Русско-японская война

28 февраля в 13:36

Радио «Радонеж», Москва. 2004.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, февраль 2017.

Дорогие мои братья и сестры, мы вообще-то согрешили, притом и перед Господом, как всегда, и перед вами. Мы не уделяли должного внимания трагическим юбилеям этого года. Их два. Один из них, 800-летие разграбления западными Царьграда (Константинополя) в 1204 году, мы в общем отмечали в передаче не один раз и еще отметим. Но в этом году ведь и столетие Русско-японской войны. Передачи о Русско-японской войне, обещаю вам, еще будут, и мои, и не мои. Они будут осенью. Мы весь год занимаемся этим вопросом. Безусловно, будет историк Андрей Анатольевич Смирнов. Возможно, будет также историк Сергей Николаевич Марочкин.

А сейчас я хочу только задать один короткий вопрос. Вот давайте посмотрим. В 1904 году началась крайне неудачная, крайне невыгодная нам война. Эта война нам была не нужна. Эта война привела нас к лишению статуса великой морской державы. Эта война подстегнула врагов России, и национальных врагов, и международных врагов. А самыми страшными врагами были, конечно, международные, интернациональные вражишки, которые вкладывали гигантские деньги в русскую революцию. Она подстегнула их больше тратиться на русскую революцию в этот подходящий момент и раньше развязать мировую войну, которая, как известно, началась на десять лет позже, в 1914 году. Обещаю вам, осенью мы обязательно обратимся и к началу Первой мировой войны. Сейчас я не буду разбирать ход Русско-японской войны. Это моя первая передача. Остальные будут осенью. А сейчас я только хочу попробовать заставить вас немножко поразмышлять.

Почему мы проиграли войну? Во время войны были несчастные случаи. Да, такое бывает. В самом начале, в первые недели войны минный заградитель «Енисей» во время постановки минного заграждения у порта Дальний близ Порт-Артура был нанесен ветром на собственные мины, взорвался и погиб. Погибла часть экипажа, погиб, конечно же, и командир, капитан второго ранга Степанов, один из самых выдающихся морских офицеров тогдашней России. Минный заградитель «Енисей» и однотипный ему «Амур» имели лучшую в мире систему постановки мин конструкции того же Степанова. Но Степанов был не только великолепным минером, может быть, лучшим минером на планете в то время. Он был также оригинальным кораблестроителем, и первым выдвинул на конкурс еще непонятый тогда проект дредноута, который англичанами будет воплощен в 1908 году, уже через 4 года поле гибели Степанова. Это трагедия русского флота и России, но это несчастный случай.

Возвращаясь после успешного выхода на перестрелку с японским флотом, погибает флагман Артурской эскадры броненосец «Петропавловск», погибает душа русского флота, тот, кто сразу вселил и в офицеров, и в солдат с матросами надежду на победу, — Степан Осипович Макаров. Погибает Макаров, погибает его начальник штаба контр-адмирал Молас, погибают чины штаба, почти все офицеры «Петропавловска» и половина матросов. Но спасается прикомандированный к штабу вице-адмирала Макарова великий князь Кирилл Владимирович, тот, кто впоследствии совершит измену присяге и до отречения последнего нашего государя напялит на себя красный бант и постыдно явится во главе своего гвардейского флотского экипажа присягать взбунтовавшейся государственной думе, а потом не постыдится объявить себя «императором в изгнании». Дурно шутить о покойниках. Простите меня ради Христа! И все-таки процитирую вам эпиграмму того времени: «Погиб Петропавловск, Макаров не всплыл, но спасся зачем-то царевич Кирилл!» И все-таки это тоже несчастный случай.

Пожалуй, лучшим крейсером русского флота был крейсер «Богатырь». Он был в мире в то время быстрее всех, кто сильнее его, и сильнее всех, кто быстрее его. Наш проект, русская идея, блестящая германская постройка. Он находился в составе Владивостокского отряда. 14 мая он просто пропорол брюхо, днище на камнях и до конца войны чинился, в войне не участвовал. Слава Богу, что с камней с трудом стащили. То есть, лучший крейсер был потерян не в бою, а за так, задаром. Это несчастье, такое бывает. И в наши дни навигационные аварии бывают. Вспомните подводную лодку «Курск». Скорее всего, то была все-таки навигационная авария. В тот же самый день японский крейсер «Касуга» аргентинской постройки под Порт-Артуром протаранил хороший, высокоскоростной легкий крейсер «Иосино», который потонул так быстро, что спаслось только несколько человек. «Касугу» с трудом оттащили на ремонт. Японцы потеряли как минимум в два раза, а то и в два с половиной раза больше чем мы в тот же день. У них и позднее были навигационные аварии. Такое бывает.

Бывали также ошибки. Была трагическая ошибка в размещении флота, как говорят военные, в его дислокации. В ней Макаров не виноват, он тогда не командовал флотом. Значительная, хоть и не подавляющая японцев часть флота находилась в Порт-Артуре, в неудобной гавани, с узким выходом, с незащищенным рейдом. А 4 мощных крейсера оставались оторванными во Владивостоке. Это ошибка, но не преступление.

Бывали другие ошибки. Русские, начиная с государя императора, морского министра и адмиралов, не приняли максимальные, все необходимые меры, чтобы отряд адмирала Вирениуса обязательно успел на Дальний Восток до начала военных действий. В итоге мы имели 11 кораблей линии баталии против 12 японских, а могли бы иметь 12.

Еще одна ошибка. Мы могли купить у симпатизирующих нам итальянцев 2 случайно бесхозных крейсера. Твердолобые в военно-морском ведомстве убедили государя, что эти корабли не подходят к типу, принятому в русском флоте. И правда не подходили! Но то были крепкие хорошие корабли, а купили их при посредстве англичан японцы! И они получили на Дальнем Востоке 14 кораблей линии баталии (главной силы) против 11 наших. Но и то было не преступление, то была ошибка.

Были ошибки и на сухопутном фронте. Мы не переоделись заблаговременно в защитную форму (цвета хаки), и потому наши солдаты несли лишние потери. Мы не обеспечили паритет в пулеметах и превосходство в артиллерии. Мы не обзавелись отрядами самокатчиков, то есть по-нынешнему велосипедистов, хотя наши офицеры еще с Англо-бурской войны интересовались этим вопросом. Ну, конечно, 10 или 15 рот самокатчиков не решили бы исход сражений, где участвовали стотысячные армии, но то была бы лишняя головная боль у главнокомандующего маршала Оямы! И большая головная боль! Например, атакует русская кавалерия, никаких стрелков быть не может, и вдруг две роты стрелков поддерживают кавалерию. Ой, как не хорошо япошкам было бы, прости меня, Господи! Мы могли бы получить и самокатную, и артиллерийскую, и пулеметную великую силу, превозмогающую японцев.

Ну и, наконец, мы постыдно не использовали полное превосходство нашей кавалерии как регулярной, так и казачьей над ничтожной кавалерией японцев. У японцев была великолепная пехота, были великолепные саперы, неплохие артиллеристы, а кавалерии, можно сказать, у них никакой не было. И если бы мы смелей использовали свою, то у них вообще никакой не осталось бы. Это все были ошибки.

Но были и преступления. На собственных минах, а, может быть, японских, тоже течением был подорван малый крейсер «Боярин», хороший, крепкий корабль, высокоскоростной, датской постройки, русского проекта. С корабля, который не тонул, была снята вся команда. Последним, как и полагается, сошел командир, капитан 2-го ранга Сарычев. Они бросили «Боярина», и брошенный всеми крейсер двое с половиной суток, почти трое суток болтался по морю и не тонул, пока не разбился на скалах! Это было преступление. Капитана 2-го ранга Сарычева уволили с флота, лишив его чина, а надо было расстрелять. Англичане так бы и поступили.

Были и другие страшные преступления. Наместник государя на Дальнем Востоке, адмирал Алексеев запретил боевую готовность, то есть установку бонового заграждения, боевое патрулирование с погашенными огнями, установку на кораблях противоторпедных сетей. Объясню. Тогда на железных штангах, параллельно бортам крупных боевых кораблей, броненосцев и крейсеров, вывешивались стальные сети. Если в них попадала торпеда (тогда еще говорили: мина самодвижущаяся), она взрывалась в сети, и корабль получал, может быть, очень незначительные повреждения. А наша эскадра стояла без сетей.

Министерство иностранных дел не обеспечивало Владивосток и Порт-Артур полной информацией об изменении отношений с Японией. Это преступление!

И наконец преступником был Сергей Юльевич Витте, бывший министр путей сообщения, бывший министр финансов. Когда американцы, тогда еще слабенькие, но уже достаточно вонюченькие, американские провокаторы предложили мирные переговоры у себя в Портсмуте, Витте пошел на уступки, отказался от флота, подарил половину Сахалина тогда, когда у Японии не было ни ресурсов, ни денег, а у нас были и ресурсы, и деньги. Мы могли продолжать войну на суше, проиграв ее на море, мы могли продолжать ее в Манчжурии. Витте предал Россию. Витте — многократный предатель России. Он эту войну и готовил, откачивая деньги из Порт-Артура в строительство гражданского, невооруженного порта Дальний поблизости. Потом японцы высаживали свой десант в Дальнем. Это преступление.

Но я не для того вам это рассказываю. Еще раз, братья и сестры, хочу, чтобы вы думали. Знаете, думать иногда полезно! Такое даже святые отцы говорили. Я расскажу вам еще кое-что. Вот были несчастные случаи в этой войне, были ошибки, были и преступления. А были и необъяснимые случаи. Под Порт-Артуром взорвался на минах японский броненосец «Хацусэ». Второй случай. Осаждавший Порт-Артур японский генерал Ноги Марэсукэ был доблестным офицером и настоящим самураем. Он не жалел себя. Двое его сыновей, молодые офицеры погибли под Порт-Артуром. Ноги бывал на передовой, бывал под снарядами, и уцелел. А душа сухопутной обороны Порт-Артура, столь же доблестный генерал Кондратенко погиб. Понимаете?

Русским была явлена Порт-Артурская икона Божьей матери. Ее крестным ходом обвезли и обнесли вокруг Владивостока, и Владивосток уцелел. Но маловерие не позволило обнести ее вокруг всех укреплений Порт-Артура, и Порт-Артур пал.

Итак, были ошибки. Было чудовищное невезение, знакомое всем военным, знакомое любому старому солдату. Были, безусловно, и преступления. А вот эти случаи объяснимы только тем, что Господь уже тогда прогневался на русский народ, нестойкий в своей православной вере, вере в православное царство, в православного Белого царя, вере в себя, в русский народ. Задумайтесь над этим!

К теме Русско-японской войны мы не раз вернемся до конца года. Храни вас Господь!

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: русско-японская война 3
:: Специальные предложения для друзей ::