Что есть культура

23 апреля 2014 г. в 19:55

Москва. Масленица 2006.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2014.

Обсуждение со студентами плана занятий

Первому курсу сообщаю. Меня зовут Владимир Леонидович Махнач. Я должен читать у вас русскую историю. Вижу тут три человека первого курса и второй курс. Ситуация вот какая. Меня подвел отец Игорь, безусловно, не по воле своей, а по обстоятельствам. Он человек добрый и тщательный. И я совершенно не знаю, что с вами делать. Ситуация идиотическая. Я должен прочитать за этот и следующий семестр Русскую историю первому курсу, а вам, второму курсу, дочитать. Кроме того, у меня еще отняли первую пару, как вы знаете. Я человек грубый, резкий, бываю злобным, но смиренный, когда начальство велит. Мы ведь смиряемся перед Господом, а не перед людьми. Потому бедному, несчастному, очень доброму и очень заботливому Антонию я все высказал. И отцу Игорю, несомненно, тоже все выскажу, и мало ему не покажется. Но я смиряюсь. У меня теперь есть две пары в неделю и два курса. Причем, один из курсов заканчивается. Я хотел бы читать сразу обоим курсам. То было бы возможно. Но дело в том, что первый курс ко мне один раз не явился прошлый раз, две недели назад. Из вашего первого курса кто-нибудь еще хочет сюда ходить?

На следующей неделе занятия ректором отменены. То естественно, потому что будет первая неделя Великого поста. Но далее все лекции будут, кроме Страстной, что понятно. До Страстной четыре недели — это не так мало. И если мне разрешат, я буду читать даже на Светлой. Почему же в Светлую пятницу не позаниматься, когда пузо от куличей уже вот такое будет! Уже не говорю о количестве выпитого вами кагора! Что? Не будете пить? Ну, я буду. Обычно не отменяю лекции, если они попадают на понедельник или вторник на Страстной. Во вторник и в четверг многие уже исповедываются. А здесь я только по пятницам. И вас и меня поставили в неудобное положение. Повторяю, меня подвел, запутавшись, вообще-то очень хороший человек, священник Игорь Кириллов. Потому пытаюсь сообразить, что мне делать. Раньше я был один в пятницу, и у меня было три пары, теперь есть только две пары — вторая и третья в пятницу. Это всё. И в этом семестре так оно и будет. Потому, если первокурсники будут ходить втроем, то я читаю сначала русскую историю, тем более, если и другие первокурсники придут, узнав от вас, что я читаю. Предполагаю, что второй курс не уйдет и свою лекцию тоже послушает. Читать могу в любом порядке, но только эти две пары.

Я соглашаюсь на поздние лекции. Я уже сейчас плохо вижу, и через три часа хуже видеть не стану. Как-нибудь уж доползу. Сюда неудобно ходить. Год назад я сломал ногу, когда шел к студентам сюда.

Последнее слово за старшим, то есть за вторым курсом. Важно вам, чтобы я читал ваш курс, а потом Русский? Кто-то хочет уходить после первой пары?

А зачем они поставили курс Истории русской церкви, мне вообще непонятно, потому что у православного народа и государства его политическая история практически совпадает с церковной. Не совпадают только вопросы канонических споров, ересей. Акценты только не совпадают. Не знаю, зачем нужен еще курс Русской церковной истории, если я Русскую читаю. Но то не я решаю. Когда буду говорить гадости отцу Игорю, дай Бог ему здоровья, ему и об этом скажу.

Сегодня прочту Введение в русскую историю, которую вы слушали год назад, чтобы вы зацепились. А затем, если хотите, послушаете Историю эгейского мира и ахейцев. Эти забыли всё равно, пусть они вспомнят. А вы получите хоть маленькую зацепку.

Весьма рекомендую вам и даже прошу съездить в Высоко-Петровский монастырь или ближе в спорт-комплекс «Олимпийский» и купить себе два сборника. Один называется «Русский город и русский дом», он в серой обложке со строгой черной рамочкой. Статья «Русский город и русский дом» для изучения Русской истории, как признают педагоги, очень важна. Она написана мною и моим другом и младшим коллегой, историком Марочкиным. Второй сборник — синий, с такой же строгой рамочкой, авторы — Махнач и Елишев. Сережа Елишев — мой любимый ученик, ну один из сотни моих любимых учеников. А всего у меня за всю жизнь восемь с половиной тысяч учеников. Этот сборник называется «Политика. Основные понятия». В нем содержатся первые три вводные лекции к любому моему курсу. То будет вам и полезно, и интересно, и потом пригодится, потому что Сереженька сделал к нему словарь основных политических терминов, которым вы будете пользоваться. А больше у нас такого словаря нету на русском языке. Зато есть такие, где даже слово «семья» искажено. Семья теперь бывает «однополой», «шведской», прости Господи. Мы живем в страшном мире — в мире искаженных понятий. Тут я не публицистикой занимаюсь. Например, понятие «фашизм» теперь означает то, чего хотят те, которые ругают и обзывают вас «фашистами». Вот, например, если вы любите Россию, то значит, что вы фашист, ясно дело. Понятие «империя» значит сейчас всё, что угодно, но только не империя. Эти два сборника обойдутся вам примерно в 90 рублей, серенький в 40, а синий в 50. Я синий сюда привозил, продавал, он есть у второкурсников, они покупали, но только не у ворот Высоко-Петровского монастыря, где лавка для иностранцев и новых «рашенов», а в глубине, в книжной лавке для русских. А 90 рублей — это средненькая бутылка водки или восемь батонов белого хлеба, не в «Елисеевском», конечно, где батон может стоить 80 рублей. Сам видел, когда ходил туда на экскурсию.

Лекция

Итак, начнем введение в Русскую историю под названием «Место Русской истории». А второкурсники повторят пройденное. Постараюсь излагать компактно. Вы можете ходить и никому ничего не платить, потому что виноват отец Игорь. А я вам всё равно с удовольствием буду читать. Русскую историю закончу под Рождество следующего года, и в конце прочитаю «Введение в политологию». Вам повезло, потому скажите своим однокурсникам, чтобы они дурака не валяли, а тоже ходили. Правда, «Всемирку» не успею всю прочитать, только половину, скоро к Христианству перейду.

Итак, понятие «культура» — латинское, первоначально означало «возделывание», то есть, это понятие — сельскохозяйственное. Кстати, мы его в таком значении тоже используем, говорим же «сельскохозяйственная культура». Однако, уже в поздней Римской республике и в империи понятие «культура» расширяется и приобретает нынешнее значение. Дотошные французы сосчитали, что есть около шестисот попыток определить понятие «культура». То значит, что определить его невозможно. Никак. Дать дефиницию нельзя, но можно описать. И если мы будем описывать его, то вместо шестисот вариантов всё будет сводиться к двум вариантам.

Согласно одному варианту... А вы тоже первокурсница? Вы ко мне ходили, я вас прекрасно помню. Я не могу не заметить такую красивую леди... Так вот, согласно одному варианту культура есть высшее проявление художественных дарований, то есть литература, искусства разные, архитектура, всё, чем занимается министерство культуры, хотя было бы лучше, если бы наше министерство культуры вообще ничем не занималось. Проку было бы гораздо больше. Но этот вариант вызывает некоторые подозрения, потому что непонятно, где проходит граница между культурой и не культурой. Понятно, да? Где граница между провинциальным особняком и избой тети Дуси? Они очень похожи на самом деле. И особняк и изба построены хорошо. Удобства и там и тут во дворе. Я говорю о дешевом русском особняке XIX века. И барыня так же испытывает некоторые неудобства, как и ее горничная.

И есть второй вариант, когда культура воспринимается как среда обитания, создаваемая человеком в истории, или, объясняя на пальцах, культура есть то, что не природа. Всё, что не природа, есть культура. Для христианина, мусульманина и, скорее всего, для буддиста тоже культура есть та сфера, в которой человек реализует дар сотворчества. Творец один, но он даровал нам не только свободу, но и право созидать культуру. Вы свободные, взрослые люди, и потому можете сами выбрать свой вариант определения культуры из этих двух.

Можно безо всякого труда догадаться, что культура существует столько, сколько существует человек. Доказать просто. Есть социальная культура. Адам и Ева в раю даже до грехопадения, несомненно, общались, а если общались, то значит, что уже вырабатывалась социальная культура, потому что они вдвоем образовывали первый социум. А после изгнания у них появились дети, внуки, правнуки, они же прожили невероятно долгую жизнь. И всё то время в их семействе формировалась социальная культура.

Глупейшее деление культуры на материальную и духовную я отвергаю и вам рекомендую всегда отвергать, потому что бездуховной культуры не бывает. И всякая культура если не материальна, то материализуема. Например, великие эпопеи Гомера «Илиада» и «Одиссея» были первоначально, естественно, не материальны. Но мы их материализовали, отпечатали, сшили, раскрыли, почитали, а теперь в компьютер загнали. Но то, что в культуре есть сугубо материальные стороны, подтверждает тоже Библия, ибо что сделали Адам и Ева после грехопадения? Они сделали себе одежду из кожи, животных, конечно. Потому мы отвергаем марксистское деление культуры на материальную и духовную. Культура вся материальна и вся духовна. То есть, некий отблеск духа ее всегда касается. Иначе и невозможно.

Приведу мой любимый пример сотворческого дара человека. Собака — это волк. Безо всякого спора. То генетически доказано. Биологический вид есть строгое понятие. Межвидовые гибриды, как мулл (гибрид лошади с ослом), возможны, но они не размножаются. Отсутствие межвидовой гибридизации есть совершенно строгий и Богом установленный закон. Так вот, любая собака есть волк и только волк. Она с волком спокойно скрещивается и дает плодовитое потомство. Но собака — это и ирландский волкодав вот такой в холке (даже не в голове), самая крупная собака, и чихуашечка, которая живет у меня дома сейчас и весит килограмм двести, а мелкие могут весить менее килограмма. И она тоже волк. Так вот, волка сотворил Господь, а все эти породы сотворил человек, имея сотворческий дар. Вот это и есть культура.

Культура существует только в национальной форме, и ни в какой другой существовать не умеет, ни при каких обстоятельствах. Причем, каждый этнос (каждый народ) обязательно формирует свою культуру. Есть более даровитые народы, есть менее даровитые. Культуру одних знают все, например, культуру древних греков или ромеев (византийцев), их потомков. А культуру чукчей знают плохо. Но и чукчи формируют свою культуру, кстати, очень изящную. Или аборигены Австралии. Человек всегда жил в культуре и, кстати, не всегда в цивилизации. И сейчас есть народы, которые живут в культуре, но не живут в цивилизации. Им цивилизация не нужна, плевать они на нее хотели. А культура у них очень даже хороша. Это те же самые аборигены Австралии, пигмеи Конго. У пигмеев изумительный эпос, очень изящный. А цивилизацией немножко пользуются, но не своей. Но культуру формируют все нации, потому культура существует только в национальной форме. А когда заимствуют что-нибудь, то одно приживается, а другое не приживается.

Вопрос студента: Извините, а вот если не один этнос, а несколько этносов собраны одной религией?

Ответ: А я как раз к тому и подбираюсь. Всё равно будет так, как я сказал, потому что православие, вообще-то говоря, вселенское, как вы догадываетесь. Но даже если мы будем говорить о таком понятии как церковность, то есть о всем комплексе этики и эстетики, связанном с церковью, то есть о том, как принято ходить, где принято курить, что принято есть, а что непринято есть, и так далее, то мы увидим, что церковность русская отличается от греческой или грузинской, хотя мы все православные. Национальная культура все равно будет отличаться. Один замечательный человек, пожилой, но ныне здравствующий, мне когда-то сказал по этому поводу:

Наши батюшки о греческих говорят: «Какие же они православные? Они же курят!» А греческие батюшки о наших говорят: «Какие же они православные? Они же чай пьют!».

Всё понятно? Наши батюшки перед революцией курили каждый третий: каждый пятый на селе и каждый второй в городе или два из трех. И оказались, между прочим, тверды в своей вере и через одного мучениками и исповедниками. Тогда того не стеснялись, так принято было. Ханжества было меньше, чем сейчас, а веры было больше.

Итак, каждая культура существует в национальной форме: русская культура, английская культура, немецкая культура, зулусская культура. Ниже культуры существуют субкультуры. Они могут быть субэтническими. Например, культура донских казаков или поморов в Архангельской области, или культура кержаков Урала как часть русской культуры. Этим занимается этнография. Мы этим заниматься, точно, не будем. То интересно, но времени нет. Субкультура может быть и социальной. Например, субкультура дворянской усадьбы XVIII – начала XX века в рамках той же русской культуры. Могу привести примеры в немецкой или английской культуре. Например, провансальская субкультура, бретонская субкультура. И даже временные субкультуры. Например, Серебряный век. Этот термин придумал мой величайший учитель Лев Николаевич Гумилев. Да-да-да, его мама Анна Андреевна Ахматова попросила однажды сына:

— Лёвушка, придумай, как бы наше время назвать, для статьи.
— А на водку дашь?
— Дам.
— Ну, вот Пушкинское время было Золотым веком, а ваше — Серебряный. Давай трешку!

То правда (студенты смеются).

А что есть выше национального уровня? Выше находятся «великие культуры». Так их назвал я, Владимир Махнач. Первым начал их серьезно описывать Николай Яковлевич Данилевский в книге «Россия и Европа». Она мало издавалась. Кроме дореволюционных изданий, в 1990-е годы было два издания. Ну, все-таки издавалась. Ее полезно почитать и надо рекомендовать другим. Вообще книги должны зачитываться и драться в клочья. Он назвал это «культурно-историческом типом». Очень точно назвал. Он по основной профессии был ботаник. Назвал точно, но громоздко. Великий немец рубежа XIX-XX века Освальд Шпенглер назвал свою работу «Закат Европы». Вообще-то «Закат Запада» (Der Untergang des Abendlandes). Но так перевели в 1918 году, и с тех сохраняется традиция, все привыкли к такому переводу названию. Шпенглер назвал это просто «культурой». Например, античная культура, древнеегипетская культура, месопотамская культура, исламская культура. Великий англичанин сэр Арнольд Тойнби назвал это «цивилизацией». О месте цивилизации мы еще немного поговорим. Его работа называется в русском переводе «Постижение истории» (Studying History). Слово «study» — многозначно, но перевели правильно, ясно ведь, что не «изучение истории», а постижение истории. В 1990-е годы было тоже два издания. А при советской власти его считали чуть ли не фашистом, хотя за что? А меня и сейчас считают фашистом. Тойнби дал свою номенклатуру «цивилизаций», которые почти совпадают с «культурами» Шпенглера. Я называю только крупнейшие имена. На самом деле их больше. Но для русского курса я вынужден это быстро проходить. Впрочем, для любого образованного человека, чтобы образовывать учеников, а тем более детей и внуков, вполне достаточно прочитать Данилевского, Тойнби и Шпенглера. И, наконец, наш великий соотечественник и современник, которого 11 лет как не стало, Лев Николаевич Гумилев дал термин «суперэтнос». Народ есть «этнос», а то, что объединяет несколько народов, есть «суперэтнос». А я предложил называть это «великой культурой» в отличие от национальной культуры. То есть, «великая культура» есть культура, которая включает в себя хотя бы две национальные культуры, хотя они все больше включают, обычно несколько, а иногда много культур.

Возникает вопрос — откуда взялись великие культуры? Почему они сложились, образовались? Наш другой выдающийся соотечественник, недавно убиенный, профессор священник Павел Флоренский оставил нам работу «Философия культа». Работы записывать обязательно, всё остальное, как хотите! Я даю только очень хорошие работы. Она есть в его большом трехтомном издании. Он высказал совершенно правдоподобную гипотезу, что культуру порождает культ. А что такое культ? Это — богослужение. Не религия, а именно культ. Иначе необъяснимо. Безрелигиозных культур, конечно же, нету, пока еще не было, и думаю, что лишенный творческого дара Нечистый не сможет такой создать, потому что не сможет. Но дело в том, что религия не материальна. Латинский термин «religio» означает восстановление связи, естественно, связи человека и высших сил. У язычников это, соответственно, восстановление утраченной связи с богами, а у нас — стремление воссоздать связь с Творцом. Это внутри нас, религия находится внутри нас. А вот культ — материален, потому что культ — это храм, облачения, священные сосуды, благовония, светильники, росписи, священные образы, если у кого-то есть. Вот у мусульман нету, но и у них орнамент имеет сакральное значение. Он неслучайный. То есть, гипотеза Флоренского очень правдоподобна, потому что, как мы сейчас увидим, существуют две христианские культуры, возможно сейчас уже сформировалась третья культура, или еще формируется. Могли сформироваться еще две, но трагически не сформировались. А, например, дальневосточная культура — одна: китайцы, корейцы, японцы. Но религий там четыре крупных, не считая христианства. Среди корейцев христиан очень много. Есть христиане китайцы, есть японцы, корейцев много. Местных религий там четыре: конфуцианство, даосизм, буддизм и синтоизм (национальная религия японцев). А культура у них одна — дальневосточная.

И вот теперь мы подходим к самому главному, для чего всё то и говорилось, — месту русской культуры. Я глубоко убежден, что наши беды в XX веке, которые продолжаются, от которых мы никуда не делись, связаны с тем, что мы затрудняемся в определении места русской культуры. Это не так наивно, как вы думаете. Если вы спросите француза о месте его культуры, он сразу ответит, что его культура французская и что она часть западной культуры. А русский начинает думать. В Западной Европе те, кто к нам хорошо относится (их поменьше) нас считают европейцами, а те, кого побольше, кто плохо относится, считают нас азиатами, только за то одно. Да и леший бы с ними, с европейцами! Право же. Но мы сами начинаем спорить, что такое Россия — Европа или Азия, Восток или Запад!

Да нету никакого Востока! Просто нет, потому что нет ничего общего у так называемых «народов Востока». Если мы сравним с вами, особенно с первокурсниками, итальянца, перса и вьетнамца, то мы все вынуждены будем согласиться, что по всем параметрам, особенно культурным, а не внешним, итальянец и перс гораздо более близки и похожи друг на друга, чем оба они на вьетнамца. Какой Восток? Где этот Восток находится? На атолле Фиджи? А на атолле Фиджи живут европеоиды, что характерно, полинезийцы.

А что же есть? Есть великие культуры, культами порожденные когда-то. И тогда в Азии их будет пять, не считая западноевропейских анклавов:

1. Дальневосточная культура (Китай, Корея, Япония);

2. Исламская. Кстати, какой же это Восток, если она куда западнее нас, она доходит до атлантического побережья Африки;

3. Индостанская (реже Индийская). То Индия, Цейлон;

4. Тибето-монгольская культура северного буддизма. Буддизм, конечно, индийского происхождения, но эта культура сильно оторвалась от своих корней. Там немного людей, но много народов. Они живут и у нас в России: калмыки, буряты и тувинцы.

5. И, наконец, наша Восточнохристианская культура, ведь Сибирь и Дальний Восток — тоже Азия.

И тут мы подбираемся к бездарности своего поведения, когда говорим: «Не-е-е, мы евразийцы» или «А мы между Европой и Азией». В раскорячку стоим уже XV веков, но почему-то наши культурные достижения довольно значительны. Чушь собачью говорил когда-то Достоевский про «всемирную отзывчивость русского человека»! Лучше бы почитал своего современника Леонтьева или старшего современника Данилевского. «Россию и Европу» тогда уже напечатали. И уж совсем собачью чушь говорил недавно скончавшийся, очень способный филолог и незаурядный русский патриот Вадим Валерианович Кожинов, снова то же самое понес про «всемирную отзывчивость». Только то, что он скончался, не позволяет мне высказываться резко. А вообще он был хорошим человеком, я был с ним знаком.

Теперь посмотрите в Европу. Тут есть две культуры:

1. Западнохристианская, теперь уже просто Западная или «мир цивилизованный», как они сами себя называют. Я читаю лекцию о ней в конце своего курса Мировых культур. Лекция так и называется: «Мир цивилизованный».

2. Восточнохристианская культура, наша культура. И объединяет она нас не с американцами, не с немцами, не с турками и даже не с симпатичными мне персами. Объединяет она нас со славянами, грузинами, молдаванами... Почему я не говорю «православная культура»? Это очень важно, потому что мы находимся в православном учебном заведении. Потому что деление культур не конфессионально. Мы не совсем в одной церкви с армянами или с коптами Египта или с эфиопами, но мы в одной великой культуре — Восточнохристианской. Достаточно взглянуть на нашу архитектуру, на тип нашего храма, на характер нашего богослужения. Вот она — правда Флоренского убиенного. Культ порождает культуру. Я бывал на армянском богослужении, один раз бывал даже на патриаршем богослужении в армянском храме в Эчмиадзине. Языка грабар (древнеармянского) я не знаю. Но понятно всё, потому что литургия Григория Просветителя и нашего, вселенского просветителя — византийского типа. Она так похожа на литургию Иоанна Златоуста, что все равно понятно. Вместо «свят, свят, свят» они поют «су-у-у-урб». Понятно? (Все улыбаются).

Вот вам место русской культуры. Тема закрыта.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: история 706 культура 189 религия 199
:: Специальные предложения для друзей ::