О Великой Отечественной войне и праздновании Дня Победы

28 марта 2013 г. в 16:27

Новоспасский монастырь, Москва. Май 2008.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, июль 2011.

Прослушав или прочитав эту лекцию-беседу, вы, наконец-то, узнаете:

- что есть герой;
- что мы никогда не воевали с «фашистской Германией»;
- что в списке держав-победительниц вместо Франции должны быть Югославия и Польша;
- что Нюрнбергский процесс был преступным убийством военнопленных;
- что в немецких концлагерях погибло не 6 миллионов, а 500-600 тысяч евреев;
- почему нас постоянно пугают «русским фашизмом»;
- что все песни гражданской войны «красные» украли у «белых» и др.

Это лекция-беседа, лекция-размышление. Я узнал о ней три дня назад. И я сказал, лучше я чего-нибудь не прочитаю до лета из того, что предполагал, но это надо читать сейчас. Потом как-то странно читать. Все остальные лекции у меня к датам не привязаны.

Я должен сказать, что этот праздник я признавал и при большевицком режиме. И основные коррективы у меня произошли в сознании в 1991 году. И тогда я сказал на День Победы, нисколько не постеснявшись, то, что сейчас спокойно могу говорить более пространно, развернуто, чем говорил на радио «Радонеж». Потом этот день признала церковь как церковный праздник. Заметьте, он не только мирской праздник. Он признается в ряду с Радоницей, Троицкой субботой как день памяти павших, отмечен в церковном календаре.

Но тогда того еще не было, и я сказал, что для меня это день, когда поминают героев, павших на войне героев, умерших с тех пор спокойной мирской смертью героев, и почитают тех героев, которые еще живы. Не почитающий героя есть хам! Причем в совершенно библейском смысле слова. Но, видите ли, герой есть всегда герой, даже если он грешник, даже если он злодей. То не избавляет его от Божьего суда и не избавляет его от нашего суда за злодейство, но не лишает его уважения за его геройство. Если вы не читали скандинавские саги, то рекомендую вам почитать. Я любил их читать. Например, Грейстер или Эгель Скалагримсон совершали и дурные дела, но героями от этого быть не переставали. Но что важно! Герой абсолютно не в ответе за того, кто им руководит. Вообще-то мы на том свете узнаем, кто был величайшим героем. Но величайший герой по известности людской есть, конечно, Геракл. Всю его жизнь им командовали кретины и подонки. Имена кретинов и подонков вы не помните, а Геракла помните! Так же точно совершенно не очевидно, что дети будут помнить Сталина и Жукова через некоторое время, ну не очевидно, а Матросова и Гастелло будут помнить обязательно.

Но как тогда, так и сейчас, уже дольше 15 лет я сознательно чтить этот день как День Победы не могу. Я объясню вам почему. Потому что в 1991 году, правда, не мы, а наше правительство (а у нас с 1917 года не было русского правительства) без единого выстрела отдало именно те территории, на которые в 1941 году, на полвека раньше претендовал Гитлер. Всё остальное есть ложь, пьяный бред! Отнюдь Гитлер не собирался сравнять с землей Санкт-Петербург, залить Москву водою и устроить здесь водохранилище. Повторяю еще раз, это бред. А претендовал он на то, на что Германия могла претендовать, на что у нее силенок хватало — на Прибалтику, Украину, Белоруссию и Кавказ с Крымом. Ну, еще для союзной Румынии — на Бессарабию. И полный порядок! И вот в 1991 году, полвека спустя мы отдаем без войны эти территории, это жизненное пространство русской нации. «Жизненное пространство» — это не только немецкий, но и международный термин. А за что погибли 23 миллиона человек? Надо было тогда просто отойти на те рубежи и сказать: «Получайте. Возьмите, пожалуйста. Дай Бог вам здоровья. Кушайте». Нет? За что? За то, чтобы лучше жили евреи и цыгане? А нам какое дело до евреев и цыган? Да все евреи на земном шаре не стоят гибели 23 миллионов русских людей! Вместе с цыганами. Вот почему.

Но, тем не менее, победа была. И война была. Почему? Мне не один раз приходилось отвечать на этот вопрос и читать полулекции по этому поводу. Потому готов провести сегодня беседу. Победа была, и это интересно.

Иван Лукьянович Солоневич — весьма примечательный русский мыслитель, но, к сожаленью, не историк. Когда читаешь Солоневича, надо всегда помнить, что он публицист, не имевший гуманитарного образования. Он этого и не скрывал. В своей книге «Народная монархия», которую всем рекомендую читать и советую давать читать другим, он выразил сожаление, что у него нет достаточного количества книг, нет такой библиотеки, в которой надо было бы работать. Потому ошибок, прямых ляпов у Солоневича много. Надо учесть, что из пяти глав «Народной монархии» без ляпов только пятая глава, где он расправляется с Петром Первым. Четыре предыдущих — с большим количеством. Но это понятно.

Вместе с тем, Иван Лукьянович обладал удивительно острым, исторически ориентированным разумом. Ну, чего греха таить. Это не по теме, но он меня развернул и открыл мне одну маленькую неправду. Нас всё время учили сначала учиться у французов, потом учиться у англичан демократии, парламентаризму, правовым институтам. Ну и, конечно, нам всё время совали в нос не в XVIII веке, а уже в XIX веке Habeas Corpus Act — закон о неприкосновенности личности (дословно, акт о неприкосновенности тела). А вот у нас Habeas Corpus Act был принят на 122 года раньше, пишет Солоневич. Я прочитал это в 1970-ых годах, когда был еще студентом, мне Солоневич достался в руки раньше, чем вам. И я понял, что может иметься в виду. Habeas Corpus Act принят в 1672 году. Значит, речь идет о Втором судебнике или, иначе, Судебнике Ивана Четвертого 1550 года. Судебник стоял у меня на полке. Его можно было иметь не подпольно, как Солоневича. Я выдернул судебник и нашел соответствующую статью. Можете сами ее найти. Но никто, даже такие мощные мужи как Ключевский, Соловьев, не обратил на нее внимания, потому что все считали, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Ну как же! В «немытой России» акт о неприкосновенности личности! А он был. Арестованного должны были немедленно предъявить земскому старосте, и ему должны были предъявить обвинение. В противном случае его родственники вправе прийти и его забрать. Великолепно! У нас сейчас нет Habeas Corpus. Сейчас нет! Мы сейчас живем в более полицейском государстве, чем жили наши предки в XVI веке! Вот на такие вещи обращает внимание Солоневич.

Так вот, я хочу обратить ваше внимание на отношение Солоневича к войне Германии с Россией. Одно его отношение до войны, и другое после войны. В первой части своей книги 1935 года «Россия в концлагере», кстати, первой и блистательной книги на эту тему он указывает, что если начнется сколько-нибудь серьезная война, то совершенно ясно, что коммунистов свои тут же перевешают, а комсомольцев выпорют. Ну, русские же добрые, зачем же вешать мальцов. И всё в России восстановится. В книге же «Народная монархия», о которой уже говорил, он уже в конце своей жизни, в 1956 году пишет другое: «Я немцев предупреждал, что если их руководители не поймут, что русские есть союзники, и они будут воевать с русским народом, то они получат народную войну, а народную войну они проиграют». Когда солгал Солоневич? Ни разу. Он оба раза был прав. Еще до войны он встречался с немецкими профессорами и немецкими офицерами, которым доказывал, что так начинать войну не надо. А они ему отвечали, что нет, у них есть другие сведения.

Я хочу вам сказать, господа, еще одну вещь, которая примыкает к теме. Перед войной институт Альфреда Розенберга разрабатывал расовую теорию германского нацизма — нацизма, а не фашизма! Именно вы, православные люди, в первую очередь не должны допускать не только сами, но и при себе словосочетания «германский фашизм», но к этому я еще вернусь. Альфреда Розенберга потом повесят как одного из фигурантов Нюрнбергского процесса, и мне даже не очень будет его жалко, хотя процесс был безнравственным, преступным. Сейчас участников процесса, видимо, уже не осталось, а то можно было бы всех хватать и под суд отдавать за издевательство и убийство военнопленных. А Розенберга мне, правда, не жалко. За фельдмаршала Кейтеля стыдно, за гросс-адмирала Редера стыдно, а за Розенберга не стыдно.

Так вот, институт Розенберга сделал обширную записку, конечно, со своей тупой прусской твердолобостью, но в общем аргументированную правильно, где было о русских написано, что Россия создавалась в итоге двух волн, двух движений. Одна из них направлялась с северо-запада, другая направлялась с юга. Та, которая направлялась с юга, была по преимуществу тюркской и угро-финской. Та, которая направлялась с северо-запада, была, безусловно, арийской. И преобладала северо-западная волна заселения России. Потому, безусловно, в русских арийская кровь и дух преобладают. И потому их следует рассматривать, ну, не как господствующих арийцев, но конечно как арийцев и естественных союзников в борьбе с коммунизмом, понятно, и иудаизмом. Когда эта записка, подписанная Розенбергом и профессорами географами, этнографами, историками, легла на стол фюреру, этот полоумный, хотя и талантливый человек дошел до визга. А так как режим у них был не менее тоталитарный, чем у нас при Сталине, то записку тут же переписали наоборот, за что немцы получили то, что получили. И правильно получили, Бог им судья! Но ведь записка-то была! Это том целый! Он, видимо, не сохранился. Я знаю о нем от специалистов германистов. Никто мне не сказал, что ее читал, но они знают, что эта записка была. Знают не только у нас, но и в англосаксонском мире, США и Англии, что такая записка существовала. А какая разница, что она не сохранилась?

Между прочим, подлинный текст так называемого «пакта Молотова-Риббентропа» не существует. Тот текст, который суют вам под нос, написан при Горбачеве. Это — вранье. А текст был, но он уничтожен. Это только сатана, Господи, прости, утверждает, что рукописи не горят! Еще как горят! Но следы остаются. История неумолимая наука.

Потому к таким вещам надо относиться серьезно и осторожно. Так же точно, как и к злополучному вопросу о Катыни, например. Расстреляли там какое-то количество польских офицеров, и именно советские чекисты, конечно, безусловно. Только, во-первых, не столько, сколько утверждают сейчас. Во-вторых, часть поляков действительно уничтожили немцы. И там было уничтожено много, много русских людей. А, кроме того, наверное, не только русских, а и еврейских, узбекских, еще каких-то. А поляки требуют, чтобы Катынь признали местом избиения одних польских офицеров, на что согласился предатель Горбачев и поставил нас в неудобное положение. А документы-то указывают другое. От этого нам не становится не стыдно. Убивать военнопленных стыдно всегда. Это преступление.

Да, но, ребята, давайте говорить все-таки правду. Например, миф о «холокосте», об избиении евреев. Своего древнееврейского слова почему-то не нашлось, греческое потребовалось. Ну, погибали, естественно, евреи в концлагерях и без концлагерей во время Второй мировой войны. И то ужасно. И цифра 500-600 тысяч убитых евреев, не военнопленных, не в бою — это ужасно. Но 600 тысяч и 6 миллионов — это разница на порядок, правда?! Да, они погибали в концлагерях от переутомления и недоедания, а также от болезней. Это очень дурно, но это не 6 миллионов, которых сожгли в печках и отравили в выдуманных полоумными сионистами газовых камерах. Уже когда шло следствие по первым лагерям Дахау и Освенцим (Бухенвальдом занялись позднее), выяснилось совершенно фантастическая ситуация, что в газовую камеру высотой полтора метра и периметром два на два метра, оказывается, помещались сто человек убиваемых. Один юрист и следователь спросил, как же это возможно. Ему ответили: «А это вот спросите у нацистов». Ну, если загнать сто человек в такой кубик, то зачем же газ еще? Вы их спрессуете так, что они уже помершие будут. Документы же есть. Понимаете, вот есть правда и полуправда. Самая страшная — полуправда, потому что она похожа на правду. Повторяю, погибали, и это ужасно. Причем погибали не преступники, и это тоже ужасно. Но разница получается на порядочек. И русским отказал в праве быть арийцами человек, который был арийцем на четверть, и то не немец. Я про Гитлера. Я всегда знал, нетрудно знать, что у Гитлера была четвертушка еврейской крови. Но специалисты германисты два года назад взяли меня «за жабры» и долго мне излагали его секретную биографию. У Ленина, кстати, тоже секретная биография, у Иосифа Броз Тито секретная биография. Так вот они расшифровывали его биографию и выяснили, что он не на четверть еврей, а на три четверти, а на четвертую четверть — чех. Ну, вот не немец был фюрер, ну совсем, ну никак. Впрочем, какая разница…

Существованию русского народа всё равно угрожали немцы. Вот сейчас мы обратимся к еще одному моменту. А с кем мы собственно воевали? Ну, с кем мы воевали? Мы, безусловно, воевали с немцами. Так тогда и говорили на фронте: «немцы», «немцы», «немцы». Иногда говорили: «гитлеровцы». Там в обиходе не было слова «фашист». «Вот сейчас бошам дадим!» — даже старое слово времен Первой мировой войны вспомнилось. Почему именно времен Первой мировой, мы еще поднимем сегодня. Это очень интересно. Они ведь смыкаются, они сцеплены — Первая и Вторая мировые войны. Если, конечно, они первая и вторая, потому что наши историки в отличие от западных никак не могут договориться, сколько было мировых войн. Некоторые считают, что это вторая и третья мировые войны, а другие считают, что это третья и четвертая. То есть, что первая мировая война есть весь комплекс наполеоновских войн, а вторая мировая война есть, безусловно, Крымская война. В ней не только почти вся Европа воевала против России, но она мировая еще по одной причине. В ней не участвовали только американцы. Но участвовали азиаты в составе английской армии и африканцы в составе французской. Так что она заслуживает наименования «мировой». Я счел необходимым вам об этом доложить, а вообще будем пользоваться пока еще принятой терминологией.

Мы воевали с Германией. И великой трагедией мировой истории, а европейской истории после античного мира как бы ни величайшей трагедией было то, что воевала в этих мировых войнах Россия против Германии. Воевали Россия, которой руководило ненациональное правительство во главе с грузино-осетином Джугашвили (Сталиным), и Германия, в которой было национальное правительство, но руководимое чехо-евреем Гитлером. Оба раза воевали именно те государства, и хуже того, те страны, которые могли остановить то, что мы наблюдаем сейчас, то чудовищное, что мы наблюдаем сейчас. Это — отсечение православных земель от православной России, русских земель от русской России, это — отсечение, наглая оккупация, абсолютно невозможная на глазах у настоящей православной России, греческих земель мусульманской, правда, еле-еле мусульманской Турцией, больше уже западной Турцией, в частности почти половины острова Кипр. Невозможно представить себе такой наглости! Я когда-то написал, почитайте в интернете статью «Кому принадлежит земля святителя Епифания», Епифания Кипрского. А ведь это земля не только святителя Епифания, это земля, первым епископом которой был святый Лазарь Четверодневный, впервые воскрешенный Спасителем! Я к мощам его прикладывался в Ките под Ларнакой на Кипре. Он так и покоится там.

Ну и, наконец, вы сами видите, как только что турки вместе с американцами, западноевропейцами, все вместе дружно помогли скушать священную землю героического сербского народа — Косово, Косово поле. А это всё результат того, что мы против немцев, а не вместе с немцами сражались в двух мировых войнах. Ну, что было, то было.

Так вот, воевали мы с Германией. Потому так легко пришлась с началом Великой Отечественной войны песня, сочиненная в 1915 году. В первой строке, дальше я не помню, пришлось изменить только одно слово на всякий случай. Пелось в 1915 году и потом: «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой с тевтонской силой темною, с проклятою ордой!». Ну, «тевтонской» заменили на «фашистской», а в остальном песня пришлась ко времени. Так вот это песня Первой мировой войны. Большевики во все времена были бездарны. Бездарность — это большевицкое качество. Потому все песни, которые успели своровать, они своровали. Ну, многие песни вы знаете, наверняка. И юнкерская песня «Смело мы в бой пойдем за Русь святую и как один прольем кровь молодую», и «Каховка», и «По долинам и по взгорьям» — белые песни! Но только лишь два или три года назад я узнал, что «Орленок» — это молодежная песня уральских казаков времен гражданской войны. У меня глаза на лоб вылезли. Нет, они категорически ничего не могут. Но, тут песня действительно по смыслу подошла.

Воевали мы с Германией, ну пусть с гитлеровской Германией. Но, что самое интересное, мы с фашистами действительно воевали в 1940-ых годах, но только то были итальянские и испанские фашисты, а не немецкие. Гениальный спаситель Испании генералиссимус Франко (тогда еще генерал) ухитрился-таки довольно быстро выдернуть свою Синюю дивизию. А итальянцы — вообще плохие вояки. Ну, просто плохие. Испанцы — хорошие. Так вот, понимаете, не воевали мы с фашизмом, не воевали, потому что фашистское движение в Германии — самая крупная организация «Стальной шлем» — было запрещено нацистами. Германский нацизм запретил германский фашизм. После прихода Гитлера к власти нацисты разогнали «Стальной шлем»! Собственно, что такое фашизм? Я об этом писал вот здесь, в этой книге. Я не стараюсь реабилитировать фашизм. Фашизм проиграл. Он связался с нацизмом и проиграл в мировой войне. Но ведь фашизм есть всего лишь народное движение за восстановление традиционной общественности и государственности. Он вообще лежит вне национальной сферы. Можно считать первым французским фашистом рыцаря, главнокомандующего Бертрана дю Геклена, который в начале Столетней войны в XIV веке собирал бюргерские, буржуазные отряды страшных молотобойцев защищать Францию. С достаточным основанием можно считать единственным крупным фашистским вождем в нашей истории Козьму Захаровича Минина, который собирал ополчение защищать традиционную общественность и государственность, и преуспел в этом, между прочим. «Фашистское государство» в теории фашизма есть вообще нонсенс, потому что как только фашизм побеждает, он теряет свой смысл, и можно спокойно идти по домам, развлекаться в кругу семьи. Никто даже не помышлял о нем на уровне первых теоретиков фашизма в конце 1920-ых годов, например, итальянца Бенедетто Кроче, или моего героя, испанца Хосе Антонио маркиза Примо де Ривера. А зачем? Какое «фашистское государство»?! Примо де Ривера полагал, что государство в Испании будет прежним, каким оно и было — Испанской монархией.

Так вот, мы не воевали с германским фашизмом за отсутствием такового. Мы воевали с германским нацизмом. Почему же до сих пор повсюду мы слышим: «фашизм», «фашизм», «фашизм», «фашизм», «фашизм», «фашизм»?! А очень просто. Потому что они боятся фашизма. Фашизма, который не будет нацизмом. Потому нас пугают «русским фашизмом», которого, к сожаленью, в общем нет. Они боятся и всегда боялись. Вот нацизм удивительно веротерпимым и национальнотерпимым русским категорически не прививается. А фашистское движение подобное «Фаланги» в Испании может появиться запросто! Но только тогда большевикам будет сразу «капут». Вот почему появился никогда не существовавший «германский фашизм».

Германский нацизм был плох, безусловно. Правда, он был, конечно, гораздо лучше большевицкого режима. На эти вопросы мне пришлось отвечать в очень символическом месте — в Калининграде, то есть в Кенигсберге, кажется, в 1995 или 1996 году. Там намечались тогда Кирилло-Мефодиевские чтения по проблемам образования. Что-то у них не увязалось, и они не стали их проводить. Москву представлял тогда еще молодой священник, а сейчас всеми уважаемый протоиерей, вам всем известный Арсений Владимиров и ваш покорный слуга. У нас были свои программы, мы занимались своими делами. Но одно у нас было общее. Нас обоих привезли в местный институт совершенствования учителей школ. Ну и мы с отцом Артемием каждый кратко выступили по 15-20 минут и приготовились отвечать на вопросы. Я вычислил даже, кто прислал мне вопрос — старушенция, которая слушательницей быть никак не могла, а скорее всего, была преподавателем этих курсов. Старушенция прислала мне вопрос: «Как вы можете преподавать в православном университете, если вы антикоммунист, а первым коммунистом, как общеизвестно, был Иисус Христос?» Ну, на этот вопрос ответить легко. Я всегда отвечаю на вопрос. Но я понял, что ответить просто хоть и можно, но недостаточно. Я антикоммунист, потому что я историк и знаю, что коммунисты создали, причем в нашей стране, самый страшный режим, который был в мировой истории. И я вам сейчас докажу. Я не буду сравнивать коммунистический режим с царским в России или с капиталистическим в США. Я возьму по максимуму, я буду сравнивать с гитлеровской Германией. Там был скверный режим, очень жестокий, ошибочный. Так вот, смотрите. У них был тоталитарный режим, и у нас. У них было гестапо, и у нас был НКВД. В гестапо пытали, и в НКВД пытали. Но вот тут сходство заканчивается. Дальше начинаются различия. Если вам не повезло, и вы попали в гестапо, из вас выбивали явки, связников, коды, пароли, из вас выпытывали правду. Если же вы попадали в НКВД, из вас выбивали признание в том, что вы румынский или японский шпион. То есть, из вас выбивали ложь: «Подпиши то, что я тебе приказываю!» Так какой режим страшнее?

Между прочим, подобное поведение называется согласно теории этногенеза Гумилева и моим разработкам «антисистемным поведением». А хуже «антисистем» мы пока ничего не видим в мировой истории. Да собственно мы и не увидим ничего хуже, потому что антихрист будет антисистемным и создаст величайшую в истории и последнюю антисисему. Тоже здесь, в этой книге. Читайте. Избавь нас, Господи! Но не избавит. И антихрист будет, Иоанн Богослов нам о том сообщил.

Вот такая, понимаете, получается коллизия. Значит, не с фашизмом, а с нацизмом мы воевали. А с фашизмом не воевали. Если даже гитлеровский нацизм немного лучше, чем коммунизм по-сталински, то фашизм Франко в Испании или Салазара в Португалии неизмеримо лучше. Слово фашизм притягательно. Фашизм честнее, честнее. Вот так!

Теперь вернемся к главному, к тому, что я когда-то написал. Доложил я это в узком кругу, в 1983 году. Тогда за такие вещи сажали. А в 1993 году опубликовал это даже дважды и в 2000 году включил в свой сборник «Очерки православной традиции». Он давно распродан. Его тираж, к сожаленью, всего четыре тысячи, что было уже нормально в 2000 году. Но все статьи есть в интернете, в том числе статья «Три пути». Это статья-предостережение. Пересказывать даже ее идею не буду. Сами найдете книжку или в интернете. Но вот следующий фрагмент из нее интересен. Я утверждаю очень жестко, что в 1941 году мы проиграли бы войну любой Германии — Германии монархической, Германии демократической в разных вариантах, Германии фашистской. А выиграли у Германии нацистской. И должны были выиграть, потому что Гитлер был настолько глуп, что позволил в русских пробудиться инстинкту этнического и религиозного самосохранения. Он был, безусловно, очень талантливым человеком, даже с проблеском гениальности. Но гениальный дурак тоже возможен. Так вот, русские начали беспокоиться о самом существовании русского народа. А иначе, пользуясь современной терминологией одной журналистки, ненавидящей русских, был бы нам «полный альбац». Проиграли бы в момент, потому что когда война началась, разбегались полками, сдавались в плен батальонами, перебегали на сторону немцев ротами в полном составе. Солоневич не лгал. Большевицкий режим был ненавистен русскому народу. Но повторяю еще раз, Гитлер был настолько глуп, что позволил пробудиться инстинкту православного религиозного самосохранения даже при том, что на оккупированных территориях разрешали открывать церкви, сколько хочешь. Немцы ведь тоже разными были. И командующий одно время на Украине генерал-полковник фон Бласковиц потребовал у Гитлера, чтобы войска СС были подчинены ему или были выведены из его зоны, потому что они портят его отношения с населением. Но не на того напал! Вместо эсэсовцев вылетел фон Бласковиц с поста командующего. Однако эпизод-то был. Это инстинкт самосохранения, он не подводит. Если бы не он, какой день победы? Мы проиграли бы войну согласно плану «Барбаросса» за считанные недели. Сталина прикончили бы свои на всякий случай причем, скорее всего, с особой жестокостью. Ну и так далее. А к настоящему моменту уже прошло бы столько десятилетий, с тех пор как мы избавились бы от германской оккупации, что мы бы уже плохо помнили, что тогда происходило, потому что от своей собственной сволочи избавиться труднее, чем от сволочи оккупационной. Но произошло то, что произошло.

Теперь нашлись любители поспекулировать и поговорить, что «мы исполняли свой православный долг», «мы спасали Россию, пусть даже советскую Россию». Нет, никто советскую Россию не спасал, как я вам только что развернул. Дело в другом, совсем в другом. Давайте представим себе, кто, какие социальные и демографические категории выиграли войну. Это важно, очень важно. Была такая песня про мальчишек, хорошая песня, хоть и советская. Кто-то из вас ее помнит, кто-то нет — «Мальчишки, мальчишки несутся по снежным горам». Там есть один куплет, в нем двустишие про войну — «Мальчишки, мальчишки, вы первыми кинулись в бой. Мальчишки, мальчишки страну заслонили собой». Это ложь, вправе вы спросить у меня? Нет, это правда. Мальчишки в бой кинулись и попали на тот свет или в немецкие лагеря для военнопленных, часть потом из лагерей — во Власовскую Русскую Освободительную Армию. А кто же выиграл войну? А войну выиграли тридцатилетние и сорокалетние мобилизованные из запаса солдаты. А теперь представьте себе, когда родился даже тридцатилетний солдат 1942 года. В 1912 году. Значит, он даже начал ходить в школу и получил нормальное православное или старообрядческое, в крайнем случае, мусульманское воспитание. А сорокалетний солдат когда родился? Он закончил начальную школу, а то и гимназию или реальное училище. У него с воспитанием вообще всё было в полном порядке. Вот эти люди, дореволюционные пацаны или дореволюционные молодые люди и выиграли войну. Мы сейчас не можем то проверить. Их нет в живых. А единицы, которые остались, еле ноги передвигают и находятся, наверное, в старческом маразме. Не с кем поговорить. Но я-то с ними говорил, мне шестьдесят лет. Я-то тех знал. Те ни Сталина, ни Жукова нюхать не хотели. Да, действительно завалили трупами. До сих пор не можем договориться, сколько же у нас погибло народу за Вторую мировую войну. 20 миллионов хрущевских — это заниженная цифра. А где-то между 23 и 27 миллионами находится правда. До сих пор не можем посчитать. Это намного больше, чем 7 миллионов немцев, которым приходилось все-таки воевать и на другом фронте. Боевых потерь было меньше, но в любом случае получается один к четырем. Сталин и Жуков расплатились четырьмя бойцами за каждого бойца противника. В нормальной стране, как монархической, так и демократической, после войны за такую победу главнокомандующего и его заместителя торжественно, принародно сажают на колья, а потом идут праздновать победу! Ну, ничего, я не первый раз это говорю и пишу. И памятники Жукову будут убраны и поставлены в музей. А Клыковский памятник на Красной площади просто жалко. Скульптор Клыков на самом деле был хорошим, богобоязненным человеком, но над ним Бог посмеялся. Он ухитрился изобразить довольно малорослого маршала на такой мелкой кобыле, что он там сидит как на гимнастическом козле. И к тому же, простите, я очень серьезно занимался верховой ездой и знаю, когда лошадь так делает хвостом, как на этом памятнике. Исключительно, когда какает. Маршал верхом на испражняющемся гимнастическом козле! Ну, ладно.

Всё это так. Защищали не вечную, не разрушенную и оккупированную интернационалистами Россию, не Советский Союз как вечную Россию, защищали народ свой. Потому и герои. Все безоговорочно. И все павшие, и все живые. Просто нынешние живые — это мальчишки, которые на службу заступили не в первый год войны. И для них Жуков казался орлом, полководцем! Они не прошли ту дореволюционную школу, а советскую прошли. В 1932 году второй раз в истории нашей страны было введено всеобщее начальное образование. Историю они еще не изучали, а конституцию СССР уже изучали. Замечательно поступил бы Владимир Владимирович (Путин), если бы сейчас отменил преподавание истории и ввел бы вместо нее преподавание «ельцинской конституции», был бы достойным потомком Сталина! Кишка тонка. Не те люди.

Вот, что имел я вам сказать, но хочу сказать и одно крайне уважительное слово. Я уже сказал уважительные слова, но они, может быть, потонули в словах недобрых. Частично наши чудовищные потери в войне все-таки оправданы и достойны уважения. Знаете почему? Мы сражались вообще против всей Европы, потому что вся Европа работала на Гитлера. Это все знают, это правда! Знаменитые Шкодовские заводы в Чехии работали. Причем работали серьезно, никакого вредительства там не было, и обеспечивали Гитлера бронетанковой и иной механической техникой. Заводы Шкода — это заводы европейского класса. Но дело не только в этом. А кто кроме нас собственно воевал? Французы? Немцы по пухлым французским щечкам нахлопали за пару недель, и всё кончилось. Несчастный Кейтель, который еще не знал, что его преступно повесят в нарушение норм международного права, не удержался, подписывая капитуляцию, когда увидел, кто входит в число победителей: «Как? И французы?!» Это совсем смешно. Проигравшая держава становится державой победительницей! Ну, там много чудес было. Среди держав победительниц впереди Франции должны были стать Югославия и Польша. Югославия сражалась всю войну, а Польша была оккупирована, но всё же в конце войны поляков под ружьем было вдвое больше, чем французов — 400 тысяч у нас и 200 тысяч у англичан, всего 600 тысяч. Французов было 300 тысяч с чем-то. Позорище! Лягушатники! Наши чрезмерные потери оправдывает одно. Мы сражались с одной из величайших армий. Мира? Нет, всей мировой истории. С одной из величайших армий мировой истории! Это — то же самое, как если бы наши предки, скажем, на рубеже III-IV веков до Р.Х. вздумали сражаться с войсками Александра Македонского. Или наши предки во II веке до Р.Х. вздумали бы сражаться с римскими легионами. Это серьезно, это дорогого стоит. Этим можно гордиться. Я должен здесь резко закончить. Но хочу еще вам сказать, что есть такая уважаемая роль в истории — «победитель великого полководца». Это серьезно. Ну, правда, великого полководца у немцев не было, но хорошие были, не хуже, чем у нас. А вот немецкая армия была великой. Вы никогда не задумывались над тем, что великим полководцем был Ганнибал, но Сципиона, победителя Ганнибала не принято считать великим полководцем? Великим полководцем был Фридрих Прусский, Фридрих Второй, а не Салтыков, но Салтыков — победитель Фридриха. Великим полководцем был Наполеон, а не Кутузов, но Кутузов — победитель великого полководца Наполеона. Вот и мы есть победители великой армии. Я хочу закончить не на осуждении, а на подъеме. Все-таки есть, чем гордиться. Всё у меня.

Вопросы и ответы

Вопрос о Русской Освободительной Армии генерала Власова.

Ответ: Я говорил когда-то про Сталина, что если бы он всех простил и власовцев помиловал, то мог бы короноваться в Успенском соборе и стать царем России. Но для того надо было быть не интернационалистом и не коммунистом. Он чуть-чуть не дотягивал. Понимаете, РОА была не случайным явлением. В РОА было подано около одного миллиона заявлений! Создание РОА задерживал Гитлер, он боялся ее, на всякий случай. Есть хорошая книжка офицера генерального штаба при Власове Вильфрида фон Штрик-Штрикфельдта «Между Сталиным и Гитлером». Только у немецкого аристократа, как вы понимаете, может быть такая дурацкая фамилия как Штрик-Штрикфельдт. Он настоящий аристократ, который к тому же вырос в Российской империи. Он родился в Риге, потом учился в Санкт-Петербурге. Ну, понятно, свой. Русских любил. Он хорошо пишет о Власове. Но там были разные ситуации. Во Власовскую РОА большинство попадали, чтобы выбраться из лагеря для военнопленных и не умирать с голоду, в чем, кстати, виноват Сталин, потому что именно он заявил, что не соблюдает Женевских конвенций о военнопленных, и что военнопленных нет, а есть только предатели. А сам, между прочим, немцев здесь кормил чуть не лучше, чем своих. Но были, естественно, и противники, были и идейные, были люди православные, которые не простили избиения церкви и духовенства, и церкви и духовенства и мирян. Всякие люди были. Но измена во время войны есть предательство, потому я двойственно отношусь ко власовцам. Я был знаком с покойным отцом Александром Киселевым, который умер в Москве, а жил всю жизнь там, за рубежом, и был духовником генерала Власова. Он прожил долгую жизнь, я его застал. Он написал небольшую книжку «Нравственный облик генерала Власова», и облик самого генерала Власова он ценил высоко. Праведнику отцу Александру я доверяю. Но повторяю, люди были разными и по разным причинам попали в РОА.

Совершенно в другом положении были казаки. Убийство казаков, в том числе их вождей есть военное преступление. Что там за лагеря смерти были и за что там евреи казнили Адольфа Эйхмана, есть очень спорный вопрос, а вот тех, кто казнил казачьих генералов Краснова и Шкуро, можно было найти, и их следовало казнить. Они — военные преступники, потому что казаки в отличие от власовцев ни одной секунды жизни не были советскими гражданами, и они не совершили предательства. Это — убийцы военнопленных. Какое значение имеет то, что казаки — русские? Они не были гражданами Российской Федерации и потом Советского Союза. Они не жили в Советском Союзе, они отступили вместе с отступлением белых войск.

Вопрос: Вы читали книги «Виктора Суворова» (Владимира Резуна)?

Ответ: Ну, читал. Пишет не он один. Естественно, что там коллектив авторов. Фамилии других авторов я не знаю кроме этого Резуна. Там кто-нибудь — Смит, а кто-нибудь — Шапиро. Там та картинка, которая нужна. Вы, наверное, имеете в виду книгу «Ледокол». Безусловно, Сталин разрабатывал проект наступательной войны. Но весьма сомнительно, что он прямо таки был к ней готов. Он был к ней категорически не готов и никак не собирался в 1941 году нападать на Гитлера. Ну не получается, не получается никак. Даже при том, что он обладал, безусловно численным в войсках и материальным перевесом. Я уже сказал сегодня, что полуправда хуже лжи. Она правдоподобна. За текстами Резуна, который имеет наглость, будучи уже вообще откровенным предателем, подписываться «Суворов». У него, кстати, очень подозрительная фамилия — Резун. Резник, Резников, Резниченко. Не оттуда ли фамилия Резун? Фамилия ведь — название профессия — кошерный забойщик скота. Так вот, этот самый Резун по модному и по выгодному Западу интерпретировал то, для чего есть основания. Но интерпретировал однозначно, не как проблему, не как историк, не как предположение о таком-то или другом ходе событий, не имея документов, а просто легко постулировал. Заметьте, его книги изданы в начале 1990-ых годов. Значит, до того все историки всех стран мира не разобрались? Он выдает ему нужное за действительное. Я повторяю еще раз, мы декларировали, что готовимся к наступательной войне!

Вопрос: Вы согласны с тем, что накануне войны у Сталина были только наступательные вооружения?

Ответ: Да, конечно, мы готовились наступать. Однако мы, тем не менее, строили новые укрепленные зоны по новой границе. Мы ушли за старую, так называемую «линию Сталина», ушли от старой линии, сняли с нее войска. Молодцы. И, тем не менее, начали укрепляться. Ну не в этом году уж точно Сталин собирался воевать. По Резуну не получается.

Вопрос о перевооружении перед войной.

Ответ: У нас полно было новой техники. Полно! И авиационной, и танковой, кстати сказать. Это всё ерунда, что у нас танки были якобы старше немецких и никуда не годились. Ну как никуда? Во-первых, и у немцев тоже много чего не годилось, если так по большому счету. Легкие пулеметные танки Panzer-1 вообще делались как учебные, отмечает Хайнц Гудериан. Их никто не предполагал использовать в бою. Просто танков не хватало, потому они их тоже использовали. Во-вторых, мы имели двукратное превосходство в технике, но ей действительно никто не успел обучиться — водить эти танки, пилотировать эти самолеты. Еще хорошо повезло с истребителями. Истребитель И-16 Поликарпова был очень сложным, он был очень строг к пилоту! Он требовал очень многого, особенно на взлете. Как говорили летчики, хочешь жить, умей вертеться, иначе на И-16 разобьешься. Хорошо, что хоть такая тренировка была. Еще один еврейский автор, тоже какой-то «Резник», но не злодей, серьезный авиационный инженер недавно написал две книжки. Он пишет, что у нас с его точки зрения побросали технику. Ну, просто бросали и убегали. На то есть возражение одного танкиста, с которым я говорил. У нас на начало войны было 30 тысяч мотоциклов на весь Советский Союз, а в Германии около миллиона! И дело не в том, сколько мотоциклов было в строю. В строю их как раз было много. А в том, что в Германии, по крайней мере, у каждого второго «бауэра» (крестьянина) был мотоцикл. Может быть, были бауэры, у которых был автомобиль, но возможно у того был еще и мотоцикл, и пара лошадок еще была. Просто старший сын такого бауэра, безусловно, получал разрешение покататься на мотоцикле папы, а младший сын тот мотоцикл усердно драил. Они все были привязаны к технике! А наши колхозники? Миллион мотоциклов! Просто у Сталина не было армии, о чем я сегодня еще не говорил. Виноват в этом Сталин. Виноват в этом Жуков, который был перед началом войны начальником генерального штаба, между прочим. Виноват в этом казненный в 1937 году жестокий, донельзя жестокий пижон Тухачевский. Показухи много, а армии нет. А Вермахт был! Вермахт уже был настоящий. А до того все-таки был стотысячный официальный Рейхсвер в самые тяжелые для Германии времена. Вот сейчас наш новый мебельщик (новый министр обороны) хочет, чтобы у нас опять не было армии.

Вопрос: Кто мебельщик?

Ответ: Ну как кто? Министр. Наш мебельщик распрекрасный! Как можно было вообще найти такое существо! Я парад посмотрел по телевизору. Когда эта обрюзгшая плешь выехала из Спасских ворот, это было нечто. Его принимал тогда сам новый президент. Он, стоя в машинке, лучше бы смотрелся, чем этот мебельщик, чудовище такое.

Вы меня простите, я в монастыре. Есть немножко фривольный анекдот. Он мне тут же пришел в голову. Одно слово изменю. Как вы понимаете, генералы говорят иначе:

Прибыл проверяющий генерал. Построение. «Смирно!» — «Здравствуйте, товарищи солдаты!» — «Здравствуйте, товарищ генерал!» — «А почему на плацу нагажено?!» — «Ура-а-а!»

Это солдатский анекдот конца 1960-ых годов, когда я служил. Это единственное, что пришло в голову, когда увидел этого…

Вопрос: Были у нас талантливые военачальники во время войны на ваш взгляд?

Ответ: Безусловно, были. Рокоссовский сразу приходит в голову. Но не только Рокоссовский. Я бы даже сказал, что и Конев. Необязательно маршалов перебирать. Вне всякого сомнения, танкист Лелюшенко. Он тоже на самом деле маршал, но бронетанковых войск, генерал армии. Хотя у нас не было флота, даже там нашелся талантливый военный руководитель, командующий Балтийским флотом, адмирал Трибуц. Ну, а Кузнецов просто создатель флота, очень светлое имя. Но он не успел его создать. А у Трибуца весь флот с подчиненным побережьем был в полной боевой готовности, не смотря на бредовый приказ не поддаваться на провокации. А ведь это было рискованно при Сталине. Достаточно рискованно. Ну, ладно, закругляемся?

Вопрос о предполагаемом плане объединения немецкой и японской армий через Африку, Египет и Ирак.

Ответ: Это подобно легенде о том, что император Павел приказал казакам наступать на Индию через пустыню Каракумы, то есть послал их на смерть. Но существовал действительный проект военной экспедиции наступления через Месопотамию, через Ирак. А то реально.

Вопрос: А где можно почитать биографию Гитлера? Или «Mein Kampf»? В Австрии даже снесли надгробия, чтобы не узнали родословную Гитлера, не узнали о его неарийском происхождении.

Ответ: Биографию нигде не прочитать. А книгу «Mein Kampf» можно прочитать, она издана. Его фамилия даже звучит хорошо — Шикльгрубер. Шекель — еврейская монета.

Вопрос: Что было бы, если бы Гитлер все силы бросил на Москву, на центр? Имела ли смысл сдача Москвы, как в войне с Наполеоном в 1812 году?

Ответ: В той ситуации, которая нам была навязана, мы бы всё равно выиграли, всё равно бы победили. А вот если бы Гитлер сказал, что он освободитель и борется с коммунистами вместе с русскими людьми, он выиграл бы согласно плану «Барбаросса», потому что на немецкую сторону перебегали ротами, а начали бы перебегать батальонами.

Вот еще раз говорю то, что опубликовал еще в 1991 году. Немцы повели себя неправильно. Мы проиграли бы любой Германии — демократической, монархической, фашистской. Но выиграли у Германии нацистской. Это ошибка нацизма. Это грех нацизма.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532