Сирия, Палестина, Карфаген

30 марта 2016 г. в 00:16

Наверное, Институт Иоанна Богослова, Москва. 2001 или позже.
Отекстовка: Сергей Пилипенко, март 2016.

Сирия

Сирия лежит в области Благодатного полумесяца, о котором мы говорили, но не целиком, и представляет собой очень причудливую природную картину. Это и плодороднейшие земли приморской Сирии, и оазисы, и лавовые поля, и полупустыни. Большая часть современной Сирии частично пригодна для скотоводства, частично вообще не пригодна для жизни человека.

Сирия, с древнейших времен находясь на периферии великой месопотамской культуры, знала не только культуру, но и цивилизацию. Некоторые ученые выделяют ее в отдельную культуру, обычно говоря об уже существовавшей в третьем тысячелетии до Р.Х. «цивилизации Эблы» — города-государства. Эбла — такой же город, как и в Месопотамии. Там всё очень похоже. На его месте сейчас пустыня, раскопки ведутся только со второй половины XX века. Конечно, этот город никогда не был сопоставим с Вавилоном, но в третьем тысячелетии близкая к морю Эбла, несомненно, превосходила своими размерами и населением крупнейшие города Месопотамии того времени — Ур, Урук, Лагаш. Время от времени Эбла задирала нос, то есть вела себя крайне независимо.

Наш разговор о Сирии будет очень кратким, потому что она всегда оказывалась рубежной. Это тоже интересный опыт в истории человека. Она переходила из рук в руки и попадала под разное влияние. Она была под покровительством Вавилона, она была в составе Ассирии. Помните прошлую лекцию? Я говорил вам, что ассирийцы, разгромленные, рассеянные Вавилоном, правда, не самостоятельно, а уже арийскими руками, были рассеяны среди сирийцев (арамеев) и утратили древнеассирийский язык. Потому современный ассирийский язык, которым почти никто не пользуется, есть в сущности сирийский язык, арамейский, сиро-арамейский (есть такой термин в лингвистике: сиро-арамейское наречие, сиро-арамейский язык). Сирия принадлежала Египту, и такое с ней случалось, например, при Фараоне Нехо (в Новом царстве). Сирия принадлежала Ирану во времена империи Ахеменидов (первой Иранской империи). У нас обычно пишут «Персидская империя». Но правильнее говорить: Иранская империя. Это первая состоявшаяся империя в мировой истории.

Очень советую вам, господа, прочитать мою статью «Империи в мировой истории». Кроме интернета, она имеется в моем сборнике «Очерки православной традиции». Она есть в журнале «Новая Россия», есть в 4-томной хрестоматии «Иное».

Когда Сирия долгое время была иранской, она в большой степени восприняла влияние зороастризма, то есть почти строго монотеистической религии. Митраизм, ответвление зороастризма, более языческое, чем сам зороастризм, распространился в Римской империи через Сирию. Митраизм — это сирийская, упрощенная, простонародная, объязыченная версия зороастризма. Именно митраизм был единственным конкурентом христианству.

Более того, Сирия и дальше останется промежуточной, и в христианские времена. Именно потому в Сирии умещались все крупные, великие ереси: арианство, несторианство, монофизитство.

В Сирии была своя ученость, в том числе христианская. В Сирии была впервые реализована христианская государственность. Армяне есть в аудитории? Никого не задену? (смех в аудитории) Армяне очень любят заявлять, что Армения — первое христианское государство. Это неправда. Христианство стало государственной религией в Армении действительно раньше, чем в Римской империи, до Константина Великого, но до Армении христианским стало маленькое сирийское княжество Эдесса. Запомните это имя. Вам, как преподавателям это будет важно, потому что с Эдессой связана Первоикона — Спас Нерукотворного Образа. Именно Эдесскому князю Авгарию Господь послал свой нерукотворный образ. После того Эдесса быстро прекратила свое существование, потому что она вошла в Римскую империю, и ее забывают. Она была первым христианским государством на планете. Не везде об этом напечатано, потому сообщаю вам это. Константин Великий — это конец IV века. А Эдесса стала христианской в последние годы III века. В Эдессе был христианский университет, в городе Нисибин (Низибия). Есть разные огласовки: иранская и греческая. С Сирией связано множество отцов-пустынников. Два преподобных имеют соответствующие прозвища. Ефрем Сирин и Исаак Сирин. Ефрем — ученейший человек, но не знал греческого языка. То следует из его жития. Когда он встретился с Василием Великим, они не могли поговорить, общались сердцами. Ефрем не знал греческого языка, хотя то было необычно. В Сирии в общем знали греческий язык.

В Сирии находился один из крупнейших городов христианского мира — Антиохия. К сожалению, господа, этот город оккупирован. Сейчас он находится не в Сирии, а в Турции и называется «Антакья». Из этого города был родом Иоанн Златоуст. Город этот по языку был греческим, и Златоуст проповедовал и писал на греческом. Вполне возможно, что Златоуст этнически был сирийцем, эллинизированным, конечно, сирийцем. Нет, нет, к Каппадокии Златоуст не имел никакого отношения. Великие каппадокийцы были старше его на поколение. Это Василий, его брат Григорий Нисский и Григорий Богослов. Они были греки по языку и культуре. Это конец IV века, а Златоуст — начало V века.

Сирия — христианская митрополия Грузии и Армении, и вообще всего Кавказа. Это важно, запомните. У них не византийское христианство, у них сирийское христианство. У грузин и армян до сих пор алфавиты сирийского происхождения, они похожи. А сами языки разные. У грузин кавказский язык, или кавказоидный, а у армян арийский. Сирийцы же были семиты, не кавказоиды и не арийцы.

Причем в средневековой Сирии было много разных алфавитов. Крайне интересно на самом деле, как люди берегли свой алфавит. Для вас это знать необязательно. Но когда-нибудь сможете с блеском этим воспользоваться. В раннем Средневековье, в VI-VII веке православные сирийцы пользовались православным алфавитом сирийского происхождения, но особым, монофизиты — своим «эстрангело», а несториане — своим «серто». Они все говорили на одном языке, они могли пообщаться на улице, но на письме пользовались разными алфавитами. Это очень интересно и поучительно.

Сирия сыграла свою роль в истории еще в одном. Видимо, ислам имеет сирийское происхождение. Мухаммед знал Священное Писание в рассказах сирийцев, ведь он был неграмотен. Во всяком случае, в его жизнеописании есть рассказ о том, что некий сирийский монах предрек ему великое религиозное будущее, великое будущее вероучителя.

То есть, Сирия — это вечное средостение востока, запада и юга (на севере не было ничего хорошего), вечный промежуток между культурами, это вечная болтанка между великими религиями и великими культурами. Естественно, что там были антисистемы. То неизбежно. Именно в таких местах и возникают антисистемы. Отсылаю вас к Гумилеву и к моей статье «Антисистемы в России». На Сирию оказывали влияние великие культуры: месопотамская, иранская, в минимальной степени египетская, античная и, наконец, христианская религия и обе христианские культуры (минимально западнохристианская и в большой степени восточнохристианская) и ислам. И сейчас каждый пятый сириец в государстве Сирия — христианин. А в Ливане, который — часть Сирии, христиане составляют большинство.

Палестина

Земля Палестина заселялась семитами по мере демографического наплыва. В Месопотамии семитов становилось все больше. Часть выселялась в Палестину, часть — далее в Аравию. Между Аравией и Палестиной (Святой землей) нету четкой географической границы. Иордания (часть Святой земли) открыта в Аравию… Вот, я в вас уже влюбился, нашлась женщина, которая на карту посмотрела, и правильно сделала, ибо без географии нет истории. Одни семиты просто выселялись, другие имели для того особые причины. Праведный Авраам бежал из Ура халдейского, от нечестия, от возвращенного многобожия. Видимо, он не один такой был. Господу было угодно, чтобы мы все его помнили, и мусульмане тоже, ибо с их точки зрения Авраам есть основатель и их религиозной системы. У них он Ибрагим.

По мере движения из сельскохозяйственной Месопотамии в Иорданию и потом в северную Аравию менялся образ жизни. Он хорошо описан в Книге Бытия. Предки иудеев были скотоводами и земледельцами, но преимущественно скотоводами, отгонными скотоводами. Они засевали свои наделы настолько, сколько могли потом обработать, бросали их и отгоняли в сторону Аравии свою скотину на пастбище, а ко времени уборки урожая возвращались. Жили в кожаных шатрах, кожаных палатках. То были времена Авраама, Исаака, Якова. Интересно, что их предки успели побыть земледельцами. Но они уходили в те места, где преимущественным было скотоводство.

История древнееврейского народа полностью соответствует теории этногенеза. Кстати, именно она убедила меня много лет назад в том, что теория этногенеза Льва Николаевича Гумилева работает. Блестяще работает! Этногенез древних евреев полностью описан в Священном Писании. Полностью! Просто опупеть можно, как здорово!

Есть простонародное заблуждение, что евреи были всегда и что они древнейший народ. Естественно, Адам евреем не был хотя бы потому, что он предок любого из нас с вами. Естественно, Авраам евреем не был по той бесхитростной причине, что потомками Авраама считают себя арабы. Так вот, этническая история древних евреев начинается при Моисее. Предки древних евреев попали в Египет, но не как пленники, а как завоеватели, точнее, как спутники завоевателей гиксосов. Кочевники гиксосы вторглись в Египет между Древним и Средним царствами. Я вам об этом уже читал.

Как ехидно отмечал Тойнби, который был большой циник, хоть и христианин: «Я могу поверить в то, что Иосиф был вторым человеком после фараона, но фараон-то был гиксос». А евреи были близкими родственниками гиксосов. Они все западные семиты. Ну, это как если бы вы, великоросс, оказались в Турции при благоприятном нашествии малороссов вторым человеком после фараона-хохла. Конечно, он предпочел бы вас, а ну турка.

Фаза активного или явного подъема евреев (вспоминайте вторую лекцию) приходится на исход, где первая фигура — Моисей. А заканчивается этногенез древних евреев при апостолах. И на том древнееврейский этнос исчезает. Значительная часть древних евреев становится первыми христианами. Другие евреи становятся лютыми врагами христиан, начиная новый этногенез. К этому мы будем еще обращаться. Во всяком случае, скажу сразу, что восстание Бар-Кохбы (Сына Звезды) в начале II века нашей эры, в правление императора Элия Адриана, это уже другой еврейский, другой иудейский этнос, остатки которого сейчас — сефарды. Нынешние «евреи» — вообще не этнос, а религиозно-культурная группа. А этносы — это сефарды, ашкенази (наши восточноевропейские ровесники), таты (кавказские иудеи), бухарские евреи. Честно признаюсь, ничего не знаю про этногенез бухарских евреев, они для меня загадка. Потому никогда не спрашивайте меня о них.

Видны все гумилевские тринадцать веков от Моисея до Спасителя. Видно, что такое их подъем — это исход из Египта и период судей. Видно, что такое их перегрев или акматическая фаза — это создание царства. И царство разорвалось от переизбытка пассионарности. Как известно, в едином царстве евреев управляли всего три царя — Саул. Давид и Соломон. Этого мало. После Соломона оно разорвалось на два царства — Израиль и Иудею. Видно, к чему привел их надлом — к вавилонскому плену. Это нормальная фаза надлома. И видно, что такое их инерция — это их существование после возвращения из вавилонского плена, когда Кир Великий Персидский разрешил иудеям вернуться в Иудею и восстановить храм. Даже регенерация была у древних евреев по Гумилеву. Регенерация бывает не у всех народов. То был религиозный подъем Маккавеев, когда маленькая и уже достаточно задрипанная Иудея бросила вызов монархии Селевкидов и героически отстояла свои права.

А перед Спасителем и во времена Спасителя еврейский этнос переживает обскурацию, он рассыпается. Потому появляются саддукеи, которые не верили в посмертную жизнь, фарисеи (слово нарицательное, «фарисеи лицемеры», хотя ученые, благочестивые люди), эссеи, которые в общем-то ждали Христа и пытались проповедовать нравственность древнейшего Ветхого Завета, зелоты, которые хотели драться, сражаться и убивать. Классическая обскурация. Всё разваливается. Разваливается единство этнической системы и разваливается единство религиозной системы.

Теория Гумилева для христианства принципиально важна, потому что непонимание многими христианами этногенеза ввергает вас в одну из двух крайностей: либо крайность маркионитскую — отвержение Ветхого Завета (А чего нам до этих жидов?), либо в крайность эбионитскую (евионитскую), когда мы начинаем подозревать, что они есть существа более высокого порядка, потому что они заключили завет с самим Богом и существуют вечно. А их нету, древних евреев уже 19 веков не существует! А наследники Ветхого Завета — христиане.

Культура древних евреев хоть и родилась полностью из месопотамской (заметьте, у иудеев до сих пор лунный календарь ассиро-вавилонского происхождения), находится притом в жесткой оппозиции к Месопотамии. Этот подвиг древних евреев надо оценить. Строгое единобожие было во многих принципиальных моментах разрывом с собственной культурой, из которой они вышли. Вот что такое подвиг единобожия. Их культура была, конечно, национальной, не великой, потому что они одни в нее входили, но была потрясающей по влиянию. Нету другой культуры, которая так же сильно повлияла бы на последующие. Это лежит за гранью рационального, это объяснимо только с позиции единобожия.

Что же оставили нам евреи? Живопись? Не было. Скульптуру? Нет, от скульптуры они отказались. Это загадка для меня. Никогда меня не спрашивайте. Я не объясню, и вы того не объясните своим ученикам. Я не знаю, откуда взялся ветхозаветный запрет на изображение одушевленных существ. Прочитайте в книге Исход про изготовление Ковчега Завета, там иконы-то есть. Веселеил и его ученики отлили из золота серафимы, а ведь это иконы. Но потом их больше не было. Для меня это парадокс. Мне никто не объяснил до сих пор, откуда взялось иконоборчество, а меня учили очень серьезные люди, и сам я уже с сивой бородой. Обычно отвечают: некий восток. Но какой восток? Откуда? Во всяком случае, когда Ковчег Завета переносился кочующими древними евреями, этого запрета не было. Итак, живописи не было, от скульптуры они отказались. Словесное творчество кроме Библии нам неизвестно. Архитектура описана. Архитектура Иерусалима времен Спасителя — это восточная часть античного мира, то есть, ничего своего не было. Что же нам оставили евреи? Они оставили то, чего хватило бы для любого другого народа — Библию и культ богослужения в единственном Иерусалимском храме. О Библии я вам вообще говорить не буду. У вас есть специальный Курс Ветхого Завета.

Хочу сказать только одну вещь, хотя христианам нету нужды того говорить. Библия, несомненно, величайшая книга на планете. Почему? У нас в 1970-е годы начали увлекаться социологией. И больше всех этим увлекался комсомол. И московский комитет ВЛКСМ провел опрос среди студентов московских высших школ. Вопрос был такой: вы попадаете на необитаемый остров и можете взять с собой только одну книгу, какую возьмете? Опубликовать итог опроса было запрещено (все смеются). Студенты, которые никогда не держали в руках Библию, все равно отвечали однозначно. Если хотите проверить, прав ли я, задайте себе другой вопрос: вы можете взять с собой две книги, какую вторую возьмете? И вот тут вы поломаете себе голову, какую же вторую книгу взять. Я взял бы, наверное, «Три мушкетера», очень ее люблю. Вот так. Библия влияет за пределами авраамического круга. Так обычно называют совокупно христиан, мусульман и иудеев, ну еще караимов, самаритян.

Второе, что нам оставили древние евреи, опять-таки по воле Всевышнего, это наш культ, это наше богослужение. Обратите внимание, оно то же самое, которое совершалось в Иерусалимском храме. Если вы хотите подробности, прочитайте лекции по философии культа священника Павла Флоренского (в «Богословских трудах» №17). К сожалению, именно эту работу отца Павла мало знают, а зря.

(пропуск в записи)

Культ не изменился. Тот культ, который сейчас совершается в православном храме, совершался в единственном Иерусалимском храме. Для рационального человека, для нехристианина это называется так — люди из человеколюбия заместили кровавое жертвоприношение бескровной жертвой. Для христианина это должно вероятно звучать иначе — по милости Божией кровавая жертва была заменена бескровной. А результат один и тот же, культ тот же самый. И он был страшен, и христианин должен помнить о том.

Что такое культ Иерусалимского храма? Его главная часть в собственно храме — жертвенник всесожжения, это квадрат 20 на 20 локтей (10 на 10 метров) ревущего пламени. На открытии второго храма (про первый не скажу) заклали 160 тысяч жертвенных животных. То есть, священники Иерусалимского храма в буквальном смысле слова ходили по щиколотку в крови, хотя бы в Пасхальный день. Несомненно, звуки замечательных музыкальных инструментов не могли перекрыть рев жертвенных животных. Об инструментах мы ничего не знаем, они только указаны в Псалтыри, среди них были органы, но, наверное, не современные, а нечто вроде фисгармонии. Кровь отводилась в поток Кедрон и удобряла Иосафатову долину. Там и сейчас пахнет органикой. Культ был страшненький. Думаю, что не иудей не допускался во двор иудеев не только из презрения, но и человеколюбия. Надо было быть строгим единобожником, чтобы выдержать такое.

И сейчас совершается тот же самый культ, хотя бы каждое воскресенье. Правда, многое для христиан изменилось. Заметьте, три части Иерусалимского храма — это три части христианского храма. Войти мог только иудей, и только принеся жертву. В притвор же православного храма, строго говоря, может войти кто угодно. В собственно храм, где находился жертвенник всесожжения, где были только священники и левиты, сейчас может войти любой христианин, в том числе и женщина; мы ведь стоим в храме дальше притвора. Вот каковы разрешения Всевышнего! Правда, в нашем храме шляются и язычники, и мусульмане, но это потому, что мы с вами плохие христиане. Мы должны их пинками выпроваживать вон, дальше притвора никого! И наконец алтарь. Это святая святых Иерусалимского храма. Туда входил только первосвященник иудейский и только один раз в год. Я всегда интересовался, а кто же там подметал. Наверное, он и подметал, больше никто не мог войти. А в алтарь нашего храма с дозволения священника может войти любой крещеный мужчина, а в средневековой России даже без дозволения, потому что просфору нес сам, сам приносил к жертвеннику и смиренно молился, пока батюшка молчал. Еще в XIX веке в сельских церквах было именно так. Глава семьи сам шел к жертвеннику и подавал батюшке. А вот женщина-алтарница в советское время — это уже серьезное нарушение, это неправильно. Вот таковы послабления, которые нам сделал Всевышний. А культ остался тот же самый. Вот на это хочу обратить ваше внимание, говоря о Святой земле.

Какой-то вопрос о женщине в храме

Махнач: Что? Почему женщине нельзя? Так это же с кровью связано, голубушки. Это ветхозаветный запрет женщине в известные периоды прикасаться к святыне. Какая разница — монашествующая или какая другая. Монахиня такая же женщина, как и всякая другая.

Карфаген

Финикия — мрачный потомок Ханаана. О ханаанеях я уже говорил. Я многого не понимал. Я не понимал, почему именно Ханаан вызывает такое негативное отношение авторов Библии, дееписателей, пока не прочитал статью современного американского исследователя Гордона о ханаанейской мифологии. Он написал совершенно рациональную статью. Похоже, что он агностик, христианин в нем не чувствуется совсем. Он указывает, что центральная тема ханаанейской мифологии — это борьба молодого бога Ваала (Баала) с древним богом Элом. Но Эл — это просто бог во всех семитических языках. Например, имя Михаил (тот, кто как бог), Аллах (бог единственный). Я не могу сказать, что они были сознательными богоборцами. Это Эл, или Ал, или Ил, как у нас в именах Гавриил, Михаил, Рафаил, значит бог. А Ваал, Баал, Бел значит просто Господин. Например, Бел Мардук — господин Вавилона.

То есть, в ханаанейской мифологии содержалось изначальное богоборчество, если хотите, сатанизм. То есть «мы с Господином против Бога» — миленькая такая религиозная системочка. Она породила жуткую культуру, чудовище. Потомки ханаанеев — финикияне (финикийцы). Самые известные финикийцы — карфагеняне, естественно. Самая могущественная финикийская держава (каждый город же был государством) — Карфаген. Тир — колония Сидона, сейчас это Сайда в Ливане. Тир и сейчас есть. Карфаген — колония Тира. Картахена в Испании — колония Карфагена. Это страшный морской народ! Жуткий народ! Если бы вы живьем их увидели, вам стало бы еще жутче. Они никогда не возделывали землю и скотину не разводили. В окрестностях Карфагена работали только рабы. Они же хотели только торговать. Еще раз вспомните вторую лекцию, вмещающий ландшафт в теории Гумилева. Финикияне — первый народ в истории, который вмещающим ландшафтом избрал городскую среду. Вмещающим ландшафтом может быть берег моря, речная долина, степь, лес, горы (есть горские народы). А вмещающим ландшафтом финикиян была городская среда.

Греки тоже основывали города, но только там, где, по крайней мере, можно было ловить рыбу и выращивать две любимые культуры греков — оливки и виноград. Вино и оливки должны быть свои, а хлеб в крайнем случае можно купить. Была одна единственная греческая колония, у которой не было хоры (то есть сельской области полиса), это Навкратис в Египте. Но вполне возможно, что фараоны просто не разрешили грекам завести хору, а дали место только для торговой фактории.

Финикийские же города хор не имели. Вы не представляете себе, в какой тесноте они жили, но их это не интересовало. Главное — торговать, владеть торговлей, контролировать торговлю. Никто не смеет торговать помимо воли финикийцев! Моря — финикийские! Потом подобную среду обитания на века изберут себе новые евреи — только городская среда. Но древние евреи были справедливыми врагами и противниками Финикии.

Как они жили, я вам расскажу. Есть описание взятия Карфагена. Римляне взяли его и сожгли в 146 году до Р.Х. Тем закончилась Третья Пуническая война. Пуны — это карфагеняне, финикияне. Интересное описание. Мало того, что там были 5- и 6-этажные дома. Римлянин описывает, что римские солдаты перекидывали доску с одного дома на соседний через улицу и по ней перебегали. Но надо быть, конечно, римским легионером, чтобы в полной выкладке, с гладиусом, с пилумами, с тяжелым щитом топать по доске на уровне пятого этажа. Это конечно не каждый может, сейчас люди стали пожиже. Но все-таки доска-то ограниченной длины, значит, эти жуткие дома стояли близко. Представляете, какие там были трущобы, какие там были кварталы? Конечно, были дворцы знати, но все остальные финикияне жили вот в этих условиях. Да, да, это примерно то же самое, что устроила нам советская власть. Советская власть русский город превратила в финикийский. Я об этом писал. Статья «Русский город» в вашем распоряжении.

Что оставили финикийцы человечеству? Массу деловых документов. Но поэзии нет. Истории, кроме фиксации событий, кроме хронологии нет. Истории в смысле Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Тита Ливия нет. Они оставили нам только наше драгоценнейшее достояние. Мы им обязаны финикийцам. Вы сейчас им пользуетесь, правда, не все, некоторые разгильдяйничают. Но у них, наверное, диктофоны тут стоят. Они оставили нам алфавитное письмо. Его придумали финикияне. Все алфавиты произошли от финикийского: наш — через греческий, латинский и все западноевропейские — тоже через греческий. Это так. Но подумайте. Разве это достижение культуры? Иероглифическое письмо намного аристократичнее и передает много больше информации, нежели алфавитное. Алфавитное только проще, это упрощение. Оставили алфавит и больше ничего. И шестиэтажные дома на расстоянии доски. И страшный культ, куда более чудовищный, чем в Древней Месопотамии, ибо они не просто приносили в жертву людей, они приносили в жертву детей. Они бросали их в огонь жертвенника Баала Мелькарта — покровителя Карфагена. Карфагенского описания нету. Потому долгое время думали, что римляне наврали, оклеветали пунов, что это идеология. В то время тоже такими вещами занимались. Оклеветать противника — замечательное занятие. Наверное, римляне лгали, чтобы опорочить пунов. Но когда в ΧΧ веке археологи взялись за Карфаген (сейчас это окраина города Туниса в северной Африке, он существует) нашли то, что ожидали найти, хотя страшились найти — остатки обгорелых детских костей. Римляне говорили правду.

Этот культ, коллеги, последний раз был упомянут в IV веке христианской эры. Конечно, он скрывался, они таились. Представьте себе, с XXVIII века до Р.Х. по IV век по Р.Х. в тайных местах северной Африки еще совершался это чудовищный культ. И детей жгли. Хотя, как вы понимаете, римские власти «гюманизьмом» не отличались даже в христианские времена. Когда они находили такие секты, они не утруждали себя особыми рассуждениями о «правах человека» и перекалывали их на месте гладиусами. И все-таки этот культ совершался и скрывался даже через 5 с лишним веков после разрушения Карфагена.

Я заканчиваю и хочу порекомендовать вам еще одну книгу. Я не часто рекомендую как образец христианского чтения неправославные книги, но эту рекомендую всегда и всем своим слушателям. Прочитайте Гилберта Честертона «Вечный человек». Был большой тираж в 1991 году, и в 2000 году вышло 5-томное собрание сочинений, но гораздо меньшим тиражом. Там тоже есть «Вечный человек». Наверняка вы читали «Пастора Брауна» — нравоучительные детективы Честертона. Он писал и апологетические трактаты. Так вот, в «Вечном человеке» мне очень понравилось его рассуждение о всемирной, провиденциально обусловленной роли Рима. Римляне были народом примитивно языческим с добродушной семейной религией. Буду читать о них позже. Суровый народ, но с очень сильным культом семьи, с почитанием домашних богов, то есть домовых. Ну, глупенькие были язычники, Христос же еще не пришел. Они были в добрых отношениях с домовыми. То нормально. Домовые не бесы, а так, духи природы. Римляне были народом удивительно честным, кстати сказать, правда, суровым, башки на раз отрубали, но за дело и по справедливости.

И вот на этот Рим двинулась страшная армия. И Честертон вопрошает, а что было бы, если бы победил Карфаген, а не Рим. В каком мире пришлось бы воплотиться Спасителю, если и тот-то мир был не восторг? Но впрочем, тот мир, в котором воплотился Господь, был лучше нашего мира сегодня. А каким был бы тот мир с карфагенской доминантой! А ведь это почти случилось! Через Альпы, теряя тысячи воинов, зимой, ведь им было плевать, как и Георгию Жукову было плевать, сколько солдат у него погибнет (тоже еще один антисистемщик вшивый), потеряв всех слонов кроме одного, переползала жуткая армия животных, которых гонят в бой. И вел ее полководец, которого звали «Милостив ко мне Ваал» — Ганнибал! Я действительно многим обязан Честертону за эти строки. Я-то историю знаю и, прочитав это, я понял всё. И на сегодня всё.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532