В Суздальско-Нижегородском княжестве в Орду, правда, не доносили, нам, по крайней мере, о том неизвестно, но столкновений было сколько угодно, и со стола друг друга спихивали.

Святой Даниил даже великим князем не побыл, до него не дошла лествица, он раньше умер, был мелким московским князьком. Есть давний рассказ о нем: чувствует Даниил, что скоро помрет, зовет княжичей. Приходят княжичи толпой. Он велит им веник принести и говорит: ломайте. И княжичи, здоровые ребята, никак его сломать не могут. Тогда развяжите веник, — говорит он, — теперь ломайте по прутикам. Рассказу не одно столетие, значит, он того заслуживает. Так он преподал княжичам урок, что быть надо только вместе, только представлять собою «веник», я уже не говорю «пучок», чтобы не намекать на итальянский перевод этого слова. Знаете, да? Нет? По-латыни «fascis», по-итальянски «fascio». Фашизм — это единство. Латинское слово. Книжечки, которые покупаете, надо почитывать. Там есть статьи Сергея Елишева (статьи ученика Махнача «Фашизм как явление мировой истории», «Австрийский фашизм», «Фальшивый язык антисистем» и др.).

Никогда никакая Тверь, не считая последней, неудачной, обреченной попытки, не пыталась защитить от Москвы свою независимость. За что борются обычно? За независимость. Да не за независимость, а за первенство они боролись! И Москва оказалась лучше, больше подходила для завершения эпохи Владимирского предгосударства. Первый период эпохи — вторая половина XII века, которую мы разобрали (конец славянского этноса, княжение Андрея и Всеволода во Владимире), а второй период — середина XIII - середина XV века (рождение русского этноса, борьба городов за первенство). Москва оказалась лучше, потому что была сплоченнее, потому что очень ценила людей. Когда-то я писал в журнале «Русский дом» и говорил на радиопередаче о святом Данииле Московском, что он как никто другой понимал, что единственная настоящая ценность — это люди, вообще любые люди — книжники, пахари, купцы, ремесленники, бояре. А все остальное — дело наживное. И Даниил начал собирать потомков бояр Александра. А тогда на такие вещи обращали внимание. А кто, спрашивали, служит московскому князю? А ему служат потомки Ратши, например. Кстати, Пушкин — потомок Ратши. Вот так Москва пришла к успеху. Ну, конечно, и сами князья старались выглядеть привлекательнее всех в Сарае, в Орде. Неслучайно же Иван Данилович получил прозвище «Калита» («Кошелек»). Он выкупал права собирать с других княжеств ордынский выход. Откуп тому, кто предоставляет откупа, всегда выгоден. Нету лишних хлопот, лишних затрат на получение выхода. Он сам к тебе едет. Понятное дело, что откупщику тоже выгодно: что-то же должно к его пальцам прилипать. Вот и прилипало. И немало прилипало. Потому, например, еще при юном Дмитрии в Москве уже стоит каменный кремль. У других еще нет, а у Москвы уже каменный. Кстати, его дважды пытались взять, и дважды не взяли. Один раз литовцы, другой раз Тохтамыш. Тохтамыша сами впустили, он не взял крепость, он тоже обломал зубки о каменную крепость.

Вот, наверное, всё в этой обширной теме. Меня уведомили, что я ошибся и упустил тему Крещения Руси. Ее можно читать как вставную в любой момент, она боковая, так сказать, дополнительная. Я задыхаюсь, но после небольшого перерыва, через пять минут я вам ее прочитаю, с опозданием, конечно, я должен был читать ее до Владимирского предгосударства, после того, как сословия разобрал. Сословия мы давно разобрали, сегодня только хвостик прочитал, о закупах. А читать ее надо, потому что наши представления о крещении Руси самые причудливые.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Что есть народ (этнос, нация). Часть 2/2  
30 мая 2014 г. в 19:20

Отрывок из лекции «Империи в истории», Сергиев Посад, 2006 год (ответы на вопросы студентов Московской духовной академии)

Вопрос студента: Объясните, пожалуйста, несколько подробнее, в чем заключаются различия между этносом и субэтносом.

Ответ: Ну, я даже привел пример. Этнос рождается, живет, проходит очередные фазы по Льву Гумилеву и, в конце концов, умирает, или его остаток надолго превращается в реликт. Огромное количество малых народов, например, наши народы Крайнего Севера, видимо, все реликтовые. Они могут жить, вероятно, не 13 веков, а тысячелетиями. Но то крошечные группы.

Вот у нас есть такой народ — нганасаны. Скоро их не будет, причем при любых обстоятельствах. Хоть охраняй, хоть не охраняй нганасанов, их все равно не будет. Никто с ними жестоко не обращается, и в армию их не призывают, между прочим. Но их уже 900 человек! Значит, еще одно или два поколения, и их не будет. Но реликтовые этносы живут подолгу.

Австралийские аборигены. Их называют племенами, но это этносы, это разные народы, у них разные религиозные системы, с разными божествами, и они говорят на разных языках. Они тоже реликты.

А субэтносы культурно обособленны образом жизни в силу особого пограничного положения или климатических условий, ландшафта. Субэтнос есть несколько обособившаяся часть этноса, которая, тем не менее, признает себя принадлежащей к этому этносу. Если вы спросите донского казака: «Вы кто?» Он ответит: «Донской казак». «Но вы русский?» «Русский, конечно!» А если бы он вместо того ответил: «Я сказал, кажется, что я донской казак, а не русский!», тогда по сознанию он был бы другой этнос. Но того не происходит. Я приводил примеры из Российской Федерации. Но даже в Белоруссии, не такой уж и большой, есть, безусловно, по крайней мере, два очень разных субэтноса: собственно белорусы и полещуки. Они очень отличаются.

Я не бывал в Литве, потому не могу ответить на вопрос, насколько слились два субэтноса литовцев: жемайты и аукштайты. Сто лет назад разница между ними была совершенно заметна.

Был, например, субэтнос лондонских кокней. Их можно представить себе, полистав «Пигмалион» Бернарда Шоу. Это культурные низы, но, тем не менее, культурно обособленный субэтнос. Сомневаюсь, что к настоящему времени кони сохранились. Во всяком случае, до Второй мировой войны они еще были.

Вероятно, баварцев следует считать абсолютно обособленным субэтносом германского народа. И так далее.

Субэтнос необязательно должен прожить 13 веков и перенести свою особую субэтническую смерть. Те или иные изменения обстоятельств могут привести его к нормальному слиянию с окружающим этносом и потери субэтнических отличий. Конечно, этнос может и не иметь субэтносов. Но этнос у человека есть всегда, каждый человек обязательно принадлежит к какому-нибудь этносу, причем к одному.

Вопрос: Мне все-таки непонятно, почему мы не можем говорить о некоем этносе Х, по отношению к которому русские являются таким же субэтносом, как и украинцы?

Ответ: Безусловно, можем. Этот «некий этнос» существует. Правда, не знаю, почему он «этнос Х», если он сам себя всегда называл «русским». И даже в несчастном Львове, где сильно прижимали, улица, на которой стоит кафедральный храм, как раньше называлась Русской, так и сейчас называется Русской. Она у них пишется через мягкий знак «Руськая», но то совершенно ничего не меняет.

А несчастный город Львов потому, что вместо того, чтобы угодить в православно-языческое, но все же православное по большинству населения Великое княжество Литовское, Львов, как и вся Галичина в первой половине XIV века сразу угодил в Польшу, то есть под католическую власть. В ВКЛ православные были боярами, магнатами, князьями, там всё было нормально. А в польской Галиции православных сразу начали скручивать в бараний рог.

Само деление Погодиным (Михаилом Петровичем, историком) русского этноса на великорусов, малороссов и белорусов было ошибочным, оно устарело. Во-первых, за их черту вылетели карпаторусы, они потом сами на том настаивали. Но дело не только в них. Субэтническая структура русского этноса гораздо сложнее! Если два субэтноса легко найти в Белоруссии, то число субэтносов того же самого «этноса Х» в границах Великороссии будет колоссальным. Я их все сходу не перечислю. Если не все казачьи войска, которых было 11 к революции, то, по крайней мере, древние, созданные не усилиями государства, как, например, на востоке Уссурийское, а те, что сложились сами по себе, — это не один казачий субэтнос, а разные субэтносы. Донские казаки — это один, а кубанские казаки — другой, а терские казаки — третий субэтнос. Кроме того, с терскими слились гребенские казаки, значит, было там все-таки два субэтноса, и один исчез. И уральские казаки, несомненно, тоже самостоятельный субэтнос и очень непохожий, кстати, на донцов. У них была очень своеобразная субкультура, хотя бы потому, что там очень долго и сильно держалось старообрядчество, а затем они перешли на положение единоверцев. Как военный народ, они согласились принять синодальную власть и стать православными, но только на правах единоверцев, то есть вообще-то на старом обряде.

Один знаток военной истории приводил мне интересное наблюдение. Если в Петербурге, в гвардии, в сводном казачьем полку служил уральский казак, то он, как и вся гвардия закуривал, но когда заканчивался срок службы, он с сожалением выкуривал последнюю трубку и выкидывал ее, потому что дома на Урале курить не дадут — старообрядческий уклад.

Вопрос: Можно ли, завершая тему, сделать вывод из ваших слов, что этноса как такового в реальности не существует? Можно ли говорить о том, что в пределах Велико-Мало-Белороссии русского этноса как такового либо сейчас не существует, либо никогда не существовало, что в отношении к нам понятие этнос является чем-то гипотетическим или, более того, даже чем-то виртуальным?

Ответ: Нет, я не могу понять, откуда, каким образом из моих слов это может вытекать.

Продолжение вопроса: Тогда можете привести пример, кто является с вашей точки зрения русским этносом, от которого соответственно мы имеем различные субэтносы на территории Украины, России, Белоруссии.

Ответ: Все, кого мы называем «восточными славянами» — термином, появившимся в советское время, — это собственно и есть русские. Никаких других восточных славян не существует.

Вопрос: То есть, поляки тоже русские?

Ответ: Восточных славян, батюшка! Поляки — все-таки западные славяне. Коренное население Российской Федерации, которую я вообще стараюсь «Россией» не называть, потому что это кусок России, а также коренное население Украины, Белоруссии и Казахстана — это и есть русские.

Вопрос: Тогда прошу дать определение этноса и субэтноса. Что такое этнос? Где проходит граница между этносом и субэтносом? Как можно отделить субэтнос от этноса? Где тот самый чистый русский этнос? Извините, мне непонятно. Может быть, я бестолковый.

Ответ: Этнос, который включает субэтносы, всегда будет вызывать вопрос, кто из них наиболее чистый. Когда у нас начались «перестроечные» безобразия (при Горбачеве), тут же возникла проблема, которой не было несколько сотен лет, — кто первого сорта и кто второго сорта в Мордовии, потому что мордовский этнос за всё время наблюдения с XIV века всегда состоял из двух субэтносов: мокша и эрзя. Причем, я не помню, чтобы когда-либо были какие-то проблемы между русскими и мордвой. Но тут появились проповедники, утверждавшие, что стопроцентные мордвины — это эрзя, а мокша — это второй сорт. Они попроповедовали какое-то время, а затем мокшане и эрзяне совместными усилиями побили им морду, простите. Больше ничего такого не слышно.

Потому если так же благополучно всё закончится у нас с нашими западнорусскими собратьями, то будет совершенно закономерно.

Объясню вам такую вещь, батюшка. Простите, что сижу: я под камерой. Если начну ходить по залу, что люблю, то выйду из кадра. Так вот, пример такой. Я разговаривал с совершенно благожелательными киевлянами, которые, кстати, по-прежнему хотели бы жить с нами в одном государстве, но, тем не менее, они считают, что они «украинцы», ведь не первое поколение занимается украинизацией. Они считают, что украинцы — это другой народ, но всё же в одном государстве нам было бы очень хорошо. Вполне такие дружественные киевляне. Я им сказал на то: не обижаетесь на меня, но какой вы собственно народ? Вот смотрите. Я могу поговорить на мове немного коряво, но читать и воспринимать на слух я буду не коряво, а всё. Так вот, если я перееду в Киев и проживу там пять лет, то меня перестанут отличать, а если вы проживете пять лет в Москве, то вас перестанут отличать в Москве. А вот сибиряка будет видно в Москве и через десять лет: у него особенностей больше, отличий больше, чем у москаля с киевлянином. Это пример из моего частного разговора, а не научного спора. И они не могли мне возразить. Мы действительно похожи. В беседе каждый может говорить на своем языке, чтобы не ломать, не смешить другого. Могу поговорить с галичанином. Была у меня длинная полемика в 1991 году с галичанами на улице Львова, без кровопролития обошлось. Причем, они говорили не просто по-украински, они говорили на очень своеобразном галицийском наречии. Но я понимал всё, а сам говорил как всегда, как москвич. И всё было нормально, мы друг друга понимали. А с поляком так уже не поговоришь.

А восточных славян придумали. И придумали вот как. Сначала, первым делом ввели слово «украинец» в начале 1920-х годов. Тогда крепко и быстро занимались этим делом, без всякого рассуждения. В 1925 или 1926 году вышел хороший, толстенький путеводитель по Крыму. Советская власть тогда уже вполне установилась. Уже была не Таврия, заметьте, а Крым. Древнее слово Таврида, которому не одна тысяча лет, заменено крымско-татарским термином «Крым». Полуостров так начали называть в XVI веке, перестали при Екатерине Второй. Говорили и «Таврия» и «Крым», но губерния была Таврическая. Большевики восстановили татарский, то есть для нас, там более древних, оккупационный термин «Крым». Так вот, путеводитель на чисто русском языке. Цифр я не помню, но примерный порядок назову точно. Как вы понимаете, там очень интересная этническая картина. Кроме русских и крымских татар, тогда жили немцы, греки, болгары, евреи, караимы. Наверное, еще кто-нибудь есть. Так вот, в путеводителе народонаселение было описано еще так: русских вообще — столько-то, далее под фигурной скобкой — великороссов, в том числе — столько-то, украинцев (уже не малороссов) — столько-то и белорусов — столько-то. Но все были записаны под фигурной скобкой! Русских всего столько-то, в том числе великорусов, украинцев и белорусов. И, кроме того, заметьте, ненавидящий всё русское Владимир Ильич Ульянов (Ленин) свою преступную статью все-таки назвал «О национальной гордости великороссов». А затем был сделан решительный шаг. Слово «великорус» упразднили, и начали великорусов называть русскими, тем самым, кстати, отказав украинцам и белорусам в праве называть себя русскими.

Православные просветители, борцы за православие в западной Руси, борцы с унией в XVII веке, страшно бы оскорбились. Полемическое сочинение, если не ошибаюсь, Захария Копыстенского называется «Зачапка мудрого латынника с глупым русином». Он как православный человек, как предок «украинцев» называл себя русским, «русином» в западнорусской форме. У нас тоже иногда в Средние века говорили и писали «русин». Вот и всё. Вот я собственно на всё и ответил.

Этнические черты одинаковы, а субэтнические черты разные. Но вы, тем не менее, не будете требовать разобраться в том, существует ли «этнос Х», в который входят берлинеры и баварцы, или такого этноса вообще не существует, то есть немецкого этноса. Конечно, немецкий этнос существует, а берлинеры и баварцы есть его субэтносы. Различаются они так, что даже я, очень плохо знающий немецкий язык, их речь различаю на слух. Берлинеры шипят. Они вместо «ихь» (я) говорят «ишь».

Вопрос: Перечислите, пожалуйста, все субэтносы русского этноса.

Ответ: Субэтносы?! Да ну, с ума сойти, я не буду того делать. Их очень много. Я казаков уже назвал. Жители Приморья, безусловно, субэтнос. Именно Приморья, потому что нынешнее население Сахалина и Курил появилось там после Второй мировой войны. Прежнего русского населения там не осталось, а вот Приморский край, Владивосток, имеет свой приморский субэтнос. Кержаки на Южном Урале почти стерлись, их субэтнос почти исчез, но пока еще существует. Вот хотя бы некоторые.

Вопрос о социальных группах и старообрядцах.

Ответ: Да, социальные группы могут, конечно, обособиться до субэтнического уровня, но, по-моему, у нас этого не происходило. Вопрос о старообрядцах — очень спорный! Утверждать не берусь. Старообрядцы составляют либо небольшой субэтнос, либо даже два разных субэтноса.

Старообрядцы беспоповцы, не признающие священства, этнически очень обособлены, общаться не желают ни с православными, ни с поповцами. Раньше могли убить, теперь побить, если зачерпнешь из их колодца, потому что тогда колодец надо бросить: нечистый прикоснулся. Это уже уровень субэтнических отличий.

Старообрядцы, приемлющие священство, конечно, имеют культурные отличия, но все-таки, думаю, что это не субэтнос. А беспоповцы да, они — субэтнос.

Самый вопиющий момент был, когда шли дела по расчленению России (Советского Союза). Выяснилась одна очень интересная картинка, когда начались первые конфликты в Латвии, в так называемой Латвии, она же не исторична, она составлена из трех исторических частей. Выяснилось, что беспоповцы-гребенщиковцы (Гребенщиковская община) с латышами против русских. То есть, как минимум они другой субэтнос.

Вопрос: Почему принцип «малый народ всегда с большим против среднего» не действует в Чечне, как, например, в Абхазии? С кем и против кого Чечня?

Ответ: Чечены — не малый, а средний народ. Чечен миллион. Они перепортили отношения со всеми вокруг кроме ингушей, потому что ингуши есть субэтнос того же народа — вайнахов. Вайнахский народ имеет два мало отличимых субэтноса — ингушский и чеченский. А со всеми остальными они действительно перепортили отношения. И после известных событий в дагестанском селе Буйнак, аварцы были готовы резать Чечню, если бы их чуть-чуть подтолкнули. Но московское правительство сделало всё возможное, чтобы аварцев отговорить, и избиения чечен не последовало, хотя русским то было бы выгодно. Аварцы, кстати сказать, в российской знати бывали. Кроме того, это древний культурный народ, имевший свою знать. Это крупнейший народ Дагестана. Дагестан — это вообще чисто территориальное название.

Вопрос: Если я вас правильно понял, абхазы — это малый народ, а чечены — средний?

Ответ: Да, чечены — это средний народ, как и грузины. Чечен сейчас едва ли не больше, чем грузин, сопоставимое количество. А малым народам выступать нет никакой возможности, потому что Чечня зачищена, на территории Чечни нет нечеченского населения. Погибло далеко не так много, но беженцев — 400 тысяч разной этнической принадлежности. В Чечне не только русских не осталось, но даже дагестанцев и армян.

Вопрос: Можете подробно рассказать, как рождаются этносы?

Ответ: Ко Льву Николаевичу Гумилеву. Моя тема — не этнология, не основы этнологии. Рекомендую вам на выбор одну из двух книг. Cделайте себе пометку. Можете не записывать лектора, но не записывать рекомендованную литературу — всегда ошибка. Либо его основной теоретический трактат «Этногенез и биосфера Земли», либо популярный вариант, которого вполне достаточно, «Конец и вновь начало», читается легко и увлекательно. Всё есть в продаже.

Хочу только сказать о том, что ему не удалось. По Гумилеву этносы рождаются — и тут не имею возражений — от рождения за короткий исторический период, около ста лет, большого количества энергичных людей с концентрированной волей, которых Гумилев назвал «пассионариями». От латинского «passio» (страсть). То есть, «пассионарий» значит неистовый. А вот, почему происходит это исторически одномоментное рождение, Гумилев объяснить не смог. Его объяснение не принимает большинство тех, кто, в общем, принимает его теорию, как я, например. Неубедительно. Прочитайте сами. О «пассионарном толчке», то есть о старте нового этноса вам рассказывать не буду. Читайте сами у Гумилева, потому что он меня не убедил. Это не значит, что нельзя найти физическое явление, но для меня пока достаточно того, что этносы рождаются по Божьей воле.

Гумилев, по-моему, сделал глубоко христианское и интересное наблюдение при всем своем вольнодумстве. Он был православным, он исповедовался, он причащался. И в конце жизни даже побыл членом приходского совета в новооткрытом храме близ своего дома, но вскоре помер. Он заметил, что убывание энергии этноса — это явление энтропии. Рождение же новых этносов противостоит энтропии. А энтропия есть проявление того, кого не следует поминать к ночи. И я с Гумилевым согласен в этой догадке.

Часть 1/2
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/3e998733cfa84ab2bbd8c9e94cb0ef7e

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

О курении  
27 мая 2014 г. в 22:03
Отрывок из лекции «О христианстве», 2006.
До революции городское духовенство покуривало, если не через одного, то уж во всяком случае, каждый третий. И не прятались от прихожан. И не потому, что благочестия было меньше, благочестия наоборот было больше, а потому что ханжества было меньше! И, между прочим, те священники, которые покуривали, потом были членами собора 1917-18 годов и стали мучениками и исповедниками.

Отрывок из лекции «Что есть культура», 2006.
Наши батюшки о греческих говорят: «Какие же они православные? Они же курят!» А греческие батюшки о наших говорят: «Какие же они православные? Они же чай пьют!». Всё понятно?

Наши батюшки перед революцией курили каждый третий: каждый пятый на селе и каждый второй в городе или два из трех. И оказались, между прочим, тверды в своей вере и через одного мучениками и исповедниками. Тогда того не стеснялись, так принято было. Ханжества было меньше, чем сейчас, а веры было больше.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: курение 71 чаепитие 17
О так называемом холокосте и Нюрнбергском процессе  
28 апреля 2014 г. в 10:30

Отрывок из лекции-беседы «О Великой Отечественной войне и праздновании Дня Победы». Новоспасский монастырь, Москва. Май 2008.

Я хочу вам сказать, господа, еще одну вещь, которая примыкает к теме. Перед войной институт Альфреда Розенберга разрабатывал расовую теорию германского нацизма — нацизма, а не фашизма! Именно вы, православные люди, в первую очередь не должны допускать не только сами, но и при себе словосочетания «германский фашизм», но к этому я еще вернусь. Альфреда Розенберга потом повесят как одного из фигурантов Нюрнбергского процесса, и мне даже не очень будет его жалко, хотя процесс был безнравственным, преступным. Сейчас участников процесса, видимо, уже не осталось, а то можно было бы всех хватать и под суд отдавать за издевательство и убийство военнопленных. А Розенберга мне, правда, не жалко. За фельдмаршала Кейтеля стыдно, за гросс-адмирала Редера стыдно, а за Розенберга не стыдно.

* * *

Убивать военнопленных стыдно всегда. Это преступление. Да, но, ребята, давайте говорить все-таки правду. Например, миф о «холокосте», об избиении евреев. Своего древнееврейского слова почему-то не нашлось, греческое потребовалось. Ну, погибали, естественно, евреи в концлагерях и без концлагерей во время Второй мировой войны. И то ужасно. И цифра 500-600 тысяч убитых евреев, не военнопленных, не в бою — это ужасно. Но 600 тысяч и 6 миллионов — это разница на порядок, правда?! Да, они погибали в концлагерях от переутомления и недоедания, а также от болезней. Это очень дурно, но это не 6 миллионов, которых сожгли в печках и отравили в выдуманных полоумными сионистами газовых камерах. Уже когда шло следствие по первым лагерям Дахау и Освенцим (Бухенвальдом занялись позднее), выяснилось совершенно фантастическая ситуация, что в газовую камеру высотой полтора метра и периметром два на два метра, оказывается, помещались сто человек убиваемых. Один юрист и следователь спросил, как же это возможно. Ему ответили: «А это вот спросите у нацистов». Ну, если загнать сто человек в такой кубик, то зачем же газ еще? Вы их спрессуете так, что они уже помершие будут. Документы же есть. Понимаете, вот есть правда и полуправда. Самая страшная — полуправда, потому что она похожа на правду. Повторяю, погибали, и это ужасно. Причем погибали не преступники, и это тоже ужасно. Но разница получается на порядочек. И русским отказал в праве быть арийцами человек, который был арийцем на четверть, и то не немец. Я про Гитлера. Я всегда знал, нетрудно знать, что у Гитлера была четвертушка еврейской крови. Но специалисты германисты два года назад взяли меня «за жабры» и долго мне излагали его секретную биографию. У Ленина, кстати, тоже секретная биография, у Иосифа Броз Тито секретная биография. Так вот они расшифровывали его биографию и выяснили, что он не на четверть еврей, а на три четверти, а на четвертую четверть — чех. Ну, вот не немец был фюрер, ну совсем, ну никак. Впрочем, какая разница…

* * *

Совершенно в другом положении были казаки. Убийство казаков, в том числе их вождей есть военное преступление. Что там за лагеря смерти были и за что там евреи казнили Адольфа Эйхмана, есть очень спорный вопрос, а вот тех, кто казнил казачьих генералов Краснова и Шкуро, можно было найти, и их следовало казнить. Они — военные преступники, потому что казаки в отличие от власовцев ни одной секунды жизни не были советскими гражданами, и они не совершили предательства. Это — убийцы военнопленных. Какое значение имеет то, что казаки — русские? Они не были гражданами Российской Федерации и потом Советского Союза. Они не жили в Советском Союзе, они отступили вместе с отступлением белых войск.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Что есть культура  
23 апреля 2014 г. в 19:55

Москва. Масленица 2006.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2014.

Обсуждение со студентами плана занятий

Первому курсу сообщаю. Меня зовут Владимир Леонидович Махнач. Я должен читать у вас русскую историю. Вижу тут три человека первого курса и второй курс. Ситуация вот какая. Меня подвел отец Игорь, безусловно, не по воле своей, а по обстоятельствам. Он человек добрый и тщательный. И я совершенно не знаю, что с вами делать. Ситуация идиотическая. Я должен прочитать за этот и следующий семестр Русскую историю первому курсу, а вам, второму курсу, дочитать. Кроме того, у меня еще отняли первую пару, как вы знаете. Я человек грубый, резкий, бываю злобным, но смиренный, когда начальство велит. Мы ведь смиряемся перед Господом, а не перед людьми. Потому бедному, несчастному, очень доброму и очень заботливому Антонию я все высказал. И отцу Игорю, несомненно, тоже все выскажу, и мало ему не покажется. Но я смиряюсь. У меня теперь есть две пары в неделю и два курса. Причем, один из курсов заканчивается. Я хотел бы читать сразу обоим курсам. То было бы возможно. Но дело в том, что первый курс ко мне один раз не явился прошлый раз, две недели назад. Из вашего первого курса кто-нибудь еще хочет сюда ходить?

На следующей неделе занятия ректором отменены. То естественно, потому что будет первая неделя Великого поста. Но далее все лекции будут, кроме Страстной, что понятно. До Страстной четыре недели — это не так мало. И если мне разрешат, я буду читать даже на Светлой. Почему же в Светлую пятницу не позаниматься, когда пузо от куличей уже вот такое будет! Уже не говорю о количестве выпитого вами кагора! Что? Не будете пить? Ну, я буду. Обычно не отменяю лекции, если они попадают на понедельник или вторник на Страстной. Во вторник и в четверг многие уже исповедываются. А здесь я только по пятницам. И вас и меня поставили в неудобное положение. Повторяю, меня подвел, запутавшись, вообще-то очень хороший человек, священник Игорь Кириллов. Потому пытаюсь сообразить, что мне делать. Раньше я был один в пятницу, и у меня было три пары, теперь есть только две пары — вторая и третья в пятницу. Это всё. И в этом семестре так оно и будет. Потому, если первокурсники будут ходить втроем, то я читаю сначала русскую историю, тем более, если и другие первокурсники придут, узнав от вас, что я читаю. Предполагаю, что второй курс не уйдет и свою лекцию тоже послушает. Читать могу в любом порядке, но только эти две пары.

Я соглашаюсь на поздние лекции. Я уже сейчас плохо вижу, и через три часа хуже видеть не стану. Как-нибудь уж доползу. Сюда неудобно ходить. Год назад я сломал ногу, когда шел к студентам сюда.

Последнее слово за старшим, то есть за вторым курсом. Важно вам, чтобы я читал ваш курс, а потом Русский? Кто-то хочет уходить после первой пары?

А зачем они поставили курс Истории русской церкви, мне вообще непонятно, потому что у православного народа и государства его политическая история практически совпадает с церковной. Не совпадают только вопросы канонических споров, ересей. Акценты только не совпадают. Не знаю, зачем нужен еще курс Русской церковной истории, если я Русскую читаю. Но то не я решаю. Когда буду говорить гадости отцу Игорю, дай Бог ему здоровья, ему и об этом скажу.

Сегодня прочту Введение в русскую историю, которую вы слушали год назад, чтобы вы зацепились. А затем, если хотите, послушаете Историю эгейского мира и ахейцев. Эти забыли всё равно, пусть они вспомнят. А вы получите хоть маленькую зацепку.

Весьма рекомендую вам и даже прошу съездить в Высоко-Петровский монастырь или ближе в спорт-комплекс «Олимпийский» и купить себе два сборника. Один называется «Русский город и русский дом», он в серой обложке со строгой черной рамочкой. Статья «Русский город и русский дом» для изучения Русской истории, как признают педагоги, очень важна. Она написана мною и моим другом и младшим коллегой, историком Марочкиным. Второй сборник — синий, с такой же строгой рамочкой, авторы — Махнач и Елишев. Сережа Елишев — мой любимый ученик, ну один из сотни моих любимых учеников. А всего у меня за всю жизнь восемь с половиной тысяч учеников. Этот сборник называется «Политика. Основные понятия». В нем содержатся первые три вводные лекции к любому моему курсу. То будет вам и полезно, и интересно, и потом пригодится, потому что Сереженька сделал к нему словарь основных политических терминов, которым вы будете пользоваться. А больше у нас такого словаря нету на русском языке. Зато есть такие, где даже слово «семья» искажено. Семья теперь бывает «однополой», «шведской», прости Господи. Мы живем в страшном мире — в мире искаженных понятий. Тут я не публицистикой занимаюсь. Например, понятие «фашизм» теперь означает то, чего хотят те, которые ругают и обзывают вас «фашистами». Вот, например, если вы любите Россию, то значит, что вы фашист, ясно дело. Понятие «империя» значит сейчас всё, что угодно, но только не империя. Эти два сборника обойдутся вам примерно в 90 рублей, серенький в 40, а синий в 50. Я синий сюда привозил, продавал, он есть у второкурсников, они покупали, но только не у ворот Высоко-Петровского монастыря, где лавка для иностранцев и новых «рашенов», а в глубине, в книжной лавке для русских. А 90 рублей — это средненькая бутылка водки или восемь батонов белого хлеба, не в «Елисеевском», конечно, где батон может стоить 80 рублей. Сам видел, когда ходил туда на экскурсию.

Лекция

Итак, начнем введение в Русскую историю под названием «Место Русской истории». А второкурсники повторят пройденное. Постараюсь излагать компактно. Вы можете ходить и никому ничего не платить, потому что виноват отец Игорь. А я вам всё равно с удовольствием буду читать. Русскую историю закончу под Рождество следующего года, и в конце прочитаю «Введение в политологию». Вам повезло, потому скажите своим однокурсникам, чтобы они дурака не валяли, а тоже ходили. Правда, «Всемирку» не успею всю прочитать, только половину, скоро к Христианству перейду.

Итак, понятие «культура» — латинское, первоначально означало «возделывание», то есть, это понятие — сельскохозяйственное. Кстати, мы его в таком значении тоже используем, говорим же «сельскохозяйственная культура». Однако, уже в поздней Римской республике и в империи понятие «культура» расширяется и приобретает нынешнее значение. Дотошные французы сосчитали, что есть около шестисот попыток определить понятие «культура». То значит, что определить его невозможно. Никак. Дать дефиницию нельзя, но можно описать. И если мы будем описывать его, то вместо шестисот вариантов всё будет сводиться к двум вариантам.

Согласно одному варианту... А вы тоже первокурсница? Вы ко мне ходили, я вас прекрасно помню. Я не могу не заметить такую красивую леди... Так вот, согласно одному варианту культура есть высшее проявление художественных дарований, то есть литература, искусства разные, архитектура, всё, чем занимается министерство культуры, хотя было бы лучше, если бы наше министерство культуры вообще ничем не занималось. Проку было бы гораздо больше. Но этот вариант вызывает некоторые подозрения, потому что непонятно, где проходит граница между культурой и не культурой. Понятно, да? Где граница между провинциальным особняком и избой тети Дуси? Они очень похожи на самом деле. И особняк и изба построены хорошо. Удобства и там и тут во дворе. Я говорю о дешевом русском особняке XIX века. И барыня так же испытывает некоторые неудобства, как и ее горничная.

И есть второй вариант, когда культура воспринимается как среда обитания, создаваемая человеком в истории, или, объясняя на пальцах, культура есть то, что не природа. Всё, что не природа, есть культура. Для христианина, мусульманина и, скорее всего, для буддиста тоже культура есть та сфера, в которой человек реализует дар сотворчества. Творец один, но он даровал нам не только свободу, но и право созидать культуру. Вы свободные, взрослые люди, и потому можете сами выбрать свой вариант определения культуры из этих двух.

Можно безо всякого труда догадаться, что культура существует столько, сколько существует человек. Доказать просто. Есть социальная культура. Адам и Ева в раю даже до грехопадения, несомненно, общались, а если общались, то значит, что уже вырабатывалась социальная культура, потому что они вдвоем образовывали первый социум. А после изгнания у них появились дети, внуки, правнуки, они же прожили невероятно долгую жизнь. И всё то время в их семействе формировалась социальная культура.

Глупейшее деление культуры на материальную и духовную я отвергаю и вам рекомендую всегда отвергать, потому что бездуховной культуры не бывает. И всякая культура если не материальна, то материализуема. Например, великие эпопеи Гомера «Илиада» и «Одиссея» были первоначально, естественно, не материальны. Но мы их материализовали, отпечатали, сшили, раскрыли, почитали, а теперь в компьютер загнали. Но то, что в культуре есть сугубо материальные стороны, подтверждает тоже Библия, ибо что сделали Адам и Ева после грехопадения? Они сделали себе одежду из кожи, животных, конечно. Потому мы отвергаем марксистское деление культуры на материальную и духовную. Культура вся материальна и вся духовна. То есть, некий отблеск духа ее всегда касается. Иначе и невозможно.

Приведу мой любимый пример сотворческого дара человека. Собака — это волк. Безо всякого спора. То генетически доказано. Биологический вид есть строгое понятие. Межвидовые гибриды, как мулл (гибрид лошади с ослом), возможны, но они не размножаются. Отсутствие межвидовой гибридизации есть совершенно строгий и Богом установленный закон. Так вот, любая собака есть волк и только волк. Она с волком спокойно скрещивается и дает плодовитое потомство. Но собака — это и ирландский волкодав вот такой в холке (даже не в голове), самая крупная собака, и чихуашечка, которая живет у меня дома сейчас и весит килограмм двести, а мелкие могут весить менее килограмма. И она тоже волк. Так вот, волка сотворил Господь, а все эти породы сотворил человек, имея сотворческий дар. Вот это и есть культура.

Культура существует только в национальной форме, и ни в какой другой существовать не умеет, ни при каких обстоятельствах. Причем, каждый этнос (каждый народ) обязательно формирует свою культуру. Есть более даровитые народы, есть менее даровитые. Культуру одних знают все, например, культуру древних греков или ромеев (византийцев), их потомков. А культуру чукчей знают плохо. Но и чукчи формируют свою культуру, кстати, очень изящную. Или аборигены Австралии. Человек всегда жил в культуре и, кстати, не всегда в цивилизации. И сейчас есть народы, которые живут в культуре, но не живут в цивилизации. Им цивилизация не нужна, плевать они на нее хотели. А культура у них очень даже хороша. Это те же самые аборигены Австралии, пигмеи Конго. У пигмеев изумительный эпос, очень изящный. А цивилизацией немножко пользуются, но не своей. Но культуру формируют все нации, потому культура существует только в национальной форме. А когда заимствуют что-нибудь, то одно приживается, а другое не приживается.

Вопрос студента: Извините, а вот если не один этнос, а несколько этносов собраны одной религией?

Ответ: А я как раз к тому и подбираюсь. Всё равно будет так, как я сказал, потому что православие, вообще-то говоря, вселенское, как вы догадываетесь. Но даже если мы будем говорить о таком понятии как церковность, то есть о всем комплексе этики и эстетики, связанном с церковью, то есть о том, как принято ходить, где принято курить, что принято есть, а что непринято есть, и так далее, то мы увидим, что церковность русская отличается от греческой или грузинской, хотя мы все православные. Национальная культура все равно будет отличаться. Один замечательный человек, пожилой, но ныне здравствующий, мне когда-то сказал по этому поводу:

Наши батюшки о греческих говорят: «Какие же они православные? Они же курят!» А греческие батюшки о наших говорят: «Какие же они православные? Они же чай пьют!».

Всё понятно? Наши батюшки перед революцией курили каждый третий: каждый пятый на селе и каждый второй в городе или два из трех. И оказались, между прочим, тверды в своей вере и через одного мучениками и исповедниками. Тогда того не стеснялись, так принято было. Ханжества было меньше, чем сейчас, а веры было больше.

Итак, каждая культура существует в национальной форме: русская культура, английская культура, немецкая культура, зулусская культура. Ниже культуры существуют субкультуры. Они могут быть субэтническими. Например, культура донских казаков или поморов в Архангельской области, или культура кержаков Урала как часть русской культуры. Этим занимается этнография. Мы этим заниматься, точно, не будем. То интересно, но времени нет. Субкультура может быть и социальной. Например, субкультура дворянской усадьбы XVIII – начала XX века в рамках той же русской культуры. Могу привести примеры в немецкой или английской культуре. Например, провансальская субкультура, бретонская субкультура. И даже временные субкультуры. Например, Серебряный век. Этот термин придумал мой величайший учитель Лев Николаевич Гумилев. Да-да-да, его мама Анна Андреевна Ахматова попросила однажды сына:

— Лёвушка, придумай, как бы наше время назвать, для статьи.
— А на водку дашь?
— Дам.
— Ну, вот Пушкинское время было Золотым веком, а ваше — Серебряный. Давай трешку!

То правда (студенты смеются).

А что есть выше национального уровня? Выше находятся «великие культуры». Так их назвал я, Владимир Махнач. Первым начал их серьезно описывать Николай Яковлевич Данилевский в книге «Россия и Европа». Она мало издавалась. Кроме дореволюционных изданий, в 1990-е годы было два издания. Ну, все-таки издавалась. Ее полезно почитать и надо рекомендовать другим. Вообще книги должны зачитываться и драться в клочья. Он назвал это «культурно-историческом типом». Очень точно назвал. Он по основной профессии был ботаник. Назвал точно, но громоздко. Великий немец рубежа XIX-XX века Освальд Шпенглер назвал свою работу «Закат Европы». Вообще-то «Закат Запада» (Der Untergang des Abendlandes). Но так перевели в 1918 году, и с тех сохраняется традиция, все привыкли к такому переводу названию. Шпенглер назвал это просто «культурой». Например, античная культура, древнеегипетская культура, месопотамская культура, исламская культура. Великий англичанин сэр Арнольд Тойнби назвал это «цивилизацией». О месте цивилизации мы еще немного поговорим. Его работа называется в русском переводе «Постижение истории» (Studying History). Слово «study» — многозначно, но перевели правильно, ясно ведь, что не «изучение истории», а постижение истории. В 1990-е годы было тоже два издания. А при советской власти его считали чуть ли не фашистом, хотя за что? А меня и сейчас считают фашистом. Тойнби дал свою номенклатуру «цивилизаций», которые почти совпадают с «культурами» Шпенглера. Я называю только крупнейшие имена. На самом деле их больше. Но для русского курса я вынужден это быстро проходить. Впрочем, для любого образованного человека, чтобы образовывать учеников, а тем более детей и внуков, вполне достаточно прочитать Данилевского, Тойнби и Шпенглера. И, наконец, наш великий соотечественник и современник, которого 11 лет как не стало, Лев Николаевич Гумилев дал термин «суперэтнос». Народ есть «этнос», а то, что объединяет несколько народов, есть «суперэтнос». А я предложил называть это «великой культурой» в отличие от национальной культуры. То есть, «великая культура» есть культура, которая включает в себя хотя бы две национальные культуры, хотя они все больше включают, обычно несколько, а иногда много культур.

Возникает вопрос — откуда взялись великие культуры? Почему они сложились, образовались? Наш другой выдающийся соотечественник, недавно убиенный, профессор священник Павел Флоренский оставил нам работу «Философия культа». Работы записывать обязательно, всё остальное, как хотите! Я даю только очень хорошие работы. Она есть в его большом трехтомном издании. Он высказал совершенно правдоподобную гипотезу, что культуру порождает культ. А что такое культ? Это — богослужение. Не религия, а именно культ. Иначе необъяснимо. Безрелигиозных культур, конечно же, нету, пока еще не было, и думаю, что лишенный творческого дара Нечистый не сможет такой создать, потому что не сможет. Но дело в том, что религия не материальна. Латинский термин «religio» означает восстановление связи, естественно, связи человека и высших сил. У язычников это, соответственно, восстановление утраченной связи с богами, а у нас — стремление воссоздать связь с Творцом. Это внутри нас, религия находится внутри нас. А вот культ — материален, потому что культ — это храм, облачения, священные сосуды, благовония, светильники, росписи, священные образы, если у кого-то есть. Вот у мусульман нету, но и у них орнамент имеет сакральное значение. Он неслучайный. То есть, гипотеза Флоренского очень правдоподобна, потому что, как мы сейчас увидим, существуют две христианские культуры, возможно сейчас уже сформировалась третья культура, или еще формируется. Могли сформироваться еще две, но трагически не сформировались. А, например, дальневосточная культура — одна: китайцы, корейцы, японцы. Но религий там четыре крупных, не считая христианства. Среди корейцев христиан очень много. Есть христиане китайцы, есть японцы, корейцев много. Местных религий там четыре: конфуцианство, даосизм, буддизм и синтоизм (национальная религия японцев). А культура у них одна — дальневосточная.

И вот теперь мы подходим к самому главному, для чего всё то и говорилось, — месту русской культуры. Я глубоко убежден, что наши беды в XX веке, которые продолжаются, от которых мы никуда не делись, связаны с тем, что мы затрудняемся в определении места русской культуры. Это не так наивно, как вы думаете. Если вы спросите француза о месте его культуры, он сразу ответит, что его культура французская и что она часть западной культуры. А русский начинает думать. В Западной Европе те, кто к нам хорошо относится (их поменьше) нас считают европейцами, а те, кого побольше, кто плохо относится, считают нас азиатами, только за то одно. Да и леший бы с ними, с европейцами! Право же. Но мы сами начинаем спорить, что такое Россия — Европа или Азия, Восток или Запад!

Да нету никакого Востока! Просто нет, потому что нет ничего общего у так называемых «народов Востока». Если мы сравним с вами, особенно с первокурсниками, итальянца, перса и вьетнамца, то мы все вынуждены будем согласиться, что по всем параметрам, особенно культурным, а не внешним, итальянец и перс гораздо более близки и похожи друг на друга, чем оба они на вьетнамца. Какой Восток? Где этот Восток находится? На атолле Фиджи? А на атолле Фиджи живут европеоиды, что характерно, полинезийцы.

А что же есть? Есть великие культуры, культами порожденные когда-то. И тогда в Азии их будет пять, не считая западноевропейских анклавов:

1. Дальневосточная культура (Китай, Корея, Япония);

2. Исламская. Кстати, какой же это Восток, если она куда западнее нас, она доходит до атлантического побережья Африки;

3. Индостанская (реже Индийская). То Индия, Цейлон;

4. Тибето-монгольская культура северного буддизма. Буддизм, конечно, индийского происхождения, но эта культура сильно оторвалась от своих корней. Там немного людей, но много народов. Они живут и у нас в России: калмыки, буряты и тувинцы.

5. И, наконец, наша Восточнохристианская культура, ведь Сибирь и Дальний Восток — тоже Азия.

И тут мы подбираемся к бездарности своего поведения, когда говорим: «Не-е-е, мы евразийцы» или «А мы между Европой и Азией». В раскорячку стоим уже XV веков, но почему-то наши культурные достижения довольно значительны. Чушь собачью говорил когда-то Достоевский про «всемирную отзывчивость русского человека»! Лучше бы почитал своего современника Леонтьева или старшего современника Данилевского. «Россию и Европу» тогда уже напечатали. И уж совсем собачью чушь говорил недавно скончавшийся, очень способный филолог и незаурядный русский патриот Вадим Валерианович Кожинов, снова то же самое понес про «всемирную отзывчивость». Только то, что он скончался, не позволяет мне высказываться резко. А вообще он был хорошим человеком, я был с ним знаком.

Теперь посмотрите в Европу. Тут есть две культуры:

1. Западнохристианская, теперь уже просто Западная или «мир цивилизованный», как они сами себя называют. Я читаю лекцию о ней в конце своего курса Мировых культур. Лекция так и называется: «Мир цивилизованный».

2. Восточнохристианская культура, наша культура. И объединяет она нас не с американцами, не с немцами, не с турками и даже не с симпатичными мне персами. Объединяет она нас со славянами, грузинами, молдаванами... Почему я не говорю «православная культура»? Это очень важно, потому что мы находимся в православном учебном заведении. Потому что деление культур не конфессионально. Мы не совсем в одной церкви с армянами или с коптами Египта или с эфиопами, но мы в одной великой культуре — Восточнохристианской. Достаточно взглянуть на нашу архитектуру, на тип нашего храма, на характер нашего богослужения. Вот она — правда Флоренского убиенного. Культ порождает культуру. Я бывал на армянском богослужении, один раз бывал даже на патриаршем богослужении в армянском храме в Эчмиадзине. Языка грабар (древнеармянского) я не знаю. Но понятно всё, потому что литургия Григория Просветителя и нашего, вселенского просветителя — византийского типа. Она так похожа на литургию Иоанна Златоуста, что все равно понятно. Вместо «свят, свят, свят» они поют «су-у-у-урб». Понятно? (Все улыбаются).

Вот вам место русской культуры. Тема закрыта.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: история 726 культура 200 религия 203
Таврия  
18 апреля 2014 г. в 22:06

Лекция 2001-2004 года.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, 18 апреля 2014.
К особому Дню Тавриды 8 (21) апреля 2014 года — 231-ой годовщине принятия полуострова под державу Российскую.

Таврический полуостров — древняя, предревняя земля. Вопреки представлению о том, что он отделен от суши узеньким Перекопским перешейком, он весьма доступен. Он откуда угодно доступен с моря, в том числе через довольно узкий Керченский пролив. И за тысячелетия истории Таврии кто только там не жил. Там жили загадочные тавры, оставившие свое имя полуострову, про которых мы даже не знаем, кто они такие были, и не менее загадочные киммерийцы, про которых мы, по крайней мере, точно знаем, что они были арийским народом. Жили скифы и позднее наши родичи сарматы. Жили древние греки, осыпавшие побережье полуострова своими полисами. Жили и ромеи (греки византийские). Жили римляне и понтийцы Митридата. Побывали гунны. Имели недолго свое королевство готы во время Великого переселения народов. Жили армяне. Жили ортодоксальные (талмудические) иудеи, а также караимы — иудеи совершенно не ортодоксальные, отвергающие Талмуд. Караимы и сейчас живут, что характерно.

С самого начала своего этнического существования жили славяне. А также жили русы, которые взаимодействовали со славянами и создали Киевскую (Древнюю) Русь. Напомню вам, что славянский этнос родился между II веком до Р.Х. и I веком нашей эры.

Однако во все времена земля называлась по имени тавров — Таврия, Таврида, Таврика. И так было до XVI века, не одну тысячу лет. Одно время восточными территориями полуострова владели хазары, но утратили их после грандиозного разгрома, который Хазарии учинил Святослав Игоревич в X столетии.

Константинополь долгие века сохранял таврические владения. Империя владела южным берегом полуострова с его дивным климатом, основанном в частности на том, что южный берег почти всюду отгорожен с севера яйлами, то есть горными цепями. Яйлы создают по сути дела средиземноморский микроклимат. А климат внутренней части полуострова, конечно, куда мягче московского, но гораздо суровее, чем даже в Феодосии или Евпатории, особенно в степных районах. Там зимой сурово.

Кто жил во внутренней части полуострова, не знает никто. Ни один этнограф не взялся того исследовать.

Там были городки, часто пещерные, полупещерные. Там были монастыри, заметьте. Именно туда в дни Иконоборчества бежали монахи иконопочитатели из Константинополя и других европейских частей империи. Расцвет таврического монашества — это как раз VIII-XIX века.

Сильно подозреваю, что там были какие-то местные властители. Трудно сказать, кто они были. Скорее всего, они были никто, «никто, нигде и звать никак», то есть осколки бывших этносов, потомки готов, потомки сарматов, а может быть, даже потомки киммерийцев и скифов. Реликты были.

В XIII веке в Таврии появились ордынцы, что-то разорив, а что-то не разоряя. Херсонес, центр фемы Климаты, был разорен. Фема, напомню вам, есть военно-административная область Византийской империи. Потом Херсонес был восстановлен, но уже не вернул себе прежнего блеска, и менее, чем за столетие запустел и был заброшен. Херсонес разорили, но разорили не всё. Ордынцы далеко не всё старались разорять. Они старались владеть и дань получать. Нетрудно догадаться, что те, руководимые монголами, южные ордынцы, таврические ордынцы, прежде всего, набирались крови у тюркских народов, которые и ранее, и при русской власти жили в Причерноморье, то есть у половцев, торков, берендеев. В итоге сложился этнос крымских татар, которые в силу средневековой традиции носят общее наименование с волжскими татарами, но это два совершенно разных народа. Этногенез волжских татар начался со взаимодействия ордынцев с волжскими булгарами, а этногенез крымских татар — со взаимодействия ордынцев с половцами, берендеями и торками. Волжские и крымские татары внешне не похожи друг на друга, это разные народы. И к нам относятся по-разному: волжские татары — прекрасно, я вам слово даю, а крымские нас не любят. Слово «татарин» довольно распространено. Здесь уместно отметить, что термин «азербайджанец» придуман при советской власти. Тех, кого сейчас так называют, — это еще один этнос, который до революции называли «кавказскими татарами». Потому никогда не покупайтесь на термин «татарин».

Фему Климаты Константинополь за собой удержал. С одной стороны, степняки не очень старались ею владеть. А с другой стороны, выгнать с полуострова татар сил у империи, конечно, уже не было. Империя никогда и не владела внутренними областями полуострова, хотя то была христианская земля. Одних митрополий в Таврии было четыре! Было четыре митрополита, и были, следовательно, и помогавшие им епископы, хотя бы по одному на митрополию. Иначе не было бы митрополита. Там были нормальные размеры епархий. А вот у нас сейчас чудовищные размеры епархий! Когда минувшим летом я беседовал с духовенством в Феодосии, я сказал, и все покивали, соглашаясь, что вполне естественно было бы сейчас иметь митрополита в Симферополе и, соответственно, епископов в Евпатории, Ялте, Феодосии и в Джанкое на севере. И то был бы нормальный округ.

В итоге в XIV веке полуостров поделился на три части. У Константинополя не хватало сил на свою фему, и он сдал землю генуэзцам в аренду. Хотя формально василевс оставался владетелем и сюзереном этих земель, контролировать генуэзцев он, конечно же, не мог. И они властно правили юго-восточной частью полуострова, примерно от Фороса до Керчи. Было их там немного, и не могло быть много. Несколько тысяч человек с женами и детьми. Вели они себя отвратительно, как злобные колонизаторы, выкачивали всё, что могли. Да еще, как и положено римо-католикам, были бестактны и всяко шпыняли восточных христиан, дабы загнать их в католичество. Потому укрепляться им приходилось на каждом шагу. Они построили мощнейшие укрепления в Феодосии, в значительной степени сохранившиеся и хорошо изученные, и сверхмощный консульский замок в Солдайе, так при итальянцах назывался Судак. И более того, если проплыть на катере вдоль юго-восточного побережья Таврии, то время от времени будут видны развалины башен, их нижних частей. Они на каждом шагу укреплялись, потому что не могли не укрепляться: местное население южной Таврии было гораздо многолюднее.

А кто составлял местное население? Почему же генуэзцев оттуда пинками не выгнали? Там жили разные народы. Прежде всего, то были местные ромеи, «понтийцы», как их тогда начинали называть, то есть люди разного происхождения и в значительной степени русо-славянского. Но говорили все по-гречески, наверняка, уже на провинциальном, понтийском греческом. Были православные по вере, православные по культуре. Кроме них жила огромная армянская община, она оценивается на начало XV века примерно в 50 тысяч. Была даже Таврическая школа армянской книжной миниатюры. Более того, в армянских документах XV века полуостров иногда называется «Приморской Арменией».

Жили ортодоксальные евреи, в том числе совершенно загадочные иудеи-крымчаки. Кто они были, вообще неизвестно. Когда они окончательно исчезли, их было несколько сот человек. Они были рассеяны в годы Второй мировой войны. Несколько сот человек — это уже не этнос. Загадочны, потому что говорили на тюркском языке, хотя при том были синагогальными иудеями.

Вопрос студента: Может быть, они были потомками хазар?

Ответ Махнача: Потомки хазар — это все-таки караимы.

Жили также караимы, безусловные потомки хазар. Язык у них тюркский. Они отвергают Талмуд. На том основании их все всегда признавали не иудеями. Так, в Российской империи караимы не подвергались никаким ограничениям черты оседлости. Они могли поступать на военную службу, получать чиновничий или офицерский чин, ордена. Случаи бывали. Более того, даже гитлеровцы, когда завоевали полуостров, официально признали, что караимы не иудеи и никаким ограничениям не подлежат.

В каком-то количестве жили даже татары, но в основном татары, принявшие христианство и осевшие на берегу. Все то население терпеть не могло генуэзцев.

Но как бывает в разноплеменном населении, хотя никаких столкновений между ними там не видно, им не хватало консолидирующей силы, чтобы собраться в кулачок да как врезать!

Степную зону Таврического полуострова занимало Крымское татарское ханство — вассал Большой Орды, которую мы иначе называем Золотой Ордой. Оно тяготилось тем вассалитетом. Первые столкновения между южными (ногайскими) ордынцами и Большой Ордой произошли уже в конце XIII века при ордынском хане Менгу-Темире. Их столицей был — заметьте, это очень важно — город Крым, нынешний поселок Старый Крым, примерно равноудаленный от Керчи и Севастополя. Вот откуда на самом деле-то и название пошло. Тогда он был просто Крым, а новая столица ханства Бахчисарай — это город XVII века.

Заметим, что с Крымским татарским ханством у Москвы были самые добрые отношения. Татары вели себя тогда прилично, православных монастырей, которых было много, не обижали. Торговлю через Таврию за известную мзду (пошлину), естественно, мы никогда не прерывали в XIV и XV веке. И в Москве и в Твери была даже известная гильдия под названием «Гости Сурожане». Сурож есть славянское, русское название Судака. Мы торговали через Сурож. Все те отношения были основаны, конечно, на принципе «враг моего врага — мой друг». Мы еще не наступали им на пятки, мы еще не добрались до полуострова. Нам нужно было избавиться от Орды. А крымцам тоже надо было избавиться от Орды и стать независимыми.

Западную часть полуострова занимало последнее православное княжество, в официальных документах называвшееся Феодоро, то есть Богодарованное. Но, как правило, его в наших русских документах называют по столице — Манкуп, княжество Манкупское, ныне мертвый город на столовой горе недалеко от Бахчисарая. В татарском произношении — «Мангуп-кале» (крепость Мангуп). Крепость была совершенно неприступна. Я поднимался на нее, то очень интересно. Эта столовая гора с плоской верхушкой, что не редкость в Таврии, представляет собой в плане четырехпалую руку. Со стороны пальцев два пояса практически неприступных стен. А со стороны кисти никаких стен, там отвесные скалы, потому можно не ограждать. Причем наверху были источники, была вода. Осаждать бесполезно. Она была неприступной до появления артиллерии Второй мировой войны, а может быть, и до появления вертолетов.

Манкупские князья очень интересного происхождения. Они были давно принявшими православие армянами, давно огреченными армянами фамилии Гавров. Причем Гавры попали в Таврию довольно давно как политические ссыльные, они участвовали в каком-то заговоре в Константинополе. Но смогли так пристроиться в Таврии, что даже династию основали. Думаю, что население княжества Феодоро было тоже довольно разноплеменным по происхождению, но греческим по языку и православным по вере и культуре. Надо сказать, что они были очень деятельны. Они построили укрепленный порт Каламиту, нынешний Инкерман близ Севастополя. Торговали с Трапезундом и всерьез угрожали перехватить генуэзскую торговлю на Черном море. И постепенно становилось ясно, что рано или поздно генуэзцев выкинут, а татарам придется признать себя вассалами манкупских князей.

Мы тоже относились к Черному морю очень серьезно. Гавры были нашей естественной опорой. Интересно, что после того как овдовел Иван Третий, бывший первым браком за тверской княжной, всерьез рассматривался возможный династический брак с дочерью последнего манкупского князя Ильи. То есть, то было для нас настолько важным, что такой брак не считался неравнородным — могущественный великий князь и какой-то князь манкупский.

Но получилось не так, как надеялись тонкие московские политики. В 1453 году пал Константинополь, в 1461 году — Трапезунд. Позднее капитулировавший трапезундский император был убит по приказу султана. Тоже, между прочим, неканонизованный мученик. Ведь ему предлагался переход в ислам, он отказался, и его убили. А то для нас должно быть основанием для канонизации. Тем более, что он был императором, правда, размером с князька, но все же императором. В 1471 году пали последние греческие и крестоносные владения в Греции. И, наконец, в страшном 1475 году огромный турецкий десант с артиллерией высадился на южном берегу Таврии. Генуэзские колонии пали сразу. Интересно, что в Феодосии местное население, то есть православное и армяно-григорианское заявило генуэзцам, что либо те немедленно сдадут город туркам, либо они сначала повесят всех генуэзцев, а потом сами сдадут город туркам. Можно упрекнуть греко-армянское население в недальновидности, но в неблагодарности — нельзя. Вот где у них сидели генуэзцы!

Манкупское княжество держалось полтора года, точнее крепость Манкуп осаждали полтора года. Собственно, ее взяли измором. Покуда там оставалось продовольствие, взять ее было нельзя.

А что касается Крымского ханства, то пробыв независимым от Орды около двадцати лет, оно надолго стало вассалом Константинополя, вассалом османского султана. Мы можем о том судить, потому что нам известны крымские монеты, где нет эмблематики Сарая (Большой Орды). То и значит независимость. Больше не чеканили на одной стороне свою эмблему, а на другой стороне эмблему большого хана.

На том и закончились наши добрые отношения с крымцами, потому что уже в XVI веке начинаются постоянные набеги на южнорусские, южнолитовские, южнопольские земли. Оттуда постоянно угоняют рабов-пленников на стамбульские (константинопольские) рынки и далее по всему Средиземноморью. От того нам приходилось защищаться очень серьезно, тратить большие деньги, создавать линии засечной стражи, засеки (земляные валы и завалы стволов деревьев) для защиты от набегов крымской конницы. Пехота пройдет, а конница никак не пройдет. Они создавались на южных рубежах. То было дорого. Приходилось постоянно держать засечные войска, дворян и казаков засечного рубежа.

Именно то, что Стамбул и его верное оружие Крым висели у нас снизу, вцепившись нам в пузо, мешало нам исправно расправляться с потугами и посягательствами Запада.

В 1571 году крымцы сожгут Москву, в 1572 году попытаются захватить ее вместе с Кремлем, но будут жестоко разбиты. В 1591 году, в год основания Донского монастыря в честь победы и прославления Донской чудотворной иконы Божией Матери, в последний раз крымцы попытаются шутить с Москвой. А шутки были серьезны, они стояли в Коломенском.

Потому русские были терпимы всегда, в том числе и к терпимым, а тем более, дружелюбным мусульманам. Но то был турецкий агент. Потому мы пытались подавить Крым. Крымские походы Василия Васильевича Голицына в конце XVII века не увенчались успехом. Дважды в десятилетие Анны Иоанновны ходили на Крым фельдмаршалы Ласси и Миних. Но коммуникации были слишком растянуты для снабжения войск. Полуостров оставался слишком далеко. За то время он постепенно потерял свое историческое название и в XVI веке начал именоваться «Крымом».

Но Россия становилась все сильнее. При Екатерине Второй в Первую Русско-турецкую войну Крым вынужден был отказаться от Османской империи и дать обязательство не поддерживать с ней никаких отношений без ведома Петербурга. А когда те условия были нарушены, русские войска просто вошли на полуостров безо всякой войны и упразднили Крымское ханство на вечные времена за ненадобностью.

И тут обратите внимание на важный момент. Даже в такое, казалось бы, западническое царствование как Екатерининское, а как сама императрица и ее окружение чувствовали историю! В Первую Русско-турецкую войну мы брали Крым, и потому командующий русской армией фельдмаршал Долгоруков получил титул — князь Долгоруков-Крымский. А когда мы упразднили Крымское ханство, то светлейший князь Потемкин получил титул Таврический. У нас была Таврическая губерния, у нас была Таврическая епархия.

И как мне доводилось неоднократно публично говорить и писать, нам чрезвычайно важно изгнать слово «Крым» из русского языка, что возможно сделать только в том случае, если все больше и больше людей будут этим заниматься. Это важно, потому что, если мы говорим Таврия, то мы говорим о своей земле, где крестил первокреститель Руси апостол Андрей Первозванный и где Русь окончательно крестилась при равноапостольном князе Владимире. А если мы говорим «Крым», то мы признаем права на ту землю оккупантов XIII века, которые почти триста лет, в XVI-XVIII веках туда наших рабов угоняли. Если мы будем так себя вести, то можем и до новых рабов доиграться! Ведь оказалось, что не так уж и трудно — угонять русских рабов. Чеченцы же это делают! Потому все это — совершенно не безобидные вещи. Надеюсь, что эта нота грозная, но отнюдь не минорная. На том можем занятие сегодня и закончить.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: история 726 крым 419 таврида 13 таврия 7
Империи в истории. Часть 2/2  
15 апреля 2014 г. в 02:45

Может ли вселенская церковь существовать без симфонии с православным царством, — очень сложный вопрос. Я на него отвечать не буду, потому что это потребовало бы раскрутку целой новой темы. А мы говорим об империях. Империи не всегда существовали в симфонии со вселенской церковью. Об этом написано много. Очень хороша работа известного церковного историка Антона Владимировича Карташова «Воссоздание святой Руси», его небольшая предсмертная работа. Наверняка, она есть в вашей библиотеке. Стоит ее посмотреть. Вселенская церковь может обойтись без империи. А христианская империя не может обойтись без церкви. Церковь может, но тогда финальная прямая, ведущая нас к событиям, изложенным тайнозрителем Иоанном Богословом, выпрямляется и укорачивается.

В конце своей жизни, под которой уже подвожу черту, позволю себе эмоциональное сравнение. Надеюсь, всё, что говорил до сих пор, я доказал вам фактами, датами. А вот вам мое наблюдение в жизни, тут я не могу выступать как историк. Просто поверьте мне. Я встречал глубоко верующих римо-католиков, более того, встречал англикан, я даже встречал глубоко верующих и весьма фундаменталистских мусульман, которые твердо убеждены и говорят вслух, что всё зависит от того, будет ли воссоздана Россия, в своем имперском величии, разумеется. Если нет, люди еще сколько-то поживут, но то будет уже финишная прямая. То будет уже всё.

Вот вам очерк, обзор роли империй в мировой истории. Одно упустил, я не перечислил полностью законченных империй. Их не так много: Иран; Рим; Византия (назовем привычным названием); Германская империя, но не империя 1870 года, а империя от Оттонов до Австро-Венгрии; Китай в лучшие периоды своей истории с большими перерывами; немного странная Османская империя. Это всё. Ну, пожалуй, еще Эфиопия. Больше не было.

Кроме того, разумеется, многие страны обладали отдельными имперскими чертами. Германия Берлинская с Пруссией во главе обладала целым рядом черт империи, но все-таки она не классическая империя, потому что охватывала только северную Германию, населенную почти одними немцами. Значит, она не вполне империя. Безусловно, некоторыми чертами имперского образования обладала Великобритания.

Советский Союз обладал некоторыми чертами, к чему очень стремился Сталин, правда, в основном внешне-показательными чертами: восстановлением офицерских и генеральских званий, надеванием обратно содранных в революцию погон, и даже напяливанием белых школьных фартучков на коричневых платьишках на гимназический манер. Все их, думаю, помнят. Советский Союз во многом хотел казаться империей и даже вроде бы имел провинциальное деление, но изломал и не восстановил традиционную имперскую политику. Вспомните, как мы стали друзьями наших исконных врагов турок и одновременно врагами наших друзей армян, друзей и единоверцев греков. Можно привести еще примеры.

Ну и потом, вы уж извините, единственно возможный имперский этнос был расчленен. Это — большевицкое деяние, ибо сто лет назад, даже восемьдесят лет назад украинцы еще не знали, что они «украинцы». Такое про себя знали только несколько десятков не вполне нормальных украинских интеллигентов с господином Иваном Франко во главе, которые за знание того, что они отдельные украинцы, получали зарплату австрийскими денежками. И жили они в Австро-Венгрии, в Галиции. Русский народ был расчленен и потом подвергся самому жестокому угнетению. Империя, как я уже говорил, всегда стремится хорошо и милосердно обращаться с другими народами, не только с имперским, разумеется. Но уж никак не может называться империей образование, где как раз крупнейший народ наиболее преследуем и угнетаем. Так что СССР — никак не империя, он только маскировался под империю. И благодаря той маскировке мы все-таки хранили территорию. Но, как видите, за двадцатый век исправно, второй раз историческую Россию разрывают.

Обращаю внимание на то, что ни одна империя никогда не распалась от того, что ее разорвали провинции! Таких примеров нет. Либо ведущий, стержневой этнос отказывается от своей роли, либо чаще всего наступает нормальная смерть империи вследствие этнической старости, распада имперского народа.

Заканчивая лекцию, процитирую одну из своих подзабытых статей: весьма возможно, что у ромеев (византийцев) будут свои неприятности на Страшном Суде. Но уж одно-то они смогут твердо сказать перед лицом Всевышнего Творца: Сколько Ты, Господи, дал нам сил, столько мы и сохраняли царство. А вот русские так ответить Ему не смогут. Нам распадаться рано. Есть над чем задуматься, правда?

Ответы на вопросы

Вопрос студента: Объясните, пожалуйста, несколько подробнее, в чем заключаются различия между этносом и субэтносом.

Ответ: Ну, я даже привел пример. Этнос рождается, живет, проходит очередные фазы по Льву Гумилеву и, в конце концов, умирает, или его остаток надолго превращается в реликт. Огромное количество малых народов, например, наши народы Крайнего Севера, видимо, все реликтовые. Они могут жить, вероятно, не 13 веков, а тысячелетиями. Но то крошечные группы.

Вот у нас есть такой народ — нганасаны. Скоро их не будет, причем при любых обстоятельствах. Хоть охраняй, хоть не охраняй нганасанов, их все равно не будет. Никто с ними жестоко не обращается, и в армию их не призывают, между прочим. Но их уже 900 человек! Значит, еще одно или два поколения, и их не будет. Но реликтовые этносы живут подолгу.

Австралийские аборигены. Их называют племенами, но это этносы, это разные народы, у них разные религиозные системы, с разными божествами, и они говорят на разных языках. Они тоже реликты.

А субэтносы культурно обособленны образом жизни в силу особого пограничного положения или климатических условий, ландшафта. Субэтнос есть несколько обособившаяся часть этноса, которая, тем не менее, признает себя принадлежащей к этому этносу. Если вы спросите донского казака: «Вы кто?» Он ответит: «Донской казак». «Но вы русский?» «Русский, конечно!» А если бы он вместо того ответил: «Я сказал, кажется, что я донской казак, а не русский!», тогда по сознанию он был бы другой этнос. Но того не происходит. Я приводил примеры из Российской Федерации. Но даже в Белоруссии, не такой уж и большой, есть, безусловно, по крайней мере, два очень разных субэтноса: собственно белорусы и полещуки. Они очень отличаются.

Я не бывал в Литве, потому не могу ответить на вопрос, насколько слились два субэтноса литовцев: жемайты и аукштайты. Сто лет назад разница между ними была совершенно заметна.

Был, например, субэтнос лондонских кокней. Их можно представить себе, полистав «Пигмалион» Бернарда Шоу. Это культурные низы, но, тем не менее, культурно обособленный субэтнос. Сомневаюсь, что к настоящему времени кони сохранились. Во всяком случае, до Второй мировой войны они еще были.

Вероятно, баварцев следует считать абсолютно обособленным субэтносом германского народа. И так далее.

Субэтнос необязательно должен прожить 13 веков и перенести свою особую субэтническую смерть. Те или иные изменения обстоятельств могут привести его к нормальному слиянию с окружающим этносом и потери субэтнических отличий. Конечно, этнос может и не иметь субэтносов. Но этнос у человека есть всегда, каждый человек обязательно принадлежит к какому-нибудь этносу, причем к одному.

Вопрос: Мне все-таки непонятно, почему мы не можем говорить о некоем этносе Х, по отношению к которому русские являются таким же субэтносом, как и украинцы?

Ответ: Безусловно, можем. Этот «некий этнос» существует. Правда, не знаю, почему он «этнос Х», если он сам себя всегда называл «русским». И даже в несчастном Львове, где сильно прижимали, улица, на которой стоит кафедральный храм, как раньше называлась Русской, так и сейчас называется Русской. Она у них пишется через мягкий знак «Руськая», но то совершенно ничего не меняет.

А несчастный город Львов потому, что вместо того, чтобы угодить в православно-языческое, но все же православное по большинству населения Великое княжество Литовское, Львов, как и вся Галичина в первой половине XIV века сразу угодил в Польшу, то есть под католическую власть. В ВКЛ православные были боярами, магнатами, князьями, там всё было нормально. А в польской Галиции православных сразу начали скручивать в бараний рог.

Само деление Погодиным (Михаилом Петровичем, историком) русского этноса на великорусов, малороссов и белорусов было ошибочным, оно устарело. Во-первых, за их черту вылетели карпаторусы, они потом сами на том настаивали. Но дело не только в них. Субэтническая структура русского этноса гораздо сложнее! Если два субэтноса легко найти в Белоруссии, то число субэтносов того же самого «этноса Х» в границах Великороссии будет колоссальным. Я их все сходу не перечислю. Если не все казачьи войска, которых было 11 к революции, то, по крайней мере, древние, созданные не усилиями государства, как, например, на востоке Уссурийское, а те, что сложились сами по себе, — это не один казачий субэтнос, а разные субэтносы. Донские казаки — это один, а кубанские казаки — другой, а терские казаки — третий субэтнос. Кроме того, с терскими слились гребенские казаки, значит, было там все-таки два субэтноса, и один исчез. И уральские казаки, несомненно, тоже самостоятельный субэтнос и очень непохожий, кстати, на донцов. У них была очень своеобразная субкультура, хотя бы потому, что там очень долго и сильно держалось старообрядчество, а затем они перешли на положение единоверцев. Как военный народ, они согласились принять синодальную власть и стать православными, но только на правах единоверцев, то есть вообще-то на старом обряде.

Один знаток военной истории приводил мне интересное наблюдение. Если в Петербурге, в гвардии, в сводном казачьем полку служил уральский казак, то он, как и вся гвардия закуривал, но когда заканчивался срок службы, он с сожалением выкуривал последнюю трубку и выкидывал ее, потому что дома на Урале курить не дадут — старообрядческий уклад.

Вопрос: Можно ли, завершая тему, сделать вывод из ваших слов, что этноса как такового в реальности не существует? Можно ли говорить о том, что в пределах Велико-Мало-Белороссии русского этноса как такового либо сейчас не существует, либо никогда не существовало, что в отношении к нам понятие этнос является чем-то гипотетическим или, более того, даже чем-то виртуальным?

Ответ: Нет, я не могу понять, откуда, каким образом из моих слов это может вытекать.

Продолжение вопроса: Тогда можете привести пример, кто является с вашей точки зрения русским этносом, от которого соответственно мы имеем различные субэтносы на территории Украины, России, Белоруссии.

Ответ: Все, кого мы называем «восточными славянами» — термином, появившимся в советское время, — это собственно и есть русские. Никаких других восточных славян не существует.

Вопрос: То есть, поляки тоже русские?

Ответ: Восточных славян, батюшка! Поляки — все-таки западные славяне. Коренное население Российской Федерации, которую я вообще стараюсь «Россией» не называть, потому что это кусок России, а также коренное население Украины, Белоруссии и Казахстана — это и есть русские.

Вопрос: Тогда прошу дать определение этноса и субэтноса. Что такое этнос? Где проходит граница между этносом и субэтносом? Как можно отделить субэтнос от этноса? Где тот самый чистый русский этнос? Извините, мне непонятно. Может быть, я бестолковый.

Ответ: Этнос, который включает субэтносы, всегда будет вызывать вопрос, кто из них наиболее чистый. Когда у нас начались «перестроечные» безобразия (при Горбачеве), тут же возникла проблема, которой не было несколько сотен лет, — кто первого сорта и кто второго сорта в Мордовии, потому что мордовский этнос за всё время наблюдения с XIV века всегда состоял из двух субэтносов: мокша и эрзя. Причем, я не помню, чтобы когда-либо были какие-то проблемы между русскими и мордвой. Но тут появились проповедники, утверждавшие, что стопроцентные мордвины — это эрзя, а мокша — это второй сорт. Они попроповедовали какое-то время, а затем мокшане и эрзяне совместными усилиями побили им морду, простите. Больше ничего такого не слышно.

Потому если так же благополучно всё закончится у нас с нашими западнорусскими собратьями, то будет совершенно закономерно.

Объясню вам такую вещь, батюшка. Простите, что сижу: я под камерой. Если начну ходить по залу, что люблю, то выйду из кадра. Так вот, пример такой. Я разговаривал с совершенно благожелательными киевлянами, которые, кстати, по-прежнему хотели бы жить с нами в одном государстве, но, тем не менее, они считают, что они «украинцы», ведь не первое поколение занимается украинизацией. Они считают, что украинцы — это другой народ, но всё же в одном государстве нам было бы очень хорошо. Вполне такие дружественные киевляне. Я им сказал на то: не обижаетесь на меня, но какой вы собственно народ? Вот смотрите. Я могу поговорить на мове немного коряво, но читать и воспринимать на слух я буду не коряво, а всё. Так вот, если я перееду в Киев и проживу там пять лет, то меня перестанут отличать, а если вы проживете пять лет в Москве, то вас перестанут отличать в Москве. А вот сибиряка будет видно в Москве и через десять лет: у него особенностей больше, отличий больше, чем у москаля с киевлянином. Это пример из моего частного разговора, а не научного спора. И они не могли мне возразить. Мы действительно похожи. В беседе каждый может говорить на своем языке, чтобы не ломать, не смешить другого. Могу поговорить с галичанином. Была у меня длинная полемика в 1991 году с галичанами на улице Львова, без кровопролития обошлось. Причем, они говорили не просто по-украински, они говорили на очень своеобразном галицийском наречии. Но я понимал всё, а сам говорил как всегда, как москвич. И всё было нормально, мы друг друга понимали. А с поляком так уже не поговоришь.

А восточных славян придумали. И придумали вот как. Сначала, первым делом ввели слово «украинец» в начале 1920-х годов. Тогда крепко и быстро занимались этим делом, без всякого рассуждения. В 1925 или 1926 году вышел хороший, толстенький путеводитель по Крыму. Советская власть тогда уже вполне установилась. Уже была не Таврия, заметьте, а Крым. Древнее слово Таврида, которому не одна тысяча лет, заменено крымско-татарским термином «Крым». Полуостров так начали называть в XVI веке, перестали при Екатерине Второй. Говорили и Таврия, и Крым, но губерния была Таврическая. Большевики восстановили татарский, то есть для нас, там более древних, оккупационный термин «Крым». Так вот, путеводитель на чисто русском языке. Цифр я не помню, но примерный порядок назову точно. Как вы понимаете, там очень интересная этническая картина. Кроме русских и крымских татар, тогда жили немцы, греки, болгары, евреи, караимы. Наверное, еще кто-нибудь есть. Так вот, в путеводителе народонаселение было описано еще так: русских вообще — столько-то, далее под фигурной скобкой — великороссов, в том числе — столько-то, украинцев (уже не малороссов) — столько-то и белорусов — столько-то. Но все были записаны под фигурной скобкой! Русских всего столько-то, в том числе великорусов, украинцев и белорусов. И, кроме того, заметьте, ненавидящий всё русское Владимир Ильич Ульянов (Ленин) свою преступную статью все-таки назвал «О национальной гордости великороссов». А затем был сделан решительный шаг. Слово «великорус» упразднили, и начали великорусов называть русскими, тем самым, кстати, отказав украинцам и белорусам в праве называть себя русскими.

Православные просветители, борцы за православие в западной Руси, борцы с унией в XVII веке, страшно бы оскорбились. Полемическое сочинение, если не ошибаюсь, Захария Копыстенского называется «Зачапка мудрого латынника с глупым русином». Он как православный человек, как предок «украинцев» называл себя русским, «русином» в западнорусской форме. У нас тоже иногда в Средние века говорили и писали «русин». Вот и всё. Вот я собственно на всё и ответил.

Этнические черты одинаковы, а субэтнические черты разные. Но вы, тем не менее, не будете требовать разобраться в том, существует ли «этнос Х», в который входят берлинеры и баварцы, или такого этноса вообще не существует, то есть немецкого этноса. Конечно, немецкий этнос существует, а берлинеры и баварцы есть его субэтносы. Различаются они так, что даже я, очень плохо знающий немецкий язык, их речь различаю на слух. Берлинеры шипят. Они вместо «ихь» (я) говорят «ишь».

Вопрос: Перечислите, пожалуйста, все субэтносы русского этноса.

Ответ: Субэтносы?! Да ну, с ума сойти, я не буду того делать. Их очень много. Я казаков уже назвал. Жители Приморья, безусловно, субэтнос. Именно Приморья, потому что нынешнее население Сахалина и Курил появилось там после Второй мировой войны. Прежнего русского населения там не осталось, а вот Приморский край, Владивосток, имеет свой приморский субэтнос. Кержаки на Южном Урале почти стерлись, их субэтнос почти исчез, но пока еще существует. Вот хотя бы некоторые.

Вопрос о социальных группах и старообрядцах.

Ответ: Да, социальные группы могут, конечно, обособиться до субэтнического уровня, но, по-моему, у нас этого не происходило. Вопрос о старообрядцах — очень спорный! Утверждать не берусь. Старообрядцы составляют либо небольшой субэтнос, либо даже два разных субэтноса.

Старообрядцы беспоповцы, не признающие священства, этнически очень обособлены, общаться не желают ни с православными, ни с поповцами. Раньше могли убить, теперь побить, если зачерпнешь из их колодца, потому что тогда колодец надо бросить: нечистый прикоснулся. Это уже уровень субэтнических отличий.

Старообрядцы, приемлющие священство, конечно, имеют культурные отличия, но все-таки, думаю, что это не субэтнос. А беспоповцы да, они — субэтнос.

Самый вопиющий момент был, когда шли дела по расчленению России (Советского Союза). Выяснилась одна очень интересная картинка, когда начались первые конфликты в Латвии, в так называемой Латвии, она же не исторична, она составлена из трех исторических частей. Выяснилось, что беспоповцы-гребенщиковцы (Гребенщиковская община) с латышами против русских. То есть, как минимум они другой субэтнос.

Вопрос: Почему принцип «малый народ всегда с большим против среднего» не действует в Чечне, как, например, в Абхазии? С кем и против кого Чечня?

Ответ: Чечены — не малый, а средний народ. Чечен миллион. Они перепортили отношения со всеми вокруг кроме ингушей, потому что ингуши есть субэтнос того же народа — вайнахов. Вайнахский народ имеет два мало отличимых субэтноса — ингушский и чеченский. А со всеми остальными они действительно перепортили отношения. И после известных событий в дагестанском селе Буйнак, аварцы были готовы резать Чечню, если бы их чуть-чуть подтолкнули. Но московское правительство сделало всё возможное, чтобы аварцев отговорить, и избиения чечен не последовало, хотя русским то было бы выгодно. Аварцы, кстати сказать, в российской знати бывали. Кроме того, это древний культурный народ, имевший свою знать. Это крупнейший народ Дагестана. Дагестан — это вообще чисто территориальное название.

Вопрос: Если я вас правильно понял, абхазы — это малый народ, а чечены — средний?

Ответ: Да, чечены — это средний народ, как и грузины. Чечен сейчас едва ли не больше, чем грузин, сопоставимое количество. А малым народам выступать нет никакой возможности, потому что Чечня зачищена, на территории Чечни нет нечеченского населения. Погибло далеко не так много, но беженцев — 400 тысяч разной этнической принадлежности. В Чечне не только русских не осталось, но даже дагестанцев и армян.

Вопрос: Можете подробно рассказать, как рождаются этносы?

Ответ: Ко Льву Николаевичу Гумилеву. Моя тема — не этнология, не основы этнологии. Рекомендую вам на выбор одну из двух книг. Cделайте себе пометку. Можете не записывать лектора, но не записывать рекомендованную литературу — всегда ошибка. Либо его основной теоретический трактат «Этногенез и биосфера Земли», либо популярный вариант, которого вполне достаточно, «Конец и вновь начало», читается легко и увлекательно. Всё есть в продаже.

Хочу только сказать о том, что ему не удалось. По Гумилеву этносы рождаются — и тут не имею возражений — от рождения за короткий исторический период, около ста лет, большого количества энергичных людей с концентрированной волей, которых Гумилев назвал «пассионариями». От латинского «passio» (страсть). То есть, «пассионарий» значит неистовый. А вот, почему происходит это исторически одномоментное рождение, Гумилев объяснить не смог. Его объяснение не принимает большинство тех, кто, в общем, принимает его теорию, как я, например. Неубедительно. Прочитайте сами. О «пассионарном толчке», то есть о старте нового этноса вам рассказывать не буду. Читайте сами у Гумилева, потому что он меня не убедил. Это не значит, что нельзя найти физическое явление, но для меня пока достаточно того, что этносы рождаются по Божьей воле.

Гумилев, по-моему, сделал глубоко христианское и интересное наблюдение при всем своем вольнодумстве. Он был православным, он исповедовался, он причащался. И в конце жизни даже побыл членом приходского совета в новооткрытом храме близ своего дома, но вскоре помер. Он заметил, что убывание энергии этноса — это явление энтропии. Рождение же новых этносов противостоит энтропии. А энтропия есть проявление того, кого не следует поминать к ночи. И я с Гумилевым согласен в этой догадке.

Вопрос: У меня три вопроса. 1. Какие имеются в России предпосылки или тенденции к воссозданию империи? 2. Есть ли такие тенденции сейчас в других странах? И вообще возможно ли сейчас создание какой-либо еще империи? 3. Ваша характеристика и прогноз жизнедеятельности Евросоюза? Спасибо.

Ответ: Третий вопрос не по моей части. Я историк, а историк занимается прошлым. Тем не менее, по первым двум вопросам я все-таки могу кое-что хотя бы предположить.

Анализировать свое время всегда очень трудно, не только в смысле этногенеза. Невозможно посмотреть отстраненно. Смотреть отстраненно вообще очень удобно. Я бы выиграл битву при Каннах у самого Ганнибала. То не значит, что я великий полководец, но я, глядя отсюда, знаю, как это сделать. Потому я выиграл бы.

Самая главная предпосылка — то, что русские еще не истратили свою энергию. Невозможно отстраниться, но по целому ряду факторов русские обладают потенциалом для выхода из надлома. Следом начинается фаза инерции. А то нормальная имперская фаза, очень подходящая фаза в этногенезе для строительства империи. Она отличается значительным спокойствием в сравнении с предыдущими фазами и создает такие важные предпосылки, как высокий культурный уровень и высокий жизненный уровень. Как вы понимаете, русские своей фазы инерции еще не проходили. Например, наши предки славяне проходили фазу инерции в X-XII веках. То была Киевская Русь, где не только наша культура, но и цивилизация были неизмеримо выше, чем в любом месте Западной Европы. Так что нам предстоит не такая плохая эпоха. Это первое.

Второе. Мы владеем территорией, и легко можем владеть и другими территориями. Мы даже можем воздействовать, что часто не очень трудно, на распад неисторических территорий, как я уже собственно показал в проекте с Украиной, когда меня спросили. И, видимо, то было настолько убедительно, что меня не пустили на телеэкран. Записывали передачу о перспективах Украины. То была обычная телепередача «Диалоги» Александра Гордона. Одним из двух полемистов был я. В начале передачи спросили всех, что будет через двадцать лет. И всех участников попросили дать свой прогноз.

Мой прогноз — одно из двух. Больше всего мне бы хотелось, чтобы у всех русских восторжествовали центростремительные тенденции и эти области вернулись бы в Россию. Может быть, без двух с половиной областей Галичины. В начале XX века галичане стремились к православию, и там даже было много мучеников. Но всех православных галичан вырезали. Почему только с половиной Тернопольской области? Потому что мы должны лишиться остатков совести, чтобы кому-нибудь отдать эту область целиком, отдать и северо-восточную часть области, где находится Почаевская лавра. Ее галичане ни за что не получат! То хороший, но, к сожалению, менее вероятный вариант.

Более вероятный вариант, что Украина развалится. Она состоит то ли из 7, то ли из 8 искусственно объединенных регионов. Она развалится, а куски мы будем подбирать. Но результат будет тот же. Просто будут больше издержки производства, и будет меньше энтузиазма. Я вообще к жителям Украины отношусь по-братски, с глубокой симпатией, и не очень хочу, чтобы они разваливались. Но это тоже путь.

Теперь о других народах. Наши ровесники в мусульманском мире — только турки. Все остальные старше. Только турки могли бы рискнуть на воссоздание Османской империи, но они сами в себе истребили имперское сознание. Они сами добровольно решили не участвовать в этих играх и забросить империю навсегда.

К сожалению, на Дальнем Востоке есть, кому основать империю. Я не доживу, но при вас она может уже начаться. Там два молодых народа: новые китайцы и новые японцы. Им до 13 веков далеко. Их этногенез начался в XVIII веке. У них сейчас даже не перегрев, а первая фаза подъема. То довольно опасно.

Обычно говорю: не бойтесь мусульман и не пугайте меня мусульманами. Не такие уж они лютые наши враги, а кроме того, мы с ними справимся. С героизмом у них дело плохо обстоит. А вот два великих дальневосточных народа — это серьезно, очень серьезно.

На два вопроса я ответил, а про Евросоюз не буду. Хотя могу сделать одно замечание. Западноевропейские этносы в большинстве либо уже обскурируют (распадаются), что длится 100-150 лет. Признаки обскурации уже давно вижу у итальянцев, в прошлом году увидел у французов — все-таки 4500 частных автомобилей сожгли, и не пристрелили при том ни одного арабчика! Конечно, нехорошо такие вещи говорить, прости, Господи. Да в Москве, хотя мы хуже них вооружены, начни кто-нибудь, не буду называть ни один народ, жечь автомобили, так тут же стрелять начнут! Тут же пристрелят! Значит, французы не в состоянии защищать сами себя. Всё, это финал. Когда этносы приближаются к реликтовому состоянию, они стремятся к изоляции. Понимаете? Потому в Европе начнет возрастать изоляционизм, и единая Западная Европа развалится. Они все-таки довольно разные. Очень трудно об этом говорить. Я же не могу наблюдать скорость обскурации. Вот немцы, похоже, еще не обскурируют, хотя они примерно ровесники с французами, примерно IX века или конца VIII века.

Вопрос: У меня сразу несколько вопросов. 1. Можно ли сопоставить вечный бунт Чечни против Российской империи с подобным же бунтом иудеев в Римской империи? 2. Каким образом единый этнос, который представляют собой сербы, хорваты и боснийские мусульмане, соединенный в Сербском королевстве, пришел к этнической катастрофе, к самоуничтожению по совершенно другим мотивам? 3. Если мы так яростно боремся за то, чтобы Чечня осталась в составе России, почему при том открыто делаем всё против Грузии, чтобы Абхазия и Южная Осетия отделились от нее? Это же чистый двойной стандарт, это безнравственно — делать первое и одновременно делать второе.

Ответ: Начну с последнего. Я позволил себе в своей публицистической статье, хотя стараюсь писать не как публицист, а как историк, написать, что никакого двойного стандарта там нет. Я просто написал следующее: «Если Грузия не часть России, то с какого перепуга Абхазия — часть Грузии?» Абхазия дважды и не в составе Грузии входила в Россию и в СССР. Потому тут у нас все права.

Почему мы так себя ведем? Мы ведем себя плохо в лице нашего драгоценного правительства! Мы начинаем с того, что предаем Аджарию. Мы могли бы просто подождать, не надо было предавать Абашидзе. Мы принудили Абашидзе уступить Тифлису, Батуму уступить Тифлису. Если бы мы того не допустили, если бы только пальцем одним шевельнули, разве НАТО прислало бы войска? Турки прислали бы войска? Нет! Будут ругаться? Да на здоровье! Уж китайцев как ругали с момента прихода к власти Мао! И прежде, и при последних Цинских императорах ругали! И ничего. Китайцы плевали на всех. Поругают и заткнутся, причем очень быстро. Запад всегда затыкается. И всегда будет затыкаться. Потому что им страшно подумать о каких бы то ни было военных действиях, которые затронут нас. Никогда не следует забывать, что они не умеют умирать, героически, в бою. Они совсем не умеют умирать. Если с нашей точки зрения православных людей ценность жизни у мусульман, пожалуй, занижена, то с нашей же точки зрения цена жизни на Западе, теперь почти безбожном, чудовищно завышена. А то путь к трусости.

Когда начали бомбить сербов, я сказал в свое время, что если бы была такая сила у сербов, взорвать американский авианосец, один, но обязательно авианосец, то всё бы кончилось очень просто — американские домохозяйки взяли бы Белый дом и удавили бы президента. И никакая полиция не спасла бы его. Почему авианосец? Потому что сразу 5000 жертв. Такая сила представима, и мы могли бы такую силу предоставить, например, маленькую, бесшумную, подводную лодочку. То было бы трудно, но выполнимо.

Так вот, почему я прибавил еще и Аджарию? Потому что Москва терпит американского шпиона слишком близко от себя. Зажатая тремя своими бывшими автономиями Грузия была бы нам просто никак не опасна. Она бы превратилась тогда в государство Лесото с крошечным, узеньким коридорчиком к берегу моря в Поти. Кстати, то самый преступный район в Грузии. И всё, Грузия осталась бы без морского побережья. Свои полтора катера пришлось бы держать в Поти. Кроме того, Абхазия и Аджария могли бы запретить ей плавать вдоль своих берегов. У них тоже вдвоем есть три катера, по полтора на каждого. Мало не покажется. Вот почему.

Нельзя также терпеть китайского шпиона. Но что поделать, братья и сестры! Я отнюдь не политический активист. Публичной политикой не занимаюсь. Я историк. Политиков только консультирую. Писал статьи с обоснованием того или иного политического хода. Целый сборник составлен под не моим названием «Россия, которую мы вернем». Название предложено составителем. Я согласился. Это ответ на фильм «Россия, которую мы потеряли».

Я не собираюсь подрывать никакую власть, тем более вас в МДА к тому призывать, но надо отдавать себе отчет в том, что у нас русской власти нету с 3 марта 1917 года. Ни одного дня! Я не готов брызгать слюной, проклинать. Просто это очевидно. Разница между Александром Федоровичем Керенским и Иосифом Виссарионовичем Сталиным и, скажем, Борисом Николаевичем Ельциным для меня просто не имеет никакого значения. Оттенки безобразия есть всего лишь оттенки. Вот, когда будет русская власть, тогда мы будем решать эти вопросы.

Вы спросили про «двойной стандарт». Да одинарный стандарт, сударь! Одинарный! Даже в случае, который произошел в Беловежской пуще, мы обязаны были заявить, как то делают американцы, что вся Восточная Европа есть зона наших интересов, и Средняя Азия есть зона наших интересов, как американцы заявили, что вся Европа есть зона их интересов. Побрюзжат и перестанут. Деваться некуда.

У меня, между прочим, полно друзей в Грузии, теперь я не могу их повидать из-за их нового президента. И далеко не вся Грузия так относиться к России, как он, и тем более не вся Грузия хочет такой политики.

Когда Грузия добровольно вступила в Российскую империю в начале XIX века, Грузия вообще не существовала почти со времен святой благоверной царицы Тамары! Не существовала почти с конца XII века! В VXI веке и в начале XVII века там было 7 государств. Потом 2 из них случайно, из-за того, что пресеклась династия, Хартли и Кахетия слились в одно. Потому в конце XVII века и в XVIII веке было уже 6 государств: 2 царства и 4 абсолютно от них независимых княжества. И они все отдельно изволили стать подданными Российской империи, о чем грузинские послы, живущие здесь и за наш счет из милости, грузинские князья, умоляли 200 лет. Я сказал по радио: господин Саакашвили хочет построить музей 200-летней оккупации. Хочу надеяться, что в этом музее будет и вводный раздел, достаточно убедительный, где будет рассказано о том, как грузины в течение 200 лет до «оккупации» валялись, не вставая с коленок, у нас в ногах: «Миленькие, ой, только возьмите в подданство!» Началось это при Федоре Иоанновиче в конце XVI века. 200 лет! Какие двойные стандарты-то!

Я ответил на третий вопрос. Простите, напомните мне, что дальше. Ага, вопрос о сербах. Надо полагать все-таки, что хорваты и сербы — это различные этносы, хоть и говорят на одном языке. Они, конечно, принадлежали к единому этносу славян вместе с нами, с нашими предками. Единый славянский этнос, безусловно существовавший в первом тысячелетии по Рождеству Христову, во втором почти не существовал. Он начал обскурировать в XII веке, развалился, рассыпался. После того сербы и хорваты — различные народы. Не забывайте того, что хорваты — пламенные римо-католики, что между ними кровь, что хорваты на стороне Гитлера и с помощью Гитлера резали сербов в войне. Три народа никогда в единую Югославию не стремились. Югославия первоначально называлась Королевством СХС (Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев). Потом придумали слово «Югославия». Всех остальных этносами никто не признавал. Они в расчет не принимались. Черногорцы — это сербы. Македонцы — это болгары, живущие на чужой земле. Никто так не говорит, но это вообще-то тот самый случай, когда можно было бы и сказать: «Не хочется? Не нравится? Пожалуйста, марш в Болгарию!» Но я об этом не буду, болгары все же тоже православные.

А вот жители Боснии и Герцеговины — это омусульманенные сербы. Но есть одно «но». Это гипотеза не моя. Это гипотеза Федора Успенского, великого русского историка, в том числе и церковного. Он великий византинист, закончил духовное училище в Галиче Костромском и Костромскую духовную семинарию. Оттуда в университет. Священником он не был. Так вот, его гипотеза очень проницательна. Царь (василевс) Алексей I Комнин, не желая проливать кровь, вышвырнул в самый на тот момент медвежий угол в Европе, в Боснию, антисистемщиков богумилов. Они хуже еретиков, тайные враги христианства. Документов о том почти нет, Босния была жуткой дырой. Про сербов знаем, про хорватов знаем, а про босняков мы практически ничего не знаем. Но есть определенные основания предполагать, что в ислам побежали из ненависти к христианству те, кого христиане побили и загнали в Боснию, то есть болгаро-византийские антисистемщики богумилы. А они всегда будут врагами, сколько бы ни жили. Это — свойство антисистемы. Тем более, что они тоже смутно что-то помнят, хоть и были много веков поголовно безграмотны. Они помнят, что сербов надо ненавидеть. Тут всё непросто.

Вы в своем вопросе как раз упустили словенцев, а мусульмане босняки к этому счету никакого отношения не имели. Товарищ Тито тоже ненавидел сербов, и придумал и начал указывать в статистике загадочный этнос — мусульман. В Югославии при Тито появилась вот такая статистика: сербы, хорваты, словенцы, ладно, черногорцы (хоть и сербы, но у них довольно долго свое княжество было) и мусульмане. То есть, как и полагается антисистемщикам, они лишены этнической принадлежности. А Тито безусловный ненавистник сербов. Ему помогли захватить власть, Запад ему помог. И Сталин помог ему, кстати сказать. Наш пострел везде поспел, ласковое теля двух маток сосет. Кто был Тито, точно не известно, потому что его биография строжайше засекречена, как и биография Ульянова (Ленина). По одним сведениям он хорват, по другим — хорватский еврей. Но в том и в другом случае отношение к сербам запрограммировано.

Вероятно, фонозапись лекции не полная. Нет ответа на вопрос о вечном бунте иудеев в Римской империи.

Часть 1/2
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/eee85d94949440f5b500583d2ca38bf7

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Империи в истории. Часть 1/2  
15 апреля 2014 г. в 02:33

Московская духовная академия, Сергиев Посад. 2006 год.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2014.

Тема сегодня — империи, типология империй, сущность империи как государства, условия и механизмы создания империи и, наконец, естественно, империя как православное царство. Разумеется, об этом можно написать тома. Целый том я вам прочитывать не буду, постараюсь не лить воду, чтобы всё было существенным.

Итак, во-первых, что такое империя? Это — очень большое государство? Нет, империю не делают ее размеры. Например, к несчастному 1453 году, когда вторично, на тот раз турками был оккупирован Константинополь, Восточную империю или Империю Ромеев, которую мы называем итальянской кличкой «Византийская империя», составляли Константинополь с ближайшими окрестностями, несколько не самых больших островов в Эгейском море и небольшой кусок земли на юге Эллады. Тем не менее, для всего мира, в том числе для противников несчастный Константин XI, по некоторым спискам XII, Драгос был василевсом, то есть императором безусловным. И там, где его не любили, и в Западной Европе, тем не менее, писали «восточный император», а про своего германского писали «западный император». Значит, не размер или, во всяком случае, не один размер делает империю.

Захватнический характер? Стремление подобрать любые земли? Тоже нет, безусловно, нет. Захватывать земли, которые плохо лежат, не характерно для имперской политики. То свойственно молодым народам, пользуясь терминологией великого Льва Николаевича Гумилева, находящимся в фазе перегрева или акматической фазе. А империи как раз создаются народами, уже достигшими зрелости, достигшими спокойных фаз развития, уже прошедших фазу перегрева.

Заметим, что все удавшиеся империи, которых, сразу оговорюсь, было мало в истории, не претендовали не мировое господство. На мировое господство претендовали как раз те, у которых империя не получилась, не состоялась, распалась при жизни или сразу после смерти. Например, Александр Великий при всей его энергии, Чингисхан, Тамерлан, Наполеон, хотя он был императором. Вот у них у всех империи не получились. Значит, претензия на мировое господство тоже не является типологическим моментом.

Некоторые, как, например, современный, довольно известный политолог и политик Сергей Кургинян, рисуют нечто уж совсем фантастическое. Они представляют империю наднациональным государством, которое унифицирует народы, составившие население империи, приводит их к общему знаменателю. Но это не так. В Ираншахре всегда было много народов. Мы чаще называем его Персидской империей. Там даже господствующий этнос менялся, а Иран восстанавливался: один, другой, третий — Ахемениды, парфяне, Сасаниды. А потом в исламизированном Иране имперская идея воскреснет еще раз, хотя, в общем, она вне мусульманской традиции, если подойти историко-культурно к этому вопросу. Все народы в империи сохранялись.

По принадлежности к православному царству (к Римской империи) византиец называл себя ромеем, то есть римлянином, правда, по-гречески. Но, во-первых, они все понимали, что они уже не те римляне. Во-вторых, они все прекрасно понимали, что они и говорят не по-латыни, а по-гречески, не забыли, что когда-то были римляне, которые говорили по-латыни.

А кто были самые блистательные фамилии Византии? Все ромеи прекрасно знали, что Цимисхии — армяне, как, кстати, и Кекавмен, а Владиславичи — славяне. Значит, здесь тоже не получается. Ну, а состав Российской империи, думаю, не требует отвлечения времени лекции. Его вы можете сами себе представить. То же самое мы наблюдаем в просуществовавшей очень долго Австрийской империи. Она начнется как империя Отто Великого в конце X столетия с приходом к власти династии Штауфенов. Она приобретет название «Священная Римская империя германской нации», а закончит свою жизнь в 1918 году уже Австро-Венгрией, почти утратившей имперскую идею, имперскую идеологию, священность, то есть свою приверженность служению Римо-католической церкви. Но все-таки тысячу лет она просуществовала. Посмотрим на ее национальный состав. Когда в 1860-е годы Австрия превратилась в Австро-Венгрию, по сути дела предав имперскую идею, если отбросить небольшие этнические группы евреев, итальянцев, цыган, то, округляя, там жили 40% немцев, 50% славян и 10% венгров. И они никаким образом не унифицировались. Я вообще не представляю себе, как можно с кем-нибудь унифицировать венгров, которые для европейца еще и говорят на совершенно тарабарском языке. Не получается, не разрушает империя входящие в нее народы.

Более того, сначала постулирую, потом буду доказывать, что наоборот именно империя лучше, чем любая другая типологическая форма государства сохраняет, долго сохраняет живущие в империи народы. А вот на ее фоне государства не имперского типа очень часто стремятся унифицировать, уничтожить подчиненные, подвластные народы.

Вот мы и подошли к одному из основополагающих свойств, поддерживающих существование империи, долгожительность империи, иногда исключительную долгожительность. Имперский период только доисламского Ирана — 14 веков. Римская империя, если считать от Августа, просуществовала 5 веков. Но если считать не от Августа, а с того времени, когда слово «империя» еще не произносили, но Рим уже стал империей, после разрушения Карфагена в 146 году до Р.Х., то получается более 6 веков. Это долго. Про Германскую империю от Отто Великого до Франца-Иосифа Австрийского мы уже сказали — тысячелетие. Российская империя отсчитывает свой возраст с того момента, когда она стала царством. Отнюдь не с Петра, который только принял западный титул «император», а с великого создателя России Иоанна Третьего Васильевича, то есть с конца XV столетия. Империи живут долго.

Помнится, когда я только начинал, когда меня еще не печатали, меня только слушали, словом «империя» принято было грязно ругаться. Когда меня слушали, набирался зал вот такой же вместимости. А напечатать свои выкладки относительно империи я смог впервые только в 1993 году. Надо сказать, что с помощью многих других достойных ученых и публицистов я победил. Сейчас словом «империя» ругаться, в общем, уже не смеют, по крайней мере, в Российской Федерации никто или почти никто не смеет.

Так вот, как-то зимой 1990-91 года по телевизору идет какая-то трескучая болтовня, типичная для «перестроечного» времени, и очень милая девчушка, телеведущая, поет с чужого голоса, она-то бедненькая тут не виновата: «Все империи распадаются! И вот распалась последняя империя!» А я смотрю грустно в экран телевизора и думаю: «Милая моя, в этом тварном мире распадается всё, даже наша Земля когда-нибудь распадется. Ты, к глубокому сожалению, тоже распадешься и гораздо быстрее. А вот империи живут веками, дольше, чем другие государства». Итак, что же удерживает империи?

Прежде всего, один поразительный принцип, который действует везде, не только в империях, но империи он укрепляет. Если хотите, проверьте. Я его проверял десятилетиями. Он действует всегда — «малый народ всегда с большим против среднего». Потому абхазы с русскими против грузин, а когда-то раньше они были с византийцами против грузин, потому что ни византийцы, ни русские не угрожали существованию абхазов, а грузины угрожают, потому что грузины есть типичные средние. У них нету терпимости и величия имперского народа. То не укор грузинам, таких народов большинство.

Каждый раз, когда что-то даже не совсем имперское начинает шататься, начинает ослабевать, кто тут же волнуется, прежде всего? Малые народы. Потому что как только с империей произойдет нечто дурное, тут же средние народы займутся малыми. Знало ли большинство населения Советского Союза, что живет у нас такой народ — гагаузы? Они, в сущности, православные турки, небольшая часть турок, принявших православие. Как только не стало СССР, тут же все узнали, что существуют гагаузы, потому что русские их устраивали, а молдаване, средние, начали вызывать опасения.

А вот еще один замечательный пример. Еще в советское время, если посмотреть справочник «Народы мира», в котором есть внутренняя этническая статистика, можно было обратить внимание на очень странную вещь: «Горно-Бадахшанская АО (автономная область) в составе Таджикистана. Население — 95% таджики». Правда, удивительно? Если 95% таджики, то зачем создавали автономную область? Вот Нагорный Карабах понятен. То армянская область в составе Азербайджана тогда. А тут зачем автономия? А потому что сначала совершенно справедливо на Памире создали Горный Бадахшан, и все было тихо, а затем памирцев переписали таджиками. И как только не стало русских, там и рвануло! Россия, может быть, и вернет себе Горный Бадахшан, а Таджикистан никогда не вернет. Грузия никогда не получит ни Южной Осетии, ни Абхазии, хоть бы все подавились в США. Потому что это правило работает!

Могу привести еще совершенно аналогичные примеры, также из зарубежной истории. Например, империя Наполеона настоящей, полноценной империей не была. Мы будем это раскрывать, прояснять. Наполеон играл в империю, так же, как Сталин играл в империю. Советский Союз тоже не был империей, но старался казаться. Посмотрите, что было. Пока во Франции были короли, всё был нормально. Короли говорили: «мои французы», «мои гасконцы», «мои бретонцы». И великий бретонец, рыцарь Бертран дю Геклен был героем Столетней войны и стал великим коннетаблем, то есть главнокомандующим войсками Франции. Он совершил невероятное количество подвигов. Но когда радостно, под лозунгом «свободы, равенства и братства» Французская республика, «единая и неделимая», вдруг заявила, что теперь все будут французами, бретонцы, которые не французы, а кельты, учинили знаменитое восстание в Вандее. И французская революционная армия, которая умела сражаться с австрийскими войсками, как выяснилось, не может сражаться с вандейскими повстанцами. Силенок не хватает, не получается. А когда вместо людоедской, унифицирующей республики хоть какая-то монархия в лице Наполеона восстановилась, и Наполеон снова начал говорить: «мои бретонцы», тут же всё успокоилось.

Это правило работает везде — «малый народ всегда с большим против среднего», даже если этническая принадлежность сомнительна. Дело в том, что бывают органические, полноправные, полноценные народы (этносы), а бывают их субэтносы. Они тоже полноправны, но они есть часть этноса. Например, донские казаки или поморы — обособленные, совершенно четкие субэтносы со своими чертами, но ведь они все равно часть русского народа.

Вот я искренне считаю, что никаких «украинцев», конечно, не существует. Если кого-нибудь задел, простите, не хотел, просто правду говорю. «Украинцы» — это несколько различных субэтносов русского народа, даже не один украинский, а несколько. Они разные. Но есть претензия современной, искусственно склеенной революционерами Украины, быть не только государством, чем она является, но и нацией. И что в итоге? А кто больше всего не хочет-то быть «украинцами»? Больше всего не хотят подкарпатские русины, жители Ужгородской области, которые ровным счетом ничего не имеют против далекой Москвы, зато против Киева всё имеют!

Это универсальная норма. Что же делает империю империей? Прежде всего, братья и сестры, империя есть тип государства, а не одна из форм власти, каковыми по Аристотелю так и остались монархия, аристократия и демократия. А типов государства очень мало. Типов государства тоже три. Это — унитарное государство, федерация и империя. В западной политологии вы того не найдете. Они будут вам предлагать другую шкалу — унитарное государство, федерация и конфедерация. Но с моей точки зрения то грубая ошибка, потому что конфедерация, иначе союз, не является типом государства. Она не является государством. Государством является каждый из членов конфедерации, а не их временный союз. Потому, когда Россию превращали в федерацию, ее просто хотели разрушить. Некоторые предлагали бывшие территории Российской империи включить в федерацию, но выживающий из ума и уже готовившийся покинуть этот мир Ульянов (Ленин), настоял на создании союза, то есть конфедерации. Вот РСФСР есть федерация, а Советский Союз — конфедерация, это бомба, подведенная под здание исторической России.

Чем же отличается империя от двух других типов государства? В отличие от федерации, для которой то необязательно, империя всегда строится вокруг, как я его называю, стержневого, имперского народа, этноса или даже, если хотите, стержневой, имперской нации. Сначала римляне, а только потом Рим. Вокруг римлян сложилась Римская империя, вокруг персов — первый Ираншахр. Кстати, самая первая удавшаяся империя была построена персами в VI веке до Р.Х. царем Киром Великим. Не как-нибудь построена, не случайно. Какие только народы там не жили. Именно вокруг немцев, причем немцев католиков, еще до Реформации, как вы понимаете, была построена Священная Римская империя германской нации. Громоздкое, но очень точное название. «Римская» означает претензию на Римское наследие, на восстановление Рима хотя бы на Западе. «Священная», конечно, не в том возвышенном смысле, как мы говорим, к сожалению, редко говорим «Святая Русь», но приближаясь к этому, потому что она — верная заступница Римо-католической церкви. Римская империя и должна быть священной. А «германская нация» означает, вокруг которого народа построена империя. Хотя самыми знаменитыми полководцами Священной, а затем Австрийской державы были вообще-то итальянец Раймондо Монтекуколи, чех Валленштейн (фамилия по замку) и савояр принц Евгений Савойский. Как видите, ни одного немца, хотя немцев тоже было много. Но я назвал самые громкие имена всемирного значения, полководцев первого ряда. То же можно сказать не только о полководцах.

То есть, империя обязательно строится вокруг стержневого этноса. Историческая гибель стержневого, имперского этноса означает гибель империи. Это ее естественный конец. И в Библии есть указание на то. Посмотрите видение пророка в Книге пророка Даниила, где он видит четырех зверей, и ему дано узнать, что это символы четырех царств от Вавилона до Рима, вокруг которых будут выстраиваться империи. То можно видеть не только в Библии, но вот и в ней тоже. Вот вам высший авторитет.

Однако империя отличается не только от федерации, но и от унитарного государства. Стержневой народ стержневым народом, но империя всегда включает сохраняющие культурное своеобразие провинции. Это слово не уменьшительно, не умалительно, не унизительно, не ругательное слово вроде «провинциал». Провинция есть часть империи, исторически сложившаяся раньше самой империи. Потому она сохраняет некие свои автономные черты. Какие? А самые разные, но всегда. Культурное своеобразие — всегда. Язык в той или иной мере — всегда. Имперский язык для удобства общения существует, но на своем все говорят.

Вот еще интересный пример империи и не империи. В 1991 году, еще до насильственного расчленения СССР, то есть территории России у меня был разговор с высокообразованным ученым биологом, армянином из Тифлиса или, если хотите, из Тбилиси. Там очень древняя, мощная армянская община. Они там живут не один век. Мы говорили летом, когда еще ничего не произошло, обсуждали странные процессы в нашей стране. И он сделал потрясающее замечание: «Я не понимаю, зачем мне и моим детям нужно знать грузинский язык. С нас армянского и русского достаточно».

В провинциях может быть своя местная, традиционная власть. Безусловно, она должна быть верноподданной к имперской власти. Но то не умаляет ее влияния на жизнь самой провинции. Термин «империя» происходит от «impero» (управляю) или «imperium» (власть). Слово «император» — это первоначально просто почетный титул полководца. На сущности империи это слово как раз не отражается. «Василевс» — это просто царь по-гречески. Но вот титул иранского царя — «шах-ан-шах», то есть «царь царей» дословно. Почему? Чтобы его возвысить, потому что он не просто царь, а сверхцарь? Нет. Потому что в империи были и просто цари, а во главе империи стоял царь царей. Например, были царь Лидийский, царь Армянский. Они были подданными царя царей, а у себя в Лидии и Армении они были царями. Кстати, вот еще одно, хоть и забываемое имперское образование, обладающее почти всеми чертами империи. Это Эфиопия. Иранцы говорят на арийском языке, амхары — на семитском языке. Но титул эфиопского императора на совершенно другом языке, на языке другой группы точно такой же — «негусе негест», что и значит «царь царей». То есть, в империи есть даже своя местная власть. Очень часто есть свое местное законодательство, конечно, в той мере, в какой оно не нарушает имперское законодательство. Например, в Привисленском крае у нас в XIX веке действовали Литовские статуты, в орденских образованиях Прибалтики — Ливонские статуты, у армян — армянский судебник Мхитара Гоша, а у грузин — законы царя Вахтанга IV. И совершенно все мусульмане пользовались своим Шариатским правом, разумеется, постольку, поскольку то было допустимо в Российской империи. Например, законы брака, наследования, приличий. А наказывать провинившегося, сажая его, простите, в клоповник, было нельзя. Того в Российской империи не дозволялось, думаю, к большой радости российских мусульман. И, кстати, осуществлять смертную казнь шариатские суды тоже не могли. Как видите, я нарисовал вам целую картинку.

На продолжительность жизни империи действует еще один закон. Это природный закон из области этногенеза. Этнос есть категория природная, этносы не создаются людьми, этносы создаются Всемогущим творцом, рождаются и умирают. Этносы смертны всегда. И Гумилев прав, большинство этносов проходит одну и ту же продолжительность жизни — 12-13 веков. Я знаю один пример большей продолжительности. Это ромеи (византийцы).

Вы на нас не кивайте, потому что история славян закончилась в XIII веке. С эпохи Александра Невского, в том же XIII веке началась история русских. Нам еще довольно долго жить. Посчитайте, сколько нам осталось до 12-13 веков. Можно строить вполне оптимистические прогнозы.

И под названием «китайцы» мы знаем и изучаем в истории то ли 5, то ли 6 разных народов. Слова «китайцы» в китайском языке нет. Причем и сейчас северные и южные китайцы — это разные народы.

Древние евреи начали свою историю, прекрасно описанную во всех фазах Ветхим заветом, в Священном Писании. Древние евреи начали свою историю в Египте, перед Исходом, во времена, непосредственно предшествующие Моисею, закончили при Спасителе. Этого народа давно нет, несмотря на то, что некоторые другие люди называют себя «евреями». Они сейчас даже не один народ, а несколько народов, исповедующих иудаизм.

Продолжительность жизни народа — закон непреложный. Переступить через него империя не может. А вот если имперский этнос еще жив, а империя всё же прекратила существование, то значит, что народ, в данном случае русские, нарушают свой имперский долг. И мы к этому еще вернемся. Это не первый случай в мировой истории — отказ от имперского долга.

Мы говорили о природном законе. Что же еще сохраняет империю? Политика есть отражение культуры, ее составная часть и далеко не самая важная, не верхняя, но важная. Какое правило политики соблюдали все, у кого империя получилась? Я называю то правило «принципом общего блага». Например, греческие малоазийские города попали в состав империи Ахеменидов, то есть Ирана. Они становятся подданными царя царей, но продолжают жить в тех полисах, городах-государствах, в которых они привыкли жить. И на полисный уклад царь царей нисколько не посягает. Потому, между прочим, когда высадился Александр Македонский, несмотря на то, что поход против Дария III был объявлен общегреческим делом, малоазийские греки выставили ополчение в персидскую армию. Они остались верны царю царей. То есть, царь царей их устраивал. Исключение ли то? Нет, конечно.

Давайте посмотрим, как другие себя ведут. Римляне заставляли провинциалов строить дороги. Римские дороги великолепны. Вы сами знаете, что римскими дорогами можно пользоваться до сих пор, ну многими, на многих участках. По ним ездят на автомобиле. Строительство и поддержание дорог, починка мостов были очень трудоемкой и капиталоемкой работой. Вероятно, провинциалы брюзжали под тяжестью той ноши. Но мне неизвестно ни одного случая бунта из-за того, что заставляли строить дороги. Вот, например, амфитеатры и акведуки римляне не заставляли, но уговаривали строить: «Не ходите грязнухами, стройте акведуки». А про дороги никого не спрашивали, просто принуждали, повинность была такая. А почему не бунтовали-то? А все очень просто. Каждый провинциал прекрасно понимал, что если из-за внешней границы полезут некультурные варвары, то тревожная эстафета уйдет именно по этой дороге, а обратно придет стальная римская когорта. Если когорты будет мало, придет легион, но порядок будет, а варваров не будет.

Так действует принцип общего блага. Его примеры можно найти в любой империи. Если приводить их все, в этом зале придется ночевать. То же самое мы видим в имперские периоды истории Китая, когда и для варварских народов Китая наступал период высокого жизненного уровня, довольно высокой грамотности, и так далее. Он действует везде.

Именно этот принцип привязывал к России неправославные народы. Его четко соблюдали русские, может быть, в прошлом самый талантливый имперский этнос, во всяком случае, среди ныне живущих этносов. Вот пара примеров. В 1552 году, при еще юном, 20-летнем царе Иване IV была присоединена Казань. Казань никто не собирался присоединять очень долго — от Ивана III до Ивана IV. Москву вполне устраивала Казань, как она есть, но только с дружественным ханом. И таковые имелись. Но когда на Казанском престоле в итоге переворота уселась крымская династия Герайев, Москва не могла потерпеть на таком расстоянии от себя турецкого агента. Это нынешняя Москва, уже совсем не имперская, может терпеть в Тифлисе откровенного американского агента. Нормальные же государства, тем более империи такого не позволяют. Однако проходит всего шесть десятков лет. Начинается Смута, страшный период потрясений. Собирается Второе земское ополчение (Ополчение Минина и Пожарского). И Казань выносит земский приговор об участии в ополчении. Ну, ладно, русским во главе с митрополитом, кажется, Исайей деваться было некуда: они же русские, они подписали приговор. Список открывает митрополит. Но так же точно казанские татары, в том числе их мурзы, то есть родовитые, князья, а также черемисы, нынешние марийцы, тогда даже не мусульмане, а вообще язычники, тоже садятся на коней и едут изгонять из Москвы поляков, кстати, вместе с русскими казаками, служившими полякам. Принцип общего блага работал. А ведь еще древние татарские старики были живы, которые с младенчества помнили взятие Казани. Значит, за шестьдесят лет русские доказали, что с ними можно жить.

На рубеже XIX-XX века знаменитый казанский просветитель, писатель и мулла Каюм Насыри напишет: «Русский лучше всех знает, что нужно мусульманину». Это цитата, не пересказ. Скажи я такое, меня бы обвинили в «великодержавном шовинизме», но это татарин сказал. Так что, принцип-то работает.

Какие механизмы применяют для создания и удержания империи? То есть, что должно зависеть от имперского начальства? О терпимости я только что сказал. Что еще должно быть обязательно? Еще два принципа, которые работают всегда. Их пытались применять даже те, у кого империя не удалась — Александр Македонский, а до него ассирийцы. Но то были два неудачных опыта.

Во-первых, каждая империя формирует имперскую знать, часто имперскую аристократию, которая составляет часть знати. Пользуясь современной терминологией, можно сказать «имперская элита». Каким образом? Вводя в состав имперской элиты представителей знати подчиненных, покоренных, включенных в империю народов. Пример с австрийскими полководцами я уже привел. Кто входил в состав российской знати, посчитайте сами. Перечень будет очень длинным. Не только те, кто на поверхности, то есть русские, поляки, немцы, конечно, обрусевшие потомки ордынцев, давно переставшие быть татарами и ставшие русскими. Но не только они. И кабардинцы, например, аварцы, грузины, армяне. Вы найдете представителей многих народов в составе российской имперской знати, настолько многих, что потом большевики резали представителей практически всех народов. Знать резали. Хорошую аристократию построила Россия. Но это не Совет национальностей Верховного совета СССР! С его нормой представительства: от союзной республики столько-то, от автономной столько-то. Ничего подобного. Вы не найдете среди представителей российской знати ни одного чеченца, естественно. Почему? А этот народ ненадежный, ему империя не нравится. Для таких народов есть не графский титул, а крепкая плеть! И так вели себя все империи.

Во-вторых, обязательно отдельное имперское гражданство. То старая традиция. И Рим особенно преуспел в ней. У них были степени гражданства: италийской гражданство, выше латинское гражданство, еще выше римское гражданство. Гражданства добивались, оно сильно улучшало жизнь во всех отношениях и позволяло сделать хорошую карьеру. Потому вчерашние варвары служили империи с удовольствием. Служили во вспомогательных войсках, где служить было тяжелее, чем в легионах. Но они выходили со службы с гражданством. Обратите внимание, как еще в республиканский период складывалась Римская империя. Были Самнитские войны, вы помните из истории. Почему самниты трижды нападали на Рим? Агрессивной стороной был Самний, а не Рим. Они защищали свою независимость? Ничего подобного. Они были с точки зрения римлян не вполне надежны, и потому римляне задерживали предоставление самнитам латинского гражданства. Из-за того разгневанные самниты обрушивались на Рим. Вот если бы мы вели себя как римляне, у нас было бы всё в порядке. Самое худшее, что нас ждало бы, — чечены, которым не предоставили бы российское гражданство, а только права жителя, нам объявили бы войну. Но то не страшно, мы навели бы порядок, как и римляне.

Есть еще одно замечательное римское правило имперского народа. Оно было у персов, у римлян, у ромеев, немцев, русских, в лучшие свои периоды, например, во времена Хань, Тан оно было у китайцев. Изучение Римской империи дает четкое представление об этом правиле — «никогда не предавать союзников, и никогда не прощать предателей». Римляне были довольно жестокими союзниками. Они, конечно, никакого равенства своим союзникам не позволяли. Им и в голову такого не приходило. Союзник есть тот, который, когда надо, вспомогательные войска выставит или провиант для легионов запасет, или флот пошлет. Сами римляне не предавали никогда, а ведь им тоже приходилось очень тяжело. Рим был под угрозой гибели не один раз. Когда зимой через Альпы, теряя тысячи солдат, которые дешево стоили, ввалилась армия самого Ганнибала, Рим был на грани гибели, но не предавал союзников.

Но также Рим и не прощал предателей. Был у римлян старинный союзник — греческий горд Сиракузы на Сицилии. И вот в Первую Пуническую войну, когда римлянам пришлось совсем плохо, сиракузцы решили, что с римлянами больше не выгодно, и лучше стать союзником Карфагена — города совершенно не имперского. Карфагенцы, как настоящие торгаши, всем лгали, давали обещания и не исполняли. Ну и так далее. Как ни тяжело было римлянам, Сиракузы были взяты, не взирая на то, что сложные оборонительные машины строил сам Архимед. Всех недорезанных сиракузцев поголовно продали в рабство, и больше Сиракуз не было.

Имперская политика должна быть всегда терпимой, по возможности милостивой, по необходимости жестокой. Всё просто.

Мы говорили о том, что формирует и сохраняет империю. Отметили также, что нормальной причиной ухода империи может быть естественная смерть стержневого этноса. Не стало римлян — не стало Рима. Иссякли силы ромеев — не стало Константинополя. Но есть исключения. Турки — странная империя, но всё же империя, единственная такая в истории. Турки себя турками не называли, они называли себя османами. Странными они были потому, что большая часть их знати состояла из рабов, в буквальном смысле слова. То были янычары, ворованные христианские дети, воспитанные в лютом мусульманском духе. Каждый янычар знал, что он может стать агой янычар, то есть генералом, может стать пашой, хоть двух-, хоть трехбунчужным, и даже великим визирем. Но, тем не менее, юридически он оставался рабом. Законных детей у янычара не могло быть ни при каких обстоятельствах. Потому такая знать была выгодна не только мусульманскому, но и христианскому населению Османской империи. Уютную жизнь паша мог себе легко устроить, а сколачивать капитал ему в голову не приходило, ибо его нельзя передать по наследству, у него законных детей нет, он раб. Когда этот принцип начал нарушаться, сначала распоясались янычары, потом в борьбе с янычарами Турция вступила на путь европейского развития. И в XX веке она таки до своего дорвалась. Сейчас Турция уже давно не империя и даже не мусульманская держава, даже не государство арабо-исламского мира. Ни для арабов, ни для иранцев турки не свои, а совершенно чужие. Это европейская, западная держава, правда, самая отсталая, самая нечистоплотная в самом буквальном смысле слова. В Киеве перед выборами (очевидно в 2004 году) я оказался перед телекамерой и сказал:

Кого вы выберете, то ваше дело. Я никого агитировать не собираюсь. Но задумайтесь над тем, что некоторые ваши политики тянут вас в Европу. Это может быть. Вы приложите максимум усилий, перестанете быть православной страной и станете страной Запада. Но вы попадете на последнее место самой занюханной страны Запада. И турки с удовольствием это место вам отдадут и станут предпоследними. Дерзайте!

Так вот, как только турки отказались от этой странной, рабской знати и от имперской политики, они тут же стали всем мешать. Сначала христианам, но потом и мусульманам. Ведь в состав Османской империи одно время входили Месопотамия (Ирак), Сирия, Палестина и даже на правах некоторой автономии Египет. Мусульманам турки тоже стали поперек горла. Турки перестали вести себя по-имперски и тут же стали грабителями. И Турция развалилась. Так они вели себя и в XX веке: геноцид армян, геноцид греков, попытка геноцида болгар и сербов, геноцид ассирийцев, депортация греков с чисто греческих с древнейших времен земель. И сейчас под благосклонным взглядом «демократического», «свободного» Запада турки дорезают последний мешающий им народ — курдов. То был один вариант измены.

Второй вариант. Южные, католические немцы изменили имперскому долгу, когда Австрию превратили в Австро-Венгрию. Я вам уже говорил о составе населения Австрии. Немцы были хорошим имперским народом, неукоснительно соблюдающим принцип общего блага. Но когда немцы отказались от имперской роли, когда 40% немцев поделились правами с 10% венгров, естественно, тут же были оскорблены до глубины души 50% славян. И хотя славяне и принадлежали разным этносам, я не знаю, как Австро-Венгрия продержалась еще полвека. Стечение обстоятельств, наверное. Славяне должны были порвать ее в клочья еще где-нибудь в третьей четверти XIX века. То был второй случай отказа имперского этноса от исполнения своего долга. Больше таких примеров не знаю.

А сейчас уже нам, русским, угрожает отказ от имперского долга. Но тут вопрос особый.

Римская империя достигла уровня универсальности, то есть всемирного значения. Не всемирной власти. После Наполеона о всемирной власти немножечко мечтал Гитлер, а в настоящий момент мечтают одни франкмасоны. Но пока никому не удалось. Так вот, универсальность не в том смысле, что император правит планетой, а в том, что император есть первый среди прочих государей, и то в основном всеми признается. То всем выгодно. Император есть арбитр, третейский судья в спорах между меньшими государствами.

Вот, например, о русском императоре Александре III, когда он скончался, французы написали в некрологе: «При жизни императора Александра в Европе нельзя было воевать без его разрешения, а русский царь того разрешения не давал». Вот имперское поведение, имперская позиция. И европейцы, между прочим, ценили ту роль Александра III. Правда, для того надо вести себя так, как он повел себя в Гатчине. Вы, наверное, знаете этот исторический анекдот:

К царю подошел дежурный офицер или кто-то из секретарей и доложил, что срочно просит аудиенции французский посол.

«Займите его, я через полчаса подойду и его приму», — продолжая удить рыбу на пруду в любимой Гатчине, сказал император.

«Простите, государь, но французский посол утверждает, что от вашей встречи зависят судьбы Европы».

«Когда русский император удит рыбу, Европа может подождать», — ответил царь Александр.

И в Европе на самом деле не воевали, и Россия ни с кем не воевала. То правда. Прозвище «царя-миротворца» Александру дали в Европе раньше, чем у нас.

То было в традиции, то многие понимали. Например, есть знаменитый христианский апологет Клайв Льюис, слава богу, читаемый в России. Его стоит читать, хоть он и англиканин. Обратитесь к его «Космической трилогии», к такой, казалось бы, ненаучной литературе. В ее третьей части, в романе «Мерзейшая мощь» проспавший много веков волшебник короля Артура Мерлин просыпается, чтобы исполнить свой последний долг, и узнает, что дело плохо, что демонические силы грозят заполонить землю. И нету сил с ними бороться. Он предлагает одно средство, другое, и наконец, говорит: «Тогда воззовем к тому, чей долг низлагать тиранов и восстанавливать справедливость. Воззовем к императору». «Императора больше нет», — отвечает ему наш современник, и Мерлин в ужасе. Интересно, что это написал англосакс. Для англичан это все-таки не родная традиция. Значит, что-то чувствуют. Значит, при такой тонкой душевной, духовной организации, как у Клайва Стейплза Льюиса, универсальность империи можно почувствовать, даже будучи в Англии.

С универсальностью Римской империи были связаны, кстати, гонения римских императоров на христиан, не провокации, а сами гонения. Провокации же исходили почти всегда из иудейской среды. Дело в том, что Рим был настолько чутким имперским организмом, что римляне вошли в положение иудеев и разрешили им не приносить общеобязательную, символическую жертву-присягу, обычно, щепотку благовония, к статуе императора. Им было разрешено того не делать. Так вот, иудеи из ненависти к христианам при каждом случае бежали к римскому магистрату доносить на христиан, что те не иудеи, что тем нельзя не присягать императору. Но то был механизм, то был конкретный повод.

А вот почему же сами римские императоры с таким усердием, один за другим, устраивали гонения, хоть и не все? Потому что они были плохие, жестокие? Если мы с вами допустим такое, то мы должны будем назвать плохим императором Марка Ульпия Траяна, единственного, получившего от сената титул «император наилучший», а, скажем, безумного извращенца Каракаллу назвать добрым императором, потому что при нем не было гонений на христиан. На самом же деле гонения устраивали хорошие императоры и лучшие, потому что они исполняли свой долг.

Дело в том, что универсальность христианской церкви столкнулась с универсальностью империи. То было непримиримое столкновение. И прекратить его можно было только одним способом, каким оно и было прекращено — император стал христианином.

И вот с того времени, то есть с позднего Рима, с Константина Великого, для христианского населения империи верность ей становится частью христианского долга. Правда, не Константин был первым императором христианином, первым был Филипп Аравиец, но он не успел, он почти не правил, его убили. Но для языческих подданных империи, а в случае России для мусульманских, отчасти языческих подданных (о черемисах я вспоминал), позднее и для буддистских подданных империи по-прежнему сохраняется и принцип общего блага, и безупречное имперское поведение стержневого народа.

Когда святой апостол Павел произносит свои слова об «удерживающем», трактовка которых почему-то вызывает некоторые споры, а по-моему она бесспорна, он имел в виду еще языческого императора. Но когда Златоуст комментирует послание апостола Павла, император уже давно христианин. То V век. Потому положение империи осложняется тем, что на нее все взваливают тяжелую ношу ответственности.

Когда в XV веке ношу ответственности взвалили на Русь, на Москву, которая становилась Третьим Римом, никто в восторг не пришел. Мы не избирали себе этого пути, мы не избирали себе этот тягчайший крест. Нам его на спину взвалила вселенская православная церковь. В становлении Руси Третьим Римом, а русских имперским, стержневым народом принимали участие и другие православные. Греки в первую очередь, потому что уже было ясно, пожалуй, во времена преподобного Сергия, что Византия долго не выдержит, что ее срок закончился. Разница во времени очень коротка. Перерыв был, но очень короткий. Константинополь взят в 1453 году, Орда ликвидирована в 1480 году. Как видите, всего через 27 лет. С того момента можно отсчитывать имперскую историю России.

Само собой разумеется, что представитель любого народа может нас, русских, не любить. Ну, никто не обязан нас любить! Но я настаиваю на том, что христианин не может быть враждебным к России, активно враждебным, ибо мы — очередная христианская империя, следовательно, единственная надежда и защитница вселенской церкви. Именно мы. Потому в настоящий момент стараниями своих полоумных правителей все грузины совершают тяжкое прегрешение, я в этом просто убежден. Вспомните Древнюю Русь. Языческие киевские князья были довольно могущественны. Они совершали набеги на Константинополь. Аскольд и Дир, правда, потом стали христианами. Убивший Аскольда и Дира язычник Олег тоже ходил. Игорь неудачно ходил. Святослав неудачно ходил. И всё. Затем христианизация Руси заканчивается, и далее ни одного конфликта, начиная со святого Владимира. Хотя мы не были в составе империи в полном смысле слова, но мы исполняли своего рода долг верности православной империи, православному царству.

Часть 2/2
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/d39d8cf418db472d816eea49765aef3a

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

О чеченах и Чечне  
14 апреля 2014 г. в 20:20

Отрывок из лекции «Территория исторической России». 2007.

Хочу сразу сказать, что у меня нету никаких претензий к чеченцам за их желание иметь свою независимую Ичкерию. У меня есть претензии по другим поводам: они бандиты, они расселились, например, в Ярославской области. Я одному политику однажды случайно подсказал, что чеченцам надо сказать: «Пожалуйте туда, в горную Чечню! И будьте независимы. Все! И граница на замке». И когда этот политик еще не продался окончательно, он придерживался этой точки зрения. Наверное, и другие ему подсказывали, а потом он разбился почему-то. Это генерал Лебедь.

Насколько я имею право на подобное утверждение, помимо всех остальных причин? Ресурсов у Чечни нету, полезных ископаемых нету. Значит, живет она за наш счет. Притом в Москве известная гостиница почему-то имеет наглость называться «Рэдиссон Славянская». Туда, домой!..

Хочу обратить внимание на геополитическую и этнологическую историю. Чечня делится на три части. Ее рассекают две реки — Сунжа и Терек. То, что находится над Тереком, это при всех обстоятельствах безусловно Россия. Туда до революции чечен торговать приезжал, но никогда там не жил. Между Сунжей и Тереком, на обоих берегах — земли Терского казачьего войска. Мы предаем казачье население и в так называемом «Казахстане», и в так называемой «Ичкерии». И только за Сунжей начинается горная Чечня. Там действительно чеченские земли. Когда Чечня замирилась в итоге поражения Шамиля в Кавказской войне, мы перестали их преследовать. Чечены же постепенно просочились и начали в некотором количестве жить между Сунжей и Тереком. Так чьи в итоге эти земли? Может быть, русские все-таки? Или уж, во всяком случае, российские? А туда, в горы, за Сунжу, пожалуйста! Серебряный мост! — как говорили в Средние века. Эта территория нам абсолютно не нужна. Но права на нее у нас есть.

Кстати это подтверждается очень просто. Вы же помните, наверняка читали в газетах, не раз слышали по телевидению, что в Чечне шли бои в районе станицы такой-то. А когда это горцы жили в станицах?

Отрывок из статьи «О конституции». 1995.

Если Российской державы никогда не существовало, и правопреемства она не имеет, тогда, конечно, ее территория создана в 1993 году. Но тогда возникает другой вопрос. А откуда в конституцию попали бесконечные республики со своими границами? Какое учредительное собрание учредило территории Татарии, Башкирии, Чечни? Если до 1993 года России не существовало, и она правопреемства не имеет, должен был обсуждаться вопрос о создании этих территорий. Нет, они как бы с неба свалились, что, честно говоря, сомнительно.

Отрывок из лекции «Империя. Православное царство». 1997.

Любая империя — это не федерация! И никогда империя не будет лицемерно делать вид или на свою голову действительно считать, что все народы, попавшие в империю, равноправны. Нет, конечно, неравноправны. Одни народы благонадежны, у них большие права, а другие — ненадежны, у них маленькие права. Никакая империя не допустила бы ни на секунду мысли о том, что после всего происходившего в последние годы в Чечне там могут быть вообще какие?нибудь выборы и какие?нибудь права! Там могут быть только гарнизоны и виселицы! А вот в Дагестане — там права!

* * *

Когда я в первый раз в 1993 году опубликовал первую редакцию своей империи под названием «Имперский маятник», я описал пример, который стоит привести сегодня. Я написал, что если бы Чечня объявила войну России по поводу того, что мы не предоставляем им гражданства, я бы считал, что с Россией всё в порядке, что её весь мир уважает!

Отрывок из лекции «Уния. Борьба за православие». 1999.

Но что же делать, если дело уже не в татарах и башкирах, а в Аушеве! В ингуше Аушеве! Он-то уж точно наш враг, он нам даже еще и хамит как враг! Тем самым доказывая, что он по происхождению от Господа — хамит! В самом деле поразительно. Мы должны прекратить всё в так называемой «Чечне», а на самом деле в нашей Терской области, так как там нету никакой этнической Чечни, чечены живут в горах, за Сунжей. Но вот продолжает же наглый советский генерал... Если в зале есть человек, который еще сохраняет иллюзии в отношении коммунизма, напомню ему, что Аушев — советский, коммунистический генерал; Дудаев тоже был советский, коммунистический генерал! Ладно, хватит...

* * *

Заметьте, господа, что когда создается империя, знать побежденного народа, если он не злобен, как какие-нибудь грязные чечены, приглашается в состав имперской знати. Так было в Австрии, так было в России. Так было еще в Риме, в Иране.

Отрывок из лекции «Николай Первый. Возвращение в свой суперэтнос». 2000.

Наша вина не в том, что мы обидели чеченцев, но наша истинная вина перед Богом в том, что мы позволили чеченцам нас обижать. Что еще за чеченцы! Что это! Где эта блоха!!! Все вместе взятые, хоть их и миллион человек. А они осмеливались демонстративно насиловать русских девушек. Вот в этом мы повинны перед Богом. Мы так распустились, что это позволили. Это наша вина.

Мы можем совершить всенародное покаяние и должны совершать его в душе, на мой взгляд, каждодневно. Я плохой христианин, разгильдяй. Так воспитан. Но каюсь. Каждый раз каюсь, когда читаю про то, что сделали с православным человеком в какой-то драной Чечне. Исповедую как собственный грех.

Отрывок из лекции «О русской культуре XIX века». 2001.

В советское время крупные восстания называли «крестьянскими войнами», но я никогда не понимал, в чем разница. Сейчас, кстати, как-то нехорошо называть внутренний конфликт «войной» на фоне Чечни. В самом деле, мы с чеченцами воюем или мы бандитов подавляем? Интересно, да? Я собираюсь выпустить статью с вопросами к федеральному правительству по этому поводу в журнале «Золотой Лев» или даже в журнале «Российская Федерация», где в частности поставить следующий вопрос. Если на самом деле подавляют бандитов, то почему обозреватели телеканалов ОРТ и НТВ, навязывающие нам термин «война в Чечне», не призываются к ответственности за клевету по уголовной статье? А если они правы и мы на самом деле воюем в Чечне, то почему не интернированы в специальные лагеря поголовно все чеченцы во всех регионах Российской Федерации? В эталонно демократических США в 1941 году после нападения на Перл-Харбор интернировали всех японцев, в том числе граждан США! Это не концлагерь, там не заставляют работать. Но если война, то соплеменники врагов должны быть изолированы, то есть интернированы.

Отрывок из статьи «Исторические имена мстят». 2001.

Вдумайтесь, какое внутреннее ощущение создает одна и та же информация в следующих вариантах: «русская армия рассеяла вооруженные банды, вторгшиеся в область Терского казачьего войска», и «федеральные войска вели войну в Чечне». А, ведь, нету никакой исторической Чечни между Тереком и Сунжей. Меняя имена, меняем сущность.

Отрывок из лекции «Предреволюционная Россия». 2001.

Ну, вот я сейчас статью выпущу, а где все остальные авторы? Ну где? Ну почему никто не реагирует на заметку в «Московском Комсомольце»: «Чеченскому беженцу полагается 20 рублей в день». А где компенсация тремстам тысячам русских беженцев за то, что они претерпели? Почему русский народ не спросит: «Ну-ка, Ути-Пути, не хочешь нам компенсировать? Ну, мы тогда сами с чеченцев соберем, которые живут в Москве, во Владимире, с владельцев гостиниц. Ага, мы сами заберем сейчас всё. Не хочешь отдавать нам, не хочешь компенсировать, тогда мы компенсируем за счет этих чеченцев». Мордобой не является войной!

Отрывок из лекции «Владимирское предгосударство». 2003.

За начальство голосовать православному человеку тоже нельзя. А что нам хорошего сделало начальство? Нам обещали подавить Чечню, но вместо того за наш счет ублажают чеченцев. Причем чеченцам объявлена амнистия, но на полковника Буданова она почему-то не распространена. Амнистия же объявлена не чеченцам, а всем преступлениям, совершенным в Чеченской войне. Амнистия должна автоматически распространятся на Буданова, и не на него одного.

Отрывок из лекции «Что есть народ (этнос, нация)». 2006.

Если вы поймаете в Москве крысу, вежливо поймаете, не давилкой, не изуродовав, и увезете ее в Питер, и там вежливо выпустите, то она будет принадлежать популяции питерских крыс, а не московских. А если англичанин поселился в Костроме, то так англичанином всё равно остался. К сожаленью, в Костроме чаще поселился чеченец (смех в аудитории).

* * *

Вопрос: Почему принцип «малый народ всегда с большим против среднего» не действует в Чечне, как, например, в Абхазии? С кем и против кого Чечня?

Ответ: Чечены — не малый, а средний народ. Чечен миллион. Они перепортили отношения со всеми вокруг кроме ингушей, потому что ингуши есть субэтнос того же народа — вайнахов. Вайнахский народ имеет два мало отличимых субэтноса — ингушский и чеченский. А со всеми остальными они действительно перепортили отношения. И после известных событий в дагестанском селе Буйнак, аварцы были готовы резать Чечню, если бы их чуть-чуть подтолкнули. Но московское правительство сделало всё возможное, чтобы аварцев отговорить, и избиения чечен не последовало, хотя русским то было бы выгодно. Аварцы, кстати сказать, в российской знати бывали. Кроме того, это древний культурный народ, имевший свою знать. Это крупнейший народ Дагестана. Дагестан — это вообще чисто территориальное название.

Вопрос: Если я вас правильно понял, абхазы — это малый народ, а чечены — средний?

Ответ: Да, чечены — это средний народ, как и грузины. Чечен сейчас едва ли не больше, чем грузин, сопоставимое количество. А малым народам выступать нет никакой возможности, потому что Чечня зачищена, на территории Чечни нет нечеченского населения. Погибло далеко не так много, но беженцев — 400 тысяч разной этнической принадлежности. В Чечне не только русских не осталось, но даже дагестанцев и армян.

Отрывок из статьи «Империи в мировой истоpии». 1995.

Я думаю, что каждый приличный школьник знает о Самнитских войнах. За что сражались самниты? Стереотипно мыслящие люди полагают — за свою независимость. Ничуть не бывало. Самниты обрушивались на римлян за то, что те затягивали предоставление Самнию латинского гражданства. Представим для сравнения, что Чечня объявляет сейчас войну России по причине непредоставления ей аналогичных прав... Если бы такие войны объявлялись, я бы считал, что с Россией все в порядке.

Отрывок из статьи «Тирания». 1995.

Чего это автор за тиранов принялся? И слово какое-то несовременное. Тиран — это ведь муж, который жену дубасит, застукав ее с соседом. И бабка, что внуку «Сникерс» не покупает, тоже, ясное дело, тиранша. А еще директор школы или, например, гаишник... Пугает нас, что ли, историк? Так у нас же теперь демократия. А при демократии пугать положено Чечней, коррупцией, криминальной обстановкой. Перед выборами положено пугать еще гражданской войной: «Если изберете меня, тогда не будет гражданской войны. А если не изберете, тогда извините...». Лучше смерть, чем гражданская война!

Отрывок из статьи «Демос и его кратия». 1997.

Когда ныне со всех сторон лукаво проповедуется индивидуализм, это означает, что гражданин должен стоять один как перст перед корпорацией чиновников, корпорацией банкиров, корпорацией чеченцев, преступников, журналистов, милиционеров...

* * *

Внутренние войска? Не может у демократов быть таких войск! Аристотель писал об охране законного правителя: «Царь должен владеть вооруженной силой, и она должна быть настолько значительной, чтобы опираясь на нее, царь оказывался сильнее каждого человека и даже нескольких человек, но слабее сообщества граждан». Оказавшись перенесенным в наше время, эллин наверняка сказал бы: служба безопасности президента должна быть достаточно сильна, чтобы противостоять не только солнцевской братве, но и чеченцам, и достаточно слаба, чтобы противостоять русскому народу...

Отрывок из статьи «Мы живем в нерусском городе». 1999.

До 1917 г. русский народ даже в городах продолжал жить в традиционной среде обитания, во вмещающем ландшафте, соответствующем укладу жизни русского этноса. Потому мы были не только быстроразвивающейся страной, с темпами экономического роста выше, чем в Китае при Дэн Сяопине, но и страной с быстро растущим населением. В XIX — начале XX века русский народ плодился и размножался на уровне лучших мировых достижений — не хуже таких «высокоэффективных» этносов, как чечены, афганцы или албанцы.

* * *

Сейчас говорят о вымирании русских. А когда этот «процесс пошел»? Ответим точно: ежегодный прирост русского населения стал ниже, чем у мусульманских народов СССР, много меньше затронутых индустриальным жилищным строительством и сохранивших традиционный уклад жизни, только в 1960-х годах. То есть, русский народ пережил революцию, коллективизацию, страшную войну, но не смог пережить хрущеб. Вот уж поистине «русские в неволе не размножаются»!

Сколько десятков миллионов несчастных русских женщин вынуждены были решиться на аборт не потому, что не на что воспитывать детей, а потому, что негде. По наблюдению политолога С.П. Пыхтина, в Чечне у чечен рождаемость была почти втрое выше, чем у русских — но в одном и том же городе Грозном русские семьи жили в основном в многоэтажных коробках, а чеченские — в традиционных односемейных усадьбах.

Нормальную рождаемость обеспечивает не «исламская традиция многодетности», ибо тогда пришлось бы признать, что и старая русская деревня, и русская колхозная деревня, и традиционный русский город исповедовали ислам, ведь рождаемость там была не хуже, чем в Афганистане, Чечне и Албании, но традиционный образ жизни во вмещающем ландшафте, соответствующий этническому стереотипу поведения, да и просто особенностям человека как биологического вида. В «квартире с удобствами» невозможно вырастить не только дюжину, но даже троих детей. Впрочем, в провинциальных городах — в каком-нибудь Темникове — возводились даже хрущебы без удобств: двухэтажные коробки без водопровода, с печным отоплением и сортиром во дворе. И начиная с хрущевских времен русские, в отличие от таджиков, чечен и цыган, сохранивших национальный уклад жизни, перестали размножаться. А при Ельцине вымирание русских ускорили хроническая неуверенность в завтрашнем дне, неустойчивость экономического положения, лавинообразный рост стоимости жизни при падении доходов подавляющего большинства семей, особенно рост стоимости удовлетворительного образования. В нищающем городе стало трудно вырастить даже одного ребенка. Русских женщин на «планирование семьи», то есть на аборты, вынуждает антирусская политика власти — сначала коммунистической, а после 1991 года — «демократической».

* * *

Самое главное достоинство «дезурбанистического» поселения — живучесть. В Нефтегорске при землетрясении в пятиэтажках погибли 2 из 3 тысяч жителей — если бы они жили в односемейных усадьбах, погибло бы в 100 раз меньше. От террористических актов в Москве в одном доме погибали сотни жителей. Если сравнить военные действия в Чечне и в Югославии, то Югославия капитулировала потому, что Белград — город урбанизированный — не мог жить без электричества, без водоснабжения и холодильников, а чечены, живя в традиционном жилище, обходились колодцем и погребом. Во время Блокады Ленинграда в городе сотни тысяч погибли от голода и холода, а пригороды выживали за счет припасов — в односемейной усадьбе есть что хранить и есть где хранить.

Отрывок из статьи «Параметры христианской политики». 2000.

Миряне обязаны защищать церковнослужителей и учителей. Чеченский народ, не имеющий государства, имеет армию, общественная организация «Конфедерация народов Кавказа» — армию и секретную службу. Следовательно, их армия — национальная, это вооруженные силы этноса. Следовательно, и русские имеют право на свою гвардию, и православные — на свою.

Отрывок из лекции «Век дворцовых переворотов». 2000.

Вопрос: В Сербию и Чечню молодых воинов посылали в основном из старых русских городов — Пскова, Новгорода, Рязани, Сергиева Посада. Не считаете ли вы, что в этом есть своя закономерность?

Ответ: В этом можно усматривать мистическую закономерность, потому что недавно мало симпатизирующий нам аналитик «госдепа» Соединенных Штатов Америки охарактеризовал происходящее в русской армии в Чечне словосочетанием «массовый героизм». Я ненавижу слово «массовый», просто цитирую америкашку. Возможно, в этом есть мистический смысл. Возможно также, что тут злонамеренный, противоположный смысл. Но доказать это невозможно, не поддается анализу: информации мало.

* * *

Вот простой вопрос. Иногда его задают. Мне задали его впрямую. Можем ли мы чтить героев Афганской войны, героев Первой Чеченской компании? Конечно, да. Герой — всегда герой в независимости от того, кто им руководит. Если героем командует мерзавец или дурак, это не умаляет чести героя. В конце концов, во Второй мировой войне русскими солдатами тоже командовали мерзавцы и частью дураки. В силу того наши боевые потери троекратно превзошли потери нашего основного противника. В силу того мне омерзительно имя не только Сталина, но и Жукова. Но может ли то умалить достоинство героев? Вспомните Геракла. Величайший греческий мифологический герой всю свою жизнь совершал подвиги то в интересах мерзавцев, то в интересах дураков. Такова была его судьба. Так вот, русские солдаты покрыли себя славой, хотя с командующими им не везло.

Отрывок из лекции «Рим» курса «История мировых культур». 2006.

Однажды за круглым столом политолог Сергей Кургинян возмущался: «Что же мы должны режим военной администрации в Чечне устраивать?! Разве так создаются империи?!» Давно это было. Доку Завгаев тогда кому-то в Кремле не нравился. Кургинян меня очень достал, и я ему возразил: Если бы мы занимались делом, то мы заботились бы демонстративно о благонадежных дагестанцах, особенно об аварцах и кумыках, строили бы в Дагестане дороги, электростанции и пятизвездочные отели. А чеченца за нахождение у него только одного гладкоствольного охотничьего ружья отправляли бы на виселицу без разговоров, по факту! Вот так создаются империи!

Обратите внимание на то, кого только не было в составе Российского дворянства (к вопросу об империях): немцы, поляки, литовцы, потомки ордынцев в большом количестве, те же аварцы и кабардинцы с Кавказа. Я уже не говорю о грузинах и армянах тоже. Но чечена ни одного не было! Ни одного! Потому что они неблагонадежны! Таких не награждают, а бьют, дубасят, пока не выдубасится неблагонадежность окончательно.

Замечание студента: «Ермолова нет».

Махнач: Так его же отозвали с Кавказа. Если бы его не отозвали, не пришлось бы ждать Барятинского, Ермолов справился бы на несколько десятилетий раньше.

Когда союзных ему аварских князей Шамиль захватил в плен, когда еще шла война в Дагестане, Ермолов взял заложников и заявил, что всех повесит. Среди них были уважаемые представители знатных тейпов. Шамилевцы бросили все дела и сразу в панике всех освободили. Но Ермолов им сказал: «Этого недостаточно, ведь они друзья мои. Вы должны каждому заплатить столько-то за нанесенное оскорбление». И те как миленькие скинулись и заплатили.

Вопрос студентки: «А вот если бы чеченцы были подданными Турции, они так же вели бы себя, так же не слушались бы турок?»

Ответ: Вы про то, что турки и чечены — единоверцы мусульмане? Да какие они мусульмане?! Они такие же мусульмане, как я буддист. Только в XVIII веке ислам начинает проникать в Чечню. Они полуязычники. У них, простите, — я в Ингушетии сам видел — еще каменные фаллосы стоят как объекты поклонения. И их танцы с присядочкой вы все видели по телевидению, ритуальные воинские танцы чечен. Мне-то наплевать, я хихикаю. Но вот порядочный, образованный имам должен в обморок упасть от таких мусульман. А зеленую ленту при этом намотать на шапку, конечно, можно. Ведь иначе никто из заграницы помогать не будет. А так помогают богатенькие откуда-нибудь из Саудовской Аравии. Если бы они откровенно признавали себя язычниками-фаллопоклонниками, то они остались бы одни.

Вы помните, с чего начались при Горбачеве этнические конфликты? Подскажу, это было в Средней Азии.

Ответ студентки: «Ош».

Махнач: То была резня, учиненная месхетинцам. Горбачев тогда уже не первый раз выступил в качестве преступника. У него уже такой список преступлений, что можно начинать следствие в любую секунду. Но думаю, что он успеет уйти от правосудия на тот свет. Так вот, Горбачев совершил тогда очередное преступление: он переселил их сюда, в Краснодарский край (Кубанскую область) и в Смоленскую область, а ведь Сталин месхов выселил из Грузии, из Аджарии, что на границе с Турцией. Если бы Горбачев не был преступником, он должен был бы вселить их обратно в Грузию (у него хватило бы сил на это), а деньги на всё содрать с Узбекистана, у них же резня была! Так нет же, всё на русские шеи!

И к глубочайшему позору, ведь месхетинцы и узбеки все-таки не такие дикари, как чеченцы, к глубочайшему позору исламского мира не могу не заметить, что тот погром был учинен тюрками тюркам, мусульманами мусульманам и даже одного вероисповедания — суннитами суннитам!

Отрывок из лекции «Империи в истории». 2006.

Во-первых, каждая империя формирует имперскую знать, часто имперскую аристократию, которая составляет часть знати. Пользуясь современной терминологией, можно сказать «имперская элита». Каким образом? Вводя в состав имперской элиты представителей знати подчиненных, покоренных, включенных в империю народов. Пример с австрийскими полководцами я уже привел. Кто входил в состав российской знати, посчитайте сами. Перечень будет очень длинным. Не только те, кто на поверхности, то есть русские, поляки, немцы, конечно, обрусевшие потомки ордынцев, давно переставшие быть татарами и ставшие русскими. Но не только они. И кабардинцы, например, аварцы, грузины, армяне. Вы найдете представителей многих народов в составе российской имперской знати, настолько многих, что потом большевики резали представителей практически всех народов. Знать резали. Хорошую аристократию построила Россия. Но это не Совет национальностей Верховного совета СССР! С его нормой представительства: от союзной республики столько-то, от автономной столько-то. Ничего подобного. Вы не найдете среди представителей российской знати ни одного чеченца, естественно. Почему? А этот народ ненадежный, ему империя не нравится. Для таких народов есть не графский титул, а крепкая плеть! И так вели себя все империи.

Во-вторых, обязательно отдельное имперское гражданство. То старая традиция. И Рим особенно преуспел в ней. У них были степени гражданства: италийской гражданство, выше латинское гражданство, еще выше римское гражданство. Гражданства добивались, оно сильно улучшало жизнь во всех отношениях и позволяло сделать хорошую карьеру. Потому вчерашние варвары служили империи с удовольствием. Служили во вспомогательных войсках, где служить было тяжелее, чем в легионах. Но они выходили со службы с гражданством. Обратите внимание, как еще в республиканский период складывалась Римская империя. Были Самнитские войны, вы помните из истории. Почему самниты трижды нападали на Рим? Агрессивной стороной был Самний, а не Рим. Они защищали свою независимость? Ничего подобного. Они были с точки зрения римлян не вполне надежны, и потому римляне задерживали предоставление самнитам латинского гражданства. Из-за того разгневанные самниты обрушивались на Рим. Вот если бы мы вели себя как римляне, у нас было бы всё в порядке. Самое худшее, что нас ждало бы, — чечены, которым не предоставили бы российское гражданство, а только права жителя, нам объявили бы войну. Но то не страшно, мы навели бы порядок, как и римляне.

* * *

Вопрос: Почему принцип «малый народ всегда с большим против среднего» не действует в Чечне, как, например, в Абхазии? С кем и против кого Чечня?

Ответ: Чечены — не малый, а средний народ. Чечен миллион. Они перепортили отношения со всеми вокруг кроме ингушей, потому что ингуши есть субэтнос того же народа — вайнахов. Вайнахский народ имеет два мало отличимых субэтноса — ингушский и чеченский. А со всеми остальными они действительно перепортили отношения. И после известных событий в дагестанском селе Буйнак, аварцы были готовы резать Чечню, если бы их чуть-чуть подтолкнули. Но московское правительство сделало всё возможное, чтобы аварцев отговорить, и избиения чечен не последовало, хотя русским то было бы выгодно. Аварцы, кстати сказать, в российской знати бывали. Кроме того, это древний культурный народ, имевший свою знать. Это крупнейший народ Дагестана. Дагестан — это вообще чисто территориальное название.

Вопрос: Если я вас правильно понял, абхазы — это малый народ, а чечены — средний?

Ответ: Да, чечены — это средний народ, как и грузины. Чечен сейчас едва ли не больше, чем грузин, сопоставимое количество. А малым народам выступать нет никакой возможности, потому что Чечня зачищена, на территории Чечни нет нечеченского населения. Погибло далеко не так много, но беженцев — 400 тысяч разной этнической принадлежности. В Чечне не только русских не осталось, но даже дагестанцев и армян.

Отрывок из лекции «О русской революции». 2008.

Полевая артиллерия еще в ходу, русские люди зачищены в Чечне. Кого не убили, тех выдавили. В Кремле сидит правительство, которое думает о восстановлении Чечни для чечен, а не о выплате компенсаций и постройке индивидуальных двухэтажных домов для беженцев из Чечни. И русские люди терпят такое правительство в Кремле. Революция еще не закончилась, полевая артиллерия в ходу и будет в ходу.

Отрывок из статьи «Главные вопросы конституционального строительства»

Но возникает другой вопрос, а откуда в конституцию попали бесконечные республики со своими границами? Какое учредительное собрание учредило территории Татарии, Башкирии, Чечни? Если до 1993 года России не существовало, и она правопреемства не имеет, должен обсуждаться вопрос о создании правового базиса для определения статуса этих территорий. Но нет, они как бы с неба свалились!

Отрывок из статьи «Идеологические технологии»

Следует решительно признать и утвердить, что пропаганда безудержного индивидуализма есть социально опасная ложь. Когда проповедуется безграничный индивидуализм, это делается для того, чтобы русский гражданин стоял один как перст перед сплоченной корпорацией чиновников, корпорацией банкиров, журналистов, преступников, чеченцев или милиционеров.

* * *

Только что у нас были известные «неприятности» в Чечне. У чеченцев были свои начальники — старейшины тейпов и, как теперь стали говорить, «полевые командиры». А у нас были чужие начальники — сплошь государственные чиновники, которые, вообще-то говоря, по закону и в силу своего статуса являются общими начальниками и для нас, и для чеченцев. Ну и кто, скажите мне, с большим успехом вышел из этой ситуации к настоящему моменту?

* * *

Ни одна область, ни одна республика в составе Федерации не в состоянии выжить в одиночестве. Все они не готовы и никогда не будут готовы к статусу государства. Даже почти совсем независимая сегодня «Чечня» видит свою независимость только в статусе побирушки, успешно живущей за наш русский счет.

* * *

Если субъект Федерации «Чечня» решает вопрос об отсутствии на своей территории федеральных войск, тот же вопрос может поставить и Приморский край. Если журналисты рекомендуют президенту Ельцину снять с поста законно избранного губернатора Наздратенко, но не рекомендуют снять «президента» Шаймиева, то эти журналисты или газета уже могут быть подозреваемы во враждебности к русскому народу, русскому делу. Если Башкирия вслед за Чечней втихую обзаводится собственной этнической гвардией численностью в десять тысяч штыков, подобное вооруженное образование также автоматически дозволено Смоленской области или Ставрополью.

* * *

Еще последние годы нас частенько пугают террористами (чаще всего чеченскими, но и другими, и даже просто абстрактными террористами), окончательным распадом государства. Да еще время от времени пугают фашизмом, обычно почему-то русским фашизмом.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Читать далее

Ключевые слова: чеченцы 8 чечены 5 чечня 72