Этнокультурная картина домонгольской Руси. Часть 1/3. Происхождение славян и руси

11 апреля в 23:34

Отекстовка: Сергей Пилипенко, апрель 2018.

23 марта 1996 года.

В течение 4-х лекций (как раз и год закончится) я постараюсь изложить этнокультурную картину домонгольской Руси. У меня довольно большой опыт преподавания и чтения публичных лекций, больше двадцати лет, и потому я твердо подозреваю, что античный мир вы представляете себе лучше. Отечественную историю многие знают неплохо, но представимая история (особенно культура, особенно уклад жизни) начинается с эпохи, скажем, Александра Невского. Еще менее смутная, более четкая история начинается после Преподобного Сергия. Притом я говорю о грамотных, образованных людях, о тех, кто интересуется историей. А домонгольский мир — темный. И если мы даже знаем последовательность исторических событий, то все равно понимаем ничуть не больше. То был мир других людей. Вы знаете, что я принимаю, хоть и с очень серьезными оговорками теорию Гумилева, у которого тоже учился. Мне вообще везло с учителями, я встречался с замечательными людьми в своей жизни. И для меня совершенно непреложно, что то были другие люди, то был другой этнос. История русских начинается в XIII веке. Да, то была наша культура. Конечно, по прямому преемству она наша культура. Французы тоже считают каролингскую культуру своей, но ведь франки не французы. Ну какой шарлеманец — француз?

Таким образом, мы будем говорить, конечно, о нашей культуре, но о совершенно иных стереотипах поведения. И сегодня начнем бегло с вопроса, о котором можно говорить и спорить очень долго. Если я буду вести семинар (с осени), то с удовольствием займусь детальным разбором всех гипотез по этому поводу с теми, кто пожелает со мною работать. А сейчас просто обратите внимание на некоторые моменты.

Итак, нас будет сегодня занимать происхождение славян и происхождение руси. Нас будут интересовать совершенно бесписьменные времена, то есть времена, не имеющие своих источников, а только чужие. Этим занимаются много, но занимаются все очень по-разному. Иногда интересные мысли высказывают даже в целом совершенно безнадежных книгах. До сих пор нет устоявшейся картины. Правда, в XX веке она все-таки приобретает некоторую устойчивость. И даже у таких противников и врагов-«разврагов», как, например, Лев Николаевич Гумилев и Борис Александрович Рыбаков, точки соприкосновения уже есть, и хронологические, этапные точки тоже есть.

Итак, славяне — этнос II-I веков до Р.Х. Гумилев, кстати, считал, что начало этногенеза славян было в I веке нашей эры. Но здесь я как раз гораздо более согласен с в общем не любимым мною Рыбаковым и принимаю его датировку. Как? Почему? Видите ли, долгое время считалось, что первое упоминание славян находится в небольшом трактате «Германия» великого Тацита. Но потом начали обращать внимание на более ранних авторов, и вот уже у Геродота (а это V век до Р.Х.) находят упоминания славян (предков славян, — прим. С.П.). К нашему времени большинство ученых эту проблему решили. Притом большинство историков (все историки старшего поколения) отвергают теорию Гумилева, точнее, они ее замалчивают, они испытывают ее влияние, как тот же Рыбаков, но замалчивают.

До I или даже до II века до Р.Х. мы говорим о праславянах. А далее мы говорим о славянах. Притом учтите, что славяне — это этнос, славяне — это один, единый народ. Весь домонгольский период славяне — это единый народ, хотя он уже начинает обскурировать, следовательно раздробляться, следовательно разваливаться, славяне даже начинают враждовать друг с другом, и чем дальше, тем больше. Возьмите Начальную летопись и посмотрите, как описан захват Киева Болеславом Хоробрым в XI веке. Он описан абсолютно как междоусобица: «Святополк Окаянный убил Бориса и Глеба… Ярослав изгнал Святополка… Мстислав завоевал с Ярославом…» Абсолютно так же воспринимается Болеслав, то есть ляхи были свои. Да, это — другое государство, другой князь, да, с ним можно повоевать, но это — решение проблем почти на полисном уровне. О Болеславе не пишется так, как, например, о поляках, которые влезут к нам в Смуту. В XVII веке мы слышим уже совершенно другие интонации, то будет иноземное нашествие, так сказать, этих гадов надо изгнать, а потом долго об этом помнить и еще счеты свести при случае. А прежде то были свои (внутренние) дела.

Со времени появления в источниках и на протяжении первого тысячелетия нашей эры славяне — это этнос, хотя их и разбрасывало далеко друг от друга, и племена бывали друг на друга не похожи. Сильно сомнительно было бы утверждать (даже по ничтожным сведениям, хотя у нас есть археологические материалы), что, например, кривичи менее отличались от вятичей, нежели киевские поляне от ляхов. Это субэтнические отличия, их было очень много.

Для того чтобы представить себе этногенез, странно не задаться вопросом — а кто были предки славян? Опять-таки Гумилев однажды сыронизировал перед телекамерой: «Как для рождения человека нужен более чем один человек, так и для рождения этноса нужен более чем один этнос, но совершенно необязательно два». Предки славян устанавливаются косвенно по ареалам жизни народов, если эти ареалы занимают ту территорию, где сложились славяне. Значит, представители этих этносов были втянуты в процесс этногенеза славян. Они немного устанавливаются еще и другим способом. Новый этнос все-таки наследует у этносов предков некоторые черты, стереотипы поведения. Он совершенно другой, но все-таки что-то наследует.

Итак, во-первых, предками славян были праславяне, которых условно мы можем называть «венеды», хотя мы не знаем, было ли то их общим самоназванием, однако мы знаем, что этноним «венед» более древний, чем этноним «славянин». Оба этнонима одного корня, в обоих «вене» сидит. Кстати, по-эстонски славяне и сейчас «вене». А эстонцы — древний этнос, они реликт, они знают самых разных славян на протяжении своей многовековой истории. А по-немецки, кстати, еще в XVIII веке славяне назывались «винд». Потом этот термин ушел из языка. Итак, видимо, венеды.

Примерный ареал обитания венедов определяется к востоку от Дуная. И то согласуется с данными Тацита. Однако затем они расселились. Венеды были ничуть не менее склонны мигрировать, чем любые нормальные арийцы. А потомки арийцев — самые мигрирующие люди на планете. Неслучайно только индоевропейцы живут на всех шести континентах. Никто никогда так широко не расселялся. И основные переселения народов, по крайней мере за последние четыре тысячи лет, как они появились на страницах истории, географические открытия и тому подобные безобразия конечно арийские. Так вот, венеды в этом отношении тоже были нормальными индоевропейцами. И память об их пребывании — это Вена, а также Венеция.

Кстати сказать, если вы возьмете любую историю Рима, то обратите внимание, что там область «венетов» описывается, они венедов знали. Но ни у кого смелости не хватает в восточноевропейской науке и никому нежелательно в западноевропейской науке обнаружить там анклавчик предков славян. Естественно, сплошь до Венеции население венедов не тянулось, то была просто выселившаяся группа. Тем не мене «венеты» — это конечно венеды.

А кто второй предок славян? Надо сказать, что среди этносов-предков всегда один предок — ведущий. Численно ли ведущий, трудно сказать. Например, предки русских, кроме славян, еще угро-финны. Это все знают, это во всех книгах. Теперь уже несомненно, что угро-финны — наши предки не больше чем балты. Так что вот еще два предка русских, кроме славян. Тем не менее балты очень мало чего оставили и в языке (финны чуть больше), и в стереотипах поведения. У русских преобладает славянское наследие.

Так вот, ведущий предок славян — праславяне, которых мы договорились с некоторой условностью именовать «венедами», а второй устанавливается легко — это кельты.

Кельты жили на территории Польши. По всей вероятности «невры» (у Геродота) или «нервии» (у существенно более поздних античных историков) — это кельтский субэтнос. Памятью о пребывании кельтов остается Галиция (Галичина) — «страна галлов». Это уж совсем рядом к стержневой точке, к пупу этногенеза славян, к Карпатам. И потому мы твердо и спокойно можем считать кельтов нашим вторым предком, так сказать, дополнительным своим родителем.

Кстати, давно кто-то заметил не без ехидства (конечно, из немцев, такие вещи, естественно, немцы подмечают), что, конечно же, среди предков поляков есть кельты: они такие же храбрые люди, такие же женолюбы, утонченно рыцарственные по отношению к даме, создатели тонкой культуры, и абсолютно лишены инстинкта государственного созидания, то есть совершенно бездарные в государственном отношении люди. «Польша стоит беспорядком» — это же известная польская поговорка. И государство полякам, вообще-то говоря, подарили мы, точнее, император Александр Первый. То была чистая случайность, иначе не было бы никакого польского государства. Поляки, правда, об этом забыли.

Итак, кельты. Но вслед за ведущими учеными XIX века и начала XX века я полагаю, что знаю еще одного предка. Тогда это полагали Василий Васильевский, Митрофан Левченко (крупнейшие византинисты), Владимир Пархоменко (крупный специалист по ранней русской истории), к этому склонялся Федор Успенский. Так полагал по крайней мере молодой Михаил Приселков. А сейчас этого не полагают, сейчас об этом забыли. Но я все же полагаю, что третий предок жил к северу от Черного моря, между Черным морем и Карпатами, что третий предок — это сарматы северного Причерноморья. Они тоже арийский народ, только уже не западной, а восточной, иранской группы.

Что на то указывает? Во-первых, славяне чрезвычайно рано обитали в Таврии. Неслучайно греческий Боспор имел русское название Корчев, от него — Керчь. Неслучайно Сурож (ныне Судак почему-то) имеет и славянское название. Принципиально свое название народы создают там, где живут, хотя бы частью, даже не имея своего государства, живя в чужом государстве, все равно там появляется свое название. По-гречески, между прочим, Сурож — это Сугдея, и из этой Сугдеи Сурож лингвистически никак не вытекает.

Во-вторых, Боспор (Корчев, Керчь) — это сарматское, эллинизированное государство с сарматской династией. Если вы посмотрите на сарматскую геральдику (а геральдика наука строгая), то знаки боспорских царей, стилизованные причудливые трезубцы, жуть как похожи на стилизованный трезубец святого Владимира. Мы можем не уметь прочитать, но геральдика все равно на что-то указывает, геральдика всегда строгая наука, у кого бы она ни была. Мы знаем законы только западноевропейской готической геральдики, но это неважно.

В-третьих, существует так называемая «сарматская вязь» — надписи на сарматском языке. Читать их мы не умеем. Однако графически эта сарматская вязь похожа на одно из двух славянских писем — на глаголицу, и похожа настолько, что ее называют условно «протоглаголицей».

Согласитесь, что есть довольно много оснований притягивать сарматов. Прямые потомки сарматского населения сейчас — это осетины. И неслучайно у нас многовековое взаимное тяготение, мы отдаленная родня.

Вот такой представляется картина этнического старта славян. Описать фазу этнического подъема славян не представляется возможным. Письменных источников нет. Археологические же источники дают туманную картину, если нету письменных. Их нету, потому что славяне потратили необычайно длинный подъем, веков пять на совершенно спокойное заполнение «вмещающего ландшафта», то есть, они проходили начальные фазы этногенеза в «курортных» условиях, им не приходилось ни от кого защищаться, ни что-то завоевывать. Где же их вмещающий ландшафт? Между Дунаем и северным Причерноморьем, это все сплошь лесостепь и теплые широколиственные леса. Кстати, никогда не говорите, что славяне — лесной этнос. Это русские потом станут лесным этносом, а славяне — этнос лесостепной.

Кто-то в зале: Русский человек любит деревья, но недолюбливает лес.

Махнач: Славяне, кстати сказать, заметим, были опять-таки, как и положено индоевропейцам, прежде всего скотоводами, а во вторую очередь земледельцами.

«Песнопения» об исконной земледельческой сущности русского народа и характера я сильно рекомендую отставить. Это между прочим идеологема. И навязывалась она русским людям сначала крепостниками, а потом большевиками, потому что земледельцы среди людей разных занятий наиболее удобоугнетаемы.

Конечно, праславяне уже знали земледелие, но важна система ценностей, что важнее всего. Это можно проследить по всем индоевропейским народам. Сверхкрасавицу, самую престижную невесту эллины называли «стобыковой». То есть, за нее надо сто быков заплатить, внести в ее род, в ее семью. У древних германцев важнее всего тоже конечно скотина. Они тоже были земледельцами, но никто никогда не считал, у кого сколько земли, считали только, сколько быков, сколько вообще скота. Земли же частной, в общем, у людей не было, она принадлежала сообществу, общине, а вот скотина, извините, была его. И на Руси была та же картина. Посмотрите, какие следы она оставила даже в Русской Правде Ярослава Мудрого. Итак, славяне — скотоводческий народ, конечно, с земледелием и со многими другими достоинствами, безусловно.

Так вот, они родились в очень спокойной полосе, причем с хорошим климатом, в период увлажнения Великой степи, соответственно в период подъема Каспия. Тогда был чудный, мягкий климат. Травы для скотины в степи было, сколько хочешь.

А после Тацита античные источники о славянах молчат. Почему? Потому что не было соприкосновений. Но была еще одна причина. Римляне были великими администраторами, они очень подробно изучали пограничные народы. Но как изучали? Вот есть племя. Их интересовало, какой там «рекс» у того племени (мелкий, племенной король), что от него ждать, можно ли нанимать их на службу во вспомогательные войска (или лучше не надо, а то полезут грабить через границу), дружественны или недружественны. Это все изучалось очень подробно, римлянам можно доверять. А вот этническая картина в варварском мире их совершенно не интересовала. Для римлян варвар центральной и восточной Европы, по преимуществу строивший хижину, уже по этой причине был германцем, а варвар, который хотя бы время от времени кочевал, хотя бы занимался отгонным скотоводством (чистых кочевников среди соседей не было), уже потому был сармат. Потому наши предки для римлян попадали частью в категорию германцев, частью в категорию сарматов. И что хотите, то с этим и делайте.

А вот поздние историки с конца IV века начинают очень подробно сообщать очень интересные и многочисленные сведения о славянах. В конце IV века начинается Великое переселение народов. И в этом переселении славяне примут наидеятельнейшее участие.

Великое переселение народов есть не что иное, как результат достижения имперским римским этносом стадии обскурации, то есть этнического распада в сочетании с достижением ряда варварских народов (это слово не оскорбительно, просто термин) стадии этнического подъема одними или этнического перегрева другими.

Но был и субъективный фактор. Он пришел с востока в лице гуннов, которые совсем не были молодым народом. То был остаток довольно древнего народа, который тем не менее отчаянно прогрызался на запад. Почему?

Есть такая распространенная точка зрения, что кочевник вообще мерзавец и живет грабежом оседлых. Иногда ее смягчают, как это делал Валентин Иванов, утверждают, что кочевник просто прокормиться не может и с голоду помрет, если грабить не будет. Это конечно неудобно для оседлых, но неизбежно. Все это ерунда. Такой кентавроподобный кочевник, который влетает в клубах пыли из степи на лихом коне, за десять минут ухитряется все сожрать, все к седлу приторочить, попутно изнасиловать женщин и через пять минут унестись обратно в степь, — это миф. Да, любой кочевник — кавалерист. Но только что затем следует? А дальше считать надо. Лошадь на большом переходе, когда брошены поводья, чтобы она сама себе выбирала ритм, идет со скоростью 10-12 километров в час. Это совсем немного. Телеги с поставленными на них кибитками движутся, если не сильно пересеченная местность, не быстрее 5 километров в час, а это скорость пешехода. А зимой вообще не движутся, зимой не кочуют. А вооружены оседлые всегда лучше. К тому же оседлые многочисленнее, многолюднее, потому что оседлый может прокормить больше людей с одной единицы площади. И если лихой кочевник, этот самый кентавр поведет себя так, как я только что описал и как описывают очень многие книги, то затем последует карательная экспедиция, и даже превосходные кавалерийские преимущества не помогут, потому что придется защищать свою кибитку, где дети, мать, которых зарежут, потому что ты сам только что грабил и насиловал. Кстати, оседлые так и поступали. Потому кочевник идет в крупное нашествие только в одном случае — когда за спиной у него шелестят пески, засыпая пастбища и источники воды.

И вот нашествие гуннов попадает как раз на усыхание, на аридизацию Великой степи. Вот они и прогрызались на запад. Правда, вошли во вкус. Но хотя раннехристианские источники и прозвали их «Бичом Божьим», этого бича хватило всего на три четверти века. После того они рассеялись, потому что этнической энергии неистовство не прибавляет, а они были уже довольно старые, но в историю вошли, даже в «Песнь о Нибелунгах».

Так вот, этот субъективный фактор очень многих сбил с места. Одних, в том числе славян (например, крайне восточных антов) они вовлекли как своих союзников, а других столкнули с места. А почему же те не защищались? А потому что все равно уже начались подвижки, и всегда для любого народа, когда наседает какой-то необычайно грозный соперник, а с другой стороны сидит кто-то слабый, проще не сопротивляться сильному, а обидеть слабого, передвинуться на его место.

Кстати, два года назад в журнале «Новая Россия» была напечатана изумительная геополитическая статья-предостережение Александра Анисимова, в которой он предостерегал:

Если с нами будут обращаться так, как сейчас, то в конце концов нас собьют китайцы, а собьют они нас не куда-нибудь, а на запад. А мы старых, привыкших к изнеженной жизни западных европейцев будем спихивать вплоть до Атлантического океана, мы просто переселимся туда, когда нас вытолкнут отсюда. Анисимов явно знал Великое переселение народов, и даже хорошую карту сделал, где указано место для англичан — посреди Атлантического океана.

Так вот, что можно сказать дальше? Славяне первыми начинают Великое переселение народов. Они довольно тихо, в огромном количестве пересекают ставшую фиктивной границу и в IV веке славянизируют Иллирию (провинцию Иллирик). Это в общем нынешняя Югославия, по большей части ее далматская часть.

Кстати, существуют старые, довольно правдоподобные легенды о славянстве таких великих иллирийцев, как преподобный Иероним из Стридона, а позднее императоры Юстин и Юстиниан в VI веке. Все они знаменитые иллирийцы. Это правдоподобно. Славянству они все равно ничего не прибавили, писали они все по-латыни и были частью поздней античной, христианской культуры Рима. Тем не менее то интересно.

Славяне прошли дальше всех. Опять-таки в XIX веке отечественная наука полагала вандалов славянами. Это нетрудно предположить, потому что корень же тот же самый сидит в этнониме. А сейчас всюду безо всяких лишних обсуждений записывают вандалов в германцы. Я предлагаю вам осторожную гипотезу. Это эффект колобка, который катится по столешнице, засыпанный мукой. Славянское ядро катилось, как этот колобочек, и набирало попутно молодых энергичных людей: «А вы собственно куда, ребята? — Да мы вот в Рим, пограбить. Говорят, что город сказочно богат. — Ну, тогда и мы с вами!» И когда этот колобочек докатился до северной Африки, германского субстрата было уже больше, чем славянского. Правда, думаю, что не так уж и плохо, что этносы смертны, а то бывали бы очень неудобные ситуации: «Вы простите кто по национальности? — А я, знаете ли, вандал». Но такого не бывает, вандалов уже нет. Видимо, они тоже были из числа предков славян.

А в V-VI веках славяне уже всерьез взялись за античный мир, и огромные массы по достижении акматической фазы, то есть фазы перегрева пересекают Балканы. Пелопоннес был тогда славянизирован. Византийцы были очень остроумные люди. Они прекрасно поняли, что защищаться можно, но то трудоемко и дорого стоит. Потому поступили иначе — Ах, вам землица нужна? Очень хорошо! Мы вас даже перевезем на боевых кораблях имперского флота, вместе со скотиной. (Византийцы перевезли и поселили славян на востоке империи. — прим. С.П.)

Так вот, смотрите, в это время историки много, подробно и со вкусом пишут о славянах — Прокопий Кесарийский, Агафий Миринейский, Феофилакт Симокатта. Все есть в русском переводе в изданиях XX века. «Стратегикон» раньше приписывался императору Маврикию, сейчас считают, что автор другой. То есть, в VI-VII веках очень много пишут о славянах. Можно подозревать, что славяне находились на уровне варварской государственности. Они превосходные солдаты, вполне организованы, имеют племенных вождей — князей. Их общество, как это вообще свойственно индоевропейцам, особенно на варварском уровне, управляется своей монархией (княжеской властью), своей племенной аристократией и своей родовой демократией. Потом эту традицию славяне оставят русским. О такой тройной составной политической системе мне доводилось писать в своей «Полибиевой схеме».

А вот в VIII веке сведения о славянах исчезают везде. В чем дело? Во-первых, мы вступили в фазу надлома, причем очень сильно разбросавшись по Европе и Северной Африке за время акматической фазы, за время высокого энергетического потенциала. И восточные славяне (не отдельный этнос, а самая крупная группа одного этноса, предки русских) были отсечены, как частично и западные славяне, от цивилизованного Средиземноморья Аварским каганатом. Славяне ослабли, и нашелся поработитель. Это «обры» в Повести временных лет, где преподобный Нестор или его предшественник по Начальной летописи дает нам подробное описание того, как «обры примучивали дулебов», в частности с описанием того, как обрин издевательства ради вместо быков запрягал в телегу дулебов.

Однако славян было рановато запрягать. И кончилось это плохо для авар. После нанесения им на западе поражения войсками Карла Великого они были просто истреблены славянами, истреблены в пыль. У них нету потомков. Авары Прибалканского региона и Причерноморья и аварцы Дагестана не родня ни при каких обстоятельствах. Это случайное созвучие, хоть и редко, но такое случается.

Авары действительно странный этнос. В истории мне редко доводилось встречать народы, принципиально нетерпимые ко всем иноземцам и стремящиеся всех воспринимать как потенциальных рабов. Это довольно большая редкость в истории, за то они получили свое. За такой редкий стереотип мышления кара бывает только одна и тоже редкая — геноцид. Он и закончил их историю. После авар фазой надлома славян воспользовались хазары. То была более мирная ситуация.

Славяне пребывали союзниками Хазарского каганата, федератами или, если хотите, вассалами. Во всяком случае вассалами были поляне, савиры (северяне, предки черниговцев), вятичи, а кривичи, безусловно, не были, до них каганат не дотягивался. И древляне в свои «дерева» хазар не пускали, но частично подобный вассалитет существовал. Он подробно описан Гумилевым, у него была специальная книжка «Открытие Хазарии». Потом он очень подробно написал об этом в своей большой монографии «Древняя Русь и Великая степь». Туда вас и отсылаю. Там я с ним спорить не буду, он все равно самый компетентный специалист по Великой степи.

Но в каком состоянии — догосударственном или государственном пребывают в это время славяне? Мы того точно не знаем, проблема не решена. Племенной союз конечно необязательно государство. Однако польский хронист XV века Стрыковский решительно сообщает нам об основании Киева князем Кием в V веке нашей эры. Именно на том основании Центральный комитет Коммунистической партии Украины в свое время устроил празднование 1500-летия Киева. Год, как вы понимаете, был определен в Центральном комитете партии. В общем это сомнительно, ведь есть только одно упоминание Стрыковского, но прилипло. И в истории градостроительства Киев датируется VI веком под знаком вопроса, а все остальные русские города датируются по летописи. Это замечательный подарок нынешним «украинизаторам», у которых это просто любимая идея, что они уже в VI-V веке появились, а Новгорода до конца IX века не существовало, что предки вот этих самых великороссов — они же все так, быдло, и вообще угро-финны.

Все это конечно так же несерьезно, как и безграмотен был основоположник украинизаторской истории Грушевский. Он был просто патологически безграмотен. Мы не знаем, были ли города в V или VI веке. Если были, то это закрывает проблему государственности, ибо можно представить себе государство без единого города, например, государство кочевников, но нельзя представить себе город без государства, ибо тогда город и есть государство. Это достаточный фактор. Так вот, в VIII веке старейшие русские города, безусловно, уже существовали. Можем ли мы принять датировку Стрыковского, не знаю, но Киев в VIII веке существовал, как существовала, кстати сказать, и Старая Ладога, предшественница Новгорода, его митрополия. Старейшие русские города уходят в VIII век. Там было начало нашей государственности. Кстати, это снимает многие норманистические проблемы, но об этом у нас будет особый разговор, не сегодня.

Из этнической фазы надлома ближайшие наши предки, славяне восточного ареала, вышли с необычайно высоким жизненным уровнем и в течение ста лет основали великолепную христианскую культуру.

Вопрос крещения Руси, как необычайно сложный вопрос, займет отдельное занятие. Я займусь этим очень детально, с подробными отсылками. Сейчас нам достаточно заметить только одно. Историки атеисты были правы, когда утверждали, что крещение Руси не было одномоментным. Ошибались они в другом. Они считали, им было выгодно считать, что деятельность святого князя Владимира была началом этого процесса. На самом же деле то была конечная точка, он был завершителем процесса христианизации Руси, а не зачинателем.

Таким образом, выходя из надлома в инерцию, мы выходили в необычайном богатстве, и довольно скоро принимаем крещение и становимся великим народом с весьма грозной государственностью.

Земля наша называлась Русь. Почему? Существует целый ряд точек зрения. Крайне норманистическая — «русь» есть славянское название скандинавов вообще или некой скандинавской этнической группы. Противоположная крайняя точка зрения — русь есть то же самое, что и поляне — основатели Киева, что это один из славянских племенных союзов. В подтверждение первого указывают на призвание варягов. В подтверждение второго указывают на речку Рось и город Старая Русса, и другую обширную топонимику, в том числе гидронимику. А гидронимы всегда самые древние, они хорошо сохраняются. То знают ученые.

Я считаю, что русь — это, безусловно, не славяне. И как-то сильно сомнительно, чтобы они были скандинавы. В Повести временных лет вы видите, что они упоминаются перечислением: «варяги же и русь». Казалось бы, уже вот это место должно было не оставить ни малейшего сомнения в неправоте норманистического прочтения. А почему русь не славяне? А потому что мы знаем названия Днепровских порогов, выписанных в два столбца Константином Седьмым Порфирогенетом, императором Константинополя, в его «Трактате об управлении государством», где он указывает названия Днепровских порогов по-славянски и по-русски. Потому что арабские путешественники и историки не путают славян и русь. Это для них разные народы в X и XI веках.

А кто же тогда русь? Во-первых, мы того не знаем. Однако трудно спорить с тем, что они тот же самый народ, который в средней Европе именовался «ругами». Кстати, в латинских источниках равноапостольная Ольга названа королевой ругов — «Регина Ругорум». Руги видимо еще древнее славян и, вполне возможно, предшественники славян в основании государственности на Днепре. Они расселились по средней Европе задолго до славян, может быть, еще во времена венедов. Крайняя точка — остров Рюген у побережья Германии. Германцы они или нет, мы не знаем, сведений мало. Поскольку они чаще встречаются в южной Европе, мне кажется более убедительной осторожная гипотеза Аполлона Кузьмина, что руги (русы) — иллиро-фракийцы, то есть очень близкий славянам индоевропейский этнос.

Таким образом, они не предки славян, что мы указали в отношении кельтов. Это народ, который вместе со славянами основал государство, до сих пор носящее его имя. Но как древний народ они на том, видимо, и иссякли, потому что источники XII века уже нигде русов не указывают.

Я рекомендую вам одно издание. В издательстве «Молодая гвардия» выходила серия книг под общим названием «Память». В каждую книгу входит исторический роман и подлинные исторические тексты эпохи (целые документы или фрагменты). Серия выходила большим тиражом, достать ее легко. И вот в ней вышел двухтомник под общим названием «Откуда есть пошла Русская земля», где роман совершенно ужасный, чудовищно безграмотный — «Русь изначальная», а его экранизация совсем чудовищна. Без смеха и содрогания не могу упоминать этот фильм и называю его «Русь измочаленная». Там одного хазарского хана играл человек, который настолько типичный монголоид, что, я думаю, калмык. Другого хазарского хана играл армянин. А прекрасную хазаринку играла еврейка. Получился замечательный этнос, у которого нет этнических черт, получилось очень причудливое представление о хазарах, которых, кстати сказать, в VI веке и быть не могло, они тогда из дельты Волги еще не вылезли, еще тюркскую кровь к себе не прилили. Так что какие хазары! Для авар тоже слишком рано. Там же все привязано к Юстиниану, к восстанию Ника в Константинополе. Это 532 год. Юстиниана играет Смоктуновский, притом играет его как царя Федора Иоанновича, но только гнусного. А Юстиниан же был человеком бычьей энергии, он же был совершенно другой! Его можно любить или не любить, но никаким слизняком он не был. Мне он симпатичен.

Простите, я отвлекся. Так вот, в приложении к этому двухтомнику Аполлон Кузмин собрал перечень упоминаний русов и Руси в основном в западноевропейских источниках. Его перечень колоссальный. Они действительно жили по центральной и восточной Европе очень часто. В средневековых хрониках бывают очень смешные упоминания, например, о каком-нибудь русском графе в Германии, то есть, о котором помнили, что он потомок ругов. О том, что крестным первого чешского князя христианина был русский боярин, по имени, правда, к сожалению, не названный. Боярин из Киева? Очень маловероятно. То был местный русский боярин, боярин рус. Наконец даже Русская Правда делает замечательную оговорку: «Аще ты славянин или русин». В последнем издании за уши притянули следующее толкование: «Славянин — житель Новгорода, а русин — житель Киева» (слушатели смеются). А разве по Русской Правде житель Чернигова был бесправен? И кто сказал, что русин — это житель Киева. Ну, ладно, новгородцы действительно назывались ильменские словене, хотя кроме них предками новгородцев были также кривичи. Псков — город кривичей. Все почему-то отмахиваются от этого прямого указания! А ведь Русская Правда есть памятник права, а памятники права никогда не лгут, потому что они отражают реальные социальные отношения своей эпохи. И для меня это «Аще ты славянин или русин» означает примерно то же самое, что и начало французской конституции: «Мы, французский народ…». А вот тут народа было два. Далее русы как очень старый народ, видимо, были ассимилированы славянами. Предками славян они не были, но предками русских, конечно, были в какой-то степени, потом исчезли, но оставили имя, которое мы носим до сих пор и которое наше государство, надеюсь, будет еще долго носить.

Слушатель: У французского народа до сих пор некоторые трудности, Владимир Леонидович, не все провансальцы считают себя французами.

Махнач: А бретонцы все считают себя нефранцузами. Это особая тема — термин «нация» в русском языке и термин «нация» во французском языке.

Вот такая рисуется картина до создания государственности. Но для того, чтобы она была полной, вот еще несколько упоминаний. Как я говорил вам, славяне были необычайно энергичными ребятами. В предках у них сидели склонные к миграции венеды и сверх-склонные к миграции кельты. Кельты — самый мигрирующий этнос. Потому славян очень далеко забрасывало. Но, повторяю, мы плохо знаем историю славян. Мы ленивы и не любопытны. Мы не обращаем внимания на то, что славяне встречались по всему Средиземноморью, что в средневековом Салерно при арабах, при мавританской власти два самых крупных из пяти кварталов этого города назывались Сакалиба и ас-Сакалиба, то есть, «Славянский» и «Сын славянина». Притом то были самые богатые кварталы, которые выходили в гавань. В Кордовском университете в IX веке ученый, скрывший свое имя за профессиональной подписью «Аль-Хаким», то есть «Врач», написал трактат «Победоносное опровержение всем сомневающимся в исключительных достоинствах народа славян». Хаким был уже мусульманин, может быть, профессор кордовский, потому что там университет, но помнил о своем славянском происхождении так хорошо, что счел необходимым написать эту книгу. И мы помним о своем славянском происхождении настолько мало, что до сих пор не перевели ее на русский язык, хотя она известна в науке, она существует. Славян разбрасывало. И конечно далеко заброшенные славяне утрачивали свое славянство за какое-то число поколений.

Слушатель: Хомяков считал, что англичане славянского происхождения.

Махнач: Да, ну тут он перебрал. «Англичане — угличане», да, да. Я очень чту Алексея Степановича. Его «Записки о всемирной истории» — блестящая работа, всем рекомендую, она наконец-то издана в первом томе двухтомника Хомякова. Но там он крупно перебирает.

Так вот, склонность к миграции послужила основанием довольно поздней российской государственности домонгольский периода, поздней, но необычайно успешной. То, что мы с вами изучаем, XI-XII века — это ведь уже инерция, а за инерцией следует обскурация, распад этноса. Величия наши предки достигли только в инерции. До того они были грозными. Арабы писали, что это народ, с которым никто воевать не умеет, между прочим. Мы знаем только жалкие осколки нашей блистательнейшей домонгольской культуры, с которой тогда на Западе не могло сравниться ничто. Об этом будет особый разговор, особая тема. Почему же так поздно создали государственность? А потому что подвижны были. В VIII и в начале IX века славяне и русы совершают жуткие набеги на берега Черного моря, на Сурож, на Амастриду на южном берегу. То есть, сбегать в челнах на другую сторону Черного моря, к Трапезунду для них было совершенно нормальным занятием. В начале IX века взяли Бердаа близ нынешнего Дербента. Были очень грозные набеги. Русы вообще упоминаются мусульманскими историками как охотники за рабами, которые не только грабители, но еще и работорговцы, малосимпатичная команда для своих современников.

Они ходили прежде всего по рекам, а не морю, но по тем рекам, по которым можно отправиться в разбойничью экспедицию. Наследие тех речных разбоев — новгородские ушкуйные походы. То есть, это, вообще говоря, сидело в их этническом стереотипе. Так вот, что самое важное? Там, куда вы ходите грабить, там же можно и торговать. И грандиозная культура и высокая цивилизация домонгольской Руси материально опиралась на транзитные торговые пути. В фазе надлома мы продолжали ходить по рекам, и к инерции у нас были освоены все транзиты. Да, мы все знаем один — Днепровский «путь из варяг в греки». Западнодвинский был чуть старше. Сейчас доказано, хотя еще не попало в учебники и вы можете того не знать, петербургскими археологами, прежде всего Дубиным, что великий Волжский торговый путь значительно старше. Он активно эксплуатировался еще в VIII веке. Он ведет на Каспий, к богатому исламскому ареалу, там было, чем торговать. Так вот, есть общее правило, оно действует всю мировую историю до машинной революции — народ, имеющий транзитную торговлю, богаче, и опережает как в эволюции своей культуры, так и в росте своего процветания сравнительно с народом, который имеет только вывозную торговлю. Когда через тебя идет торговля, то необычайно выгодно. Вся Русская земля была рассечена транзитными торговыми путями. Посмотрите, как стоят наши города. Ключевский же обратил внимание, что наши древнейшие города имеют торговое происхождение, они все стоят на транзитных путях. Даже заброшенный в Чудские земли, где славян было еще очень мало, Ростов Великий, крайний восточный форпост русской колонизации, тоже связан с транзитом, что теперь вполне подтверждено археологами. Там есть городище VIII века, чуть в стороне от современного Ростова.

Вот так, в фазе инерции, усилиями славян и русов на транзитных торговых путях и сложилась государственность. Может быть, русы передали нам государственность. Сведений мало. Может быть, Кий был как раз рус, а не славянин, и тогда объяснимо, почему так давно был основан Киев, а славяне потом обросли вокруг этого места. Гипотезы можно строить сколько угодно, сведений же нету. Итак, мы с вами пробежались почти через всю историю славян, от их рождения до создания государственности. Как мы увидим впоследствии, их государственность была не чем иным, как конфедерацией земель и княжеств, а единая Киевская Русь со столицей в Киеве придумана в XIX веке за письменным столом, такого государства никогда не существовало. Но об этом в другой раз. Благодарю!

Часть 2/3
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/aacc84db468d4a01a999058bdd0a1a4e

Все отекстовки фонозаписей лекций историка Владимира Махнача
http://makhnach.vkrugudruzei.ru/x/blog/7d7d082e9083462c847a765304f23532

Ключевые слова: Домонгольская Русь 3 русы 9 славяне 87