Ислам

25 августа 2015 г. в 17:32

Отекстовка: Сергей Пилипенко, август 2015.

Византию мы закончили, теперь у нас ислам. Сразу даю вам литературу. По Византии, слава Богу, литература довольно большая, а в мусульманской теме вам ориентироваться все-таки труднее. Итак:

1. В.Ф. Панова и Ю.Б. Вахтин. Жизнь Мухаммеда. Популярная книжка. Соавторство писательницы Веры Пановой и востоковеда Вахтина. Вполне удачна, очень внятна, большая, подробная. Было по меньшей мере два издания. Первое имело очень большой тираж — 200 тысяч, то был 1990 год.

2. Анри Массэ. Ислам. Короткая, популярная книжка французского арабиста. Имела три издания на русском языке. Потому доступна.

3. Гораздо удачнее книга фон Грюнебаума (Густава Эдмонда). Классический ислам. К сожалению, было только одно издание в 1970 году (было еще издание 1988 года). Эта книга сделана с немецкой четкостью, что всегда заслуживает доверие. Довольно небольшая, около 200 страниц. С хорошей хронологической таблицей.

4. Адам Мец. Мусульманский Ренессанс. Было 2 издания, второе недавно. Первое было в конце 1950-х годов. И недавно ее переиздали (было издание 1973 года).

5. И наконец, абсолютно надежная книга — Ислам. Энциклопедический словарь (1991 год, Милославский Г.В., Петросян Ю.А., Пиотровский М.Б., отв. редактор Прозоров С.). Один из лучших наших энциклопедических словарей. Издание второй половины 1980-х годов, «перестроечный» словарь (1991 года).

Теперь обратимся к исламу. Ислам задумывался, как увидите далее, как религия арабов и создан был как религия арабов, разнесен по всему миру в основном тоже арабами.

Когда арабы потеряли политическую и военную мощь, они все равно сохранили в исламе духовное первенство. И его никто не оспаривал. Давно, еще в Средневековье они уступили силу курдам, иранцам, а затем, естественно, тюркам. И сейчас самые энергичные политически и в военном отношении, конечно, турки. Но арабы все равно продолжают занимать особое место в исламском мире, не только потому, но прежде всего потому, что Коран написан на классическом араби. С одной стороны это ставит мусульман в тяжелое положение, например, советских мусульман. Их положение гораздо хуже, чем наше. За советское время, как мне ответственно сказал авторитетный ученый мусульманин, погибло от 70 до 80 тысяч улемов. «Улем» — это человек, который имеет право преподавать вероучение. В исламе нету духовенства в нашем смысле этого слова. Мы говорим «улем» (улемы), а вообще по-арабски — «алим» (во множественном числе — уляма). Так вот, улем должен достаточно твердо знать араби. Мы не требуем от священника, чтобы он знал греческий. Мы требуем от священника, чтобы он знал церковнославянский, но это родственный язык. А татарину выучить арабский ничуть не легче, чем русскому. Их язык совершенно не родственный арабскому.

Потому не следует удивляться, что у нас исламскими фундаменталистами считают разную советскую шваль, например, убитого летчика Дудаева или советского интеллигента с дипломом и специализацией по истории коммунистической партии, который зеленую ленту нацепил и стал улемом. Но с другой стороны то дало исламу определенные преимущества. Поколения ученейших людей трудились над тем, чтобы диалекты арабского языка не превратились в языки. И добились того. А вот мы упустили свою возможность. Мы по глупости за то не сражались. Ну, сражаться за греческий мы, конечно, не могли, а вот за славянский могли, чтобы диалекты славянского не превратились в языки, чтобы все славяне писали по-славянски. Поясню. Алжирец и сириец объясниться не могут, не поговорят. А великоросс с украинцем объяснится всегда, даже если каждый будет говорить на своем диалекте. С поляком уже труднее. Но пишут алжирец и сириец одинаково. И по крайней мере один шанс объясниться у них будет — сесть и начать писать.

Для того чтобы что-то понять про ислам, необходимо обратиться к доисламским арабам. Это VI век христианской эры. Годы жизни Мухаммеда — около 570-632. По мусульманской традиции год рождения — точно 570, но за то никто не может поручиться. Впрочем, а нам какая разница? Погрешность 2 года туда или сюда — исчезающе малая погрешность для нас на таком удалении. А год смерти — бесспорный.

Арабы тогда жили, само собой разумеется, в Аравии. Они там жили давно. Вы помните, когда мы с вами касались древних евреев, мы говорили о движении семитов из Месопотамии в Сирию, Палестину, Трансиорданию и дальше в Аравию. Согласно Библии арабы тоже потомки Авраама. Двигаясь, они постепенно превращались в полукочевников.

Аравия — довольно разнообразная страна. Была Северная Аравия. Четкой границы между Аравией и Трансиорданией нету. Потому у северных арабов были тесные контакты и с миром ветхозаветным, и с миром античным, и с миром иранским, зороастрийским. Еще в I веке нашей эры существовало высококультурное Набатейское государство, маленькое арабское царство. По сохранившимся архитектурным памятникам оно было вполне античным, то есть впитало в себя эллинизм. Затем оно вошло в Римскую империю, стало ее провинцией. Во II веке в Северной Аравии существовало и в III веке прекратило существовать государство Пальмира — прекрасный античный город-государство, тоже аравийский, но эллинизированный. Там жило, между прочим, много христиан. Именно там действовал под покровительством правительницы Пальмиры известный ересиарх епископ Павел Самосатский.

Там произошло столкновение между Римом и Ираном, в котором пальмирцы имели неосторожность обидеть римлян. В итоге император Валериан, прекрасный полководец, явился в Пальмиру сам. Хитрющая царица Пальмиры Зиновия (в западной транслитерации чаще пишут Зенобия) понеслась к нему навстречу, встретила с высочайшими почестями и покорностью. Валериан был человеком великодушным, простил, сохранил царские полномочия, заключил с ней союзный договор, оставил римский гарнизон и отправился дальше воевать с персами. Но Зиновия была арабская дура. Когда Валериан достаточно удалился, она велела вырезать римский гарнизон. Римляне в отличие от «совка» (от советской власти) такого не прощали. Валериан вернулся и совершенно справедливо, как и следует карать за вероломство, учинил резню. Пальмира прекратила свое существование, но сам город был настолько прекрасен, что его имя «Пальмира» стало нарицательным словом. Например, Петербург назвали «северной Пальмирой».

Далее на севере такой высокой цивилизации мы не видим. Но там существуют княжества, формально автономные. В восточной части северной Аравии — княжество Лахмидов, а в западной части — княжество Хассанидов (или Гассанидов). Лахмиды были, естественно, вассалами шаханшаха Иранского, а Гассаниды — вассалами Римского (Византийского) императора. Потому в северной Аравии продолжались колоссальные контакты и с античным, и с иранским (зороастрийским) миром. Естественно, Гассаниды участвовали на стороне Рима, а Лахмиды на стороне Ирана в войнах V-VI веков, в самом конце доисламского мира, когда зороастрийскому Ирану оставалось существовать всего ничего. Но не Северная Аравия стала ядром новой религии, и североаравийский диалект забыт.

Еще была Южная Аравия, Arabia Felix по-латыни, «Счастливая Аравия». Это примерно Йемен и примыкающие к нему территории. Еще раз повторяю, всегда после лекции смотрите карты, хотя бы современные политические. Что значит «счастливая»? Ну, во-первых, там есть вода. Не много, но достаточно. Дивный климат. Там в Аравии, где есть вода, растет все, что угодно. Но самое главное то, что через счастливую Аравию античный мир торговал с Индией.

Слушательница: Владимир Леонидович, а вы нам прошлый раз уже читали об этом.

Махнач: Я читал ислам? А что же вы слушайте меня столько времени? Я же предупреждал вас, что я сбиваюсь. Я читаю этот курс параллельно еще в одном месте, потому мне ошибка простительна. Но вы-то что слушаете? Да, многих не было, больше половины, но это не моя проблема. Времени повторять нету, я не укладываюсь, потому что курс поздно начался. Откройте записи и скажите мне, на котором месте я остановился. Мухаммед в Мекке?

Так вот, в 630 году Мухаммед получил право поклонения Каабе, Черному камню. «Кааба» по-арабски значит куб. То было полным унижением курайшитов, то есть мекканцев.

Что непонятно? Ладно, напомню кратко то, о чем прошлый раз читал подробно.

Доисламские арабы жили в традиционном обществе, в родовом обществе. Положение араба в Аравии определялось исключительно положением его рода, а не его положением в роде, не положением рода в племени и не положением племени в Аравии. Племена же в Аравии были аморфны. Основное занятие — скотоводство. Правда, кроме осла и козы древних евреев арабы знали и овцу, и, что самое важное, верблюда — исключительно ценное домашнее животное, которое несколько позднее как раз и обеспечит на первых порах успех арабских завоевателей. Они передвигались на верблюдах. А верблюды, между прочим, бывают очень свирепыми. На них можно сражаться. Они бывают настолько свирепыми, что когда верблюдица собирается рожать, ее спутывают очень надежными ремнями, а лучше цепями, а поить ее ходит младенец. Взрослого она и в цепях может загрызть. Серьезное животное. А в обычной ситуации верблюд — мирная, выносливая домашняя скотина, и даже дружелюбная.

Слушатель: Загрызть? У верблюда такие зубы?

Махнач: А вы у лошадки зубы видели? Нет? А я рассматривал. И мой тренер, лошадник до мозга костей, говорил: «Помните всегда, что лошадь — это механизм, который спереди кусается, а сзади лягается». Руки не будет на раз. Не оттяпает, зубы тупые, а раздавит в кашу.

Причем там в Аравии, где есть оазис, где есть вода, там потрясающее земледелие, там растет все, что угодно, финиковые пальмы дают четыре урожая в год. Скотину же в пустынях более или менее прокормить можно, но расширить пастбище никак нельзя, удалиться от источника воды невозможно. Потому с «прибавочным продуктом» (по товарищу Марксу) там напряженка. Потому они и не напрягаются, а довольствуются тем, что есть. То способствовало созерцательности. К тому же их религия была астральной: они предпочитали светила. Кроме Черного камня почиталось еще два камня, по крайней мере в Мекке. Все ученые не сомневаются, что эти камни — метеориты, то есть камни, упавшие с небес. Потому это не какой-нибудь грубый языческий фетишизм. Просто они почитали звезды, светила, планеты. Как я всегда говорил, наиболее светлым язычеством было почитание стихий. А из почитаний разных стихий лучшим было, наверное, почитание светил. Самое распространенное мусульманское имя — Зухра, что значит Венера. Эта арабская традиция сохранилась у мусульман. Кроме того, у них было очень много свободного времени, и то давало возможность размышлять, созерцать. Тут можно вспомнить Египет, там тоже за долину Нила не выйдешь, и потому у египтян тоже было много свободного времени.

Арабы были выдающимися поэтами. Доисламская арабская поэзия сохранилась. Они оставили ее всему мусульманскому миру, который весь, как подсчитали французы, к настоящему моменту оставил стихов в полтора раза больше, чем все остальное поэтическое наследие мира. Поэзия мусульман тесно связана с их теологией, а также с юриспруденцией, кстати сказать. Для них это нормально. А правовые трактаты — они же трактаты богословские. Шариат — это кодекс мусульманского права, но он же и теологический кодекс. Так что ислам — это преимущественно культура словесная, культура слова. И тем она тоже обязана арабам.

Вместе с тем, у язычников арабов в очень интересной форме сохранялось скрытое единобожие. Отца Мухаммеда звали Абдулла (Абдаллах), что значит «слуга Бога» (слуга Единственного Бога). У реликтового этноса тех арабов это неудивительно. У них все традиции были ценны. Арабы язычники были вполне согласны почитать и такого бога, и сякого бога, пятого, двадцать пятого, и Единственного Бога тоже. В другом мире это невозможно. А в мире, где традиция определяет всё и где все боятся друг друга обидеть, ибо будет кровная месть, закрутится колесо, — это возможно.

В этом мире поэты занимали совершенно особое, уважаемое положение, хотя, может быть, и не такое, как кельтские барды и филиды. Мухаммед неоднократно подчеркивает в Коране, что он не поэт, хотя на самом деле он был не просто поэт, а великий поэт. Дело в том, что если бы он признал себя поэтом, он тут же стал бы очень уважаемым человеком, но полностью потерял бы религиозный авторитет. У поэта есть свое место, но оно ниже: мы рады, что к нам пришел поэт, он сейчас нам что-нибудь прочитает или споет, и так далее…

Арабы занимались также караванной торговлей. Она давала им огромный доход. Мекка отправляла два коллективных (артельных) каравана в год. Занимались также разбоем, тоже очень традиционным. Главным было грамотно, правильно наладить разведку, потому что надо было прийти к соседям, когда там нету мужчин, когда они с караваном ушли или тоже где-то разбойничают. А почему? А потому что мужчины будут сопротивляться, прольется кровь и закрутится колесо кровной мести, чего никто не хотел. Надо было явиться, когда мужчин нету, вежливо забрать женщин, отвести их к себе, ни в коем случае их не обидеть, даже словом (не подумайте ничего дурного) и, потирая ручонки, ждать выкупа, и потом вежливо проводить их обратно. То было нормально.

Мекка принадлежала племени Курайш. Мухаммед принадлежал не к самому знатному роду среди курайшитов. Судя по всему, то его не очень волновало. В молодости он был беден. В 25 лет от роду он женился строго по расчету на сорокалетней вдове Хадидже. То было обоим очень нужно. Ему, чтобы разбогатеть, а ей, чтобы по местным обычаям не отдавать часть имущества родне мужа. Брак этот по расчету оказался удивительно счастливым. Покуда была жива Хадиджа, Мухаммед не заводил второй жены. Потом у него еще жены будут, а вот при ней не было. Она родила ему шестерых детей. В каком возрасте она вышла замуж, я вам сказал. И, что гораздо интересней, она была первой, с кем он поделился своими видениями. А он был очень осторожным человеком, он знал, что видения бывают не только светлыми, но и темными. Если тебе явился ангел, то еще неизвестно, хорошо то или плохо. Он долго никому ничего не рассказывал и не проповедовал, делился только с женой. Это произошло по достижении его сорокалетия. И только примерно через три года он начал проповедовать в узком кругу.

Смысл проповеди Мухаммеда — это, во-первых, неизбежность Страшного суда и, во-вторых, строжайшее почитание Единого Бога. Мухаммед — строжайший до одури единобожник. Все остальное в Коране, все остальные суры — это практические указания по жизни «уммы», то есть мусульманской общины.

Следует помнить, что образование Мухаммеда было устным. При всех своих талантах он был неграмотен. Суры Корана за ним записаны. Впрочем, это не такая уж и редкость. От Сократа не осталось ни одной строчки, им написанной. Все, что мы знаем от Сократа, записано его учениками — Ксенофонтом или Платоном. Иоанн Златоуст писал, и блестяще писал, но все самое лучшее тоже за ним записано. Он это говорил в храме после богослужения.

К его сорокалетию, примерно в 610 году, Мекка постепенно насторожилась. Но пока жива была Хадиджа и его дядя Абу Талиб, которые восходили к легендарному основателю Мекки Курайшу — основателю племени курайшитов, его положение было достаточно прочным. Но уже в 615 году его последователи впервые вынуждены были бежать. Группа «мухаджиров» (переселенцев) — так назывались первые, мекканские последователи Мухаммеда — эмигрировали в христианскую страну Эфиопию, где, по всей вероятности, их приняли за христиан, но выбравшихся из такой дыры, что в голове у них была сплошная путаница. В общем свои, но только тупенькие.

Однако в 622 году, лишившись Абу Талиба, лишившись Хадиджы, покидает Мекку и сам Мухаммед, что очень существенно для понимания вопроса. 622 год — это «Хиджра», исход в Медину. От нее начинается мусульманское летоисчисление. Год у них короче нашего, потому нельзя просто переводить даты. Именно с этим связана, кстати, эта идиотическая спекуляция, о которой вы, наверное, слышали, — тысячелетие ислама в нашей стране (потому что год короткий).

Мухаммед никогда не считал, что он был вынужден эмигрировать, что он бежал. Он вообще никогда не признавался, видимо, даже самому себе, что у него бывают поражения. Каждое свое поражение он считал победой.

(пропуск в звукозаписи)

Мекка стояла на пересечение очень важных караванных путей. Один шел примерно с севера на юг, а другой — примерно с востока на запад. Очень выгодное положение. Плюс Черный камень, то есть обслуживание паломников, которые приходили ему поклониться. Там был священный, единственный источник воды Земзем. Если бы он иссяк, Мекка тут же прекратила бы существование. Там не самый сказочный климат.

Заметьте, что в этот момент, в год Хиджры (переселения Мухаммеда в Медину) ему оставалось жить 10 лет. То есть, он прожил 62 года, если верна дата рождения.

Медина же была богатейшим, цветущим оазисом. Но она была населена представителями нескольких племен и представителями разных вероисповеданий. Потому в ней были внутренние стены, невысокие, глинобитные, но они все же отгораживались друг от друга. Потому им нужен был приглашенный правитель, не принадлежащий ни к одному из племен. Слава Мухаммеда была уже достаточно велика, потому он подходил идеально. Такое в мировой истории бывает. Между прочим, вот так же, скорее всего, пригласили Рюрика.

Курайшитам же он мешал. Они не могли признать за ним то, на что он претендовал. Индифферентных людей он совершенно справедливо называл лицемерами. Между прочим, и Спаситель ведь называл таких лицемерами.

После того происходит несколько несущественных столкновений, в которых сторонники Мухаммеда то побеждают, то терпят поражение. И наконец, вот эта грандиозная история, когда после очередной относительной победы Мухаммед требует, чтобы ему, его сторонникам, то есть мухаджирам, вместе с ним вышедшим из Мекки, и «ансарам», то есть уже мединцам, разрешили поклониться Черному камню. А ситуация ведь была напряженной. Потому он предлагает, чтобы все мекканцы покинули Мекку на три дня, чтобы ни в коем случае не пролилась кровь, чтобы не было обид. И мекканцы были уже настолько подавлены его авторитетом, что пошли на это и окончательно потеряли лицо. Естественно, за три дня не было никакого урона, ни малейшей пылинки не унесли, все было в порядке в брошенных мекканцами домах. Три дня молились и затем удалились.

Вслед за тем, в 630 году вся Аравия признает первенство Мухаммеда, его власть. И тут надо знать одну интересную вещь. Арабы, вообще все мусульмане, но особенно арабы довольно-таки безразличны к светской власти. Они не государственники. Само по себе государство имело для них малое значение. В Иране было иначе; совсем иначе было у тюрок, особенно у турок-османов. Эти как раз были государственники-империалисты. Арабам же в общем государство было безразлично.

В 630 году Аравия признает власть Мухаммеда, и в 632 году заканчивается его жизнь. Причем по мусульманским представлениям она заканчивается в Иерусалиме, куда он улетает и откуда он исчезает бесследно, улетает ко Господу. Его могилы не существует.

Свою задачу, поставленную ему свыше или поставленную им самому себе, он выполнил, так как никогда не собирался основывать ничего нового. Кстати, то, что у нас называется по-гречески «ересью» (то есть выбором), у них называется «новшеством» (по-арабски). То эквивалент нашего понятия ереси. Самое отвратительное, что может сделать человек, есть новшество. Он не собирался вводить никаких новшеств и твердо полагал восстановить у арабов правильную веру, которая однажды уже была им дана через пророка Ибрагима, то есть Авраама. Это четко прописано в Коране, эта функция была возложена на Мухаммеда Единственным Богом. Аллах дословно и значит «Бог Единственный».

Итак, в 632 году Мухаммед помер. Но вспомним этнологию. Та бешеная энергия, с которой начал распространяться ислам, убедительно показывает нам, что арабы в то время стали новыми арабами, они становились новым этносом. И у них начался пассионарный перегрев — акматическая фаза. И вокруг Мухаммеда собралось большое, избыточное количество пассионариев. Потому тут же начались споры о том, кто дальше будет во главе «уммы» — общины правоверных. Для того подошел бы сын, но сына не было, сыновья Мухаммеда поумирали в детстве. Потому годился только родич. Это сразу привело к большим спорам, вероятно, кровопролитиям. Одни считали, что «халифом», то есть главой правоверных, может быть любой из рода Мухаммеда. Другие считали, что поскольку его любимая, последненькая жена была Фатима, то только ее потомок, только эта линия годится. Потом, правда, появится и третья сила — «мутазилиты», но они уже давно не существуют. Они были самыми энергичными, самыми агрессивными, они считали, что годится вообще любой правоверный мусульманин. Главное, чтобы умма его избрала. Но их все равно уже нету.

Первые считали, что годится кто угодно, но только из рода Пророка. Они прямые предшественники нынешних «суннитов». А вторые — предшественники нынешних «шиитов», точнее, будущих шиитов, поскольку тогда этого слова еще не было. Они считали, что халифом должен быть только ближайший родич. Но суннитская точка зрения возобладала. И все для начала помирились на еще одном тесте Мухаммеда — Абу-Бахре, человеке, судя по всему, добродушном и миролюбивом и совсем не пассионарном. Впрочем, и Абу-Бахру пришлось подавить антимусульманское восстание на севере Аравии. Там было все сложно, там было не только много язычников, там ведь были и местные иудеи, и местные христиане, причем разрозненные общины христиан разных толков — православные, монофизиты, несториане, отчего, видимо, и не была успешной христианизация Аравии. Правил Абу-Бахр два года 632-634 и благополучно помер своей смертью.

И вот тут-то вторым праведным халифом становится Омар. Там звук очень сложный, может быть правильно «Уммар», но обычно в литературе пишут «Омар». Он был совершенно бешеный и тут же начинает завоевания. И за несколько лет он берет Египет, Палестину, Сирию, вторгается в Иран.

Омара убили. Третьим праведным халифом становится Осман, человек более осторожный. Но колесо закрутилось, и арабы стремятся распространить ислам везде. Кстати, «ислам» означает покорность, разумеется, подразумевается покорность Аллаху, никак иначе. Так вот, Осман продолжает завоевания. Османа тоже убили. Тогда, наконец, дождался своей очереди Али. Но через 4 года убили и Али, а затем и его сыновей Хасана и Хусейна. Вот с этого момента и начинается раскол, хотя ислам продолжает двигаться, продолжает завоевывать. Хотя шииты и считают, что с самого начала халифом должен был быть Али, обе ветви, суннитская и шиитская, признают Абу-Бахра и Османа праведными халифами. Для шиитов праведный халифат заканчивается гибелью Али, после гибели Али за ним больше нету праведных халифов.

За первые 30 с небольшим лет после смерти Мухаммеда, примерно 15 лет правления Омара и 10 лет правления Османа, примерно до 650-х годов всех зарезали. Омара зарезал перс зороастриец. Примерно до середины VIII века, за 130 лет эта жуткая, распрямившаяся пружина исламской идеи и арабской пассионарности поглощает всю Северную Африку и далее Испанию до Пиренеев. Почти вся Испания покоряется арабам, которых, как вы знаете, мы называем «маврами». Оно, кстати, и правильно, что их называют маврами, потому что среди испанских мусульман преобладали не арабы, а «берберы», то есть варвары — омусульманенные жители северной Африки, легко и быстро принявшие ислам. Интересно, что причудливым образом то сказалось на развитии папизма в Западной Европе, улучшило шансы папизма. Знаете почему? Потому что единственная кроме Римской поместная церковь Запада притом погибла, прекратила свое существование. Это Карфагенская церковь, которой, в частности, принадлежал Блаженный Августин. Она настолько противостояла Риму, что соборным постановлением посылала папу куда подальше: «Ты нам конечно брат и соепископ, но не суй свой длинный римский нос в наши африканские дела!» Это из постановления поместного Карфагенского собора IV века. Можете взять Книгу Правил, оно там будет. Такой вот интересный побочный эффект.

А на востоке была завоевана Сирия, Месопотамия и почти весь Иран, кроме восточного Ирана — нашей Средней Азии. Но вскоре за тем ислам распространился и на восточный Иран. Еще недавно великая Персидская империя (Ираншахр) была совершенно неспособна сопротивляться, как и сам зороастризм, как будто его функция была исчерпана. Вообще-то в случайности такого рода я не верю. Значит, на то была воля Божья. Зороастрийцы существуют, но то уже полный реликт, причем живут они в основном в Индии. Там их около 400 тысяч, а в Иране тысяч 30 всего, хотя никто их не притесняет, там полный порядок. Иран только ислам оберегает. А так иноверцы имеют полное право жить в Иране. В самый лютый хомейнизм никто не обижал ни зороастрйицев, ни христиан Ирана. Там большая армянская община.

Так удивительно быстро ислам занял вот такое геостратегическое место, притом он занял господствующее положение. До XIV века в Сирии и Палестине христианское население под властью мусульман составляло большинство. Только после неудачных крестовых походов мусульмане начали время от времени резать собственных христиан, и баланс изменился. В Египте их сейчас меньшинство, но очень значительное — каждый седьмой египтянин сейчас христианин, а в Сирии даже каждый пятый сириец. Есть христиане и в Ираке, в бывшей Месопотамии. И там тоже полный порядок, Ирак — светское государство. Там настолько полный порядок, что Тарик Азиз, министр иностранных дел Саддама Хусейна — христианин. Сейчас он уже вице-президент, но сохранил и пост министра иностранных дел.

Что представляет собой ислам в том минимуме, который необходимо знать христианскому просветителю? Лучше конечно знать больше. Во-первых, деление на суннизм и шиизм. Пишут, что сунниты отличаются от шиитов тем, что признают кроме Корана источником вероисповедания также «Сунну», то есть собрание сказаний о жизни Пророка и ближайших его последователей. Если вы такое прочтете, знайте, что это не правда. Дело в том, что у шиитов тоже есть Сунна, просто меньше по объему и несколько другого содержания. У них тоже есть Сунна.

На самом деле, прежде всего они отличаются изначальным положением о праведной власти, о чем я уже говорил. Но есть еще один момент. Шииты признают личный религиозный авторитет. Для шиитов после праведных халифов правило 12 праведных имамов. Последний имам от гонений скрылся, и скрывается до сих пор, и может явиться в любой момент. Это — учение о скрытом имаме. Личный авторитет в шиизме довольно высок, как вообще высок религиозный авторитет ученого мусульманина, имеющего ранг «аятоллы». Такого ранга у суннитов нет. Сунниты же полагают, что авторитетом правоверия обладает только умма целиком, то есть община правоверных. Потому в этом аспекте, в отношении к авторитету, шиизм больше напоминает римское католичество, а суннизм более напоминает православие.

Но с другой стороны, что очень важный момент, у шиитов нам ближе эсхатология. Мы вообще недооцениваем в отношениях с мусульманами, насколько мы можем с ними дружить. Да, наши религиозные системы непримиримы. Но мы, например, можем не считать Мухаммеда лжепророком. Для того просто не надо принимать его как пророка, я много раз об этом говорил. Это версия Сергея Владимировича Соловьева. Вероисповедную формуле ислама мы обычно приводим так: «Нет Бога кроме Единого Бога, и Мухаммед — пророк его». На самом же деле Мухаммед не пророк, а «расул аллах». «Расул» — это вестник, а пророк — «наби». Они, правда, называют его «наби», но в вероисповедной формуле того нету, а есть расул. И я тоже считаю, что это совсем не одно и то же. В отличие от вестника устами пророка глаголет сам Всевышний. Тут мы с мусульманами можем и не спорить.

Но их отношение к Иисусу мы принять не можем. Среди мужских имен в Коране чаще всех встречается Иса (Иисус). А среди женских имен — только Мариам (Мария). Других женских имен там нет. Но как бы они ни почитали Ису, при всем их уважении к Иисусу, мы все равно не можем принять его пророком, ибо мы знаем, что на самом деле он сын Божий и Бог.

Но важнее другое. У нас удивительно близка эсхатология, то есть учение о Конце света. Во-первых, они всё знают про антихриста, который у них называется «даджаль». Это, несомненно, тот же самый персонаж. И подобно христианам они точно знают, что антихрист — это тот самый лжемиссия «машиах», которого ждут современные талмудические иудеи. Но только христиане того стесняются, а мусульмане не стесняются. Неслучайно с мусульманской наивностью, — если разобраться, они действительно полудикие христиане, только с пальмы упавшие, — неслучайно с такой мусульманской прямолинейностью они заложили Золотые ворота Иерусалима, потому что есть предание, что машиах войдет через Золотые ворота. Ах, он через Золотые ворота войдет?! А мы их заделаем кирпичиками! И заделали давно, еще в XVI веке. Знаю, сам стоял у Золотых ворот. Именно потому произошли последние волнения палестинцев, из-за тоннеля, который иудеи начали рыть под Храмовой горой, что могло угрожать падением Храмовой мечети и следовательно открывало дорогу возможности восстановления на прежнем месте Иерусалимского храма. Мусульмане поставили на святом месте мечеть не из-за даджаля, а потому что место святое. Но все же всё равно знают, что основным религиозным деянием антихриста должно быть восстановление Иерусалимского храма. Сейчас-то место храма перекрыто.

Кстати, я сильно сомневаюсь, что все иудеи об этом мечтают. Но кто-то точно мечтает, ведь подготовка левитов для нового храма началась, если эти сведения до вас не дошли, не дожидаясь антихриста, на всякий случай.

(Слушатели спросили что-то о Стене плача и ее копии в Москве)

Стена эта ограждала разрушенный Иерусалимский храм. Господь Иисус Христос сказал, что от него камня на камне не останется, и камня на камне не осталось. Иудеи утверждают, что это опорная часть фундамента Иерусалимского храма, но христианские ученые утверждают, что это часть его ограды. От самого храма не осталось ничего.

Я ответил на вопрос о Стене плача в Москве на радио «Радонеж». Я сказал, что мусульмане умнее талмудистов, я не слышал идеи поставить в Москве маленькую Каабу. Так и Стена плача имеет смысл только на своем месте (Махнач смеется), она имеет смысл только в Иерусалиме. Я даже не слышал и не видел, чтобы кто-то приходил к этой дурацкой московской игрушке плакать.

Дальше. У шиитов, в их эсхатологии есть учении о «Махди». У суннитов, правда, тоже есть, но у шиитов особенно ощущается учение о «Махди аль-Мунтазар». «Махди» означает «Ведомый», понятное дело, «Ведомый Всевышним». Это своего рода мусульманский мессия, но на самом деле это не так. На самом деле мусульмане не считают его мессией. Они вообще очень странные люди. Они, между прочим, называют мессией Христа, такое понятие у них есть, но притом почему-то мессией его не признают. Так вот, Махди — это тот, Ведомый Богом, кто должен выйти в последний бой сражаться с даджалем. Некоторые полагают, что Махди аль-Мунтазар будет обязательно из рода Пророка. Потомки Мухаммеда существуют. Потомки не прямой линии, сыновей же не было, а разные рассеянные потомки расплодились за долгие века. Я даже с одним виделся. Может быть, он соврал, но вряд ли, он серьезный ученый. Причем Махди должен это делать в соратничестве с Исой, который явится для того. Махди аль-Мунтазар и Иисус Христос вместе. Но в некоторых представлениях (у мусульман всегда на всё есть несколько версий нееретических) Махди аль-Мунтазар — это сам Иса. А тогда наша эсхатология просто совпадает, совсем совпадает, один в один!

«Пять столпов» мусульманина. Запишите их. Преподавателю надо знать их на зубок, как члены Символа веры. Именно в том порядке, в котором изложу. Мои студенты, когда перечисляют Семь основных таинств по порядку, как изложено в Законе Божьем, тогда называют все, а когда в любом порядке, то обязательно что-нибудь забудут. Так же и с Пятью столпами ислама.

Итак, первое. Мусульмане исповедуют Единственного Бога и Мухаммеда как Его пророка и печать пророков. «Печать пророков» значит последний пророк, больше не будет. То есть, запечатана линия пророков, все пророки закончились.

Второе. Ежедневная пятикратная молитва — «намаз». Это по сути дела их общественное богослужение. В одно и то же время, если возможно, то по часам, не слушая муэдзина. В мечеть можно не ходить, намаз можно совершать, где угодно, главное — молитвенный коврик. Намаз — это не каждая молитва, а только общественная. Индивидуальная молитва у мусульман тоже существует, но она не называется «намаз». Естественно, мусульманин может молиться сам. В некоторых мистических течениях ислама личной молитве придается колоссальное значение, но все равно пятикратная общественная молитва делает мусульманина мусульманином.

Третье. Месячный пост в месяц «Рамадан» (араб.) или «Рамазан» (тур.), в разных языках разные огласовки. Тогда положено 30 дней не есть. Тридцать дней человек не есть не может, потому правоверные едят после захода солнца, ночью. Ибо сказано «дней», а «ночей» не сказано. Начиная с XX века, этим часто пользовались иудеи в конфликтах с мусульманами. Они вечно устраивают ночью пальбу в Рамадан: а мы вам покушать не дадим!

Четвертое. «Зекет» — общественная благотворительность. Это непреложная норма раньше в правильно устроенных обществах приводила к тому, что нищих вообще не было и не могло быть. Община должна содержать. Сейчас далеко не все мусульмане, как и далеко не все христиане, к сожалению, выполняют то, что должны. Но все же благотворительность — это четвертый столп. К сожаленью, должен признать, что хотя нормы ислама гораздо мягче, чем христианские нормы, но выполняют они их лучше. Да, может быть, именно потому, что мягче. Нам, например, велено любить врагов своих, но то очень трудно и того почти никто не исполняет. А мусульманину велено всего лишь не причинять бесполезного зла. И они то исполняют.

И Пятое. «Хадж» — паломничество к святыням Мекки и Медины. Его можно совершить несколько раз в жизни, но хотя бы раз в жизни его должен совершить каждый мусульманин. На самом деле, как вы догадываетесь, далеко не каждый мусульманин совершает хадж. Индонезия далеко, и там много нищего населения. А Советский Союз своих вообще не выпускал. Однако такая норма существует.

Заметьте, что все Пять столпов имеют христианские аналоги. Не один в один, но тем не менее паломничество у нас есть, хотя оно и необязательно; посты у нас есть; исповедание веры изложено у нас в Никео-Константинопольском Символе веры; благотворительность крайне поощряется, хотя не так жестко требуется.

Имеет свой христианский аналог и понятие «джихад». Я часто говорю своим слушателям, что некоторых вещей не могу понять, например, почему советский интеллигент со страхом, смешанным с презрением, относится к довольно близкому нам исламу и увлекается совершенно чуждым и даже непостижимым для нас буддизмом. Считается, что мусульмане полудики и кроме того опасны, потому что у них бывает джихад. Что касается «полудикие», то про мусульманскую поэзию я вам уже сказал. Есть и мусульманская философия и так далее. В нашей многострадальной стране, к сожаленью и к моему глубочайшему стыду, первым всеобщего начального образования достиг именно мусульманский народ, а не господствующие русские. Первыми всеобщего начального образования добились волжские татары (которые полудикие). Но, правда, они — самый высококультурный мусульманский народ в Российской империи.

(пропуск в звукозаписи)

В исламе существует запрет на изображение одушевленных существ. Это сразу и навсегда лишило их живописи и скульптуры. Нарушали его, кстати, шииты иранцы. Зороастрийские, домусульманские иранцы в сравнении с действительно полудикими арабами соотносятся примерно как русские с мальгашами Мадагаскара. Я вспомнил советскую шутку времен Хрущева. Когда повсюду началась национально-освободительная борьба, была такая замечательная шутка: «Узнав об объявлении независимости Мадагаскара, его будущий премьер-министр от радости упал с дерева и сломал хвост». Так вот, да, у иранцев была живопись, но только книжная миниатюра. Они нарушали запрет, но только в изумительной фарсистской книжной миниатюре. Она существует. Но это и всё. Ни станковой, ни настенной живописи мусульмане не знают. В XIX веке они начали нарушать запрет на питие вина, как и запрет на живопись, и начали баловаться малеваньем. Но то уже из чужой культуры, уже не свое. Нету ни одного хоть сколько-нибудь заметного художника мусульманского происхождения. Не получается, это не их искусство, как не искусство русских — скульптура. Ну не надо повсюду ставить памятники, что так любит наш «мерин» Лужков. Не надо, мы того не умеем! Вот живописцами мы всегда были. А почему нам не быть живописцами, если у нас многовековая школа иконописания за спиной! Вот это — наше, а то не наше. Да, были крупные русские скульпторы, но они всегда выглядели как нерусские. Федот Шубин в XVIII веке — нормальный «француз». Павел Трубецкой, импрессионист начала XX века, — нормальный итальянский скульптор. А про нынешних и говорить нечего. Крупнейшие из них знамениты только тем, что один отваял Георгия Победоносца, который пошинковал копьем змея и собирается им, видимо, закусить. А второй, мужик, к которому я лучше отношусь, отваял маршала на гимнастическом козле.

Архитектура у мусульман есть, много и хорошей. Но она достаточно вторична, в первую очередь по отношению к христианской. Эта зависимость сильно чувствуется. В Аравии у них не было архитектуры. Потом они сразу попали на Ближний Восток, а там было еще полно античности и прекрасной христианской архитектуры IV-VI веков. Они в ней и завязли. Ну вот на этом и закончим.

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: ислам 163 мусульманство 3 мухаммед 1